Прозорливые старцы России

Ольга Рожнёва
Оптинский старец

Узнав, что я тружусь в Оптиной Пустыни, часто спрашивают «А сейчас в Оптиной есть старцы?» Или: «Как можно поговорить со старцем?»
Первое время смущалась этими вопросами… Ведь чаще всего мы — даже давно живущие в церкви — новоначальные. Младенцы духовные… Мой первый духовный наставник, игумен Савватий, имеющий за плечами сорок лет жизни в церкви и двадцать пять лет хиротонии, иногда говорит о себе: » Я в духовной школе — хорошо — если два класса окончил… Вот мой духовный наставник, отец Иоанн Крестьянкин, он — да… он был профессор духовный…»

Да, старец — профессор духовный… Но зачем духовному младенцу — профессор? На вопросы новоначального может ответить любой опытный Оптинский духовник… А люди упорно ищут старца. Ищут Оптинского схиигумена, а ныне схиархимандрита, отца Илия (Ноздрина). Задают вопросы, просят молитв, ищут старческого благословения.

Рассказала я о своём смущении известному Оптинскому духовнику, игумену А. И он ответил:

— Не смущайся. Старцы — это красота православия, дух православия, свидетельство истинности нашей веры. Через старца человек видит Бога. Разве смущались люди девятнадцатого века, когда тысячи приезжали в обитель к преподобному Амвросию? Иногда можно услышать от наших современников: «Сейчас и старцев не осталось — «оскуде преподобный»… А в каком веке псалмопевец Давид это сказал? То-то… Иисус Христос — вчера и днесь тот же, и Дары Духа Святаго те же…

***

Все, кому случалось встретиться с отцом Илием, уверены, что даже мимолетная встреча с ним — событие большой духовной значимости в их жизни. Я чувствую то же самое. По милости Божией, мне довелось несколько раз беседовать со старцем, исповедаться ему, принимать из его рук Святое Причастие. А когда отец Илий в 2009 году расспросил меня о моих первых рассказах, то благословил на писательский труд. И вот, после благословения старца, самым чудесным образом, неожиданно для меня самой, никогда не имевшей дела с книжными издательствами и издателями, в течение трёх лет, были написаны и изданы мои книги «Монастырские встречи» и «Непридуманные истории».

Я начала бережно записывать истории о старце, которыми щедро делились со мной его чада и те, кто просто имел опыт встречи с отцом Илией. Истории эти были какие-то очень «тихие»: смирение и кротость старца как бы распространялось и на эти рассказы и на самих рассказчиков… Их хотелось рассказывать вполголоса, как рассказывают люди о чём-то драгоценном, сокровенном.

О своей встрече со старцем поведала и разрешила записать её рассказ монахиня Филарета.

Мать Филарета, а тогда просто Людмила Гречина, в Бога верила всю жизнь, но воцерковилась, будучи уже зрелым человеком. Она окончила Московский авиационный институт (МАИ), и работала инженером по запуску спутников в отделе памяти. Думает, что, если бы не пришла к Богу, то её уже не было бы в живых, как нет в живых некоторых её ровесниц, работавших вместе с ней. Но когда человек растёт духовно, Господь даёт ему время, не срывает несозревший плод.

Воцерковление Людмилы Гречиной произошло довольно-таки чудесным образом. Она вместе с сыном проводила отпуск в Италии. Выходила вечером гулять, любовалась холмами вдали и каким-то монастырём, прекрасный вид на который открывался с пригорка. И вдруг услышала голос:

— Вернёшься в Россию — пойдёшь в монастырь.

Сказано это было так ясно и чётко, что, вернувшись в Россию, Людмила, которой в то время было уже 57 лет, решила обратиться к старцу. Она приехала в Оптину Пустынь к Оптинскому старцу, отцу Илию.

К отцу Илии попасть всегда трудно, желающих посоветоваться со старцем, попросить его молитв или просто благословения, всегда больше, чем может вместить день даже такого подвижника. Но Людмила, с Божией помощью, не только сразу же смогла поговорить с ним, но и стала его духовным чадом. Старец прозорливо предвидел её монашеский путь. Он сразу же предложил Людмиле поехать в Новодевичий монастырь.

— Как — в Новодевичий? Да там же музей, батюшка!

Старец улыбнулся и ответил:

— Там монастырь. Уже четыре месяца как открыт.

— А кто меня туда возьмёт в мои-то годы?!

— Иди-иди! Тамошняя игумения тебя возьмёт, не сомневайся!

И он дал характеристику игумении, хотя никогда в жизни её так и не увидел.

Людмила поехала в Новодевичий монастырь. И живёт там уже восемнадцать лет. Отец Илий стал её духовным отцом. Правда, приезжает она к нему нечасто. Как-то раз она, уже будучи монахиней, подумала: «Редко я батюшку вижу, может, и не считает он меня своим чадом-то?» И загрустила. Через пару дней получает письмо от старца. А начинается оно словами: «Чадце моё духовное!» Утешил батюшка…

Мать Филарета вспоминает о случаях прозорливости духовного отца: «Батюшка иногда мог дословно повторить слова, сказанные в келье Новодевичьего монастыря, хотя находился за четыреста километров от Москвы — в Оптиной Пустыни».

Как-то раз она привезла духовному отцу подарок из паломнической поездки в Александрию — подрясник очень хорошего качества, из натурального хлопка. Положив подарок в пакет, отправилась на поиски старца. Что в пакете — никому не видно, сюрприз для батюшки будет… И вот идёт она по Оптиной и видит: старец у храма с паломниками беседует.

Встала мать Филарета в сторонке и ждёт, пока отец Илий освободится, чтобы, значит, подарок ему свой подарить. Ждёт, а сама вспоминает, что старец все подарки тут же раздаривает. Как-то паломница ему банку клубничного варенья дарит, а он тут же её матери Филарете передаёт и говорит: «Давай вот матушке варенье-то отдадим, ей нужнее».

И стали её помыслы донимать о подряснике: не будет ведь носить батюшка, передарит кому-нибудь! Хоть бы уж сам поносил! Такой подрясник хороший! Нет, не будет сам носить… Точно, кому-нибудь передарит…

В этот момент старец к ней оборачивается и говорит:

— Ну, давай, давай уже свой подарок! Да буду, буду я его сам носить!

Мать Филарета улыбается…

***

Как-то она познакомила меня со своей духовной сестрой, также чадом отца Илия, схимонахиней Елизаветой. И мать Елизавета рассказала мне свою историю встречи со старцем…
К вере она пришла тоже зрелым человеком, будучи не только матерью семейства, но и бабушкой. Пришла так, как будто искала веру всю жизнь, и, найдя, припала, как к целебному источнику, врачующему раны души. Быстро воцерковилась, охладела к телевизору, полюбила пост, церковные службы. Испытав необходимость в духовном руководстве, поехала в Оптину.

Дальнейшие события развивались стремительно. Она увидела старца, отца Илия, окружённого паломниками, и очень ей захотелось хотя бы пару минут побеседовать с ним. Но народу было слишком много, и она решила подождать до следующего дня.

А на следующий день старца не оказалось в обители: он уехал на подворье в Москву. Узнав телефон подворья, осмелилась позвонить, и, хоть и не верила в то, что возможно это, спросила, нельзя ли ей поговорить с батюшкой. В трубке помолчали, спросили её номер телефона и вежливо попрощались. «Вот и всё, — подумала она: Не получилось… Глупо было и надеяться… Мало разве у старца дел, чтобы ещё со всеми желающими тётушками беседовать?!»

А на следующий день телефон зазвонил, и она, оторвавшись от домашних хлопот, взяла трубку. Взяла да чуть не уронила — батюшка сам позвонил ей! И пригласил приехать для встречи и беседы на подворье.

Волнуясь, сама не своя, приехала — и вот она уже сидит рядом со старцем. А он разговаривает с ней так, как будто знает её всю жизнь. В конце беседы отец Илий сказал: «А ты знаешь, что путь твой дальнейший — монашеский?» И дал будущему чаду молитвенное правило.

Несколько лет окормлялась она у батюшки, и вот пришло время, когда старец предупредил: «Готовься к постригу». Запереживала она крепко: как готовиться-то — непонятно… Подошла к архидиакону, отцу Илиодору, давнему чаду старца: «Как готовятся к постригу?» Отец Илиодор — человек добрый, заботливый, тут же повёл её снова к старцу и спрашивает у духовного отца:

— Батюшка, благословите вот сестру в Шамордино свозить, чтобы ей там монашеское облачение к постригу пошили.

Отец Илий оборачивается, смотрит на них внимательно. А у него иногда бывает такой взгляд зоркий, проницательный — кажется, что видит он не только стоящего рядом собеседника, а и прошлое его и будущее. И вот, посмотрев так пристально и проницательно на чад своих духовных, старец ответил:

— Не надо вам никуда ехать. Пошьют облачение. В Даниловом монастыре.

А у неё и знакомых никогда в этом монастыре не было. Ну, что ж, старец сказал — ему виднее. Возвращается будущая монахиня в Москву. А она в то время была прихожанкой храма царевича Дмитрия, и при храме они организовали первое училище сестёр милосердия в честь святой великомученицы Елизаветы. Настоятелем храма служил отец Анатолий. И вот поделилась она с ним своим беспокойством насчёт монашеского облачения. А он и говорит:

— Мы сейчас одну сестру нашего училища спросим, она как раз облачения шьёт. Ну-ка, Валя, иди сюда.

Валя подбегает, радостно соглашается помочь. И на следующий день объявляет, что пошьют это облачение, и пошьют бесплатно — во славу Божию.

— Где же такие добрые люди трудятся?

— Как где? Я в Даниловом монастыре работаю, шью облачения. Там и пошьют…

И замкнулся круг. А ведь старец никогда эту Валю в глаза не видел…

Так и постриг батюшка своё чадо в честь святой великомученицы Елизаветы.

***

Часто спрашивают: «А какой он — старец Илий?» На этот вопрос ответить трудно: как нам, душевным людям, понять человека духовного? Духовный человек — он видит и понимает всех, а душевный не понимает духовного… Мы только чувствуем благодать Божию, любовь, смирение, которые исходят от духовного человека — и наши сердца тянутся к нему, открываются перед ним…
Вот батюшка выходит после службы на солею храма в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы, к нему тянутся руки паломников: просят благословения, молитв, передают записки с именами. Рядом со мной высокий мощный мужчина, на лице у него выражение горя. Он пытается подойти к старцу, но перед нами слишком много народу. И я с ужасом замечаю, что мой сосед тихо плачет от муки душевной и страдания. Тяжело видеть мужские слёзы, перехватывает дыхание, и я лихорадочно пытаюсь сообразить, как бы помочь ему подойти к старцу.

А отец Илий, невысокий, полностью закрытый от нас толпой, уже духом слышит это горе. Толпа расступается, и он сам подходит к страдающему человеку, и мы видим, как старец обнимает его ласково, подобно матери, утешающей плачущее дитя. Мужчина сквозь слёзы пытается объяснить, рассказать о своём горе, и окружающие понимают, что это потеря близкого человека. И вот мужчина уже рыдает, склонившись к плечу старца, а батюшка сам почти плачет и ласково обнимает рыдающего. И такая любовь на лице старца…

Так они стоят, прижавшись друг к другу, и все понимают, что батюшка молится за этого страдающего человека со всем напряжением своих сил. И постепенно рыдающий успокаивается, лицо его каким-то неуловимым образом меняется. Это трудно определить словами: отчаяние и надрыв сменяются надеждой, утешением… Так бывает, когда кто-то берёт на себя твою боль и твоё страдание.

На следующий день на вечерней службе Оптинская братия выходит на полиелей и встаёт в два ряда по старшинству хиротонии. Мы с сёстрами стоим среди молящихся паломников недалеко от центра храма и слышим, как один из братии, решивший, что старец встал на место недостаточно почётное для его духовного сана, говорит ему: «Батюшка, вы не туда встали». И старец смиренно переходит на другую сторону. А там братии кажется, что старец должен стоять на более почётном месте, в другом ряду, и ему опять говорят: «Батюшка, нет, не сюда, туда». И он опять смиренно переходит. Там ему снова говорят: «Нет же, батюшка, не сюда», пока кто-то из старшей братии, уразумев, что происходит, не взрывается: «Вы что делаете?! Оставьте старца в покое!»

А сам батюшка, абсолютно без всякого смущения, спокойно переходит каждый раз туда, куда его просят перейти. Он, духовный наставник братии, нисколько не гневается, нисколько не смущается. Смущение обычно свойственно гордости, тщеславию: как это, я, да что-то не так сделал! А смирению и кротости — смущение не свойственно. И в то же время эта кротость и смирение — не униженность, совсем нет!

Вот батюшка благословляет одного послушника прочитать пятидесятый псалом. А тот не понимает и взволнованно спрашивает: «Пятьдесят раз читать?» И все, стоящие рядом, смеются. А старец не смеётся. Он такой тонкий и деликатный человек, у него такая любовь к людям, он даже и вида не подаёт, что ошибся его собеседник. Как будто всё в полном порядке. И кротко, с любовью, батюшка объясняет: «Нет, не пятьдесят, один раз прочитаешь». И нам всем, смеявшимся, становится стыдно, что мы смеялись над человеком, который просто не понял…

Господь по милости Своей дарует нам старцев… Епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон (Шатов) писал о современном старце, отце Павле (Троицком): «Вы знаете, я пришёл к вере, будучи уже взрослым человеком, и у меня, когда я стал уже священником, иногда возникали помыслы неверия. Когда я узнал отца Павла, на эти помыслы я отвечал всегда так: если есть отец Павел — значит, есть Бог. То, что есть отец Павел, для меня это было самым лучшим доказательством того, что существует Бог.

И как бы ни сгущалась тьма, какие бы мысли ни влагал дьявол в мою пустую глупую голову, какие бы чувства ни теснились в моём злом ожесточённом сердце, вот эта память о том, что есть отец Павел и знание той благодати, которая даётся человеку Богом, конечно, удерживала меня от неверия, удерживала меня от уныния, удерживала от соблазнов различных, которых так много в нашей жизни».

Эти же слова можно сказать про старца Илия…

8 июля 2013 Источник: ПРАВОСЛАВИЕ.RU

Социальные сети

Короткая ссылка:

скопировано

Свято–Троицкий Серафимо–Дивеевский монастырь, находящийся в с. Дивеево Нижегородской области, является одним из крупнейших в современной России центров православного паломничества. Растущий с каждым годом приток в Дивеево паломников из разных городов России и из–за рубежа обусловлен прежде всего особым почитанием современными верующими преподобного Серафима Саровского, с именем которого связан монастырь. Наиболее активно посещение монастыря в июле–августе: причиной тому не только период летних отпусков, но и празднование 1 августа Обретения мощей преподобного Серафима, попасть на которое – цель многих представителей прихрамовой среды (в терминологии А.В.Тарабукиной).

Общаясь между собой, паломники обмениваются информацией по поводу духовной жизни, рассказами о святых, чудесах и видениях, обсуждают различные пророчества и интерпретации Писания, а также прочитанную ранее или приобретенную тут же духовную литературу. Наряду с рядовыми паломниками, Дивеево посещают распространители православной литературы и представители разнообразных православных сообществ (братств, обществ, союзов и т. д.), нередко ведущие проповедническую деятельность. Таким образом, Дивеево оказывается важным центром, обеспечивающим информационное функционирование прихрамовой среды, способствующим утверждению норм и ценностей этого сообщества.

Наряду с общеизвестными в прихрамовой среде текстами, а также сюжетами, связанными с собственно дивеевской традицией , распространенными и за пределами обители, в этом локусе также бытуют специфические для него тексты, не получающие широкого распространения и «живущие» ограниченное время. В основе данного сообщения – подобного рода локальные слухи, которые я фиксировала в среде дивеевских паломников летом 2002 и 2003 г.

В 2002 г. в Дивеево наряду с листовками об опасности ИНН (индивидуальный номер налогоплательщика), новых паспортов, импортных продуктов и т.д. распространялась апокрифическая молитва. Приведу ее целиком (орфография и пунктуация сохранены):

МОЛИТВА НА БЛАГОСЛАВЛЕНИЕ ДОМА

Да благославит нас и сохранит Всемогущий Милосердный Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый. О! Сладчайший Господи Иисусе Христе, Всемогущий Царю Неба и земли, Сыне Бога Давидова, Иисусе Назарея, нас ради распятый на Кресте, смилуйся над этим домом, храни живущих в нем. Да будет Твое благославление Господне сопутствовать им везде; / да освятит Дух Святый мысли и сердца их; Всемогущество Его везде, во всяком месте; все, что находится в этом доме, кто к ним входит и кто выходит от них. Да благославит Присвятая Троица и сохранит от всякого зла, чтобы ничто нечистое не приблизилось к ним. Имя Господа Иисуса Христа с девятью чинами Ангелов да будет в сем доме и даст ему свой покой. / Да покроет своим материнским Покровом Пресвятая Дева Мария; да охранят его Святые Апостолы, благополучие его да утвердят и укрепят Святые Евангелисты. / Крест Господа Нашего Иисуса Христа да будет кровлей ему; гвозди Господа Нашего Иисуса Христа да будут его защитой; венец Господа Нашего Иисуса Христа да будет его покровом. Пресвятая Дева Мария, Святый праведный Иосиф и вси святые, Ангелы хранители умолите Господа Иисуса Христа, Единаго от Святыя Троицы, да сохранит сей дом от грома, молнии, огня, града, наводнения, от нападения злых людей, нужды, неверия, ереси / войны / и всякого несчастия, грозящего душе и телу; в чем да поможет нам Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый. / Аминь. /

Сподоби, Господи, в день сей / или нощь сию / без греха сохранитися нам.

Господи, помилуй. / 3 раза /

Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя. Господи, на Тя уповаем, да не постыдимся во веки. / Аминь. /

Не буду останавливаться на текстологическом анализе «молитвы»; ее прагматика представляется намного более интересней. По словам распространителей, «молитва» некогда спасла от землетрясения дом читавшей ее женщины и несколько соседних домов, случайно огражденных крестом при ее чтении:

Эта молитва, когда было землетрясение на юге, и дома выстояли. Пришла там комиссия проверять в то здание. У женщины есть эта молитва. Она читала и крестом ограждала дом. И попало несколько домов. И вот они выстояли… Но она есть в молитвослове. В молитвослове есть. Если у кого нет – берите. Потому что… Особенно до одиннадцатого августа надо читать (жен., около 25 лет).

11 августа 2002 г распространители также предрекали какие-то катаклизмы:

Ну, говорят, что будет что–то глобальное. Может быть, землетрясение. Старцы говорят. Одиннадцатого будет. Августа (жен., около 25 лет).

Однако попытки выяснить, какие именно старцы советуют читать «молитву», кем она была составлена, а также откуда приехали сами распространители, ни к чему не привели (хотя и удалось узнать, что распространительница, с которой я беседовала, – духовная дочь отца Наума из Троице–Сергиевой лавры). По словам одной из местных жительниц, близких монастырю (жен., около 75 лет), «молитву» еще в начале года раздавала в узком кругу некая дивеевская монахиня.

Видимо, информация о предстоящих 11 августа бедствиях вызывала доверие далеко не у всех:

Вчера я видела, вчера только шла и видела, как продают эти листочки. Эта девушка стоит, стол у нее, увидишь Она продает какую–то молитву, ну, чтоб дом не развалился от землетрясения, молитву. Я чего–то не взяла (жен., около 50 лет, из Мурманска).

Предсказание, однако, широко обсуждалось, и я неоднократно наблюдала, как паломники просят подтвердить или опровергнуть его у лиц, считающихся авторитетными в духовном плане. Например, паломница (жен., около 50 лет) спросила, что произойдет 11 августа, у нищего, просившего милостыню и попутно проповедовавшего (и поэтому собиравшего вокруг себя людей), и получила ответ:

Это обман. Не слушайте. Страх наводят жиды (муж., около 70 лет).

Впрочем, показательно, что это было единственное слышанное мной однозначно отрицательное суждение по поводу ожидавшейся катастрофы.

В следующем, 2003 г., в Дивеево отмечалось столетие со дня канонизации Серафима Саровского. В этот год главным сюжетом дивеевских слухов были бедствия, которые должны произойти сразу после окончания торжеств. Бедствия могли описываться абстрактно:

Большие пророчества. На каждый день пророчества. Преподобный Серафим Саровский в прошлом году являлся сюда, в этом году столетие. Говорит: «Ждите подарков». От Иоанникия приехали ребята, что, говорят, первого, говорят, я, гот, вам завидую, что вы здесь, а второго вы мне завидовать будете, что я не с вами Здесь похоронят вас, меня, если воля будет (муж., около 45 лет).

Другой паломник (муж., 45 лет, из Владивостока), интерпретируя предсказание бедствий, говорил о погроме обители жителями с. Дивеево и местными дачниками, недовольными небывалым доселе наплывом паломников. Чаще же рассказы о событиях после праздника представляли собой перечисление разнообразных бедствий, касающихся как монастыря, так и России в целом; от одного пророчества рассказчики переходили к другому, рисуя длинную цепь катаклизмов с явным эсхатологическим подтекстом:

Вот как раз рассказывали, явление Серафима Саровского Я спрашивал у старицы, схимонахини Григории, она сказала, что это истинное явление. Как сказал Серафим, после его праздника, как только народ разъедется, уедут из Дивеево, сразу начнется война Может быть, гражданская, может… Что за война, не знаю, но вот, значит, преподобный Леонтий Ивановский сказал, что коммунисты придут уничтожать монашество, монахов и монахинь будут в монастырях поголовно истреблять, под нож пустят. Воздвигнут страшные гонения на православных христиан. Тогда наше священноначалие пойдет на прямую связь с католиками и будут открыто насаждать явных еретиков в православных храмах. Богородица сама незримо в алтарях этих храмов перекувыркнет престол. В эти храмы нельзя будет ходить. И вот тогда Господь поведет на нас китайцев. Вот такая будет последовательность событий (муж., около 35 лет, из Москвы).

Была схимонахиня Евдокия, не то Ефросиния. Вышла щас книга ее Ну, имя нам неважно. Книга вышла очень маленьким тиражом. Это сказал прозорливый старец с города Боровска Калужской области, мы там недалеко живем. А его духовная дочь вот неделю назад поехала в Оптину пустынь. И ей сказали, что… в общем, она очень много сделала предсказаний. Последние годы. Вот, столетие Серафима Саровского будет большим событием таким, радостным, необыкновенным. Но после этого события начнутся скорби для России. Вот, что она сказала. Сказала, что патриарх умрет, может быть, даже в августе. Вот, что мне сказали, то я и передаю. Сказали, что у патриарха рак горла. Вот сегодня слышали? Еле–еле говорил (патриарх вел в Дивеево праздничную службу. – М.А.) После этого начнутся, в общем, бедствия. На его место два человека рвутся. Один католик, другой еретик. Кирилл, скорее всего, католик, он католицизм, да, поддерживает, а еретик, сказали, – это Липецкий Мефодий, сказали. Ну, это так, предрекали Ну, умерла старица. Вот сказала, что после столетия Серафима Саровского будет бедствие на России (Cобеседница, жен. около 50 лет: Хоть бы патриарх пожил…). Она предсказала забастовку машин. Она уже начинается, в августе (жен., около 70 лет.).

В отличие от слухов 2002 г. (о которых в 2003 г. уже никто не вспоминал), слухи 2003 г. о бедствиях после юбилейных торжеств пользовались намного бoльшим доверием.

Как можно увидеть, в рассмотренных ситуациях много общего. Оба слуха связаны с ожиданием катастрофы, обращены в обозримое будущее и указывают на время, календарно близкое к одному из главных дивеевских праздников. Однако есть и более глубокое сходство. В обоих случаях неявно присутствует идея завершения некоего цикла. В слухе 2003 г. это очевидно (бедствия предрекаются на время после 2 августа – столетия, круглой даты со дня канонизации Серафима Саровского). Что касается слуха 2002 г., такой очевидности нет, однако 11 августа – тоже «Серафимовский» праздник, хотя и не связанный с саровским преподобным (по церковному календарю в этот день совершается память новомученика Серафима (Богословского) и мученицы Серафимы Римской). Вероятно, отсутствие широкого доверия к предсказанию об 11 августа можно объяснить именно тем, что для значительной части паломников эта дата, не относящаяся к числу праздничных или чтимых дней, ни с чем не ассоциировалась (в отличие от юбилея канонизации, не знать о котором в Дивеево было просто невозможно). Также можно предположить происхождение этого предсказания из монашеской или низовой церковной среды, хорошо знающей церковный календарь, равно как и происхождение «Молитвы на благославление дома», на что указывает обилие в ней богослужебных формул.

Я не отрицаю, что на выбор августа в качестве времени катаклизма могло также повлиять популярное на рубеже ХХ и XXI вв. восприятие этого месяца как несчастливого для России (месяц путча 1991 г., дефолта 1998 г., гибели подводной лодки «Курск» и теракта в московском метро в 2000 г.), а число 11 могло ассоциироваться с терактом в Нью–Йорке (11 сентября 2001 г.).

Идея завершения циклов, (в широком смысле – исполнения сроков) в целом близка эсхатологическому миросозерцанию (вспомним хотя бы ожидания, связанные с рубежом веков или тысячелетий). Ожидание конца света и восприятие современных реалий как «последних времен» вообще характерно для прихрамовой среды. Именно поэтому слухи о катаклизмах, приуроченных ко дню Серафима Саровского, выстраиваются в один ряд с популярными в современной эсхатологии предсказаниями землетрясения, войны, отступления священства, нашествия китайцев и т.д., а от бедствий, касающихся отдельного монастыря, рассказчики легко переходят к судьбам России и мира в «последние времена».

  • См. об этой традиции: Шеваренкова Ю.М. Дивеевские легенды // Живая старина. 1998. №4. С.25–28.
  • См. об этих мотивах: Тарабукина А.В. Эсхатологические рассказы «церковных людей» // Антропология религиозности. СПб., 1998. С.397–454 (Альманах «Канун»; Вып. 4); Ахметова М.В. «Желтая угроза» в представлениях современной прицерковной среды // Антропологический форум. СПб., 2004. №1. С.238–249.

Прозорливость — способность предвидеть будущее, проницательность.

Этимология слова

Древнерусское слово, образованное от «прозоръ» — «прозорливость», образованного в свою очередь от глагола «прозьръти» — «предвидеть», старинное «зъръти» — «видеть».

В христианской традиции

См. также: Пророк

В христианской терминологии прозорливость — это также способность человека предвидеть будущее. Чаще всего используется в положительном контексте, то есть как дарованная Богом или обретенная благодаря глубокому опыту духовной жизни способность. Но также в христианской литературе выделяется и «прозорливость демоническая» — тоже своего рода дар, но не благодатный, лишенный позитивного влияния на духовную жизнь человека.

Прозорливец — синоним Ветхозаветного слова пророк. Термин «прозорливость» используется синонимично слову «пророчество» (не обязательно ветхозаветное). Из известных примеров последних столетий можно назвать прозорливость преп. Серафима Саровского, оптинских старцев и свт. Иоанна Максимовича.

В психологии

Инстинктивная прозорливость (серендипность) — термин, употребляемый в психологии, обозначающий обнаружение одного предмета во время поисков чего-нибудь другого. Этот термин впервые использовался в отношении научного открытия, сделанного физиологом Уолтером Кенноном. Он вошел в употребление благодаря Хорасу Уолполу, который создал этот термин в 1754 году, основываясь на сказке XVI века венецианского автора Мишеля Трамеззино о «Трех принцах Серенди-па».

Принцы путешествовали по Земле в бесплодных поисках определенных вещей, но им всегда удавалось благодаря тщательным наблюдениям и тонкому логическому рассуждению делать другие, непредвиденные, но волнующие открытия. Серендипные важные открытия, таким образом, — следствие не только редкой счастливой случайности; для них требуется, чтобы человек был находчивым и проницательным, чтобы он мог понять значение того события, с которым «столкнулся». Возможно, каждый человек, который когда-либо держал собаку, видел как она выделяет слюну в присутствии непищевого стимула, такого как консервный нож, например, но потребовался гений Павлова, чтобы распознать значимость этой психической секреции, как он впервые назвал это, когда это случайно произошло в его лаборатории во время другого эксперимента

См. также

  • Пророк
  • Пророчество
  • Библейские пророчества

Примечания

  • Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля
  • Словарь «Азбука Веры»

Прозорливые старцы

С первой лекцией для друзей милосердия, добровольцев и всех желающих в лектории в поддержку Общества друзей милосердия в конференц-зале Первой Градской больницы выступил прот.Владимир Воробьев, ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Он рассказал о старцах, с которыми был лично знаком. После лекции отец Владимир ответил на вопросы о духовниках и старцах.

Как быть, если при большом уважении и благодарности к духовнику, нет взаимопонимания с ним, и есть желание перейти к другому духовнику, к которому чувствуешь большую близость. Это неправильно?

Что значит, нет взаимопонимания с духовником? Это ведь может быть по-разному. Бывает, что у людей настолько разный темперамент, настроения, что они друг друга просто не понимают. Так в жизни бывает довольно часто. Духовники — это, по большей части, не святые люди, очень хорошие люди, но не святые, поэтому может быть не достигается такое взаимопонимание, какое хотелось бы достигнуть. Со святыми людьми это всегда легче, потому что у святых людей темперамент, характер уходят на второй план, сильнее действует благодать. Так что, такое может быть и может быть, что с другим священником легче возникает контакт, взаимопонимание.

Я думаю, что в ряде случаев можно откровенно сказать об этом духовнику и, по благословению, можно перейти к тому священнику, с которым есть контакт. Ведь отношения с духовником имеют очень большое значение для духовной жизни человека. Если не получается с этим духовником, а может получиться с другим, то из каких-то формальных запретов, что нельзя менять духовника (а такое мнение у нас распространено), из таких запретов исходить нельзя, мне так кажется.

Но дело в том, что духовник тебя обличает в каких-то недостатках, в каких-то страстях. Бывает, что духовник очень занят, у него не хватает времени, сил. А ты это воспринимаешь на свой счет: духовник относится ко мне плохо. И если человек по таким соображениям идет к другому духовнику, то это большая ошибка.

Если спросить своего духовника: «Батюшка, я не нахожу с вами взаимопонимания, а с другим батюшкой у меня полный контакт. Благословите уйти», и он скажет: «Конечно, иди и поскорее!» — это способ решения вопроса не очень подходящий. В таких случаях обычно ищут какого-то третейского совета. Если удастся найти духовного человека, старца (сейчас уже очень мало таких старцев), но надо найти третьего человека, который может понять, и с ним посоветоваться, как быть. Чтобы не полагаться на свои пристрастия, свои страстные душевные движения, чтобы основываться не на них, иначе может быть большая ошибка. Связь с духовником очень важна. Если ты ему очень благодарен, если он очень уважаем тобой, если тебя Господь к нему привел когда-то, то это не просто так. И рвать эту связь просто так, потому что что-то стало трудно, — нельзя. Трудности не значат, что надо сразу перебегать к другому, с которым может быть будет легче, а может быть и не будет. Так что торопиться в таких вещах не следует, а надо быть очень осторожным.

Но в принципе, я думаю, что такие случаи бывают, и это вполне естественно. И можно их решать.

Батюшка, а почему Вы ездили по разным старцам? Может быть, Вас что-то не устраивало? Были ли у старцев друзья?

У старцев друзья, я думаю, могут быть. Почему бы нет. У святых бывали друзья, даже у Христа были друзья.

Почему я ездил к старцам? Вы знаете, я мало ездил. Я вполне мог побывать еще у многих старцев-современников. Я мог побывать у владыки Афанасия (Сахарова). Я себе не могу простить до сих пор, что я к нему не поехал. Мог бы побывать еще у многих замечательных старцев. Но мне всегда было стыдно, мне думал: «У меня есть духовный отец, он мне все говорит, у меня нет вопросов, которые я мог бы задать еще и старцу, что я буду старца отвлекать и собой нагружать?» Я поэтому не ехал. А теперь я очень жалею, потому что, если есть возможность увидеть святого человека, то никогда не упускайте эту возможность. Это самое дорогое в жизни. Даже хотя бы увидеть его, взглянуть на него, рядом постоять — это самый драгоценный опыт, который поставит все остальное на место в вашей душе и жизни. Поэтому я и ездил к старцам, когда можно было. Но я спрашивал отца Всеволода: «Можно ли мне поехать к отцу Тавриону?». Он благословлял: «Да-да, поезжай». Он никогда никакой ревности не проявлял и не думал, что я от него хочу уйти.

Я еще не сказал про отца Тихона Пелиха, которого мы с отцом Аркадием тоже знали близко. Он тоже был замечательным старцем. Мне с ним пришлось долго тесно общаться еще при жизни отца Всеволода.

Я думаю, если есть такая возможность, то нужно ездить к старцам, только это должны быть настоящие старцы. Не нужно подчиняться легкомысленному любопытству и действовать по принципу: куда народ идет, туда и я пойду. Так не нужно. Но если известно, что есть такой святой человек, то хорошо бы его увидеть.

Как Вам удалось познакомиться с теми людьми, о которых Вы сейчас рассказываете. Вы их как-то искали? А где сейчас найти старцев?

Я, например, видел прославленного недавно старца схиархимандрита Серафима (Романцова). Это Глинский старец, последние годы он провел в Сухуми. Это был великий старец, сейчас его на Украине причислили к лику святых. Как я его увидел? Очень просто. Мы летом поехали на Кавказ в путешествие, в конце перешли перевал и спустились в Сухуми, и естественно пришли в храм, а отец Серафим стоял в храме и исповедовал. Вот так я его увидел.

К отцу Тихону я попал, когда учился в семинарии и к отцу Всеволоду попасть не мог. А отец Тихон тогда служил в Сергиевом Посаде и к нему можно было попасть. И я к нему стал ходить.

К отцу Серафиму (Тяпочкину) я даже не помню как мы попали, специально или проездом. Но я о нем слышал от своих близких друзей и решил к нему поехать. У меня вопросов к нему никаких не было. Приехал, и там случайно оказались мои друзья – его духовные дети. Тогда еще молоденькая Наташа, теперь матушка Наталья Бояринцева, подвела меня к отцу Серафиму и говорит: «Батюшка, вот Володя. Мы давно знакомы». Он на меня смотрит и говорит: «Он священником будет, священником». Она говорит: «Володя мне книжки давал читать духовные». «Ну тем более».

Конечно, для меня это запомнилось и много значило. А вопросов у меня не было, я ничего не спрашивал. Но, конечно, такое общение запоминается на всю жизнь.

А сегодня к кому Вы посоветуете обратиться из старцев? Очень нужно.

А сегодня я не знаю, к кому обращаться. Вот к отцу Илию многие обращаются. Отец Илий – замечательный батюшка. Но он очень болеет и теперь трудно стало к нему попасть. Многие называют сейчас каких-то других старцев. Но я их не знаю. Так получилось, что я теперь никого не знаю. Поэтому посылать к кому-то не могу.

Надо ли относиться к духовнику, как к старцу? Нужно ли искать совета старцев, если есть духовник? И в каких случаях?

Нет, не нужно относиться к духовнику как к старцу, если он не старец. Нужно относится к нему как к духовнику. Это очень непросто и важно научиться это делать. Духовник, хотя он не старец, но он дается человеку от Бога. И в наше время найти настоящего духовника это тоже совсем не просто. Если Господь приведет вас к настоящему духовнику, если сможете стать настоящим духовным чадом, то это величайший Божий дар. Если у вас правильное отношение к духовнику то, тогда Господь будет указывать вам через него духовный путь и может быть будет открывать через него волю Божию, хотя у него и нет дара прозорливости. А вот для вас будет открываться, по вашей вере, так бывает очень часто.

Зависит это именно от того как вы к нему относитесь. К духовнику надо относиться с любовью ради Христа, а не с пристрастием. Относиться к духовнику с пристрастием — это грех. Это не только бесперспективно, но и очень опасно. Некоторые выбирают себе в качестве духовников тех батюшек, которые им почему-то больше нравятся. Иногда выбирают молодого и красивого, или еще почему-нибудь. Это неправильно. Отношения с духовником должны быть духовными, а не душевными.

К духовнику нужно относиться с доверием, бескорыстно, т.е. не надеяться получить от него что-то. Я имею ввиду не деньги и не подарки. Часто мы хотим оказаться в церкви на особом положении: если я буду ближе к батюшке, я приду и буду главным или главной. Это тоже корысть. Отношения должны быть бескорыстными. К духовнику нужно относиться со смирением. Задача духовника прежде всего указывать нам наши грехи, недостатки. Это значит делать нам больно. Это можно сделать только тогда, когда человек приходит с доверием и со смирением. Вот вы приходите к врачу, врач говорит: «Вам нужно укол сделать или операцию». И вы ему верите, и начинаете по послушанию мучиться и страдать – вас колят, режут, процедуры неприятные делают, потому что вы верите врачу и верите, что он делает это для вашего здоровья. Так же и к духовнику нужно относиться. Вот врач говорит: «Вы знаете, у вас серьезная болезнь». Теперь даже говорят больному о том, что у него рак. Кому это приятно? Вдруг тебе сообщают, что у тебя рак. Но также духовник говорит: «Ты знаешь, у тебя гордыня. Ты не умеешь себя вести, ты ведешь себя по-хамски». Это неприятно слышать. Но духовник должен нам такое говорить. А мы должны принимать это с благодарностью, с доверием, с желанием исправиться. Вот тогда это будут настоящие отношения.

А когда вы любите чтобы вас по головке гладили, это не духовное отношение, это корысть. Мы хотим, чтобы батюшка только утешал, ободрял и никогда никаких замечаний не делал, а как только он скажет что-то неприятное, значит батюшка плохой. «Батюшка испортился», — это очень часто приходится слышать. Раньше батюшка был хороший, а теперь он испортился.

Если есть духовник, так и слава Богу. Но если есть возможность попасть к святому человеку, к старцу, то я думаю, настоящий духовник не будет против, он обязательно вас к нему пошлет.

Бывает так, что даже очень хороший духовник затрудняется ответить на какой-то вопрос, дать какой-то совет. Действительно трудно бывает сказать, выходить замуж за этого или не выходить. Подходят очень часто: «Батюшка, благословите замуж». «За кого?» «Вот за этого». Думаешь: «Ой, Господи помилуй! Что же будет-то из такого брака!». А у них уже все налажено, они уже о свадьбе договорились. И у священника очень трудное положение. И бывает так, что священник не выдерживает характера и идет на поводу у своих духовных чад. Он говорит не то, что он должен сказать, он просто не может отказать. Это плохо. Священником быть, к вашему сведению, очень трудно. Трудно делать человеку больно, трудно говорить людям не то, что они хотят услышать.

Что делать духовному чаду в случае смерти духовника? Моя подруга говорит, что несколько настоящих духовников быть не может. И теперь у нее нет духовника, она ходит в разные храмы. Мысль что духовник больше не нужен, мне кажется странной и неправильной. Правильно ли это?

Думаю, что вы совершенно правы. У человека в течение жизни может быть несколько духовников. У меня было несколько очень хороших духовников.

Когда нужно идти к старцу, а когда к своему приходскому священнику?

Приходской священник — это уже третья категория священников. Они бывают совсем разные. Одно дело – духовник, другое — приходской священник. Не всякий приходской священник может быть духовником. Духовник — это духовный отец, тот человек, которому открыто ваше сердце, который вас знает, который постоянно за вас молится и страдает вашими болезнями. Он за вас перед Богом предстоит. Он берет на себя ответственность за вас, он не просто так вам говорит: «Так нельзя поступать», он мучительно ищет правильный путь для вас. А приходской священник может быть совсем и не интересуется вами. Это разные вещи. Поэтому, к кому лучше идти? Лучше к тому, кто вами серьезней занимается.

Если есть возможность поехать к старцу, к настоящему старцу, то это хорошо.

Если нет духовного отца, а нужно решить серьезный вопрос, к кому можно обратиться за духовным советом?

К духовному человеку, к духовному священнику. Нужно искать такого, наиболее опытного. Нужно помолиться, нужно поспрашивать, чтобы вам указали рассудительного, опытного духовника, который может посоветовать, и к нему можно пойти. Если вдруг никого не будет около вас… Я помню, спрашивал своего старца, а как быть, если совсем не к кому пойти, как, например, во время гонений. Он сказал так: «Помолись получше и потом начинай делать то, что тебе подскажет совесть, постарайся от всех страстей отрешиться и подумай, как по совести поступить. И начинай делать. И молись. Если будет что-то получаться, значит, есть воля Божья. А если молишься, начинаешь что-то делать и ничего не получается, значит воли Божьей нет». Мысль очень простая – если ты искренне от души, от всего сердца с сокрушением, с покаянием, со смирением молишься, просишь и стараешься, то Господь обязательно тебе укажет. Укажет просто в обстоятельствах жизни. Не оставит тебя в гибельном состоянии. Мы думаем, что вот все умерли, я один остался и погибну. Нет, Господь не оставит.

Как попасть к старцу, который принимает в настоящее время? И как не ошибиться. Обычно рассказывают об уже умерших. Это очень интересно, но нужен совет сейчас. Обратиться не к кому. Уже были скорби от неправильных советов.

Эта проблема была всегда и всегда будет. Могу вам сказать только по своему опыту одно. Я тоже в молодости много слышал о разных старцах и святых. Это были годы советской власти. И вокруг меня никого не было. Долгие годы у меня не было никакого духовника и я не знал, куда пойти. Я был верующим, но я даже не знал, в какой храм пойти. В те времена мы были очень запуганы. И родители нас пугали, говорили: «Будешь сейчас ходить в храм, выгонят из школы, из университета, а может и посадят». Так что мы боялись, священникам не доверялись, потому что среди них бывали осведомители. Смолоду я стал молиться: Господи: «Дай мне духовного отца». И потом еще просил, как я теперь понимаю, очень дерзновенно: «Покажи мне старца, у которого я могу узнать Твою волю. Я хочу поступать по Твоей воле. У кого мне спросить?» И я разделял духовного отца и старца. И молился я так много лет, и только потом, через десятки лет, я понял, что Господь буквально исполнил мою просьбу. У меня был и духовный отец, и был старец, который мне писал: «Такова воля Божия». И не какого-нибудь старца мне Господь дал, а именно такого, какого я просил, который мне волю Божию открывал.

Бог милостив. Если мы будем искать и просить от всего сердца, если мы просим доброго, если мы хотим по-настоящему хорошо поступить, устроить свою жизнь духовно, то Господь обязательно ответит. Может быть не сразу. Может быть, нужно помолиться, потрудиться. Но не надо в этом сомневаться ни одной минуты. Но если у вас будет такое желание, я глубоко убежден, в том что Господь не оставит без ответа.

Это нелегко, и это правильно, что нелегко. Если бы было легко, то мы бы это не ценили. Есть такая поговорка: «Что легко дается, то мало ценится».

Можно ли ездить к старцам и иметь желание исповедоваться у старца? Потому что они великие молитвенники.

Этот вопрос поставлен на мой взгляд немного легкомысленно. Такое доброе желание может быть и хорошо, но вы уже не понимаете что такое старец.

Старец, в том смысле, в котором мы говорили сегодня, это прежде всего очень замученный человек. Мы как-то сказали отцу Иоанну Крестьянкину: «Батюшка, молиться совсем некогда». А он отвечает: «Какая уж тут молитва – весь день разговариваешь, разговариваешь, а потом только один поклон на завтра можешь сделать. Никакой молитвы». Не остается сил и времени. Старцы измучены до последней крайности, старцы не исповедуют, им исповедовать некогда. Они отвечают покороче и побыстрее, если вы к ним попадете. А исповедоваться – у своих духовников.

Как узнать волю Божью. Я не могу выйти замуж?

Нужно молиться. Поискать нужно волю Божью, поспрашивать.

Есть ли сейчас в России старцы, подобные Серафиму Саровскому или Оптинским старцам?

На этот вопрос, я думаю, никто вам ответить не сможет. Потому что, кто такой преподобный Серафим Саровский, люди поняли через много лет после его кончины. Его канонизировали только через 70 лет. И то по прямой воле Государя Николая II, а Cинод был против канонизации. Вот сейчас, когда весь мир чтит преподобного Серафима, когда столько чудес произошло, теперь мы знаем кто это такой.

Есть такой образ: чтобы гору увидеть, нужно отойти достаточно далеко, а вблизи она не видна. Находясь вблизи старца, очень часто ты не понимаешь, кто перед тобой. Известно, что у старцев бывают очень тяжелые келейники или келейницы, которые не понимают, кто перед ними находится. И своих старцев буквально мучают. А потом проходит время и оказывается, вот какой святой был. Бог открывает святость и величие таких подвижников не сразу. Может быть, пройдет время, и мы узнаем, что жили рядом с великим святым – отцом Иоанном Крестьянкиным, например. Или кем-то еще. Но сейчас ответить на этот вопрс невозможно.

Любому ли христианину нужен духовный руководитель?

Я думаю, чтобы у каждого был духовный руководитель. Другое дело, что не каждый человек этого хочет. Если человек не хочет, то насильно такое руководство ему навязать невозможно. Он просто не будет слушаться, не захочет, чтобы кто-то им управлял, командовал. Он же свободный гражданин свободной страны! А если человек искренне ищет духовной жизни, то руководитель нужен.

Что говорили или советовали старцы, когда у человека скорби: бедность, трудности в личной жизни, проблемы с окружающими людьми? Когда скорби давят со всех сторон. По человечески ждать улучшений не приходится.

Говорили всегда: терпи, смиряйся и молись.

Бывает ли у старцев иерархия?

Иерархия это когда ты — директор, ты — заместитель директора, а ты — начальник отдела.

Такой иерархии у старцев не бывает. Но, конечно, бывают более великие и менее великие старцы.