Про уныние

Винсент Ван Гог.

Винсент Ван Гог. «На пороге вечности»

Из чего произрастают уныние и его порождения

Уныние возникает от недоверия к Богу, так что можно сказать, что это плод маловерия.

Но что такое, в свою очередь, недоверие к Богу и маловерие? Оно не возникает само собой, из ниоткуда. Оно является следствием того, что человек слишком сильно доверяет себе, потому как слишком высокого о себе мнения. И чем больше человек доверяет себе, тем меньше он доверяет Богу. А доверие себе более, чем Богу, – яснейший признак гордыни.

Первый корень уныния – гордыня

Поэтому, по словам преподобного Анатолия Оптинского, «отчаяние есть порождение гордости. Если ожидаешь от себя всего плохого, то никогда не отчаешься, а только смиришься и будешь мирно каяться». «Отчаяние – обличитель находившихся в сердце неверия и самости: верующий в себя и уповающий на себя не восстанет из греха покаянием» (святитель Феофан Затворник).

Как только случается в жизни гордеца что-либо, что изобличает его бессилие и неосновательность доверия к самому себе, он тут же унывает и отчаивается.

А такое может произойти от самых разных причин: от оскорбленного самолюбия или от того, что делается не по-нашему; также и от тщеславия, когда человек видит, что равные ему пользуются большими преимуществами, чем он; или же от стеснительных обстоятельств жизни, как свидетельствует о том преподобный Амвросий Оптинский.

Человек смиренный, верующий в Бога, знает, что этими неприятными обстоятельствами испытывается и укрепляется его вера, как укрепляются мускулы спортсмена на тренировках; он знает, что Бог рядом и что Он не положит испытаний сильнее, чем можно вынести. Такой человек, надеющийся на Бога, никогда не унывает даже в тяжких обстоятельствах.

Гордец же, надеявшийся на себя, как только оказывается в тяжких обстоятельствах, которые он сам изменить не в силах, сразу же впадает в уныние, думая, что если он не может исправить случившегося, значит, это не может исправить никто; да еще при этом тоскует и раздражается из-за того, что эти обстоятельства показали ему собственную его слабость, чего гордец не может вынести спокойно.

Именно потому, что уныние и отчаяние есть следствие и, в определенном смысле, демонстрация неверия в Бога, один из святых сказал: «В минуту отчаяния знайте, что не Господь оставляет вас, а вы Господа!»

Итак, гордость и маловерие есть одни из главных причин уныния и отчаяния, но все же далеко не единственные.

Преподобный Иоанн Лествичник говорит о двух основных видах отчаяния, происходящих из разных причин: «Есть отчаяние, происходящее от множества грехов и отягчения совести и нестерпимой печали, когда душа, по причине множества сих язв, погружается и от тяжести их утопает во глубине безнадежия. Но есть отчаяние и другого вида, которое бывает от гордости и возношения, когда падшие думают, что они не заслужили своего падения… От первого исцеляют воздержание и благонадежие; а от последнего – смирение и то, чтобы никого не судить».

Второй корень уныния – неудовлетворенность страстей

Итак, что касается второго вида отчаяния, происходящего от гордости, мы уже выше показали, каков его механизм. А что подразумевается под первым видом, «происходящим от множества грехов»?

Этот вид уныния, по утверждению святых отцов, приходит тогда, когда какая-либо страсть не нашла себе удовлетворения. Как пишет преподобный Иоанн Кассиан, уныние «рождается от неудовлетворения желания какой-нибудь корысти,когда кто видит,что он потерял рожденную в уме надежду получить какие-нибудь вещи».

Например, чревоугодник, страдающий язвенной болезнью или диабетом, будет унывать, потому что не может услаждаться желаемым количеством пищи или разнообразием ее вкуса; скупой человек – из-за того, что не может избежать траты денег, и так далее. Унынием сопровождаются практически любые неудовлетворенные греховные желания, если человек не отказывается от них по тем или иным причинам.

Поэтому преподобный Нил Синайский говорит: «Кто связан печалью, тот побежден страстями, потому что печаль бывает следствием неудачи в плотском пожелании, а пожелание сопрягается со всякою страстью. Кто победил страсти, тем не владеет печаль. Как больной виден по цвету лица, так страстного изобличает печаль. Кто любит мир, тот много будет печалиться. А кто небрежет о том, что в мире, тот всегда будет веселиться».

По мере возрастания уныния в человеке конкретные желания утрачивают свое значение, и остается душевное состояние, которое отыскивает именно те желания, выполнения которых достичь невозможно, – уже именно для подпитки самого уныния.

Тогда, по свидетельству преподобного Иоанна Кассиана, «мы подвергаемся такой скорби,что не можем с обычной приветливостью принимать даже любезных лиц и родственников наших, и что бы ни было сказано ими в приличном разговоре,нам все кажется несвоевременным и лишним, и мы не даем им приятного ответа, когда все изгибы нашего сердца наполнены желчной горечью».

Потому уныние как болото: чем дольше человек в него погружается, тем тяжелее ему из него выбраться.

Другие корни уныния

Выше были описаны причины, которые возбуждают уныние в неверующих и в маловерных людях. Однако уныние нападает, хотя и менее успешно, на верующих людей. Но уже по другим причинам. Об этих причинах подробно пишет святитель Иннокентий Херсонский:

«Источников уныния много – и внешних и внутренних.

Во-первых, в душах чистых и близких к совершенству уныние может происходить от оставления их на время благодатью Божиею. Состояние благодати есть самое блаженное. Но чтобы находящийся в сем состоянии не возомнил, что оно происходит от его собственных совершенств, благодать иногда удаляется, предоставляя любимца своего самому себе. Тогда бывает со святою душою то же, как если бы среди дня наступила полночь: в душе является темнота, хлад, мертвость и вместе с тем уныние.

Во-вторых, уныние, как свидетельствуют люди опытные в духовной жизни, бывает от действия духа тьмы. Не могши прельстить душу на пути к небу благами и удовольствиями мира, враг спасения обращается к противному средству и наводит на нее уныние. В таком состоянии душа бывает как путник, вдруг застигнутый мглою и туманом: не видит ни того, что впереди, ни того, что позади; не знает, что делать; теряет бодрость, впадает в нерешимость.

Третий источник уныния есть наша падшая, нечистая, обессиленная, помертвевшая от греха природа. Доколе мы действуем по самолюбию, наполнены духом мира и страстями, дотоле сия природа в нас весела и жива. Но перемените направление жизни, сойдите с широкого пути мира на узкий путь самоотвержения христианского, примитесь за покаяние и самоисправление – тотчас откроется внутри вас пустота, обнаружится духовное бессилие, ощутится сердечная мертвость. Доколе душа не успеет наполниться новым духом любви к Богу и ближнему, дотоле дух уныния, в большей или меньшей мере, для нее неизбежен. Сему роду уныния больше всего подвергаются грешники после их обращения.

Четвертый, обыкновенный источник уныния духовного, есть недостаток, тем паче прекращение деятельности. Престав употреблять свои силы и способности, душа теряет живость и бодрость, становится вялою; сами прежние занятия ей противеют: является недовольство и скука.

Может происходить уныние и от различных печальных случаев в жизни, как-то: смерти сродников и любимых лиц, потери чести, достояния и других несчастных приключений. Все это, по закону нашей природы, сопряжено с неприятностью и печалью для нас; но, по закону же самой природы, печаль сия должна уменьшаться со временем и исчезать, когда человек не предается печали. В противном случае образуется дух уныния.

Может происходить уныние и от некоторых мыслей, особенно мрачных и тяжелых, когда душа слишком предается подобной мысли и смотрит на предметы не во свете веры и Евангелия. Так, например, человек легко может впасть в уныние от частого размышления о неправде, господствующей в мире, о том, как праведные здесь скорбят и страдают, а нечестивые высятся и блаженствуют.

Могут, наконец, источником уныния душевного быть различные болезненные состояния тела, особенно некоторых его членов».

Как бороться с унынием и его порождениями

Великий русский святой преподобный Серафим Саровский говорил: «Нужно удалять от себя уныние и стараться иметь радостный дух, а не печальный. По слову Сираха, «печаль многих убила, а пользы в ней нет (Сир. 31: 25)”».

Но как именно можно удалить от себя уныние?

Вспомним упомянутого в начале статьи несчастного молодого бизнесмена, который на протяжении многих лет ничего не может поделать с охватившим его унынием. Он на своем опыте убедился в справедливости слов святителя Игнатия (Брянчанинова): «Земные развлечения только заглушают скорбь, но не истребляют ее: они умолкли, и снова скорбь, отдохнувшая и как бы укрепленная отдохновением, начинает действовать с большею силою».

Теперь пришло время рассказать подробнее о том особенном обстоятельстве в жизни этого бизнесмена, о котором мы обмолвились ранее.

Его жена – глубоко верующий человек, и она свободна от той мрачной, непроглядной тоски, которой окутана жизнь ее мужа. Он знает, что она верующая, что она ходит в храм и читает православные книги, равно как и то, что у нее нет «депрессии». Но за все те годы, что они вместе, ему ни разу не пришло в голову связать эти факты воедино и попробовать самому сходить в храм, почитать Евангелие… Он по-прежнему регулярно ездит к психологу, получая кратковременное облегчение, но не исцеление.

Сколь многие люди изнемогают от этой душевной болезни, не желая поверить, что исцеление – совсем рядом. И этот бизнесмен, к сожалению, один из них. Нам хотелось бы написать, что в один прекрасный день он заинтересовался верой, которая дает его жене силы не поддаваться унынию и сохранять чистую радость жизни. Но, увы, пока что этого не произошло. И до тех пор он будет оставаться в числе тех несчастных, о ком сказал святитель Димитрий Ростовский: «Нет у праведных печали, которая не претворялась бы в радость, как нет и у грешников радости, которая не обращалась бы в печаль».

Но если бы вдруг этот бизнесмен обратился к сокровищнице православной веры, то что он узнал бы о своем состоянии и какие способы исцеления получил бы?

Он узнал бы, помимо прочего, что в мире есть духовная реальность и действуют духовные существа: добрые – ангелы и злые – бесы. Последние по своей злобе стремятся причинить как можно больший вред душе человека, отвратив его от Бога и от пути к спасению. Это – враги, стремящиеся убить человека как духовно, так и телесно. Для своих целей они пользуются разными способами, среди них наиболее распространенный – внушение людям определенных мыслей и чувств. В том числе помыслов уныния и отчаяния.

Хитрость состоит в том, что бесы силятся убедить человека, будто это его собственные мысли. Человек неверующий или маловерующий совершенно неподготовлен к такому соблазну и не знает, как относиться к таким мыслям, он их действительно принимает за свои. И, следуя за ними, все ближе подходит к погибели – точно так же и путник в пустыне, приняв мираж за истинное видение, начинает гоняться за ним и все дальше уходит вглубь безжизненной пустыни.

Человек же верующий и духовно опытный знает про существование врага и про его хитрости, умеет распознавать его помыслы и отсекать их, тем самым успешно противоборствуя бесам и побеждая их.

Унылый человек не тот, кто испытывает по временам помыслы уныния, но тот, кто побежден ими и не борется. И наоборот, свободен от уныния не тот, кто никогда таких помыслов не испытывал, – таких людей нет на земле, а тот, кто с ними борется и побеждает их.

Святитель Иоанн Златоуст говорил: «Чрезмерное уныние вреднее всякого демонского действия, потому что и демоны, если в ком властвуют, то властвуют через уныние».

Но если человека глубоко поразил дух уныния, если демоны получили в нем такую власть, то значит, сам человек совершил нечто, что дало им такую власть над ним.

Выше уже было сказано, что одной из причин уныния у неверующих является отсутствие веры в Бога и, соответственно, отсутствие живой связи с Ним, источником всякой радости и блага. Но и отсутствие веры редко является чем-то прирожденным для человека.

Веру в человеке убивает нераскаянный грех. Если человек грешит и не желает каяться и отказываться от греха, то он рано или поздно неизбежно теряет веру.

И наоборот, вера воскресает в искреннем покаянии и исповедании грехов.

Неверующие сами лишают себя двух самых эффективных способов борьбы с депрессией – покаяния и молитвы. «Истреблению уныния служат молитва и непрестанное размышление о Боге», – пишет преподобный Ефрем Сирин.

Стоит привести список основных средств борьбы с унынием, которыми располагает христианин. О них говорит святитель Иннокентий Херсонский:

«От чего бы ни происходило уныние, молитва всегда есть первое и последнее против него средство. В молитве человек становится прямо лицу Божию: но если, став против солнца, нельзя не озариться светом и не почувствовать теплоты, тем паче свет и теплота духовные суть непосредственные следствия молитвы. Кроме сего, молитвою привлекается благодать и помощь свыше, от Духа Святого, а где Дух Утешитель, там нет места унынию, там сама скорбь будет в сладость.

Чтение или слушание слова Божия, особенно Нового Завета, есть также сильное средство против уныния. Спаситель не напрасно призывал к Себе всех труждающихся и обремененных, обещая им успокоение и радость. Радость сию Он не взял с Собою на небо, а всецело оставил в Евангелии для всех скорбящих и унылых духом. Кто проникается духом Евангелия, тот престает скорбеть безотрадно: ибо дух Евангелия есть дух мира, успокоения и отрады.

Богослужения, и особенно святые таинства Церкви, также великое врачевство против духа уныния, ибо в церкви, яко доме Божием, нет для него места; таинства все направлены против духа тьмы и слабостей природы нашей, особенно таинство исповеди и причащения. Слагая с себя тяжесть грехов посредством исповеди, душа чувствует легкость и бодрость, а приемля в евхаристии брашно тела и крови Господа, чувствует оживление и радость.

Собеседования с людьми, богатыми духом христианским, также средство против уныния. В собеседовании мы вообще выходим более или менее из мрачной глубины внутренней, в которую душа погружается от уныния; кроме сего, посредством мены мыслей и чувств в собеседовании мы заемлем у беседующих с нами некую силу и жизненность, что так нужно в состоянии уныния.

Размышление о предметах утешительных. Ибо мысль в унылом состоянии или вовсе не действует, или кружится около предметов печальных. Чтобы избавиться от уныния, надо принудить себя мыслить о противном.

Занятие себя трудом телесным также прогоняет уныние. Пусть начнет трудиться, даже нехотя; пусть продолжает труд, хотя без успеха: от движения оживает сначала тело, а потом и дух и почувствуется бодрость; мысль среди труда неприметно отвратится от предметов, наводивших тоску, а это уже много значит в состоянии уныния».

Молитва

Почему молитва является самым эффективным средством против уныния? По многим причинам.

Во-первых, когда во время уныния мы молимся, мы тем самым боремся против беса, который пытается нас в это уныние повергнуть. Он делает это ради того, чтобы мы отчаялись и отошли от Бога, в этом его замысел; когда же мы обращаемся с молитвой к Богу, то разрушаем ухищрения врага, показывая, что мы не попали в его капкан, не сдались ему, а напротив, его козни используем как повод для того, чтобы усилить ту связь с Богом, которую бес пытался оборвать.

Во-вторых, поскольку уныние в большинстве случаев есть следствие нашей гордыни, то молитва помогает исцеляться и от этой страсти, то есть вырывает из земли сам корень уныния. Ведь каждая смиренная молитва с просьбой к Богу о помощи – даже такая короткая, как «Господи, помилуй!», – означает, что мы признаем свою слабость и ограниченность и начинаем доверять Богу больше, чем себе. Поэтому каждая такая молитва, даже произнесенная через силу, – это удар по гордыне, подобный удару огромной гири, которой крушат стены ветхих домов.

И, наконец, в-третьих, самое главное: молитва помогает потому, что это является обращением к Богу, Который единственный действительно может помочь в любом, даже самом безвыходном положении; единственный, Кто силен подать настоящее утешение и радость и свободу от уныния. «
В скорбях и искушениях Господь помогает нам. Он не освобождает нас от них, а подает силу легко переносить, даже не замечать их.
Если мы будем со Христом и во Христе, то никакая скорбь нас не смутит, а радость наполнит наше сердце так, что мы и при скорбях, и во время искушений будем радоваться» (преподобный Никон Оптинский).

Какие же именно молитвы советуется читать против уныния?

Некоторые советуют молиться ангелу-хранителю, который всегда невидимо рядом с нами, готовый поддержать нас. Другие советуют читать акафист Иисусу Сладчайшему. Также есть совет много раз подряд читать молитву «Богородице Дево, радуйся», с надеждой, что Господь непременно ради молитв Божией Матери даст мир нашей душе.

Но особого внимания заслуживает совет святителя Игнатия (Брянчанинова), который рекомендовал во время уныния как можно чаще повторять такие слова и молитвы.

«Слава Богу за все».

«Господи! Предаюсь Твоей Святой воле! Буди со мной Воля Твоя».

«Господи! Благодарю Тебя за все, что Тебе благоугодно послать на меня».

«Достойное по делам моим приемлю; помяни мя, Господи, во Царствии Твоем».

Святые отцы отмечали, что в унынии человеку молиться особенно тяжело. Поэтому исполнять сразу большие молитвенные правила не все смогут, но произносить те короткие молитвы, которые указал святитель Игнатий, может каждый, это не сложно.

Что же касается нежелания молиться в унынии и отчаянии, то нужно понимать, что это не наше чувство, а вселенное в нас бесом специально с той целью, чтобы лишить нас того оружия, которым мы можем его победить.

Святитель Тихон Задонский так говорит об этом нежелании молиться при унынии: «Советую тебе следующее: убеждай себя и принуждай к молитве и ко всякому доброму делу, хотя и не хочется. Как ленивую лошадь люди гонят плетью, чтобы она шла или бежала, так нам нужно принуждать себя ко всякому делу, а особенно к молитве. Видя такой труд и старание, Господь подаст охоту и усердие».

Из четырех фраз, предложенных святителем Игнатием, две являются фразами благодарственными. О том, почему они даны, он сам объясняет: «В особенности благодарением Богу отгоняются помыслы скорбные; при нашествии таких помыслов благодарение произносится в простых словах, со вниманием и часто – доколе не принесется сердцу успокоение. В скорбных помыслах никакого нет толку: от скорби не избавляют, никакой помощи не приносят, только расстраивают душу и тело. Значит – они от бесов и надобно их отгонять от себя… Благодарение сперва успокаивает сердце, потом приносит ему утешение, впоследствии принесет и небесное радование – залог, предвкушение радости вечной».

Во время отчаяния бесы внушают человеку мысль, что для него нет спасения и его грехи не могут быть прощены. Это величайшая бесовская ложь!

«Пусть никто не говорит: «Много я нагрешил, нет мне прощения”. Кто говорит так, забывает о Том, Кто пришел на землю ради страдающих и сказал: «…бывает радость у ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся” (Лк. 15: 10) и еще: «Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию” (Лк. 5: 32)», – учит преподобный Ефрем Сирин. Пока человек жив, для него действительно возможно покаяться и получить прощение грехов, какими бы тяжкими они ни были, и, получив прощение, преобразить свою жизнь, наполнить ее радостью и светом. И как раз этой возможности пытаются бесы лишить человека, внушая ему помыслы отчаяния и самоубийства, потому что после смерти уже покаяться невозможно.

Так что «никто из людей, даже дошедших до крайней степени зла, не должен отчаиваться, даже если приобрел навык и вошел в природу самого зла» (святитель Иоанн Златоуст).

Святитель Тихон Задонский объясняет, что испытание унынием и отчаянием делает христианина более осторожным и опытным в духовной жизни. И «чем более продолжится» такое искушение, «тем большую душе пользу принесет».

Православный христианин знает, что насколько тяжелее печаль всех других искушений, настолько и больше воздаяния получат переносящие с терпением печаль. И в борьбе с унынием даруется самый большой венец. Поэтому «не будем унывать, когда приключатся с нами огорчения и скорби, а, напротив того, станем более радоваться, что идем путем святых», – советует преподобный Ефрем Сирин.

Бог всегда находится рядом с каждым из нас, и Он не дозволяет бесам поразить человека унынием настолько, насколько им бы хотелось. Он даровал нам свободу, и Он же заботится о том, чтобы никто у нас не отнял этого дара. Так что в любой момент человек может обратиться к Богу за помощью и принести покаяние.

Если человек этого не делает – это его выбор, бесы сами не в состоянии его к тому принудить.

В заключение хотелось бы привести молитву, составленную святителем Димитрием Ростовским как раз для людей, страдающих от уныния:

Боже, Отче Господа нашего Иисуса Христа, Отец щедрот и Бог всякаго утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей! Утеши каждаго скорбящаго, опечаленнаго, отчаявающагося, обуреваемаго духом уныния. Ведь каждый человек создан руками Твоими, умудрен премудростию, возвеличен десницей Твоею, прославлен благостию Твоею… Но вот посещены мы ныне Отеческим Твоим наказанием, кратковременными скорбями! – Ты сострадательно наказываешь тех, кого любишь, и милуешь щедро и призираешь на их слезы! Итак, наказав, помилуй и утоли печаль нашу; преложи скорбь на веселие и радостию раствори печаль нашу; удиви на нас милость Твою, дивный в советах Владыко, Непостижимый в судьбах Господи и благословенный в делах Твоих во веки, аминь.

  • Уныние Энцик­ло­пе­дия изре­че­ний
  • Об унынии и лено­сти прп. Иоанн Лествич­ник
  • Уныние свящ. Павел Гуме­ров
  • О духе уныния прп. Иоанн Кас­сиан Рим­ля­нин
  • Страсть уныния и борьба с ней прот. Сергий Фили­мо­нов
  • Уныние и отча­я­ние схи­и­гу­мен Савва (Оста­пенко)
  • О скуке и унынии прп. Сера­фим Саров­ский
  • Начать с самого лег­кого прот. Андрей Лоргус
  • Страсть уныния свящ. Сергий Дер­га­лев
  • Молитвы об избав­ле­нии от уныния

***

Уны́ние – вре­мен­ное состо­я­ние или уко­ре­нив­ша­яся гре­хов­ная страсть, про­яв­ля­ю­ща­яся как чув­ство ярко выра­жен­ной неудо­вле­тво­рён­но­сти и опу­сто­ше­ния (в отли­чие печали), заклю­ча­ю­ща­яся в рас­слаб­ле­нии сил чело­ве­че­ской души и неже­ла­нии тру­диться ради своего спа­се­ния в веч­но­сти.

Формы про­яв­ле­ния уныния:

  1. без­участ­ность к молитве, хра­мо­вому бого­слу­же­нию;
  2. лень, ослаб­ле­ние духов­ной рев­но­сти; в рамках ино­че­ства, мона­ше­ства — охла­жде­ние к подвиж­ни­че­ской жизни вплоть до пол­ного разо­ча­ро­ва­ния и воз­ник­но­ве­ния жела­ния оста­вить мона­стырь;
  3. суета, мно­го­де­ла­ние, раз­вле­че­ния, даже труды на пользу ближ­них, стрем­ле­ние внеш­ним дела­нием уйти от внут­рен­ней духов­ной жизни.

Из опыта жизни Церкви известно, что унынию могут под­вер­гаться и довольно стой­кие, рев­ност­ные хри­сти­ане. Имея это в виду, апо­стол Павел, обра­ща­ясь к своим собра­тьям по вере, наро­чито обра­щал их вни­ма­ние, чтобы они, взирая на его скорби, не уны­вали (Еф.3:13).

Послед­ствия:

Даже по меркам мир­ской, обы­ден­ной жизни уныние при­зна­ётся довольно опас­ным пси­хо­ло­ги­че­ским состо­я­нием.

Уныние может спо­соб­ство­вать быст­рой утом­ля­е­мо­сти, рас­се­я­нию памяти и вни­ма­ния, потере инте­реса к насущ­ным про­бле­мам, про­фес­си­о­наль­ным и семей­ным обя­зан­но­стям. Нередко оно служит фак­то­ром, про­во­ци­ру­ю­щим депрес­сии или, что хуже, суи­ци­даль­ные настро­е­ния.

Доста­точно рас­про­стра­нен­ным спут­ни­ком уныния бывает жела­ние уто­пить грусть в ста­кане, залить тоску алко­го­лем, отвлечься, забыться в уве­се­ли­тель­ных заве­де­ниях. Однако, такое народ­ное сред­ство «помо­гает» лишь нена­долго. В ряде слу­чаев это при­во­дит к дли­тель­ным запоям. Пьян­ство уже и само по себе губи­тельно и для духов­ного, и для физи­че­ского здо­ро­вья, а сопро­вож­да­е­мое стра­стью уныния часто при­во­дит к куда более пла­чев­ному резуль­тату: эмо­ци­о­наль­ному выго­ра­нию, дегра­да­ции лич­но­сти, кон­флик­там и пр.

В рамках рели­ги­оз­ной дея­тель­но­сти уныние пре­пят­ствует над­ле­жа­щему испол­не­нию хри­сти­ан­ского дела­ния. Во время част­ного моле­ния или хра­мо­вого бого­слу­же­ния оно мешает внут­рен­нему сосре­до­то­че­нию, спо­соб­ствует блуж­да­нию и рас­се­и­ва­нию помыс­лов; в более острых формах уныние может пере­ра­сти в отча­я­ние и даже вовсе отвлечь чело­века от Церкви.

Про­ти­во­по­лож­ные унынию доб­ро­де­тели суть радость о Гос­поде, трез­ве­ние, надежда и упо­ва­ние на Боже­ствен­ный Про­мысл.

Методы борьбы:

Методы борьбы с уны­нием могут опи­раться как на пси­хо­ло­ги­че­ские, так и на аске­ти­че­ские сред­ства.

В каче­стве пси­хо­ло­ги­че­ских средств реко­мен­ду­ется: не опус­кать рук; нагру­жать себя, по мере сил, полез­ным трудом (в том числе — нра­вя­щимся, люби­мым делом); ста­раться при­дер­жи­ваться режима дня, рас­по­рядка; не замы­каться в себе, не отстра­няться от обще­ния с близ­кими; не зацик­ли­ваться на пред­мете печали, ста­раться отвле­каться от угне­та­ю­щих, мрач­ных мыслей посред­ством полез­ных и инте­рес­ных заня­тий (чтения, физ­куль­туры, про­гу­лок на свежем воз­духе); избе­гать злост­ных совет­чи­ков-туне­яд­цев и др.

Важ­ней­шим хри­сти­ан­ским (аске­ти­че­ским) сред­ством к пре­одо­ле­нию уныния явля­ется молитва (хотя бы она осу­ществ­ля­лась и через усилие, через «не хочу»). В Еван­ге­лии молитва прямо про­ти­во­по­став­ля­ется этому греху: «должно всегда молиться и не уны­вать» (Лк.18:1). Кроме того, уныние, как и любой грех, тре­бует пока­я­ния. По воз­мож­но­сти нужно ста­раться ходить в храм, участ­во­вать в обще­ствен­ных молит­вах, в Таин­ствах Церкви, про­сить молит­вен­ного поми­но­ве­ния у ближ­них.

про­то­и­е­рей Вале­риан Кре­че­тов:
– Как бороться с уны­нием, если даже нет сил на молитву?
– Ну, что значит, нет сил на молитву? Невоз­можно про­из­не­сти «Гос­поди Иисусе Христе, Сыне Божий, поми­луй мя, греш­ного»? Вполне воз­можно. Или: «Боже, мило­стив буди мне, греш­ному». И это можно. Ну, если засы­па­ешь – поспи. Проснешься, опять молись. А чего уны­вать? Здесь всё про­хо­дит. Помните кольцо Соло­мона: «Всё про­хо­дит, прой­дет и это». Каждый момент – вот мы сейчас гово­рим – а он уже про­хо­дит. И так вся жизнь. Поэтому мучить себя тем, что уже про­хо­дит, не стоит. Тем, что прошло, совсем безумно. А тем, что еще не насту­пило, – тем более. Этого нет еще, зачем же стра­дать?

***

«Уныние есть рас­слаб­ле­ние души и изне­мо­же­ние ума, кле­вет­ник на Бога — будто Он неми­ло­сер­ден и нече­ло­ве­ко­лю­бив».
пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник

«Уныние есть тяжкое муче­ние души, неиз­ре­чен­ная мука и нака­за­ние более горь­кое, чем всякое нака­за­ние и муче­ние».
свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

«Чело­век, кото­рый не верит в Бога и в буду­щую жизнь, под­вер­гает свою бес­смерт­ную душу веч­ному осуж­де­нию и живет без уте­ше­ния в этой жизни. Ничто не может его уте­шить. Он боится поте­рять жизнь, муча­ется, идет к пси­хи­ат­рам, кото­рые дают ему таб­летки и сове­туют пораз­влечься. Он при­ни­мает таб­летки, дуреет, а потом ходит туда-сюда, чтобы посмот­реть досто­при­ме­ча­тель­но­сти и забыть боль».
прп. Паисий Свя­то­го­рец

«Стра­дают ли уны­нием греш­ники, не радя­щие о спа­се­нии души своей? Да, и чаще всех, хотя, по-види­мому, жизнь их состоит боль­шею частью из забав и утех. Даже по всей спра­вед­ли­во­сти можно ска­зать, что внут­рен­нее недо­воль­ство и тайная тоска есть посто­ян­ная доля греш­ни­ков. Ибо совесть, сколько бы ни заглу­шали ее, как червь точит сердце. Неволь­ное, глу­бо­кое пред­чув­ствие буду­щего суда и воз­да­я­ния также тре­во­жит душу греш­ную и огор­чает для нее безум­ные утехи чув­ствен­но­сти. Самый зако­ре­не­лый греш­ник по вре­ме­нам чув­ствует, что внутри его пустота, мрак, язва и смерть. Отсюда та неудер­жи­мая наклон­ность неве­ру­ю­щих к непре­стан­ным раз­вле­че­ниям, к тому, чтоб забы­ваться и быть вне себя. Что ска­зать неве­ру­ю­щим об их унынии? Оно благо для них, ибо служит при­зы­ва­нием и побуж­де­нием к пока­я­нию. И пусть не думают, чтобы нашлось для них какое-либо сред­ство к осво­бож­де­нию от сего духа уныния, доколе не обра­тятся на путь правды и не испра­вят себя и своих нравов. Сует­ные удо­воль­ствия и радо­сти земные нико­гда не напол­нят пустоты сер­деч­ной: душа наша про­стран­нее всего мира. Напро­тив, с про­дол­же­нием вре­мени плот­ские радо­сти поте­ряют силу раз­вле­кать и обаять душу и обра­тятся в источ­ник тяже­сти душев­ной и скуки».
свт. Инно­кен­тий Хер­сон­ский

«Нет хуже греха, и ничего нет ужас­нее и пагуб­нее духа уныния».
прп. Сера­фим Саров­ский

Как говорится в старом анекдоте, у меня один смертный грех — уныние, на остальные денег не хватает. Шутки шутками, а в чем вина унывающего человека, понятно не всем.

Кто-то утверждает, что это всё западная «кафолическая ересь», а у нас такого нет. Другой спрашивает с недоумением, почему же грехи «смертные». Третий отстаивает своё право на гнев, четвёртый… Одним словом, разброд и шатание, океан мнений. И где-то в глубине кроется ответ на вопрос, почему уныние – смертный грех.

Самый таинственный из всех смертных грехов

Представление о «смертных грехах» рождается на заре христианства, в III веке, когда о разделении церкви на католическую и православную ещё и речи не было. Но относились смертные грехи в то время исключительно к списку монашеских обетов, а в мирскую жизнь это понятие еще не вошло. Всё поменял Григорий Великий, «последний хороший папа», который ввёл термин «смертные грехи» в жизнь всех христиан. И уже тогда грех уныния стоял в этом списке выше, чем грехи плотские.

Что смертного в унынии?

Так что же такого «смертного» в унынии? Ведь печаль и скорбь – обычные переживания, знакомые каждому.

Суть именно в различении скорби и уныния. Со скорбью или ощущением утраты человек сталкивается постоянно, начиная с раннего детства: упало на асфальт мороженое — утрата. Мама не разрешила играть в луже — скорбь от нереализованного желания. Психология называет такое состояние фрустрацией и обычно считает его очень важным элементом роста и развития человеческой личности. Через столкновение с фрустрацией и скорбью мы учимся решать житейские задачи, находить решения проблем и становимся устойчивее как личность.

Однако бывает, что эти переживания оказываются столь сильными, что человек попадает в ловушку: куда ни глянь, везде боль, печаль и потери. Человек не видит, как выйти из этой ситуации, и у него опускаются руки: к чему стараться, если любое действие только усугубляет страдания?

Депрессия = Уныние

Именно это состояние современная медицина и называет депрессией, а христианство — унынием. Врачи и психологи считают, что в состоянии депрессии человеку требуется поддержка как извне – человеческая, так и изнутри – биохимическая.

Когда в христианском мире формировалось понятие об унынии как о смертном грехе, никаких действенных способов помочь людям в подавленном состоянии, какие дает современная психо- и фармакотерапия, не было. Единственным способом вытащить человека из депрессии было активизировать его внутренние ресурсы, вдохновить на продолжение жизни и преодоление трудностей. А это задача непростая, как тогда, так и сейчас. Если же оставить человека без помощи, то может случиться ужасное: долго ли протянет тот, кто не желает жить?

Уныние есть неверие в Господа

Так что же, уныние — смертный грех, потому что ведёт к смерти? Лучше всего об этом пороке говорят сами творцы христианской этики. Почитаемый и в западной и в восточной церкви святой и философ Иоанн Лествичник пишет об унынии так:

«Уныние есть расслабление души, изнеможение ума… оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив» (Лествица 13:2)».

Обращаясь к унывающему, Иоанн упрекает его в недостаточной вере в Господа: неужели ты считаешь, что Всевышний оставил бы тебя? Что он не любит тебя и отвернулся от тебя? Конечно, нет, ведь всякое испытание, случающееся с человеком, посылается ему для роста и для развития, и Господу, конечно, ведома мера сил, которая у человека есть.

Или обратимся к самому первому из всех источников: Евангелию.

«Не продаются ли два воробья за мелкую монету; но ни один из них не падает на землю без воли Отца вашего. А у вас все волосы на голове исчислены. Не бойтесь, вы лучше многих воробьев» .

А Иоанн Златоуст трактует:

«…Если же Он знает все, что ни происходит, а вас любит сильнее, нежели отец, – любит так, что и волосы ваши у Него исчислены, то вам не должно бояться».

Где страх и уныние, нет места любви

Бог есть любовь, говорит нам Иоанн Богослов, и как тут не вспомнить ещё одну уместную строчку: там, где страх и уныние, нет места любви. Из всего этого следует, что уныние — это тяжёлый грех неверия в разум, любовь и милосердие Господа, которые являются основой и сутью христианства.

Бог сохраняет всё

Однако, нельзя сказать, что тяжкий и смертный грех уныния непростителен. Ключевой момент — это покаяние и стремление стать лучше. Это правило универсально как в христианском, так и светском мире.

Возможно, вам будет интересно:

  • Символы смерти в искусстве
  • Сардонический смех: улыбка перед лицом смерти
  • Победа смеха над смертью
Как бороться с унынием?

Фото: mediadelivery.fi

С унынием, меланхолией, что есть по сути одно явление, человечество знакомо с незапамятных времен. Научным языком состояние подавленности, апатии называется депрессией. Ее источниками могут быть разные события, связанные с жизнедеятельностью человека. И способы лечения тоже весьма разнообразны, а об эффективности их говорить весьма сложно, так как психотерапии и медикаментозные препараты приносят временный эффект.

А ведь этот душевный недуг уже давно внимательно изучен святыми и подвижниками Православной Церкви. Более того, для борьбы с ним Церковь щедро снабжает нас действенными наставлениями и рецептами.

Уныние

«Уныние есть расслабление души и изнеможение ума, клеветник на Бога — будто Он немилосерден и нечеловеколюбив», — поучает преподобный Иоанн Лествичник.

«Уныние есть тяжкое мучение души, неизреченная мука и наказание более горькое, чем всякое наказание и мучение», – говорит святитель Иоанн Златоуст.

Вот такое определение дают унынию святые отцы Церкви.

Уныние, как и печаль, возникает от потери надежды, а потеря надежды — это потеря веры. Уныние провоцирует саморазрушение человека как личности, а за угнетением себя может последовать еще более страшный грех — самоубийство.

Святитель Димитрий Ростовский

«Отчаяние уже непосредственно ведет к гибели. Оно предшествует самоубийству, самому страшному греху, сразу отправляющему человека в ад — место, удаленное от Бога, где и света Божия нет, и радости нет, один мрак и вечное отчаяние. Самоубийство — единственный грех, который не может быть прощен, поскольку самоубийца не может уже раскаяться» — наставляет нас святитель Димитрий Ростовский.

Так как удалить от себя уныние, не дать поглотить и привести нас к духовной нищете?

Главное, начать каяться Господу! Мы терпим то, что сами навлекаем на себя своим поведением, поступками, делами. Как часто мы не понимаем масштабности содеянного нами — все кажется, что, авось, и не придется расплачиваться… А ведь все имеет свои последствия. Как выпитый стакан воды утоляет жажду, так и любое наше действие приносит свой плод. И так, расплачиваясь за наши же ошибки, мы начинаем роптать на немилосердие Божие! И вот уже нам кажется, что несем мы бремя несоразмерное, претерпеваем непосильное… А ведь присматриваться к нам, как к достойным награды, Небесный Отец начинает только когда мы невинно, смиренно, безропотно терпим посылаемое нам испытание Божие.

Апостол Петр

Апостол Пётр призывает:

«Возлюбленные! Огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1Пет. 4:12).

Начнем же безленостно посещать храм. Святые Таинства, общая молитва, пост, воздержание укрепляют душу — уныние же часто вызывает леностное отношение к христианскому подвигу. Ведь оно напрямую связано с леностью, телесным и душевным расслаблением. Святые Отцы называют уныние «бесом полуденным», отвлекающим от молитвы, склоняющим к лишнему сну. Без сомнения, ничто так не воодушевляет, как своды Дома Божьего и благодать, несущая успокоение душе человека.

Святитель Иннокентий Херсонский

Святитель Иннокентий Херсонский очень хорошо описывает благодатные средства борьбы с унынием:

«От чего бы ни происходило уныние, молитва всегда есть первое и последнее против него средство. В молитве человек становится прямо лицу Божию: но если, став против солнца, нельзя не озариться светом и не почувствовать теплоты, тем паче свет и теплота духовные суть непосредственные следствия молитвы. Кроме сего, молитвою привлекается благодать и помощь свыше, от Духа Святого, а где Дух Утешитель, там нет места унынию, там сама скорбь будет в сладость.

Чтение или слушание слова Божия, особенно Нового Завета, есть также сильное средство против уныния. Спаситель не напрасно призывал к Себе всех труждающихся и обремененных, обещая им успокоение и радость. Радость сию Он не взял с Собою на небо, а всецело оставил в Евангелии для всех скорбящих и унылых духом. Кто проникается духом Евангелия, тот перестает скорбеть безотрадно: ибо дух Евангелия есть дух мира, успокоения и отрады.

Богослужения, и, особенно, святые таинства Церкви, также великое врачевство против духа уныния, ибо в церкви, яко доме Божием, нет для него места; таинства все направлены против духа тьмы и слабостей природы нашей, особенно таинство Исповеди и Причащения. Слагая с себя тяжесть грехов посредством Исповеди, душа чувствует легкость и бодрость, а приемля в Евхаристии Тела и Крови Господа, чувствует оживление и радость».

На земле много греха… Весь мир во грехе, а знания наши о духовной жизни чрезвычайно малы. Обратимся же со своим недугом к неисчерпаемо богатой лечебнице — нашей Церкви.

Теги: Уныние грех духовная жизнь Бог и человек

Приглашаем Вас подписаться на рассылку портала «Православие в Татарстане». Православный календарь, Священное Писание, душеполезные публикации, новости, уведомления о предстоящих церковных событиях и паломнических поездках — всю эту полезную информацию Вы можете получать удобным способом на свой мобильный телефон по WhatsApp. 📲 Для подписки перейдите по .