Психиатр

В чем разница между психологом, психиатром и психотерапевтом?

Этот вопрос нам задают, пожалуй, чаще всего. Понимаем, разобраться действительно непросто – учитывая то, что грани между этими профессиями бывают размыты, а иногда и вовсе соприкасаются и перетекают друг в друга. Но все же – это совершенно разные вещи. Давайте разбираться.

Психолог

Это довольно широкое понятие, приблизительно такое же как менеджер. Как правило, это человек, который получил психологическое образование и, следовательно, ознакомился с общими законами функционирования человеческой психики.

Под эту категорию попадает множество всяких вещей – реакция на стресс, поведение в коллективе, типология мышления и прочие вопросы прикладного характера. Собственно, ими психолог и занимается – он может помогать в подборе сотрудников, консультировать по вопросам правильной организации коммуникаций или рабочих мест, заниматься общей диагностикой личности.

Психотерапевт

Это человек, который получил образование в области психотерапии (которая, в теории, является одной из областей психологии – но относится к ней также, как, скажем, эндокринология относится к медицине).

Психолог не может заниматься психотерапией, если он не прошел профильную переподготовку. Психотерапевт – это профессия, которая занимается очень тонкими и специфичными настойками человеческой психики: отношением с людьми, с собственными желаниями, с бессознательным – и тем, как все это влияет на его повседневную жизнь.

Пример.

Психолог вполне способен успокоить женщину или мужчину после развода. Однако разобраться в том, почему этот развод произошел, почему он приносит настолько сильную боль и почему это не первый подобный развод в жизни человека, психолог не способен. Это делает психотерапевт.

Должен ли психотерапевт иметь медицинское образование? На этот счет в нашей стране (да в мире, в целом), нет однозначного ответа. Существует приказ Минздрава, в котором утверждается, что психотерапевтом может быть лишь тот, кто получил образование психиатра (то есть, врача). В то же время, есть закон города Москвы, из которого следует, что психотерапия – не медицинское, но психологическое направление, и оказывать соответствующие услуги имеют право люди, которые получили психотерапевтическое образование.

Эти две традиции существует и в мире. Скажем, в США, профессия психотерапевта считается медицинской и требует соответствующего образования. А в Европе, – например, во Франции или Германии, – психотерапевт считается отдельной, самодостаточной профессией и не требует медицинского бекграунда.

Сторонники каждого подхода по-своему правы. Мы лишь можем вспомнить Фрейда, который советовал своим ученикам не тратить время на медицинское образование и сразу приступать к изучению психоанализа.

Психиатр

Это врач. У него есть медицинское образование – и, следовательно, полное понимание того, как работает мозг, как с органической, так и с психической точки зрения.

Как правило, психиатр занимается прикладными вещами – скажем, если вас мучают панические атаки, то он поговорит с вами, поставит диагноз и при необходимости выпишет таблетки.

Однако хороший психиатр понимает, что панические атаки вызваны не только и не сколько органическими причинами, но являются следствием каких-то внутренних психических конфликтов. По этой причине, он может отправить вас к психотерапевту – искать их, осознавать и пытаться понять, чем они вызваны. (Так и психотерапевт, поняв, что состояние клиента настолько острое, что одними разговорами ему не поможешь, часто отправляет того к психиатру).

Таким образом, психотерапевт и психиатр часто работают в паре – первый разбирается с накопленными у человека внутри обидой, болью и злостью, а второй – следит за его общим психическим состоянием и подкручивает его с помощью медикаментов.

 

Разделение на психологическое и психическое, как на норму и патологию, исторически понятно, но терминологически неоправданно. Если говорят, что у человека психические проблемы – чаще всего, на самом деле, подразумевают психотические нарушения психики, что сужает понятие психики до психоза, крайней формы психических нарушений. А если хотят сказать, что человек испытывает общечеловеческие затруднения, то говорят о психологических проблемах, что, строго говоря, весьма странно, потому что психологические проблемы могут быть только в научном смысле (да, у науки психологии много проблем), а у человека могут быть только психические проблемы. Говорить о «психологических проблемах» у человека также семантически неверно, как говорить о «медицинских проблемах», вместо «проблем со здоровьем».

Тем не менее, не только в быту, но и в науке прижились два понятия: «психика человека» и «психология человека». Таким образом, слово «психология» стало защитным от признания тревожной истины, что любой человек наделен психикой. Надо признаться, этому весьма посодействовали сами психологи, всячески избегая употреблять слово «психика». И слово «психология» слишком плотно вошло в своем втором, переносном, значении в речь, что от этого смысла слова уже невозможно отказаться. Например, словосочетание «психологическая поддержка» невозможно заменить на «психическую поддержку». Слово «психическое», все же, приобрело более негативный характер, и словосочетание «психическая поддержка» вызовет, скорее, ассоциации с «психической обработкой».

Между прочим, определение психологии как науки о душе – исторически понятно, но не оправдано. Термин «душа» (по-гречески «психе») имеет исключительно религиозное значение и никак не используется сегодня среди научных терминов в психологии. Душу «изучали» религиозные философы, а современные психологи изучают психику, а точнее, ее проявления.

Однако, если кого-то пугает слово «психика» по ассоциации с «психическими болезнями», то его должно также пугать слово «душа» по ассоциации с «душевными болезнями». Однако, надо признаться, слово «психический» более отталкивает, и, очевидно, заслуга этому, прежде всего, психиатров.

Но если человек «боится» всего, что связано с психическим — на это должно быть много причин.

Конечно, эти сложности и путаница в понятиях связаны не только с историческим развитием этих двух наук о психике человека, но и с историей отношения к людям, имеющим психические заболевания. Вряд ли психиатрия и психиатры могли заслужить доверие с такими варварскими способами «лечения» как электросудорожная терапия и лоботомия (вспомним, хотя бы, «Полет над гнездом кукушки»).

Но дело даже не в тех ужасах психиатрических клиник, о которых мы читали в книгах и видели в кино. Дело, прежде всего, во врачах, задачей которых является лечить, для чего необходимо изучать болезнь. И врачи, изучавшие психические болезни, говорили о психике только в связи с болезнью. Но хуже того, т.к. врачи лечат больных, любой обратившийся к врачу, лечащему психические болезни, оказывался, вроде бы как сразу, психически больным.

Более того, если человек обращается к психиатру, или даже заговаривает о проблемах с психикой – окружающие сразу приписывают его к «психам», так сказать, приклеивают ярлык, хотя могут никогда и не сказать об этом в лицо.

Подумать о психическом жутко и потому, что психически больной человек почти никогда не может заметить свои психические проблемы.

В России «психотерапевтом» обычно называют психиатра — специалиста с высшим медицинским образованием, дополнительно освоившего методы немедикаментозного лечения. Деятельность обычного врача-психиатра ограничена заболеваниями центральной нервной системы и психики, то есть он диагностирует, например, такие недуги, как шизофрения или раздвоение личности и назначает лекарства.

Но в нашей стране существует и другая традиция, согласно которой психотерапевтом может быть психолог, обученный психотерапии и консультированию. Такой специалист не ставит диагнозы и не выписывает лекарства — он может только посоветовать посетить психиатра, а уже последний при необходимости назначит препараты.

Что касается специалиста-психолога (человек, окончивший психологический или психолого-педагогический вуз), который не обучен психотерапии, то формально он тоже может проводить консультации (закон «О психотерапии и специалистах, занимающихся психотерапевтической деятельностью» еще не вступил в силу). Хотя в профессиональном сообществе заниматься консультированием принято только после дополнительного обучения и накопленных часов личной практики.

Когда идти к психотерапевту

Первое, что важно понять: работа с психотерапевтом не записывает вас в «ненормальные». Просто настало время разобраться с проблемой, которую сложно решить в одиночку, уделить ей время. Условно все случаи можно разделить на срочные и несрочные. К срочным относятся, например, панические атаки, потеря близкого человека, тревожные состояния, токсичные отношения (то есть все то, что плохо прямо сейчас), а также различные тяжелые состояния вроде депрессии, расстройства пищевого поведения, фобий, зависимостей, суицидальных мыслей. Несрочными являются ситуации, в которых ничего особенного не происходит, но вам приходится что-то постоянно терпеть: например, нелюбимую работу или негатив в отношениях с близкими.

Если же появились такие симптомы, как нервные тики, мышечные зажимы на фоне частого стресса или слишком резко стало меняться настроение, с визитом к психотерапевту лучше не откладывать. Игнорирование проблемы ведет к еще большей тревожности, что со временем может перерасти в психологическое расстройство. А если, например, не лечить депрессию, несложно попасть в психиатрическую лечебницу. Согласно прогнозу Всероссийской организации здравоохранения, в 2020 году депрессия станет второй по популярности причиной нетрудоспособности населения после ишемической болезни сердца.

В 2020 году депрессия станет второй по популярности причиной нетрудоспособности населения после ишемической болезни сердца

Когда пора к психиатру

При угрозе жизни клиента или окружающих его людей (мысли свести счеты с жизнью, галлюцинации, бред, агрессия, глубокая депрессия), когда без приема лекарств уже не обойтись, психотерапевт может посоветовать клиенту обратиться к психиатру. Правда, это будет именно рекомендация, которой человек может и не воспользоваться. Поэтому в данном случае специалисту важно донести до клиента необходимость визита к врачу. После того как психиатр назначит препараты, психотерапевтическая поддержка не отменяется — она дополняет основное лечение.

Как должен проходить прием и когда стоит насторожиться

Нейропсихолог Михаил Иванов рассказывает, что должно насторожить при встрече с психотерапевтом. Вряд ли хороший специалист гарантирует решение проблемы за один сеанс, даст прямой совет, как решить вашу проблему, предложит «рецепты счастья» вроде «не носить все черное» или «чаще улыбаться себе в зеркало», оскорбит или обесценит ваши чувства, не сможет назвать метод, в котором работает, ссылаясь на «собственный подход».

На приеме у психотерапевта предстоит много беседовать, и такое общение — не дружеский разговор. Профессионал никогда не будет давать советов, оценивать ваши действия или действия других людей. Но это не значит, что он будет просто сидеть и слушать. Вы работаете вместе, и то, каким окажется результат, зависит от обоих.

В целом такое взаимодействие сводится к тому, чтобы осознать проблему, сделать ее предельно понятной и помочь человеку найти собственную позицию. Беседа с психотерапевтом может быть разной: специалист задает вопросы, предлагает посмотреть на ситуацию под другим углом, «прокрутить» ее со всех сторон, а также выполнить задания — например, встать на место другого человека и проговорить проблему от его лица, чтобы лучше понять, что он чувствует.

Как не запутаться в психологических школах

От психологической школы (направления) зависит методология, которой следует специалист. При этом нельзя сказать, что какая-то школа заточена под строго определенные запросы: психотерапевты работают с большим набором проблем. В числе популярных школ — когнитивно-поведенческая психотерапия, гештальт-терапия, юнгианский анализ, психоанализ, человекоцентрированный подход, экзистенциальный анализ.

Какую бы школу вы ни выбрали, вам должны гарантировать конфиденциальность и безопасность. Это обсуждается устно (но тогда остается надеяться на порядочность человека) или закрепляется договором (если специалист оформлен, например, как индивидуальный предприниматель). Однако в некоторых ситуациях конфиденциальность может быть нарушена, скажем, если клиент признался в совершенном преступлении или существует реальная угроза жизни кого-либо, в том числе угроза суицида. Если же психотерапевт повел себя некорректно (к примеру, сообщил кому-то личные сведения о клиенте без его ведома), такой случай будет разобран согласно действующему закону «О защите персональных данных».

Если вы хотите обратиться к специалисту впервые, то, по словам психотерапевта Алены Август, можно пойти по такому пути: в случае семейных проблем (вопросы отношений, рода) обратиться к семейному психотерапевту, при тревожных состояниях (панические атаки, различные беспокойства) — к когнитивно-поведенческому психотерапевту, а если есть психосоматические расстройства, внутренние блоки — записаться на прием к специалисту по телесно-ориентированной психотерапии. При этом абсолютно нормально спросить у профессионала, как именно он собирается с вами работать.

Хороший специалист вряд ли гарантирует решение проблемы за один сеанс, даст прямой совет и не сможет назвать метод, в котором работает, ссылаясь на «собственный подход»

Как не попасть к шарлатану

Стоимость консультации зависит от опыта специалиста: по Москве и Санкт-Петербургу она составляет в среднем от 2 до 5 тысяч рублей. Специалист всегда предлагает план работы на первой консультации. Если он долго думает, просит встретиться еще раз или вместе подумать, как быть, он не профессионал. Если вы слышите от психотерапевта что-то вроде «не переживайте, все так живут» или «в нашей стране у всех такие проблемы», стоит насторожиться. По словам психотерапевта Люцины Лукьяновой, ни сертификаты, ни лицензии, ни даже диплом не являются стопроцентной гарантией того, что перед вами профессионал. Рекомендации живых людей и большое число положительных отзывов в интернете нередко дают более достоверную картину о профессиональных навыках специалиста.

Однако, по мнению Михаила Иванова, совсем не обращать внимания на образование специалиста тоже неправильно. У психотерапевта должно быть законченное высшее медицинское или психологическое образование, а также определенное количество часов личной терапии (в каждом подходе определяется свой порог, после которого специалист получает допуск к консультированию). Важна также практика интервизий и супервизий: когда специалист докладывает случай старшему коллеге, а тот может направить его или, возможно, предупредить о допущенной ошибке. Хорошо, если психотерапевт регулярно посещает тренинги и курсы повышения квалификации (правда, проверить это непросто).

По словам психотерапевта Алены Август, бывает и так, что специалист просто не подходит эмоционально, и это нормально. Например, телесно-ориентированная терапия — плохой вариант для тех, кто не может терпеть, когда к ним кто-то прикасается. Уже на первой встрече важно понять, все ли вы рассказываете психотерапевту. Если вам некомфортно с этим человеком, ищите другого специалиста. Кроме того, сам психотерапевт может отказаться от работы с вами, например, если он не занимается вашей темой. При этом если он состоит в профессиональном сообществе, то, скорее всего, порекомендует кого-то из своих коллег.

Что нужно знать об образовании психотерапевта

По словам сооснователя сервиса для поиска психотерапевтов «Ясно» Данилы Антоновского, при выборе специалистов в его команду в первую очередь учитывается образование. При этом важно, в каком образовательном учреждении психотерапевт получил свою специальность. Достойных вузов, обучающих специальности, не так много: Высшая школа экономики, Московский государственный университет имени Ломоносова, Московский институт психоанализа, Московский институт гештальта и психодрамы, Московский государственный психолого-педагогический университет.

Однако такое обучение длится от двух до четырех лет, чего, по мнению Антоновского, недостаточно. Поэтому в «Ясно» также учитывают профессиональную активность человека после получения диплома (участие в семинарах, курсах повышения квалификации), его опыт консультирования (который должен быть не менее трех лет), практику интервизий и супервизий, а также возможность предоставить положительную рекомендацию от старшего коллеги (преподавателя вуза или члена профессиональной ассоциации). Важно и наличие опыта собственной терапии. Антоновский рассказывает, что встречал психотерапевтов, которые никогда не проходили терапию сами, что «недопустимо для профессионала».

Хороший специалист напомнит о следующей встрече?

Чаще всего о продолжении работы договариваются на первом приеме и заодно обсуждают необходимость напоминания о следующем визите. Если реальной необходимости нет, специалист не должен напоминать о встречах. Психотерапевт — не опекун. Он помогает разобраться в проблеме, делится знаниями и умениями. При этом каждый взрослый должен сам принимать решения, в том числе выбирать идти или нет на следующий прием. Обычно после первой консультации с психотерапевтом чувствуется облегчение — и может появиться желание остановиться, прекратить терапию. Однако Люцина Лукьянова отмечает, что, если на консультации специалисту удалось добиться от клиента заинтересованности в решении проблемы, и при этом клиенту было комфортно, он придет и во второй, и в третий раз без всяких напоминаний.

Здравствуйте, Ольга!

В международном руководстве по клинической психологии под общей редакцией М. Перре и У. Бауманна (2002) приводится следующее определение: «Клиническая психология – это частная психологическая дисциплина, предметом которой являются психические расстройства и психические аспекты соматических расстройств (болезней). Она включает следующие разделы: этиологию (анализ условий возникновения расстройств), классификацию, диагностику, эпидемиологию, интервенцию (профилактику, психотерапию, реабилитацию), охрану здоровья, оценку результатов».

Клинические психологи в соответствии с действующим в настоящее время образовательным стандартом проходят углубленную подготовку для решения следующих задач: 1) изучение психических факторов, влияющих на развитие болезней, их профилактику и лечение; 2) изучение влияния тех или иных болезней на психику; 3) изучение психических проявлений различных болезней в их динамике; 4) изучение нарушений развития психики; изучение характера отношений больного человека с медицинским персоналом и окружающей микросредой; 5) разработка принципов и методов психологического исследования в клинике; 6) создание и изучение психологических методов воздействия на психику человека в лечебных и профилактических целях.

Специализация в клинической психологии подтверждается дипломом государственного образца, который выдается образовательным учреждением, имеющем действующую лицензию на право реализации образовательных программ по клинической психологии, в котором указана именно эта специализация.

«Обычный» психолог, как правило, имеет диплом, в котором указана специальность «психолог. преподаватель психологии». Клинические психологи, в отличие от психологов с другой специализацией, как правило, имеют опыт работы в медицинских учреждениях, консультативно-диагностических и реабилитационных центрах в отличие от психологов других специализаций, которые могут работать в школах, научно-исследовательских центрах, преподавать в колледжах, ВУЗах, заниматься оценкой и развитием персонала и т.д.

Дипломированного клинического психолога вы можете найти на этом сайте, изучив документы обобразовании и повышении квалификации в профайлах психологов, или в медицинских учреждениях, клиниках, или через поисковые системы, введя соответствующие данные в запрос.

С уважением, Евгений