Проблемы биоэтики в медицине

Статус биомедицинской этики в иерархической системе прикладной этики позволяет очертить круг проблем, которыми, с одной стороны, она призвана заниматься как наука и которые, с другой стороны, должны выступать предметом особой заботы в процессе формирования моральных установок специалистов – медиков и биологов. Причем следует говорить даже не об одном «круге”, а о «кругах” биоэтических проблем, которые, переплетаясь и взаимодополняя друг друга, и создают предмет биомедицинской этики. Представляется, что основными проблемными кругами являются три:

· проблемы моральных принципов и ценностей в профессиональной деятельности медиков и биологов;

· нравственные коллизии в конкретных ситуациях – казусы, возникающие в процессе биомедицинских исследований и лечения больных;

· этические проблемы межличностных человеческих отношений в системе вертикальных и горизонтальных связей в сфере медицины.

Интересно, что один из ведущих биоэтиков России Б.Г. Юдин считает, что именно приоритет этих проблем определяет различие подходов к биоэтике в Европе и Америке. Первый – принципалистский – отдает предпочтение разработке первого круга и несмотря на то, что возникает в США, на сегодняшний день более распространен в Западной Европе. Второй, более приземленный – казуистический подход – нацелен на выработку конкретных правил и рекомендаций в конкретных ситуациях лечения и биомедицинских исследований и активно разрабатывается в Северной Америке. На наш взгляд, особенностью нашей, отечественной биоэтики, а возможно и шире – спецификой восточноевропейской этики является сочетанный – интегративный поход, требующий объединения в деятельности врача и исследователя не только первых двух, но и третьего круга проблем, что связано с духовными традициями восточноевропейских культур.

Первый круг проблем биомедицинской этики связан с необходимостью проследить, как могут и должны проявлять себя в деятельности медицинского работника – на теоретическом и практическом уровнях– общечеловеческие моральные ценности и принципы, как регулируют они нормы поведения врача и исследователя, выступая основой «стратегии и тактики” их профессионального выбора. Здесь, в свою очередь, выделяется два этических аспекта.

Во-первых, это проблема активного включения в лечебную практику в качестве руководства к действию свода высших общечеловеческих моральных ценностей, представленных такими этическими категориями, как Добро и Зло, Страдание и Сострадание, Долг и Совесть, Честь и Достоинство, Свобода и Ответственность. Это тем более важно, что, с одной стороны, у современных медиков, особенно молодых, они стали терять свой престиж и значимость, которые им необходимо вернуть, а с другой – преломленные сквозь призму профессиональной деятельности эти ценности обретают особую специфику. Причем оказывается, что специфика эта часто приводит к кардинальному рассогласованию их восприятия и оценки «обычными” людьми и медицинскими работниками. Особенно наглядно это проявляется в отношении к таким категориям, как добро и зло, проявляющие в сфере медицины свои относительность и нерасторжимую связь; страдание и сострадание, демонстрирующие иногда неизбежность и даже полезность первого и сомнительное значение и опасность второго; свобода, дающая медику и биологу-исследователю право на риск, а поэтому и на ошибку, но и налагающая за них особо высокую ответственность.

Во-вторых, это проблема установления однозначной экспликации сущности и признаков Жизни и Смерти человека как высших базовых ценностей. Решение этой задачи, которое должно стать делом совокупных усилий медиков, философов, этиков, представителей религиозных конфессий, даст возможность определиться наконец в решении вопроса о праве человека на достойную жизнь и столь же достойную смерть. А это, в свою очередь выступает необходимым основанием деятельности трансплантологов, реаниматологов, акушеров-гинекологов и других специалистов. Сегодня необходимо, уйдя от фанатичных заклинаний о безусловной ценности человеческой жизни, реально оказывать человеку помощь в обеспечении качества этой жизни. Здесь этико-теоретические построения, касающиеся моральных ценностей и их приоритетов, непосредственно переплетаются со вторым кругом биоэтических проблем, находя в них свое практическое воплощение.

Второй круг проблем биомедицинской этики связан со спецификой, развитием и современными достижениями медицины, которые проявляются каждый раз в конкретных, неповторимых случаях и сказываются на определенной, нередко уникальной, человеческой судьбе. Одной из особенностей биомедицинской этики как отрасли прикладной этики как раз и является то, что она сконцентрирована преимущественно на анализе этих отдельных случаев – медицинских казусов,затрагивающих жизнь и здоровье человека, и призвана выявить и проанализировать моральные стороны конкретных ситуаций. Многочисленность и вариативность подобных ситуаций порождает все новые и новые «открытые” вопросы. К их числу относятся:

· проблема эвтаназии – отнюдь не новая, но ставшая особенно актуальной в результате небывалых достижений медицины по продлению жизни человека, а значит, и его страданий;

· проблемы реанимирования – принятия решения о его необходимости, длительности, прекращении – и связанной с ним трансплантации органов – морально-правовой аспект выбора донора и реципиента;

· проблемаустановления критериев нормы и патологии взрослого человека и человеческого зародыша;

· проблема последствий искусственного оплодотворения и прерывания беременности – не только с медицинской, но и с нравственно-правовой точки зрения;

· проблема предвиденияи предотвращения негативных последствий медико-биологических, особенно генетических, исследований и экспериментов на человеке; определение меры ответственности и возможной степени риска исследователя.

Третий круг этико-медицинских проблем – определение характера межличностных отношений в системе вертикальных и горизонтальных связей в сфере медицины. Вторгаясь в область медицинской деонтологии, а точнее включая ее в себя, биомедицинская этика берет на себя смелость давать рекомендации по моральному регулированию человеческих отношений в системе «врач – больной” (отношения «по вертикали”) и в медицинском коллективе (отношения «по горизонтали”). Здесь перед ней также встает ряд пракических задач, решение которых во многом зависит от моделей отношений, складывающихся в процессе взаимодействия между медиками-профессионалами и обычными людьми.

В отечественной медицине подавляющая масса врачей придерживается все еще традиционно-патерналистских моделей взаимоотношений с пациентами. Эта позиция, к сожалению, сочетается с широко распространенным правовым и этическим нигилизмом наших медиков. Необходимость перехода от традиционной патерналистской деонтологии к признанию автономности личности пациента, к «сотрудничеству” с ним лежит в русле современной тенденции трансформации этики авторитарной в гуманистическую. Выделяется ряд конкретных задач – этапов такого перехода.

· Определение уровня автономности и прав пациентов, в том числе психически больных и лиц с девиантным поведением (наркоманов, алкоголиков и др.); на этом этапе возникают порой сложные, трудно разрешимые проблемы: так, право больного на отказ от лечения и право на эвтаназию являются источником едва ли не самых драматических дилемм биомедицинской этики.

· Введение в медицинскую практику принципа «информированного согласия”, что предполагает совместное с пациентом принятие решений, касающихся его лечения или участия в медико-биологических исследованиях; этот процесс предусматривает, в частности, отказ от доктрины «святой (спасительной) лжи”.

· Пересмотр некоторых традиционных норм медицинской деонтологии (положения о врачебной тайне, принципа «не навреди” и др.), поиск инвариантных решений, необходимость определения своего отношения к новым деонтологическим подходам в новых условиях, в частности, в условиях компьютерной и телемедицины, платного здравоохранения и др.

Рассмотрение проблем,которые биомедицинская этика включает в поле своих заботы и внимания, позволяет сделать вывод, что в сложных условиях современной гуманитарной парадигмы и соответственно гуманитарной экспертизы (Г.Л. Тульчинский) именно биомедицинская этика обеспечивает разрешение на своем поле противоречия между антропоцентризмом «старого” мировоззрения, делавшего человека исключительным центром мироздания, и новым, «не-антропоцентрическим” подходом, заботящимся о Жизни и Живом во всех их проявлениях. Снимая это противоречие, биомедицинская этика делает обе эти парадигмы комплементарными – «уживающимися” и взаимодополняющими друг друга. Современная культура (и экология) показали несостоятельность и даже опасность отношения к человеку как самоценности. Не человек сам по себе в рамках традиционного гуманизма и антропоэгоизма, а свобода его воли, направленная на выбор им подлинных ценностей, открывает перед нами новую пост-человечность – человечность более высокого уровня, выявляющую способность личности не только к эгоцентризму, но и к заботе о жизни и правах Живого до-, не- и недо-человеческого уровней. Таким образом происходит распространение, расширение человеческого и человечности за пределы его биологического вида.

На фоне пересмотра традиционных теоретических представлений в постнеклассическом ключе становится ясно: сегодня этико-гуманистические основания для решения проблем современной биологии и медицины – или хотя бы подходы к их решению – совершенно необходимы и практическому врачу, и биологу, и врачу-исследователю, которые часто действуют на свой страх и риск, на уровне личной нравственной культуры, или вынуждены попросту обходить многие из них. В условиях бурно протекающего биологического и научно-технического прогресса биомедицинская этика рассматривает громадное количество новых и трудных моральных проблем, но в любом случае решающую роль будет играть моральная ответственность, которая зависит от свободы выбора специалистом соответствующей модели поведения.

Всвязи с большими достижениями биологическойи медицинской науки и внедрением новыхмедицинских технологий в начале XXI в.врач в исключительных случаях вынужденпринимать решения, которые входят впротиворечия с нормами классическоймедицинской этики. Большое внимание кправам личности, в том числе и к правампациента, привело к новому пониманиюсути взаимоотношений между врачом ипациентом. Все это послужило предпосылкамик возникновению и развитию биомедицинскойэтики (биоэтики). Термин «биоэтика» былвведен американским биологом В. Поттеромв 1969 г., по его определению, биоэтика -это соединение биологических знаний ичеловеческих ценностей.

Внашей стране изучение биоэтики началосьнамного позже по сравнению с другимистранами. В 1992 г. создан Российскийнациональный комитет по биоэтике (РНКБ),учрежденный Российской академией наук.Основная цель РНКБ — способствоватьзащите прав, свобод и достоинствачеловека в условиях бурного прогрессабиологических и медицинских наук и вовзаимодействии человека как пациентасо сферой здравоохранения.

Биоэтикапредставляет собой одно из приоритетныхнаправлений деятельности ЮНЕСКО, которойв 2005 г. была принята Всеобщая декларацияо биоэтике и правах человека.

Изучаяморальные, философские, теологические,правовые и социальные проблемы,рождающиеся по мере развития биологиии медицины, биоэтика тем самым являетсямеждисциплинарной областью знаний, онаохватывает медицинскую этику ипростирается за ее пределы. Круг проблембиомедицинской этики гораздо ширепроблем классической медицинской этики,но отчасти перекликается с ними. Вбиоэтике центральное место занимаетотношение к жизни и смерти, причем жизньпонимается как высшая ценность. Именнопоэтому иногда биоэтику определяют каксистему знаний о границах допустимогоманипулирования жизнью и смертьючеловека.

Косновным аспектам приложения биомедицинскойэтики относятся:

• правона жизнь;

• правона смерть, эвтаназия;

• аборт,контрацепция, стерилизация;

• новыерепродуктивные технологии;

• медико-биологическиеэксперименты на человеке;

• современныетехнологии генной инженерии;

• трансплантацияорганов и тканей;

• психиатрияи права человека;

• моральныепроблемы ВИЧ-инфицированных;

• межпрофессиональныеотношения в медицине;

• проблемысоциальной справедливости в медицине.

Врач,работающий в специализированномучреждении, оказывающем медицинскуюпомощь женщинам, не может не задумыватьсяоб этических аспектах искусственногопрерывания беременности, контрацепциии стерилизации,относящихсяк современным формам медицинскоговмешательства в репродуктивную функциючеловека. Скажем, представляет ли абортнарушение основного принципа медицинскойэтики — «не навреди»? Допустимо ли егопроведение с этической точки зрения (аона совсем не обязательно совпадает сюридической)? Если да, то в каких случаях?Ответы на эти вопросы зависят отпрофессиональной подготовленности инравственных принципов врача.

Однаиз важнейших проблем, связанных сразработкой новых репродуктивныхтехнологий, — искусственноеоплодотворение, котороепредоставляет возможность преодолетьбесплодие. Использование этой технологиизатрагивает такие человеческие ценности,как природа самого брака, взаимоотношениясупругов, судьба личности будущегоребенка. С точки зрения морали здесьважно не перейти ту грань, когдавмешательство в репродуктивную сферупомогает женщине обрести долгожданнуюбеременность, а не превращается в видманипуляции, эксперимента. Искусственноеоплодотворение в нашей стране имеетзаконодательное разрешение и не должновызывать морального осуждения в обществе.Действительно, каждая женщина имеетправо быть матерью, и долг врача — помочьей в этом.

Спорныйи уязвимый с точки зрения биоэтикиметод суррогатногоматеринства, когдаоплодотворенная яйцеклетка (отбиологических отца и матери) вноситсяв матку другой женщины (суррогатнойматери), которая вынашивает и рожаетребенка, а потом передает его биологическимродителям. Таким образом, с одной стороны,становится очевидной манипуляциятелесной природой ребенка, получающегогенетическое наследие от двух определенныхлиц и вместе с тем кровь, питание отсуррогатной матери. С другой стороны,это единственный способ для отдельныхсемейных пар обрести желанного ребенка.

Ожесточенныеспоры велись и ведутся вокругпроблемы клонированиячеловека наоснове современных технологий геннойинженерии. В обсуждении моральногоаспекта клонирования участвуют биологи,врачи, политики, философы, священнослужители.Высказываются две противоположныеточки зрения. Первая — клонированиеморально этично, и появление человеческихгенетических копий безопасно для самогочеловека и общества. Эта технологияоткрывает путь к освобождению от болезнейи бессмертию. Вторая — клонированиеаморально и не безопасно, так как наукаеще не в состоянии определить последствия,к которым оно приведет, нет экспериментальныхдоказательств, что каждый клонированныйэмбрион будет развиваться нормально иу клонированного ребенка не возникнутуродства или умственные задержки, крометого, могут появиться самые непредсказуемыезлоупотребления.

Дляврача, работающего в специализированномучреждении хирургического профиля,может оказаться немаловажной выработкаэтической позиции по отношению к такомуважнейшему достижению медицинскойнауки ХХ в., кактрансплантацияорганов и тканей человека. Сегодняпересаживаются практически все жизненноважные органы и ткани: почки, сердце,печень, легкое, костный мозг и другие.Однако трансплантология породила многосложных этических и правовых проблем,связанных с определением прав иобязанностей донора и его родственников,реципиента и медицинских работников,а также сопряженных с ними условийполучения информированного согласия(реципиента, живого донора), констатациинеобратимой гибели головного мозгапредполагаемого донора. В настоящеевремя основной правовой документ в этойобласти — Закон РФ «О трансплантацииорганов и (или) тканей человека». В немопределены условия и порядок трансплантациичеловеческих органов и тканей с учетомсовременных достижений медицинскойнауки и практики, однако не даны ответына многие этические вопросы.

Кодной из наиболее горячо обсуждаемыхсегодня этических проблем относитсяпроблема эвтаназии, т.е. намеренногоускорения наступления смерти неизлечимогобольного с целью прекращения егостраданий. Иными словами, эвтаназия -это преднамеренное убийство человека(по его просьбе). Различают две основныеформы эвтаназии: активную и пассивную.Активная эвтаназия — преднамеренноеприменение медицинскими работникамикаких-либо средств с целью прерыванияжизни пациента. К активной эвтаназии

такжеотносят самоубийство при помощи врача,который предоставляет больному средствадля прекращения жизни. Пассивнаяэвтаназия — отказ от поддерживающеголечения, которое или совсем не начинают,или прекращают на определенном этапе.В Основах существует специальная ст.45 «Запрещение эвтаназии». В ней говорится:»Медицинскому персоналу запрещаетсяосуществление эвтаназии — удовлетворениепросьбы больного об ускорении его смертикакими-либо действиями или средствами,в том числе прекращением искусственныхмер по поддержанию жизни». Эвтаназияпротиворечит религиозным взглядам всехосновных конфессий и классическоймедицинской этике, в частности клятвеГиппократа, однако этот вопрос не можетсчитаться окончательно решенным.

Ещеодин принцип биоэтики — социальнаясправедливость, которыйпредусматривает равное предоставлениенеобходимых видов медицинской помощилюбому пациенту независимо от егофизического, психического и материальногосостояния. Врач при оказании медицинскойпомощи пациентам должен руководствоватьсяисключительно профессиональными иэтическими нормами, а не отдаватьпредпочтение больным с особым социальнымстатусом и высоким материальнымположением.

Социально-психологическойосновой профессионального воспитанияврачей служат формирование и развитиеу них соответствующей этико-деонтологическойкультуры. Это означает, что сопереживаниеи милосердие должны стать внутреннимсодержанием, нравственным стержнеммедицинского работника. Этические нормыврача должны находить свое проявлениев профессиональной деятельности, преждевсего в общении с пациентами, их близкими,во взаимоотношениях с коллегами.

БИОЭ́ТИКА (био­ме­ди­цин­ская эти­ка), сфе­ра меж­дис­ци­п­ли­нар­ных ис­сле­до­ва­ний, пуб­лич­ных дис­кус­сий и по­ли­тич. ре­ше­ний, свя­зан­ных с ос­мыс­ле­ни­ем, об­су­ж­де­ни­ем и раз­ре­ше­ни­ем раз­но­об­раз­ных мо­раль­ных про­блем, ко­то­рые по­ро­ж­да­ют но­вей­шие дос­ти­же­ния био­ло­гич. и мед. на­ук, и прак­ти­ка здра­во­охра­не­ния. Тер­мин «Б.» был впер­вые ис­поль­зо­ван в 1970 амер. био­хи­ми­ком В. Р. Пот­те­ром (1911–2001), ко­то­рый обо­зна­чил Б. как об­ласть ис­сле­до­ва­ний, при­зван­ную со­еди­нить био­ло­гич. нау­ки с эти­кой во имя ре­ше­ния в дли­тель­ной пер­спек­ти­ве за­да­чи вы­жи­ва­ния че­ло­ве­ка как био­ло­гич. ви­да при обес­пе­че­нии дос­той­но­го ка­че­ст­ва его жиз­ни. При­мер­но в то же вре­мя амер. врач А. Хел­ле­герс (1926–1979) дал др. трак­тов­ку Б. Он пред­ста­вил её как но­вый спо­соб ос­мыс­ле­ния и ре­ше­ния тех мо­раль­ных кон­флик­тов, ко­то­рые по­ро­ж­да­ет вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ная ме­ди­ци­на. Имен­но Хел­ле­герс при­дал Б. ака­де­мич. ста­тус и спо­соб­ст­во­вал её при­зна­нию в био­ло­гич. и мед. нау­ках, по­ли­ти­ке и СМИ. Имен­но его по­ни­ма­ние Б. ста­ло со вре­ме­нем пре­об­ла­даю­щим. В кон. 1960-х – нач. 1970-х гг. в США воз­ник­ли пер­вые цен­тры, за­ни­маю­щие­ся про­бле­ма­ми Б.: Гас­тинг­ский центр (штат Нью-Йорк) и Ин-т эти­ки им. Кен­не­ди Джор­дж­таун­ско­го ун-та (Ва­шинг­тон). Пер­вое де­ся­ти­ле­тие сво­его су­ще­ст­во­ва­ния Б. раз­ви­ва­лась в осн. в США, за­тем по­сте­пен­но ста­ла уко­ре­нять­ся так­же в Зап. Ев­ро­пе и др. ре­гио­нах ми­ра. Рос. нац. ко­ми­тет по био­эти­ке РАН соз­дан в 1992. В 1992 ор­га­ни­зо­валась Ме­ж­ду­нар. ас­со­циа­ция био­эти­ки, ко­то­рая ка­ж­дые два го­да про­во­дит все­мир­ные кон­грес­сы. Б. име­ет мно­же­ст­во пе­рио­дич. из­да­ний, са­мые ав­то­ри­тет­ные из ко­то­рых: «Bioethics» (1987, Lankaster; c 1992 ор­ган Ме­ж­ду­нар. ас­со­циа­ции био­эти­ки), «The Hastings Center Report» (1971, Garrison; N. Y.), «Journal of Medical Ethics» (1975, L.). Од­на­ко в це­лом Б. су­ще­ст­ву­ет ско­рее в ка­че­ст­ве не­пре­стан­но рас­ши­ряю­ще­го­ся и ус­лож­няю­ще­го­ся по­ля этич. и пра­во­вых про­блем, как пра­ви­ло не имею­щих про­стых и од­но­знач­ных ре­ше­ний, чем в ка­че­ст­ве на­уч­ной дис­ци­п­ли­ны со стро­гим и об­ще­при­ня­тым кон­цеп­ту­аль­ным ап­па­ра­том. Су­ще­ст­ву­ет мно­же­ст­во вер­сий Б., прин­ци­пи­аль­но от­ли­чаю­щих­ся друг от дру­га по са­мым су­ще­ст­вен­ным мо­мен­там.

УДК 001.2

О. В. Летов

ПРОБЛЕМЫ И ПРИНЦИПЫ БИОЭТИКИ

Институт научной информации по общественным наукам РАН Москва, Россия, mramor59@mail.ru

В статье рассматривается трактовка биоэтики как «моста» между естественными и гуманитарными науками. Источниками биоэтики выступают такие дисциплины, как медицина, теология, философия и право. Современная биоэтика представляет собой «нормальную» науку в куновском смысле этого слова. Под «нормальной» наукой Т. Кун понимал дисциплину, в рамках которой оказывается упорное сопротивление по отношению к любого вида изменениям. В области биоэтики центральное место занимает концепция принципализма. Согласно этой концепции в основе биоэтического анализа должны лежать руководящие этические принципы и правила.

Ключевые слова: биоэтика; кризис; «нормальная» наука; эпистемологические изменения; принципализм; биосодружество; информированный отказ.

Поступила: 10.04.2017Принята к печати: 27.04.2017

O.V. Letov Problems and Principles of Bioethics

Keywords: bioethics; crisis; «normal» science; epistemological changes; princi-palism; bio-community; informed refusal.

Received: 10.04.2017Accepted: 27.04.2017

В 1970 г. американский специалист в области онкологии Ван Ренселлер Поттер (1911-2001) впервые ввел в научный оборот термин «биоэтика». Тем самым был дан импульс развитию новой научной дисциплины, направленной на решение проблем, связанных с новыми перспективами в развитии биомедицинской науки.

Ван Ренселлер Поттер — сын фермера из Южной Дакоты -получил образование в области биохимии. Позднее он продолжил свое обучение в Швеции, где занимался вопросами «биоэтики» -дисциплины, находящейся на стыке философского и естественнонаучного знания. После возвращения в США он работал научным сотрудником Уисконсинского университета. Не принимая участия в медицинской терапии, он выступал в качестве эксперта-биохимика в вопросах происхождения саркомы. По воспоминаниям своих коллег, Поттер рассматривал науку не как «работу», а как «этический, эмоциональный и креативный опыт» . В 1960-е годы сфера его научных интересов расширилась. Он стал публиковать научные статьи, касающиеся таких проблем, как перспективы человеческого прогресса, взаимодействие между наукой и обществом, роль отдельного человека в современном обществе и т.п. Эти статьи легли в основу его первой книги «Биоэтика: мост в будущее», вышедшей в 1971 г. В этой книге Поттер признавал, что узконаучные вопросы способны заслонять взгляд ученого на «важнейшие проблемы современности» . Среди этих проблем он выделял следующие: народонаселение, мир, загрязнение окружающей среды, нищета, политика и прогресс.

Что касается основной специальности Поттера — онкологии, то в данной области он вынужден был признать, что основная цель — победа над раком — еще далека до своего осуществления. Как отмечал сам Поттер, в этой сфере «маленькие победы еще не означают прорыв» . Если в индивидуальном плане наука может предложить тяжелобольному пациенту те или иные средства облегчения страдания, то в социальном плане ученые не в силах все еще решить проблему предотвращения онкологических заболеваний.

А.М.Дж. Хенк исследует поттеровское понятие биоэтики с целью проследить истоки его происхождения. В ранних публикациях Поттер рассматривал биоэтику в качестве моста между настоящим и будущим, природой и культурой, наукой и ценностями, человечеством и природой. Термин «мост» использовался в данном случае как метафора с целью формирования новой дисциплины. Формирование термина «биоэтика» Поттер связывает с «эвристическим моментом». Этот момент ассоциируется с такими явлениями, как «новая идея», «инсайт», «план действий» или «экспериментальный подход». Все эти явления носят подсознательный характер. «Эвристический момент» обладает следующими свойствами. Во-первых, этот момент происходит неожиданно: его нельзя вызвать с помощью желания, нельзя предсказать. Во-вторых, «эвристический момент» сопровождается психологическим состоянием эйфории, чувством восторга. В-третьих, он может быть ошибочным: ученые не могут быть уверены, что «внутренняя экспертиза» научного результата дает все ответы на поставленные вопросы. Сопровождаемый эйфорией, «эвристический момент» вызывает действие, последнее приводит к накоплению опыта, а опыт формирует мудрость. Согласно Поттеру, представителям биоэтики должны быть присущи такие качества, как смирение и ответственность. В своих рекомендациях им следует придерживаться реалистического понимания фактов и, сохраняя баланс между оптимистическими и пессимистическими оценками, осуществлять выполнимые задачи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Позднее Поттер, стремясь расширить перспективы этой дисциплины, сформулировал понятие «глобальной биоэтики». «Глобальная биоэтика», согласно Поттеру, призвана интегрировать этические проблемы в контекст более широкого междисциплинарного синтеза. Биоэтику Поттер определял как новую «науку выживания», обладающую научным методом. Биоэтика — это мудрость, информация о том, как использовать знание в целях выживания и развития человечества. Когда имеют место конкурирующие между собой пути решения проблемы и приоритеты не определены, биологическое знание дополняется ценностными суждениями. «Глобальная биоэтика» — это результат междисциплинарного синтеза, преодолевающего границы между отдельными науками. Задача биоэтики, согласно Поттеру, суть не что иное, как спасение человечества. Основная причина того, что цивилизация находится в

опасности, заключается в том, что науки о природе и науки о культуре разобщены между собой. Это обстоятельство было отмечено Ч.П. Сноу в лекции «Две культуры» в 1959 г. По мнению Поттера, именно биоэтика призвана создать «мост» между естественными и гуманитарными науками. Исследование человеческой цивилизации следует дополнить антропологическим подходом. Суть этого подхода сводится к тому, что, если ученые стремятся предвидеть социальное будущее, этот подход должен выяснить, что может и что должно произойти в ситуации, контролируемой человеком. При этом необходимо обращаться к методам как естественных, так и гуманитарных дисциплин. «В эпоху, когда выживанию человечества угрожают такие факторы, как оружие массового уничтожения, возможность ядерной войны, опасность экологической катастрофы, потребность в позитивном видении будущего становится настоятельной необходимостью»

К.Э. Малдонадо отмечает, что анализ последних публикаций по биоэтике свидетельствует о том, что эта дисциплина находится в глубоком кризисе. Данный кризис бросает вызов биоэтике как науке. Вместе с тем современное общество переживает время от времени различные кризисы, будь то в сфере окружающей среды или культуры, политики или экономики

Под биоэтикой в настоящее время понимают биомедицинскую этику как прикладную дисциплину, как, например, этика бизнеса, этика окружающей среды и т.п. Иными словами, биоэтика -это не моральная философия как базовая этика в том смысле, что существуют базовая наука и прикладная наука. Таким образом, стандартная биоэтика суть медицинский и клинический подход к этике. Если предметом биоэтики выступает индивидуум, то методом биоэтики является принципализм. А поскольку в основе принципализма лежит индивидуум, то представители биоэтики порой не в силах решить проблемы в масштабах общества или коллектива. Нелегко определить «объект» исследования биоэтики.

Современная биоэтика представляет собой «нормальную» науку в куновском смысле этого слова. Под «нормальной» наукой Т. Кун понимал дисциплину, в рамках которой оказывается упорное сопротивление по отношению к любого вида изменениям (новым парадигмам, революциям). «Нормальная наука», согласно Куну, сводится к одному предложению: она «работает». «Нормальная» биоэтика как прикладная дисциплина также закрыта по отношению к

критике, ограничена в рамках классических текстов. Своим происхождением она обязана случаям или фактам из практики биологических исследований или медицины. В определенном смысле биоэтику можно сравнить с библиографической наукой, неспособной справиться с реальными внешними проблемами, вести диалог с представителями других наук. Последователи биоэтики дистанцируются от «нормальной» науки, которая имеет объект исследования, принадлежит к определенной традиции, обладает собственным языком и методом.

В начале XXI в. в кризисе находятся не только биоэтика, но и медицина как система социального здравоохранения. Причинами этого кризиса могут быть разнообразные факторы, такие как рост влияния финансового капитала на цели социальной политики, увеличение средней продолжительности жизни населения развитых стран, «перевертывание» социальных пирамид в «информационном» обществе, успехи биологии и медицины, дающие надежду богатым людям выиграть еще одну жизнь. Указанный кризис является многомерным, поэтому не вызывает удивления обращение представителей биоэтики к междисциплинарным исследованиям. Возникает необходимость рассматривать биомедицинскую этику сквозь призму более широкого контекста системы здравоохранения. Таким образом, проблема биоэтики становится политической проблемой. С одной стороны, встает вопрос о том, что является предметом биоэтики, а с другой — проблемы биоэтики являются не дисциплинарными, а междисциплинарными. Эпистемологические изменения в области биоэтики влекут за собой изменения во взглядах на происхождение этой дисциплины, трансформируют основные понятия и методы.

Вопрос сводится к тому, может ли биоэтика стать новой дисциплиной с собственными методами, нормами, признанными текстами, программой. Как показывает история науки, дисциплина превращается в «иную», когда новая теория формируется как ответ на новые возникшие проблемы, что приводит к необходимости формирования новых языков и новых подходов. Иными словами, новая наука формируется вовсе не потому, что некоторые ученые стремятся к определенным переменам. Однако до настоящего времени биоэтика остается дисциплиной, «закрытой изнутри» |»МаЫопаёо1. Биоэтику можно назвать дисциплиной «второго порядка», так же как в рамках логики существуют логика «первого порядка» и

логика «второго и выше порядков». Источниками биоэтики выступают такие дисциплины, как медицина, теология, философия и право. Некоторые философы относят биоэтику к социальной или политической этике. Представители биоэтики разрабатывают такие проблемы, как эвтаназия, права пациентов с ограниченными возможностями, права участников биомедицинских исследований в качестве испытуемых, информированное согласие, аборты, самоубийство с медицинской помощью, распределение медицинских ресурсов, этика окружающей среды и др.

Биоэтику можно рассматривать в качестве этического контроля по отношению к биомедицинской практике и научным исследованиям. Не случайно представители фармацевтических компаний оказывают посильное сопротивление по отношению к биоэтическим исследованиям. Вместе с тем, уделяя пристальное внимание нормам поведения ученого в рамках научного исследования, последователи биоэтики немного места отводят изучению норм биоэтического исследования. Если принять во внимание биоэтические исследования на других континентах, например в Африке, то встает необходимость расширения антропологического базиса принципализма. Последователи биоэтики должны принимать во внимание разнообразие и плюрализм культурных сообществ того или иного региона земного шара. Предмет биоэтики следует обогатить достижениями социальной, академической и научной культуры. Он может быть расширен за счет обращения представителей биоэтики к таким областям знания, как социология, антропология, политика, этнография, демография и др. Особое место в этом ряду занимает искусство. Поскольку представление о прекрасном составляет базис человеческого опыта, этот опыт способен внести существенный вклад в развитие как медицины, так и биоэтики.

К.Э. Малдонадо выделяет следующие концепции, касающиеся вопроса о происхождении биоэтики. 1. Биоэтика является ответом на стремительный прогресс биомедицинских технологий.

2.Биоэтика как ответ на радикальный культурный плюрализм.

3.Биоэтика — это активное социальное движение в рамках системы здравоохранения. 4. Биоэтика — попытка предвидеть ближайшее социальное будущее. 5. Истоки биоэтики — это клятва Гиппократа. То или иное видение биоэтики обусловлено определенными социальными мифами, тесно связанными с интересами определенных

групп. Различают три вида биоэтики: 1) философская, 2) дескриптивная, 3) нормативная политически ориентированная. В настоящее время большее внимание уделяется нормативному, а не интерпретативному пониманию биоэтики. Окончательное решение в сфере биоэтических проблем формируется постепенно на основе консенсуса, обсуждения и компромиссов. Принципы и ценности в рамках биоэтики следует дополнить такими категориями, как эмпатия и понимание. Биоэтика может быть дополнена такими предметами, как: 1) антропология и культурология: 2) история и литература; 3) искусство и эстетика . Если в христианской трактовке принципализма на первый план выдвигаются такие принципы, как принцип свободы и «не навреди», то в рамках исламской традиции в центре оказываются принципы справедливости и благодеяния. Под влиянием критики сторонники принципализма отказались от идеи механического применения известных принципов. В настоящее время концепция принципализма остается наиболее «интуитивно-информативной» формой постижения современных вопросов биоэтики. Вместе с тем критики отмечают, что эта концепция имеет ограниченные возможности, когда встает вопрос о роли социокультурных факторов. Например, сотрудники клинических центров, лабораторий, родильных домов могут иметь различные профессиональные предпочтения относительно того или иного конкретного случая. Иными словами, проблема личного выбора во многом обусловливается «эмпирической составляющей». Таким образом, концепция принципализма проявляет свою слабость как в отношении социокультурного контекста, так и при учете личностных особенностей морального субъекта. Существует вопрос каким образом обычные люди должны относиться к мнению экспертов в сложных клинических случаях, например в ситуации, когда родителям сообщают о том, что их будущий ребенок с большой вероятностью может заболеть синдромом Дауна. Должны ли при этом родители прислушиваться к информации эксперта или полагаться на собственное видение ситуации?

Представителей биоэтики нередко упрекают в том, что они «идут на поводу» у крупных фармацевтических и биотехнологических компаний. Возникают ситуации, когда материальные соображения ученых вытесняют профессиональные и этические нормы. Подобные проблемы возникают не только в области медицины, но и в сфере пищевой промышленности, и в сфере охраны окружающей среды.

«Биосодружество» — это система понятий, позволяющая понять права и ответственность ученых, чьи технологические исследования представляют собой в той или иной форме вмешательство в органическую жизнь. «Биодефекция» представляет собой совокупность фильтров, сквозь призму которых исследуется система «биосодружества». В случае столкновения с этическими проблемами ученый должен соизмерять их с имеющимися принципами и интегрировать с новыми фактами, образуя новую систему. Пионе-

рами в этой области могут выступать не только те, кто предлагает новые биотехнологии, но и те, кто нашел в себе силы отказаться от рискованных шагов. Последние являются представителями «философии ограничений», т.е. указывают некие социальные границы, которые ученые не должны переходить. Эти границы могут быть обусловлены такими факторами, как половая, национальная, классовая или религиозная принадлежность индивида.

В науке не исключены ситуации, когда группа исследователей работает вопреки правилу информированного согласия и формирует знание, в котором сообщество отнюдь не испытывает потребность. «Накладывать определенные ограничения на подобного рода исследования отнюдь не означает стремление руководствоваться «антинаучными мотивами»» . Отказ от участия в том или ином научном исследовании может носить одновременно методологический и политический характер. Если методологический отказ тесно связан с принципами субъекта, то политический обусловлен факторами принадлежности субъекта к той или и иной социальной группе. Правило информированного отказа позволяет переосмыслить права, обязанности и возможности как ученых, так и лиц, участвующих в исследовании в качестве испытуемых. При этом сам отказ как таковой отнюдь не следует романтизировать или переоценивать. Отказ может выступать первым, но отнюдь не единственным выбором пациента. Так же как и согласие, отказ должен быть действительно информированным, т.е. важно, чтобы пациент был способен понимать и обосновывать причины отказа. При этом никак не следует опираться на такие «доводы» пациентов, согласно которым врачи способны не столько лечить, сколько губить больных.

Р. Бенджамен приходит к выводу, что информированный отказ несет с собой не только принципы, но и социально-политические права пациентов и субъектов, принимающих участие в медицинских исследованиях в качестве испытуемых. Правило информированного отказа предоставляет пациенту выбор, «устанавливает равноправные отношения между социальными институтами и пациентами» .

Список литературы

1.Benjamin R. informed refusal: toward a justice-based bioethics // Science, technology & human values. — L., 2016. — Vol. 41, N 6. — P. 967-990.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.