Про секты

Обыватели и журналисты обожают задавать сектоведам вопрос: «Как понять, что близкий попал в секту?» На самом деле этот вопрос до некоторой степени лишен смысла. Многие сектанты вовсе не скрывают, что являются членами той или иной сомнительной организации.

Наоборот, они и вас будут активно пытаться в эту организацию вовлечь, сделать адептом соответствующего культа. Они будут подбрасывать вам различные брошюрки и другие агитационные материалы, постоянно зазывая на различные сектантские собрания и сходки.

Запоздалые вопросы

Членство человека в секте в большинстве случаев очевидно, а признаки сектантства лежат на поверхности. Например, кришнаит будет ежедневно вставать в пять утра, петь мантры, поклоняться божествам, стоящим в домашнем алтаре. Ваша кухня пропитается запахом карри и других индийских специй.

Собственно нестандартное, зачастую неадекватное, противоречащее общепринятым нормам поведение сектантов является одной из причин того, почему социум воспринимает секты негативно и борется с ними. Общество не заинтересовано в том, чтобы увеличивалось число людей, которым затруднительно в нем выживать.

Констатация того, что ваш близкий попал в секту, в общем-то бесполезна.

Это как засвидетельствовать, что ваза разбилась: факт установлен, но вот склеить ее будет весьма затруднительно. Если человек уже стал членом сомнительной организации, принял ее идеологию, сменил свои мировоззрение и образ жизни в соответствующем направлении, исправить ситуацию крайне сложно и практически невозможно.

Пробовали убедить пенсионера в том, что коммунизм – это утопия, а марксизм – лженаука? Пытались доказать молодому человеку-либертарианцу, что государство все-таки должно вмешиваться в экономику? Тогда вы знаете, с каким трудом человек отказывается от установок, которые считает плодом своего свободного выбора и частью собственного «Я».

Глаза не открываются

Почему мы стремимся найти явные признаки сектантства? Дело в том, что мы в ряде случаев пытаемся защититься от информации, закрыть глаза на реальность. Отсюда все эти ситуации, когда сектоведу задают вопрос: «Мой сын веган, он подолгу живет в ашраме, недавно ездил в Индию, бросил работу. Он в секте или просто увлекается индуизмом?» В данной ситуации термин «секта» будет чисто техническим.

Человек, который ведет дезадаптивный образ жизни, потерял работу, гробит свой организм изощренными диетами, безусловно в секте, пусть даже в этой секте всего один член.

Задаем мы этот вопрос и потому, что мы просто не понимаем, что происходит с человеком, попавшим в секту. Нам кажется, что он просто не ведает, что творит. Что его обманули, что он не понимает, куда попал. И что стоит только открыть ему глаза, показать ему статью из интернета или главу из книги о том, что организация, в которую он вступил, признана сектой, как он сразу одумается и покинет сплоченные ряды ее членов. На самом же деле эффект будет ровно обратным.

Стоит назвать сомнительную организацию, членом которой стал ваш близкий, сектой, культом, как он сразу начнет считать вас врагом.

Да, со стороны вам может казаться, что сектантское учение совершенно бредовое, что его обряды отвратительны, а образ жизни сектантов странный, неадекватный и деструктивный. Но человеку, который уже принял все это и сделал частью своей идентичности, все это таковым не кажется. Наоборот, он испытывает что-то вроде культурного шока при общении с людьми, которые не говорят на его языке, не ведут себя так же, не исповедуют те же верования.

Для сектанта вы стали чужаком, а его собратья по несчастью – подлинной семьей.

Поэтому гораздо важнее выявить не признаки того, что человек уже в секте, а тревожные звоночки, сообщающие о том, что он встал на опасный путь, ведущий в сомнительную организацию.

С мантрой по жизни

Но давайте для начала определимся с тем, что делает организацию сомнительной, потенциально опасной. Я думаю, главный фактор – это привитие членам организации взглядов, противоречащих фактам, плохо совместимых с реальностью, не соответствующих научным данным.

Например, организация заявляет, что после полугода практики йоги, чтения мантр или групповых экстатических молитвенных собраний ее члены научаются вполне сносно ходить по воде. А те, кто в результате тонут, на самом деле являются избранниками Высшего Существа и просто отправляются в Его Царство. Вряд ли мы будем считать эту организацию общественно полезной, вряд ли захотим, чтобы она пополняла ряды своих членов за счет наших близких.

сектыКонечно, лженаучные методики хождения по воде, обретения богатства, счастья, здоровья и долголетия, а также достижения успеха распространяются не только в сектах. Все эти эзотерика, альтернативная медицина, экстрасенсорика с биоэнергетикой, чудодейственные психотехнологии сегодня широко доступны и в Сети, и на полках книжных магазинов, и, что самое печальное, в СМИ.

Человек уже находится в опасности, если решил, что:

  • вегетарианство или, что еще хуже, сыроедение полезно для здоровья;
  • йога лечит все болезни;
  • тайцзы и цигун оздоравливают и гармонизируют организм;
  • гомеопатией можно вылечить хоть какое-то заболевание;
  • немигающий взгляд способен улучшить зрение;
  • произнесение мантры «ОМ» полезно для здоровья.

И не только потому, что тратит деньги и время на бесполезные «духовные» практики. Дело в том, что излишнее доверие всем этим йогам и аюрведам может помешать человеку обратиться к врачу и получить действенную помощь. Люди, пытаясь исцелиться биоэнергетикой, уринотерапией и прочими лженаучными методами, запускают серьезные заболевания до стадии, когда помочь уже нельзя.

Тайное знание

Мнимо безопасные эзотерические, народные, ментальные методы зачастую являются не только бесполезными, но и вредными.

Например, йога, которую позиционируют как мягкое средство воздействия на организм, на самом деле вызывает целый ряд заболеваний, в частности йогический отказ ног (yoga foot drop) и инсульт.

Все эти «духовные» практики и секретные методы, описанные в дешевых эзотерических книжульках, по сути мостят перед человеком дорогу в культ. Некоторые искатели легких, тайных, обходных путей к счастью, здоровью и обретению могущества попадают в секту сразу, другие – спустя долгое время, третьи – вообще не попадают, оставаясь, по сути, членами культа размером в одного последователя. Но связь увлечения эзотерикой и альтернативной медициной с попаданием в секты очевидна.

Если вы увидели, что ваш близкий начал увлекаться раскрытием третьего глаза, самолечением и самооздоровлением, влиянием на реальность силой мысли, чисткой ауры/кармы, освоением чудодейственного метода хождения по воде, спохватиться следует именно в этот момент.

Определение секты дать сложно – на этот счёт спорят сами эксперты. Обобщённо сектой называют отдельную религиозную группу людей, имеющих учение и практику, которые отличаются от основных существующих мировых конфессий. Несмотря на разные подходы, среди исследователей данного вопроса (а темой занимаются социологи, религиоведы, историки, культурологи и др.) можно выделить ключевые характеристики, свойственные большинству из сект.

1. Маркетинг. Сектанты стараются привлечь как можно больше адептов, поэтому участники секты обычно активно занимаются пропагандой своего учения. Должны насторожить назойливые звонки, письма и сообщения с предложениями бесплатно посетить семинар по духовному росту или пробуждению. Благотворительные концерты, фестивали для детей, психологические тренинги тоже зачастую скрывают псевдорелигиозные течения.

КСТАТИ

Существует специальный психологический приём «бутерброд»: человека окружают особым вниманием и заботой, двое сектантов постоянно держат всестороннюю связь с вербуемым, чтобы не допустить его критических мыслей в отношении учения.

2. Иерархия и двойное учение. Обычно инициаторы секты маскируют своё учение под общепризнанные ценности. Всей правды об истинных идеалах сектантов новичкам никогда не рассказывают. Зачастую, чтобы стать «посвящённым» в дела общины, нужно занимать высокое место в иерархии. Иерархичность – одно из главных свойств построения религиозной секты. Такое устройство позволяет держать всю организацию под строгим контролем, а также стимулировать участников проявлять активность, чтобы добраться до следующей ступени.

3. Взносы. Большинство сект существует на средства её приверженцев. На каком-то определённом этапе от участника секты начинают требовать взносы, пожертвования и вклады в общее дело. Иногда секты с самого начала информируют о платности своих семинаров и тренингов, но зачастую о том, что придётся платить, новичок узнаёт уже после «посвящения» в свои ряды. Для того чтобы распоряжаться средствами и имуществом своих приверженцев, сектанты могут использовать различные методы подавления сознания, гипноза и психологического давления, вплоть до угроз жизни и здоровью.

4. Непогрешимый лидер. Сектантские учения обычно претендуют на уникальность и неоспоримость. Более того, у течения есть лидер, из биографии которого известны лишь те отдельные факты, которые подтверждают его «священность». Все знания, пришедшие к «верховному учителю», обычно получены сверхъестественным путём – через общение с духами, природой или инопланетным разумом. Его уровень «просветления» недостижим для последователей, а приказы не обсуждаются. Это своеобразный «диктатор», а подчинение ему по иерархическим ступеням носит тоталитарный характер. Даже если на начальных этапах новичкам кажется, что участие носит добровольный и демократичный характер, на самом деле в структуре всё строго регламентировано.

Фото Оксана КулеваИзвестный профессор и религиовед Александр Дворкин рассказал о том, что таят в себе тоталитарные секты

Адыгею посетил известный профессор, религиовед, доктор философии, богословия, заместитель председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции России и президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект Александр Дворкин. Что такое классические и тоталитарные секты, каким образом можно избежать их влияния и как надо спасать людей, ставших адептами деструктивных культов, он рассказал в интервью «СА».

— Классические секты — это сравнительно небольшие культурно ограниченные религиозные организации, существующие на противостоянии основной, культурообразующей религиозной традиции страны. В этом случае слово «секта» не имеет отрицательной коннотации, а является исторически устоявшимся термином социологии религии. К классическим сектам относятся, например, баптисты. Можно сказать, что баптисты — это уважаемая христианская секта. У меня, как у православного человека, к ним могут быть претензии богословского характера. Однако баптисты — это люди, с которыми можно вести диалог, их сознание не находится под контролем и они в целом живут по принципу «в церкви снимай шляпу, но не голову».

Есть другие секты, принадлежность которых к той или иной группе определить достаточно сложно, поскольку они по ряду признаков уже не классические, но еще и не тоталитарные. К таким сектам я отнес бы адвентистов седьмого дня и старопятидесятников. А далее следуют уже собственно тоталитарные секты, которые несут угрозу для общества, эксплуатируют своих последователей, контролируют их сознание, наживаясь на них. Спорить с адептами таких культов — все равно что спорить со звукозаписывающим устройством, которое воспроизводит заданную программу и не может воспринимать никаких аргументов.

Тоталитарная секта опасна сразу на четырех уровнях: личности, семьи, общества и государства. Во-первых, она представляет угрозу для личности своих адептов, подавляя их, превращая в послушных рабов. На уровне семьи тоталитарная секта разрушает связи жертвы с родными и близкими — секты не терпят конкуренции, понимая, что, если у адепта остаются социальные связи, он не будет полностью им подконтролен. На уровне социума тоталитарные секты опасны тем, что они — в отличие от традиционных религий, которые обогащают общество, его культуру, — тянут из общества людские и материальные ресурсы. Опасность тоталитарных сект на уровне государства определяется тем, что каждая из них — это построенное на обмане и лжи небольшое государство в государстве, со своими законами и нравственными нормами.

— Почему, казалось бы, здравомыслящие люди пополняют ряды тоталитарных сект? Такие экстравагантные персонажи, как «бог Кузя» или псевдоцелитель Грабовой, в принципе не должны внушать доверия любому адекватному человеку. Но раз за разом мы слышим, что очередной религиозный гуру создал секту, вовлекая в нее людей, разрушая их психику, присваивая их имущество…

— Лидер тоталитарной секты — это злокачественный нар­цисс, готовый карабкаться вверх по головам других людей. Но не надо обманывать себя — такие люди могут быть очень умными и харизматичными персонами. Кстати, в этом особенность тоталитарных сект: обычно они существуют не дольше, чем живет их лидер. Исключения из этого правила — такие как мормоны и «Свидетели Иеговы», — единичны.

Как люди попадают в секты? Часто мы слышим утверждение, что нормальный человек в секту никогда не попадет, туда, мол, идут только слабые и отсталые люди. Но на самом деле в секты никто добровольно не идет — в секты заманивают обманом, через недобросовестную рекламу и манипуляции. И беда может случиться с любым человеком. Главное, чтобы совпали два условия: должна быть «приманка», соответствующая личным интересам потенциального адепта. Предложить ее нужно в подходящий момент, когда жертва находится во внушаемом состоянии. Чаще всего это означает, что человек переживает стресс, например связанный с бытовыми проблемами, сложностями на работе, переездом на новое место жительства, смертью или болезнью близкого человека. Сектологи по этому поводу говорят, что у каждого есть свой гуру, и ваше счастье, если вы его никогда не встретите.

— Расскажите об этом поподробнее…

— Типичный образ сектанта — свидетели Иеговы, которые подходят к прохожим, предлагают поговорить о Боге. Но это уже старая, отработанная модель. Сейчас секты перенесли вербовочную деятельность в интернет, в социальные сети. Опасность новых методов вербовки в том, что из аккаунтов в соцсетях можно узнать очень много про интересы потенциальной жертвы и в динамике отслеживать ее психологическое состояние. И надо понимать, что если на улице мы по крайней мере видим, с кем говорим, то в интернете за личиной девушки из Воронежа с толстой русой косой может скрываться толстый, чернобородый гуру, ведущий вербовку в террористическое подполье или секту самоубийц…

Первый шаг вовлечения в тоталитарную секту — привести человека на ее территорию, где он оказывается один в незнакомой ему обстановке. А это в силу человеческой природы может сделать нас более внушаемыми и податливыми. Чтобы заманить на такое собрание, надо найти приманку. Какие они могут быть? Это как на рыбалке, где разная рыбка ловится на что-то свое — на хлебные шарики, на мормышку, на червячка… У каждого из нас есть свои слабости, установки, интересы и желания. Неосмотрительно проявив их на публике, мы рискуем получить немало проблем, в том числе и попасться в сети тоталитарной секты. Испытываете неуверенность в себе? Вас могут пригласить на встречу, где будут говорить о том, как воспитать в себе лидера. Проблемы в личной жизни? Ждите приглашение на тренинг, который поможет вам в полной мере раскрыть свои мужские или женские качества. Проблемы со здоровьем? Появляется замечательный доктор, который, как обещают, не только поправит ваше здоровье, но и укажет на болезни, которых у вас пока нет, но в будущем обязательно будут. Это может быть что-то вовсе безобидное: приглашение на бесплатный бизнес-тренинг или курсы иностранного языка. Могут позвать на курсы ведической кулинарии, на занятия йогой, восточными единоборствами. Могут пригласить на веселую молодежную тусовку. Могут просто заинтересовать предложением работы, на которой ничего или почти ничего не нужно будет делать, но деньги будут течь рекой. Показательно, что такие уловки вербовщиков тоталитарных сект не сильно отличаются от того, что делают мошенники. Предлагается много, сразу и бесплатно. При этом решение требуют принять не размышляя — здесь и сейчас. Оно и понятно, если человек задумается и узнает больше о том, что ему предлагают, шансы, что он попадется на удочку, резко снижаются.

Подытожим. Все, что касается тоталитарной секты, зиждется на обмане и эксплуатации.

Если вас приглашали в одну организацию, но вы попали во что-то совсем иное — это как минимум серьезный повод задуматься. Что еще важно. Есть общие правила нравственности и морали, которые разделяют и светские, и религиозные люди. Если кто-то понуждает эти нормы преступить, предлагает вести проповедь, при этом обманывая людей, красть, вести нечестную жизнь — бегите из такой организации.

Есть высшие ценности, за которые можно отдать жизнь. Но когда в ранг высшей ценности и единственного долга члена общины возводится то, что полезно исключительно для самой секты и ее лидера, — это абсолютно неприемлемо с точки зрения здравого религиозного мировоззрения.

— Можно ли спасти человека из тоталитарной секты?

— Адепты тоталитарных сект находятся в зомбированном состоянии подавленного сознания. Главная задача не вывести человека из секты, а заставить думать головой. Если это произойдет, он покинет ее сам. В противном случае рано или поздно секта сама его оставит — по большому счету адепт ей нужен только до тех пор, пока может что-то отдать — деньги, здоровье, энергию. Когда все будет исчерпано, человек останется один, никакой заботы и помощи от секты он не получит. Ситуацию усугубит и то, что за отданные секте годы будут потеряны практически все социальные связи.

Секта стремится прервать любые отношения адепта с друзьями и родными, а вот сами родные и близкие, чтобы спасти человека, должны эти связи сохранять. Это может помочь уйти из секты с меньшими потерями.

Советы

ЕСЛИ ПЫТАЮТСЯ ОТНЯТЬ ЖИЛЬЕ

Особым вниманием то­талитарных сект пользуются люди, которые не имеют наследников или находятся в состоянии конфликта с родными и близкими. Секта начинает «обрабатывать» владельца жилья, добиваясь, чтобы он разорвал оставшиеся связи с миром. Параллельно проводится мысль, что «любить Бога» — значит пожертвовать ему все самое ценное. Причем сегодня квартиры редко оформляются прямо на секты или их лидеров, да еще и в качестве дара. Квартиру обычно покупают за символические деньги или под гарантию предоставления меньшей жилплощади. Сделка оформляется не на секту или ее лидеров, а на посредников.

Но что делать, если ваш близкий все-таки оказался в такой ситуации и намерен отдать свое жилье? Постарайтесь изъять у него документы, без которых невозможно осуществление сделок с недвижимостью. Напишите заявление в полицию. При этом не обязательно прямо кого-то обвинять, просто изложите тревожные факты, а потом уведомите сектантов о том, что сделали. Обычно это сразу охлаждает их пыл. Если будут угрозы, сразу уведомляйте о них правоохранительные органы.

Готовьтесь к тому, что сектанты будут настраивать против вас владельца жилья. Он может начать говорить, что вопрос, кому продать или подарить квартиру, — это только его дело. С юридической точки зрения он прав, на чем и строят расчет мошенники. В такой ситуации надо «поднимать шум», привлекать внимание максимально широкого круга людей — родственников и друзей человека, чиновников, журналистов.

— Какие организации вы относите к тоталитарным сектам?

— Здесь я могу высказать свое веское религиоведческое мнение. Вот краткий список организаций, от которых лучше держаться подальше, если вы хотите сохранить свои деньги и психическое здоровье: саентологи, «Международное общество сознания Кришны», мормоны, «Свидетели Иеговы», родноверческое (неоязыческое) движение, многочисленные секты неопятидесятников — «Слово жизни», «Живая вера», «Живая вода» и другие. Анастасиевцы, или «Звенящие кедры России», к слову, достаточно распространенные в Краснодарском крае. Число тоталитарных сект велико, и любой список не будет даже близко исчерпывающим. Более подробную информацию можно найти на сайте Российской ассоциации центров изучения религий и сект (https://iriney.ru).

— Каковы болевые точки в масштабах страны? Какова ситуация в Адыгее?

— В первую очередь деструктивные культы поразили крупные города, такие как Москва и Питер. Тревогу вызывает ситуация в регионах за Уралом. Причем чем дальше от Урала, тем ситуация сложнее — до революции эти края не успели полностью христианизироваться, что сказывается в наши дни. На юге страны беспокоит, среди прочего, проповедь радикального ислама. Ситуация в Адыгее в среднем более-менее неплохая, хотя сегодня с наличием интернета географическая привязка уже не столь актуальна. Кроме того, в вашей республике есть различного рода псевдохристианские секты.

— Может быть, тоталитарные секты надо просто запретить?

— Я не работаю в правоохранительных органах и запретами не борюсь. Для меня главное — просвещение. Чем больше люди будут знать правду о тоталитарных сектах, тем больше у них будет возможности сделать правильный выбор. Но если секта призывает к экстремизму или, например, провоцирует самоубийства, призывает к насилию, то запрет очевидно необходим. В этом случае тоталитарная секта ликвидируется, у нее уже не будет возможности арендовать залы для проведения собраний. А это значит, что она будет терять контроль над своими адептами. Но я противник того, чтобы людей арестовывали и сажали в тюрьмы за членство в сектах — они и без того являются жертвами.

Фото Оксана Кулева. В рамках визита в Адыгею А.Дворкин встретился со студентамиСложность здесь в том, что невозможно запретить то, что не определено в законе. А дать определение тоталитарной секты с точки зрения права очень сложно. Это проблема законодателей не только России, но и стран Европы, имеющих свой тяжелый опыт борьбы с общественно опасными видами сект. Тем не менее сейчас в России разрабатывается проект антисектантского законодательства, я вхожу в комиссию, которая этим занимается.

Доказать, что секта проповедует экстремизм, тоже удается не всегда. Понятие «экстремизм» достаточно общее, его можно трактовать по-разному. Российские суды запретили деятельность «Свидетелей Иеговы», но этот запрет был обжалован в Европейском суде по правам человека, и совсем не факт, что в конечном счете этот международный суд разделит позицию нашей страны.

Можно идти другим путем — преследовать лидеров тоталитарных сект за совершение преступлений. Попав в секту, люди становятся, к примеру, жертвами мошенничества. Но, чтобы начала работать правоохранительная машина, нужна жалоба. Пока человек состоит в секте, он не считает себя пострадавшим. А когда он покидает ее — зачастую истекают сроки уголовного преследования, да и сам факт передачи имущества оказывается невозможно доказать. Сложно доказать причинно-следственную связь между вербовкой в секту и потерей физического и психологического здоровья. Наличие такой связи сложно доказать, даже если жертва совершит самоубийство. Не забудем и о том, что покинувшие секты люди в основном боятся говорить о пережитом еще в течение многих лет.

— Как вы относитесь к нео­язычникам? Это еще одно примечательное явление наших дней.

— Основой неоязычества является псевдоисторическое мифотворчество, а его сторонники, полагаю, — это достаточно наивные люди. Относительно того, что собой представляло древнее славянское язычество, нет практически никаких письменных или иных исторических источников. То, что сегодня выставляется древним славянским культом, — это по сути дела написанные на коленке современные выдумки. Неоязычники в России опираются на якобы существующие славяно-арийские веды. Но «Веды» представляют собой ритуальные писания арийских (т.е. иранских) племен, в глубокой древности завоевавших Индию и принесших в нее свои верования. Это сборник древних священных писаний этих племен. В то время, за полтора тысячелетия до Рождества Христова, предки славян жили где-то в северо-восточной Европе — очень далеко от Индии. Поверить, что в те древние времена две группы разделенных огромным расстоянием племен, не ведающих о существовании друг друга, могли вместе написать какие-то тексты, может только неспособный к критическому мышлению человек.

Из этой же оперы рассказы про великую древнюю славянскую цивилизацию. Да, были великие цивилизации древности, и мы видим материальные свидетельства их существования — те же египетские пирамиды. А где произведения великой дохристианской цивилизации славян? Нам отвечают — официальная история вводит в заблуждение: и египетские пирамиды, и иные памятники древности — это творение рук наших далеких предков. Или заявляют, что Лондон — это древний славянский город «Лоно Дона». Таким людям и невдомек, что название столицы Англии произошло от латинского «Londinium» — так этот город называли основавшие его древние римляне. И в целом подобным псевдонаучным доводам не хочется даже оппонировать…

— Еще одна напасть наших дней — различного рода гипнотизеры и экстрасенсы. Беспокоит, что многие, насмотревшись телевизора, начинают верить в их сверхъестественные способности, готовы платить за их магические услуги…

— Никаких экстрасенсов не существует. Есть аферисты и мошенники, в этом смысле ничем не отличающиеся от лидеров тоталитарных сект. И еще есть очень большой бизнес, основанный на вере в сверхъестественное, подогреваемой телешоу весьма сомнительного качества. В любой аудитории всегда будет процентов тридцать людей с повышенной внушаемостью. Если гипнотизер предложит собравшимся поднять руки и попытаться поймать тепловые лучи, которые он будет «излучать», обязательно найдутся те, кто сами себя убедят, что чувствуют жар. Затем таких людей приглашают на сцену и начинают проделывать с ними разные фокусы. Занять место победителя в телевизионной битве экстрасенсов стоит больших денег. Но есть те, кто верит во все, что показывают по телевизору, поэтому такие затраты быстро отбиваются, когда победитель начинает гастролировать по стране, собирая плату за магические услуги.

Примерно так же действуют и различного рода целители, порой удивляющие доверчивых граждан способностью видеть их болезни — настоящие и будущие — на астральном уровне. Например, когда такой целитель видит перед собой человека в зрелом возрасте, он укажет на возможные проблемы с сердцем и, скорее всего, не ошибется.

Как обезопасить податливых людей от таких аферистов? Предложить им посмотреть посвященный рынку магических услуг трехсерийный документальный фильм «Идущие к черту» Бориса Соболева. Это качественная журналистика, показывающая магов, гадалок, гипнотизеров и экстрасенсов такими, какие они есть, — людьми с выжженной совестью, которым никого не жалко и для кого главное — нажива.

В завершение встречи Александр Дворкин призвал читателей «СА» беречь себя и внимательнее относиться к себе и окружающим. «Стать жертвой сектантов может любой человек. Поэтому всегда мыслите критически и будьте внимательны к тем, кто находится рядом с вами», — сказал он, также пожелав успехов, благополучия и процветания всем жителям Адыгеи.

Совет

КАК ПОМОЧЬ БЛИЗКИМ

Большая часть людей, попавших в тоталитарную секту, рано или поздно выходит из нее. Но то, как быстро ваш близкий уйдет из секты и в каком состоянии он будет, во многом зависит от вас и от других членов вашей семьи.

В любом случае будьте готовы к достаточно долгосрочным усилиям. Если не удалось помочь в течение первых нескольких недель после первоначального знакомства с сектой, для возвращения к нормальной жизни потребуются усилия всей семьи в течение как минимум нескольких месяцев, а то и лет. Но для этого каждый должен хорошо знать, как ему следует себя вести.

Не пытайтесь разубеждать — это только еще больше испортит отношения. Тоталитарные секты, как правило, заинтересованы в разрыве нового адепта с его несектантским окружением. Для этого сектантские «учителя» заранее объявляют, что домашние их новой жертвы, скажем, слишком привязаны к «этому злому миру» и поэтому сделают все возможное для того, чтобы принудить новообращенного «сойти с пути спасения». Таким образом, ваша эмоциональная реакция будет только на руку секте и послужит для вашего близкого еще одним подтверждением истинности его новой веры.

Обговорите условие: вы не критикуете его «организацию» (термин «секта» при этом лучше не использовать), ваш близкий не занимается дома пропагандой и не пытается втянуть других членов семьи.

Помните, что ваш близкий находится в психологической зависимости от секты, причем его собственная личность подавлена и заменена набором сектантских поведенческих, эмоциональных и мыслительных штампов. Ваша задача — сохранить хотя бы минимальный контакт с его подавленной подлинной личностью.

Ни в коем случае не давайте ему денег — они будут немедленно переданы секте.

Показывайте своим поведением, что вы признаете за вашим близким право на свой выбор, даже ошибочный, и что ваш близкий дорог вам сам по себе, независимо от его убеждений. Однако старайтесь в общении с ним возвращать его в те моменты прошлой жизни, когда он был счастлив и вы ощущали себя единой семьей. Такая тактика преследует две цели. Во-первых, оставить вашему близкому эмоциональную «нить Ариадны», по которой он в случае кризиса внутригрупповых отношений и переоценки своего участия в секте смог бы выбраться из ее психологического лабиринта. Во-вторых, он не будет воспринимать вас ни как врага, ни как объект для вербовки, что пригодится, если вам удастся устроить так называемую интервенцию. Имеется в виду сессия интенсивного «консультирования по выходу» из секты. Чтобы провести такую интервенцию, нужен специалист-психолог, сведущий в сектоведении.

Следует собирать всю возможную информацию о секте, но втайне от вашего близкого, чтобы его не раздражать. Вся информация, альтернативная сектантской, разом задействуется во время интервенции. Не следует выдавать критическую информацию по порциям — эффекта все равно не будет.

Налаживайте контакты с людьми, у которых то же несчастье, а также с бывшими членами тоталитарных сект, ответственными чиновниками, журналистами, сотрудниками правоохранительных органов, юристами.

Понять суть психологического механизма тоталитарного сектантства можно, ознакомившись с книгой Стивена Хассена «Освобождение от психологического насилия» (СПб., 2001). Начальные сведения можно получить на сайте психолога Евгения Волкова. Ссылку можно найти на сайте Центра св. Иринея Лионского (http://iriney.ru). И все же обратитесь в ближайший к вам центр, занимающийся проблемами тоталитарных сект. Список таких организаций можно найти на том же сайте http://iriney.ru.