Пятисотница молитва

<<предыдущая оглавление следующая>>

ПЯТИСОТНИЦА

В Оптиной Пустыни все иноки обязаны ежедневно совершать пятисотницу, т.е. правило, состоящее из 300 молитв Иисусовых, 100 Божией Матери, 50 Ангелу-хранителю и 50 – всем святым. Хотя это правило обязательно только для иноков, но хорошо бы было, если бы миряне совершали его, по возможности.

Каждая из вас по силе проходит Иисусову молитву; хорошо бы хотя однажды в неделю совершать пятисотницу, – она имеет важное значение.

За пятисотницу держитесь как за столп, в ней великая сила. Почему? Это – тайна, это закон монашеской духовной жизни.

Держаться, значит аккуратно и исправно исполнять ее в положенные дни. Вот и о. Амвросий так говорил одному из своих учеников, схимонаху о. Мелхиседеку, который мне передавал об этом сам: «Держись за пятисотницу, как за спасительное вервие, не заблудишься». Почему так? Очевидно, потому что в ней есть особая сила. О. Амвросий не открыл нам, какая эта сила и в чем она заключается, но можем думать, что в произношении имени Иисуса Христа. Другие думают, что сила в том, что пятисотница ведет свое начало от древних св. отцов Египта и Палестины… Нам известно, что англичане везде шляются… Один раз компания англичан, человек 20, услышали, что есть в Америке или в Африке, не помню, какая-то пещера, из нее слышится шум, и она, тем не менее, совершенно не исследована. Они решили исследовать ее. Взяли с собой громадной длинны бечевы. Конец ее привязали у входа в пещеру, положили связку бечевы на тачку, и с факелами пошли в пещеру, разматывая за собой бечеву. Так они шли, поднимаясь в верх, спускаясь вниз, а бечева все разматывалась. Пришли они вдруг на берег подземного моря, из него вынырнуло какое-то чудовище, страшное, что-то среднее между рыбой и змеей, – испугавшись света, опять оно спряталось. Этим они доказали, что есть подземные моря. Так они шли по берегу, пока не вышла бечева. Когда же она вышла, они спокойно держались за нее и вышли на свет опять. Для них эта бечева была «спасительное вервие», они не заблудились. Так и здесь пятисотница есть подобное сему «спасительное вервие».

О нападении помыслов во время пятисотницы

Когда читают всякие другие молитвы – все еще ничего; когда же начинают справлять пятисотницу, сразу нападают помыслы. Враг сразу ополчается. Вот из этого мы познаем, что пятисотница имеет некую силу, если она столь ненавистна врагу…

Нужно ли справлять пятисотницу в позднее время

Если по уважительной причине, например срочное послушание, тогда ложитесь спать, а потом надо мне сказать на другой день, а если особенного дела нет, то как 9 часов, оставляйте все и начинайте справлять. Вообще, это время – от 9 до 10 часов – положено на пятисотницу, чтобы к утрени встать уже бодро.

РАЗУМ

Разум, как известно, без веры не всегда бывает хорошим советчиком, и человек начинает следовать хотениям своей плоти, и падает все ниже и ниже. Беседа 4 августа 1909 г. (8)

Рассуждение духовное

Духовное рассуждение есть самая важная добродетель

У нас в Скиту, в бытность батюшки о. Амвросия, был один инок именем Феодосий, постоянно обращавшийся к Батюшке. Однажды, придя к нему, он сказал:

— Вот, Батюшка, уже двадцать лет, как я к вам отношусь, а все не имею сил признаться в одном помысле.

— В каком же? – спрашивает с удивлением о. Амвросий, – как же ты, отче, столько лет молчишь?

— Очень трудно сказать, т.к. помысл против вас, Батюшка.

— Ну, что ж тебе помысл говорит? Я – блудник? Убийца? Вор?

— Нет, еще хуже.

— Ну, поджигатель?

— Нет, хуже.

— Сейчас же признайся, – повелительно сказал о. Амвросий, и как бы, по выражению о. Феодосия, замок спал с его уст.

— Батюшка, – вымолвил он, – хотя я постоянно пользуюсь вашими советами, но не считаю, чтобы вы имели какую-нибудь благодать: у вас есть только дар рассуждения.

— Что же, – ответил старец Амвросий, – ведь и это что-нибудь да значит.

Прошло несколько лет, о. Амвросий уже скончался, а инок Феодосий, читая однажды Пролог, с удивлением прочел место, в котором рассказывается такой случай: однажды знаменитые подвижники, в том числе и св. Антоний Великий, собрались вместе и рассуждали, какая добродетель всех важнее. Один говорил – терпение, но возразили: такой-то был терпелив, но пал… Наконец, все согласились на том, что самая важная добродетель – есть духовное рассуждение. Тогда-то понял Феодосий, что Батюшка покойный обладал неоценимым духовным даром.

Чем более живет монах в монастыре, тем более узнает, тем большему научается. Это происходит постепенно. Конечно, Бог может сразу обогатить нищего. Бывали случаи, что сразу просвещался ум свыше. Возьмите в пример земного царя, ведь он может, встретив нищего, дать ему несколько тысяч, или даже десятков тысяч рублей, – и нищий стал богат, хотя до сих пор самый большой капитал его был 40 коп. Также и Господь может просветить разум человека.

Одно дело – ум, другое – рассуждение. Рассуждение есть дар Божий, как и все вообще у нас дар Божий. Но рассуждение выше других даров и приобретается не сразу. Человек может быть очень умным, но совершенно нерассудительным, может удовлетворить самым низменным скотским потребностям, иметь любовниц и даже совершенно не признавать Бога.

Есть люди плотские, которые только и живут для чрева, для блуда. Есть люди душевные. Разница между душевными людьми и духовными громадная. Ибо, как говорит Апостол: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает сие безумием» (1 Кор. 2, 14), он может познать всякую человеческую мудрость, всякую философию, одним словом, – но духовного рассуждения не имеет.

Ревность не по разуму

Надо все делать с рассуждением, а то бывает и ревность не по разуму.

Я знал одного человека, который взялся слишком горячо за дело своего спасения. Наложил на себя особенный пост, каждый день клал бесчисленное количество поклонов, но все ему казалось мало. Желая высших подвигов, он принялся за чтение аскетических книг, прочел Добротолюбие, затем Библию, пытался вникнуть в смысл пророчеств и сошел с ума. А если бы он действовал с рассуждением, то, конечно, спасся бы. Библию читать без руководителя опасно, так как в пророчествах заключен таинственный смысл, понятный очень немногим. Да и Добротолюбие описывает иную жизнь, чем в миру, и мирской человек, читая его, видит, какая громадная разница между жизнью обыкновенной и той, про которую там говорится. Жаль, что у людей часто бывают крайности. Или уж совсем удалиться хотят от Бога, – знать Его не хотят, или берутся слишком горячо, не рассчитав своих сил, и обрываются. Надо же идти шаг за шагом, осмотрительно и постоять, молясь умеренно, а также проверяя себя, открывая все духовнику. Так постепенно, отрываясь от всего мирского, достигнем мы Горнего Иерусалима.

Многие с горячностью пошли по пути спасения, а затем, не выдержав, отказались.

В самих подвигах нужна большая осторожность.

И Господу угождать надо умеючи, а то будет неразумная ревность.

К батюшке о. Амвросию однажды пришел 17-летний юноша и стал проситься, чтобы его взяли в Скит.

— Что же вы станете здесь делать, – спросил Старец, – вы так еще молоды.

— Что я хочу делать? А вот: спать на гвоздях, наложить на себя самый строгий пост.

— Еще?

— Надеть вериги.

— Еще что?

— Отдать себя в полное послушание вам, делайте со мной, что хотите.

— Вот видите, – сказал отец Амвросий, – все подвиги, которые вы перечислили, не имеют значения без любви к Богу, а вы Его любите?

— Конечно, люблю!

— Хорошо, вы все Его заповеди исполняете?

— То есть, может быть, и не все, но большинство.

Стали перебирать, оказалось, что ни одной заповеди, как следует, не исполняет.

— Так вот, – заключил Батюшка, – подвиги внешние вы пока оставьте, – и взял его в Скит.

Впрочем, в Скиту он не ужился, – через несколько лет ушел в Москву, где его сделали игуменом и заведующим патриаршей ризницей. Скоро он и здесь соскучился; начал думать о вторичном переходе в Оптину, но не успел этого сделать, смерть помешала ему.

САМОНАДЕЯННОСТЬ

Не нужно быть самонадеянным, нужно во всем полагаться на Волю Божию

Конечно, все были сегодня у обедни; у нас она торжественно совершается. А мне не удалось быть за службою. Утром совершил правило и уже собрался идти, как почувствовал такую слабость, что с трудом поднялся с дивана, чтобы перейти на постель. Должен был дать знать Архимандриту, что у литургии не буду. Тяжело лишаться в этот день службы. Впрочем, Господь наказал меня за некоторую самонадеянность. По примеру прошлых лет, надо бы утреню совершить келейно, а я понадеялся на свои силы и отправился в храм. Утреню простоял хорошо, а потом и плохо стало. Теперь чувствую себя гораздо лучше и радуюсь, что могу вас принять. Как важно полагаться во всем на волю Божию! Крепко нужно верить в Его Божественный Промысл, устрояющий все во благо.

САМООТВЕРЖЕНИЕ

Монашеская жизнь требует полного самоотвержения: «Отвергнись себя и возьми крест свой» (Мф. 16, 24; Мк. 8, 34; Лк. 9, 23). Беседа 27 декабря 1910 г. (21)

САМОУКОРЕНИЕ

… Бог простит, но все-таки нужно укорять себя. Так учили наши великие старцы. При самоукорении это приносит пользу. Авва Дорофей, Иоанн Лествичник, говорят, что самоукорение есть невидимое восхождение. Подобно тому, как человек не замечает, как он растет, как из маленького мальчика становится взрослым, – так и духовный рост человека идет совершенно незаметно для него. Этот невидимый духовный рост человека и есть самоукорение.

Нужно укорять себя за свои немощи и смириться, но всячески гнать от себя уныние, расслабление. Что бы ни случилось, унывать не нужно, а сказать все старцу.

Бог простит, Бог простит. Укоряйте себя. Укорить себя не трудно, а некоторые и этого не хотят. Перенести укор от брата труднее, а самому укорить себя не трудно. Кроме того, если мы и будем укорять себя, а не будем бороться со страстями, будем есть сколько хочется, будем спать сколько хочется, то такое самоукорение незаконное, оно не принесет пользы. Если мы укоряем себя, впадая невольно в согрешения, то такое самоукорение законно. В борьбе со страстями, если и побеждаемся ими, но укоряем себя, каемся, смиряемся и продолжаем бороться, мы непрестанно идем вперед. Нам осталось одно: смирение.

Как укорять? Очень просто. Совесть сразу заговорит, сразу будет обличать, а вам остается только согласиться, что плохо сделали, смиренно обратиться к Богу с молитвой о прощении.

Хоть минуту, хоть полминуты, а надо обязательно укорять себя так. Наше дело укорить себя, хотя бы и на очень короткое время, а остальное предоставим Богу. Хорошо, если мы и недолго укоряем. И у одного это состояние продолжается более, у другого менее. А были святые отцы, у которых вся жизнь была сплошное самоукорение, прямая черта без всяких перерывов… Но нам до этого далеко. Когда мы себя укоряем, мы исполняемся силы, становимся сильнее духовно. Почему так, мы не знаем. То закон духовной жизни. Как в нашей телесной жизни мы подкрепляем силы пищей, так и в духовной жизни наши духовные силы подкрепляются самоукорением. Поели вы щей, каши, – стали сильнее. Вы только приняли пищу в желудок, а как пища переваривается в питательные соки, как ваше тело питается ими, вы не знаете. Точно такие и в духовной жизни: мы питаемся самоукорением, которое, по учению святых отцов, есть невидимое восхождение, но почему и как, мы не знаем. Это закон духовной жизни. Когда мы питаемся духовным, мы духовно становимся крепче, сильнее. А что такое самоукорение? – смирение. Считать себя грешным, виновным, значит смирять себя. А что такое смирение? – Это риза Божества, по слову Лествичника. Мы идем и касаемся этой ризы тогда, когда укоряем себя. Помните Евангельскую кровоточивую жену (Мф. 9, 20–22; Мк. 5, 25–34; Лк. 8, 43–48)? Она смиренно шла через толпу и прикоснулась края одежды Христа, и исцелилась. Так действительно и было все, как написано в Евангелии. Но возьмите духовный смысл этого события и рассмотрите… Поняли ли вы все?

САМОЧИНИЕ

… Нельзя самочинно проходить путь иноческой жизни…

У нас в Скиту был такой случай: один инок зимой собрался идти в монастырскую лавку, и пришла ему в голову мысль – не стоит таким пустяком беспокоить Старца и спрашиваться, а сходить-то в лавку займет не более одной четверти часа. Правда, приходит и другой помысл – лучше благословиться, но первое желание превозмогло, и инок пошел, не спрашиваясь.

Смеркалось. Дорога шла лесом: шел он, шел, все не может дойти до места. Вот уже и совсем стемнело. Что же это такое? Деревня какая-то виднеется, оказывается, он уже до Прысков дошел. Вдруг перед ним выступают какие-то чудовища. Вскрикнул Макарий (так звали инока) от страха. Подойдя ближе, он увидел, что это стог сена. Забился он в стог и стал звать на помощь. Прибежали крестьяне, извлекли его из стога и на телеге привезли в Скит. Правая нога Макария совершенно отмерзла, так что доктор предложил ее отнять. Но Макарий не согласился на операцию, говоря: пусть моя нога, ходившая по своей воле, мучается теперь до конца.

Действительно, Макарий стал терпеть ужасную муку. Девятнадцать лет он пролежал в постели. Нога его почернела и стала гнить. В ней завелись черви, смрад от нее шел страшный. Когда кто-нибудь приходил его навестить, он говорил: «Вот смотрите на самочинника». – «Успокойся, брат Макарий, – говорили ему, – Господь простил тебя».

— Да, это, конечно, свойственно Его милости, но сам-то я себя не должен прощать.

Великое смирение стяжал брат Макарий. После смерти он явился одному брату и возвестил ему, что Господь его помиловал, и теперь он утешается в раю.

… Я теперь уже не имею возможности выходить и ходить по Скиту ночью… Вот смотрите, какая аскетическая красота, задумчивая, этот наш храм (старый). Здесь все хорошо, не наглядишься… Приходит мне на мысль бросить все и уйти в другую келью, но боюсь.

— Зачем ушел с часов? – скажет Господь.

Надо терпеть. Быть может, те души, которым Господь определил спастись через меня, не спасутся, если я уйду… Господь может взять в орудие и грешного человека, на все Его воля… Боюсь уйти самочинно.

СВЯТОСТЬ, СВЯТЫЕ

Есть праведность и святость. Спасенные и совершенные. Всякий святой есть и праведный, но не всякий праведный – святой. Не все могут достичь святости, но если стараются вести праведную жизнь, то получают спасение. О, если бы Господь сподобил всех нас спастись!

Человек должен исполнять заповедь: «Святи будите, яко Аз свят есмь» (1 Петр. 1, 16).

Святые, умерщвляя в себе страсти, достигли полного бесстрастия и воцарились со Христом. Каждый народ принес Господу, как жертву чистую, святых своих. Из древних народов больше всего дали святых греки и римляне; дали святых персы; в индии, где проповедовал апостол Фома, тоже были святые, например, царевич Иоасаф и учитель его Варлаам; в Китае, хотя уже давно идет проповедь о Христе, но только в последнюю революцию в церкви во время Богослужения был убит диакон, следовательно, предстал к престолу Божию мучеником. В Европе больше всех принесла Богу в жертву святых Россия, а в Западной Европе Италия; во Франции известно двое святых, мощи которых почивают там, – это Дионисий Парижский и Ириней Лионский; были святые и в Германии (конечно, до разделения Церквей). Швеция, Норвегия и Англия святых не дали.

Святые, по мере своего приближения к Богу, все больше и больше ощущали свое недостоинство

Преподобный Макарий Египетский отличался особенными духовными дарованиями. Он и называется не просто святым, а великим. Но вот у него однажды появилась мысль, что он служит для области, где жил, как бы духовным центром, солнцем, к которому все стремятся. На самом деле это так и было. Но когда Преподобный помыслил нечто о себе, то был к нему голос, говоривший, что в ближайшем селении живут две женщины, которые угоднее Богу, чем он. Старец взял посох и пошел искать этих женщин, которые угоднее Богу. По промыслу Божию он скоро их нашел и вошел в их жилище.

Женщины, увидев прп. Макария, упали ему в ноги и не находили слов для выражения ему своего удивления и благодарности. Преподобный поднял их и начал просить открыть ему, как они угождают Богу.

— Святый отче, – сказали женщины, – мы ничего не делаем угодного Богу, помолись за нас Господа ради. Но Преподобный начал настаивать, чтобы они не скрывали от него своих добродетельных дел. Женщины, боясь ослушаться Старца, начали говорить ему о своей жизни: «Мы были чужими друг другу, но, выйдя замуж за родных братьев, стали жить вместе, и вот уже пятнадцать лет не разлучаемся. За это время мы ни разу не поссорились и не сказали друг другу ни одного обидного слова. Стараемся, по возможности, почаще бывать в храме Божием, соблюдаем установленные посты. Сколько можем, помогаем неимущим… Ну, с мужьями живем, как с братьями, а уж больше решительно ничего нет у нас доброго.

— А что, – спросил Старец, – считаете ли вы себя за добро, которое делаете, святыми или праведными?

— Святыми? – удивились женщины, – какие мы святые или праведные, мы величайшие грешницы; помолись о нас, святый отче, да помилует нас Господь!

Преподобный преподал им свое благословение и удалился в пустыню, благодаря Бога за полученное вразумление. Женщинам он не сказал ни слова о своем видении, боясь, как бы не повредить им своей похвалой.

Подобно Макарию Великому, и святому отшельнику Питириму Ангел возвестил однажды, что, несмотря на его подвиги, он не достиг еще такой святости, как одна послушница, живущая в общежитии в монастыре. По внушению Ангела св. Питирим отправился в указанный монастырь. Придя туда, он просил Игуменью показать ему всех сестер обители. Когда все явились и начали подходить под благословение, св. Питирим сказал:

— Нет ли еще сестры?

— Есть, – сказала Игуменья, – но ее нельзя привести, она наполовину безумная, и мы ее терпим в монастыре только из сострадания.

Святой все-таки велел ее привести. Пришла она в жалком рубище со сбитым платком на голове.

— Где ты была, мать? – спросил Святой.

— У выгребной ямы лежала.

— Что же ты, мать, лучшего места не нашла?

— Да лучшего-то места я не стою.

Св. Питирим позволил ей уйти, а затем, обращаясь к Игумении и сестрам, сказал:

— Ваш монастырь имеет неоценимое сокровище: эта смиренная сестра ваша есть великая угодница Божия.

Услышав это, все сестры взволновались. Одна призналась Преподобному, что часто била сестру, другая всячески поносила ее, третья относилась к ней с величайшим презрением, не считая ее даже за человека, четвертая призналась, что часто нарочно выливала на нее помои. Сестры хотели сейчас же просить прощения у обиженной, но та, узнав о их намерении, тайно оставила монастырь, бегая славы, которая ее погубила бы. Господь сказал: «Всяк возносяйся смирится и смиряяйся вознесется» (Лк. 14, 11).

Мне вспоминается случай, бывший на моей далекой родине. В одно торговое заведение был взят в услужение семилетний мальчик, сирота. Один богатый человек увидел его кроткое лицо, мальчик ему понравился. Он взял его к себе. Вскоре этот господин уехал из села и увез мальчика с собою. В городе он отдал его в гимназию, затем в университет. Прошло много лет, и бывший сирота, окончив курс в университете, приехал на время в свое село. Поселяне, знавшие его мальчиком, говорили: «Неужели это Митенька?» Точно, это был он, но как он изменился! Сделался образованным человеком, Димитрием Павловичем, приобрел все свойства интеллигентного человека. Его товарищи, с которыми он играл в бабки и другие игры, тоже выросли, но по своему развитию резко отличались от него, его свойств не имели. Подобно тому и грешные люди не имеют тех свойств, которыми отличаются святые, а те, в свою очередь, заимствуют эти свойства от Господа. Но большая разница между сознанием человека приобретающего земные знания, и святого, приобретающего благодать Божию. Человек, учась в гимназии, затем в университете, ясно сознает, что обогащается все новыми и новыми знаниями, а святой – наоборот, приближаясь к Богу, считает себя все хуже и хуже, т.к. видит перед собой идеал – Христа, которому он стремится уподобиться, по необходимости сознает, как он далек от этого идеала.

К чему не прикоснись из постановлений Церкви – везде глубина. Вот, например, почему Троицкой Седмице присвоен глас 7-й? Потому что число 7 – число Божественное и имеет великое значение: в 7-й день почил Господь от творения мира, 7 таинств, 7 даров Духа Святаго, и многое другое. Затем, после Троицкой недели идет Неделя Всех Святых, и ей присвоен 8-й глас. Почему? Потому что 8 есть число, обозначающее бесконечность, т.е. будущий век. А святые, отойдя уже от сего мира, ожидают будущего века – пакибытия. Они, достигнув святости на земле, уже не могут изменить Богу, не могут поколебаться в любви к Нему, а вечно будут совершенствоваться в любви…

Святые, сравнивая свои добродетели с бесконечными совершенствами Божиими, считают себя за ничто

Один человек, обладавший 50 тысячами капитала, считался богатым в родном селе, но вот он приезжает в Александрию и видит, что здесь много людей гораздо богаче его, а когда посетил Константинополь и увидел там миллионеров, то понял, что по сравнению с ними его богатство совершенно ничтожно. Так святые, сравнивая свои добродетели с бесконечными совершенствами Божиими, считают себя за ничто. А что же скажем мы, грешные?

Молитва Святых имеет творческую силу

В первые века христианства жил в Греции, во Фракии, замечательный подвижник по имени Марк. Рано он оставил мир, поселился на Фракийской горе, где в уединении и безмолвии подвизался о Господе. От людей он не мог заимствовать примеров, но в законе Господнем поучался день и ночь. Однажды его посетил авва Серапион, чтобы погребсти его тело. т.е. Господь призывал уже Марка к Себе. Когда авва Серапион пришел, Марк встретил его с любовью и завел с ним духовную беседу.

— Как теперь живут христиане? По-прежнему ли их преследуют? Ведь я вот уже 90 лет в пустыне, и за это время не видел ни одного человека.

— Твоими святыми молитвами, отче, гонения прекратились; всюду открыто совершается христианское богослужение, – ответил авва Серапион.

— Слава Богу! – воскликнул Марк, – а есть между христианами такие, которые скажут горе сей: ввергнись в море, и она их послушает? (Мф. 17, 20; 21, 21; Мк. 11, 23).

Когда Марк произнес эти слова, то вдруг раздался страшный треск, и гора, на которой были подвижники, сдвинулась со своего места и вверглась в море. Марк, обратился к горе, как к живому существу, сказал:

– Стой спокойно, я не тебе говорю.

Следовательно, слова Марка имели творческую силу, т.к. он был творец закона.

Мы, грешные, конечно, не можем творить таких дел, но если, по слову Спасителя, будем иметь веру с зерно горчичное и смиряться, то Господь не отринет нас, а спасет, какими Сам весть судьбами.

Заступничество Святых

Святые, удаляясь от всех людей, не перестают любить их и молитвами своими отвращают от грешных гнев Божий.

У нас неправильное понятие о святых. Мы представляем себе, что они на небе у престола Божия блаженствуют, мы же на земле копаемся в грязи, где им нас услышать. Неправда это, святые близки к нам, когда мы их призываем, и всегда готовы помочь нам. Некоторые еретики отвергают заступничество святых и даже Матери Божией – жалкие эти люди, находящиеся в беспомощном состоянии. Если и на земле не всякий полезет к царю, а станет просить людей, близко к нему стоящих, походатайствовать за себя, то тем более человеку – грешнику, как надеяться, что его недостойная молитва будет услышана Богом. Грехи наши и беззакония стоят высокой каменной стеной между нами и Богом, святые же, особенно Матерь Божия, имеют великое дерзновение перед Богом. В одной церковной песни, обращенной к Богородице, говорится: «… надеющиися на Тя да не погибнем, но да избавимся Тобою от бед», – истинно, надеющиеся на Богоматерь, посрамлены не будут. Она вымолит им прощение у Господа, Сына Своего.

Соединились два любящих сердца: и он и она люди верующие; вначале все шло хорошо, но он попал в дурное общество и увлекся какой-то недостойной женщиной: это чудовище встало между мужем и женой. Тяжела стала жизнь жены: тосковала она по нем и не знала, как вернуть к себе мужа. Однажды она познакомилась с одним верующим человеком, и он сказал ей: «Не приходите в уныние, мужа вы можете вернуть». – «Каким образом?» – «А вот как. Может быть, Господь наказывает вас за какой-нибудь неисповеданный грех. Переберите в памяти всю вашу жизнь, затем поготовьтесь дня 3–4, а то и всю седмицу, поезжайте в какую-нибудь церковь на окраине города, исповедуйтесь и приобщитесь Св. Таин. Далее молитесь Богу о вашем муже и призывайте на молитву также святых, коим дана благодать соединять разделенных супругов. Молитесь Георгию Победоносцу и святым мученикам Гурию, Самону и Авиву». Оставленная супруга послушалась доброго совета, все исполнила, как ей говорили, и не прошло и двух месяцев, как муж вернулся к ней опять добрым и верующим, и они зажили хорошо, как и раньше.

Вот, молитва и заступничество святых спасли семью от погибели. Святые всегда готовы помочь нам, только бы с верою и любовию прибегали к ним. Есть поучительное житие святых мучеников Андриана и Наталии. Наталия обратила своего супруга ко Христу, она же и вдохнула в него мужество страдать за Христа и тем привела его к вечноблаженной жизни. Великое счастье иметь такую подругу. Жена открыла мужу врата Царствия Небесного, и вы – жены, должны стремиться привлекать мужей ваших ко Господу и тем спасать свои и их души. Во всех же скорбях с верою прибегайте к Спасителю, Он вас никогда не оставит. Действительно, вера творит чудеса.

Велика молитва и заступничество святых. Чтение их Житий возвышает душу и побуждает ее к подражанию. Недавно приезжал ко мне один приват-доцент; человек немолодой, прекрасно образованный, имеет отличное место и только что женился на красивейшей и богатой девушке, но полного счастья не имеет, все ему чего-то недостает.

— Что вы читаете в Университете? – спрашиваю его.

— Древнюю историю, – отвечает.

— Какой же из героев древности вам больше нравится?

— Из завоевателей, конечно, Александр Македонский, но удивляют меня и внушают благоговение два героя: Гораций Коклес и Муций Сцевола – вот люди, достойные подражания.

— Вы удивляетесь этим языческим героям, а в нашей Православной Церкви таких героев духа множество: и что я говорю: таких – героев несравненно высших – это наши святые. Начните читать Жития святых и получите высокое наслаждение.

Он послушался моего совета и вчера вторично был у меня.

— Какая высота! – говорил он про жизнеописания святых, – и если бы вы знали, какие высокие восторги переживал я, читая Димитрия Ростовского. Я много читал, но ничего подобного мне не приходилось встречать. Так вся душа и проникается пламенем, так бы и начал подражать им!

Подражать им и надо. Хотя понести такие подвиги, какие они несли, нам не под силу, но будем подражать им по мере сил своих. Господь ничего не требует от нас невозможного, не говорит: «Оденься во вретище, неси вериги…» и т.д., а хочет только, чтобы мы отдали Ему свое сердце, чтобы царствовал там Господь.

Уважаемый Александр!

Предлагаем Вам наставление о Иисусовой молитве и Чин пятисотницы из монашеского правила.

ОБ ИИСУСОВОЙ МОЛИТВЕ

Знай, что занятие Иисусовой молитвой — есть великая Божия тайна, мало кому известная, особенно в нынешнее время, скудное духовной жизнию. Как ей научиться? Трудись, молись, была бы охота и ревность, дело выйдет, но только узнай ее необходимые принадлежности, без коих она не полезна, а может быть губительной через гордость. Это прежде всего — смиренное о себе мудрование, сокрушение о своих грехах. Сердце многоболезнующее, плачущее, чающее Христова утешения — необходимо. Молитва должна исходить от покаянных чувств и глубокого сознания своей греховности. Это для молитвы ограда, дом, почва, на которой она только и может произрастать в наше спасение. Заметь сие крепко и держись неуклонно всю свою жизнь. К высшему миру сразу не стремись — это от гордости, это само придет в свое время. Молитва Иисусова составляет жизнь души нашей, истинно, существенно утоляющая ея вечность. Водворяясь своим благодатным присутствием в сердце наше, она наполняет нас светом, радостию, блаженством; собирает во едино расточенные по лицу земли мысли наши, освещает чувства, вливает бодрость в желания наши и стремления, приводит на путь Божественной жизни. Ведь если мы в этой жизни не обратим на духовное своих душевных сил, и не приучим их держаться в одном чувстве стремления быть пред лицем Божиим, то в будущей жизни не сможем быть в должном отношении к Богу. Между тем, на небе без молитвы быть нельзя. Если мы не обучимся ей здесь на земле, откуда же она возьмется там на небе? И заменить ее нельзя ничем. Она необходима и требует своего собственного делания. Смиряйте себя, считая ниже всех, и читайте Иисусову молитву постоянно. В этом обрящете вечную жизнь. Напрасно некоторые братия и сестры унывают и напрасно скорбят — этим самым убивают сами себя, и по-видимому теряют надежду на спасение, по причине своего пребывания в городе или в деревне. Нет сомнения, что трудно вам хранить чистоту сердца своего и содержать ум трезвенный, потому что соблазны окружают вас отовсюду, как вода рыбу, живущую во глубинах морских. При всем том, мы имеем свидетельство святых Отцов, что когда мы пребываем в сем мире, будучи по причинам слагающихся обстоятельств в общем для всех положении, то рука Божия покрывает нас, чтобы не хулилось ради нас имя Божие, и если внимательно присмотритесь к течению своей жизни, то это самое увидите на самом деле. Потому, дерзайте, стойте и мужайтесь, находясь в огне и море обстоятельств и искушений, восстающих на вас со стороны мира, плоти и диавола. Знайте, что сильнее Господа Иисуса нет никого ни на земле, ни на небе! Он сотворит с вами победу и никто не устоит против Его Всемогущей силы, только всегда старайтесь призывать Его Пресвятое Имя, страшное для всякой твари видимой и не видимой. Не оставляйте Иисусовой молитвы, а если и оставите на день, не больше, то, пришедше в себя, опять начинайте снова. Если кого отвлекают от молитвы дела, и он скорбит, что забывает молитву, и старается молиться — тому не может это повредить, потому что он носит внутри, в персях своих Царя Царей Господа Всемогущего, Который без труда поперет и сокрушит всю силу вражию.
Архимандрит СЕРАФИМ. (Глинская пустынь).

ПРАВИЛО ПЯТИСОТНИЦЫ.
Первая сотница:
С молитвою: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.
10 — земных,
20 — поясных,
70 — умносердечных.
В конце сотницы — земной поклон и молитву:
Пресвятая Владычице моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от мене, смиреннаго и окаяннаго раба Твоего, уныние, забвение, неразумие, нерадение и вся скверная, лукавая и хульная помышления от окаяннаго моего сердца и от помраченнаго ума моего; и погаси пламень страстей моих, яко нищ есмь и окаянен. И избави мя от многих и лютых воспоминаний и предприятий и от всех действ злых свободи мя. Яко благословена еси от всех родов, и славится пречестное имя Твое во веки веков. Аминь.

Вторая и третия сотницы подобны первой.

Четвертая сотница:
С молитвою: Пресвятая Владычице моя Богородице, спаси мя грешнаго.
10 — земных, 20 — поясных, 70 — умносердечных. В конце сотницы — земной поклон и молитву: Пресвятая Владычице моя Богородице. Пятая сотница:
5-ая сотница делится пополам. Из них, 50 молитв: Святый Ангеле Хранителю мой, моли Бога о мне грешнем. 5 — земных, 10 — поясных, 35 — умносердечных. И 50 молитв: Вси святии молите Бога о мне грешнем. 5 — земных, 10 — поясных, 35 — умносердечных. На последней — земной поклон и молитву: Пресвятая Владычице моя Богородице, с земным поклоном.
Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем. Земной поклон.
Слава Тебе, Христе Боже, упование наше, слава Тебе. Слава, и ныне, Господи, помилуй (трижды). Молитвами святых отец наших, Господи, Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь. Примечание: Проходить эту пятисотницу, когда кто может. Также читай после молитв 1 главу Евангелия, 2 главы из Апостола, 1 кафизму из Псалтири в сутки, начиная с первой до последней включительно.
(Правило читать не скоро, без лености, со умилением и сокрушением сердца, тихо и разумно, со вниманием, не борзяся, якоже и умом разумевати глаголемое).

Под воскресные дни и великие праздники от Рождества Христова до Крещения и с Вербной недели до недели ап. Фомы, правило совсем отлагается, а в дни полиелейных праздников и под субботы проходится без земных поклонов.

Архимандрит Илия (Раго)
Молитвенное правило монаха

Доклад в рамках Регионального этапа XXIV Международных Рождественских образовательных чтений, направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Екатеринбургская митрополия, монастырь Святых Царственных страстотерпцев в урочище Ганина Яма, 5 ноября 2015 года)
Личное молитвенное правила монаха – это очень трудная и даже болезненная тема, поскольку обстоятельства, с которыми сталкивается современный человек, весьма сложны и многим кажутся непреодолимыми. Но неужели Бог поместил нас в такой мир и в такое время, когда «соделывать свое спасение» труднее, чем в другом месте и в другое время? Конечно, мы так не думаем. Всякой эпохе, всякому месту, всякой цивилизации Господь дает свои дарования, помогающие в созидании Церкви и спасении людей. Тем не менее, мы часто приходим в смущение из-за трудностей, с которыми сталкиваемся при исполнении самого главного долга монашеской жизни (равно как и жизни мирской), то есть при совершении своего молитвенного правила. Как же его исполнять?
Мне самому очень трудно говорить на эту тему, которую вы будете обсуждать на вашем собрании, поскольку моя духовная жизнь весьма скудная, и я должен признаться, что сам еще нахожусь в борении и испытываю многие трудности. Я прошу вас быть снисходительными к моему малому опыту и помолиться обо мне, чтобы Господь простил меня.
Все мы помним евангельское повествование о служении Марфы и Марии. Господь похвалил Марию за то, что она сидела у Его ног и слушала Его. Мария – это образ людей, посвятивших себя молитве и созерцанию, людей, избравших благую часть, которая не отымется от них . Блаженны, стало быть, те, кто каждую ночь проводит несколько часов в молитве, – они избирают лучшую часть, и она уже не отнимется у них!
Но что же другие? Что же Марфы, которые должны заботиться о многой службе и у которых нет свободного времени или сил для того, чтобы сидеть у ног Господа? Неужели их покинул или осудил Господь, Который Сам заповедал нам служить друг другу?
Мне кажется, блаженство обещано не тому, кто несет то или другое служение – служение Марфы или Марии. Блаженство обещано всем, кто хранит мир в своем сердце, кто не заботится и не суетится о многом , потому что едино есть на потребу : внутренний мир. И Марфа, и Мария равно могут и должны стяжать его.
Рассмотрим теперь вкратце некоторые конкретные проблемы, связанные с монашеским молитвенным правилом.
1. Начнем с непреложной истины, что молитвенное правило необходимо в монашеской жизни. Правило – это дыхание монаха, это его ежедневная встреча с Господом и Учителем, Который Сам приходит посетить его. Правило – это обязательное служение монаха, призванного ходатайствовать своей молитвой о всем мире.
Поэтому монаху необходимо регулярно исполнять свое правило под руководством и с благословения своего духовного отца. Одно из первых условий для того, чтобы чего-то достичь в молитве, – это регулярность исполнения правила. Правило должно быть всегда одной и той же продолжительности и совершаться в одно и то же время, насколько это возможно. А если из-за каких-либо обстоятельств у монаха нет возможности исполнять свое правило, то он должен при первой возможности как можно скорее вернуться в свой обычный режим.
Теперь рассмотрим, какие бывают трудности в молитве и как их можно преодолеть.
В целом это вещи общеизвестные. Об этом повествуют все святоотеческие творения о молитве и духовной жизни, и эта литература знакома всем монашествующим. Нужно только как можно чаще обращаться к ней, читать ее и перечитывать. И мы должны твердо знать, что совершать молитву возможно и в наше время, и что это является нормой, к которой каждый из нас должен стремиться, насколько в наших силах. Это наша цель, это наша борьба, это наше участие в деле Христа ради спасения мира. И мы не можем уклониться от этого служения, не нарушив своего призвания.
Конечно, в первую очередь нужно сказать о таком искушении, как рассеянность, о помыслах, которые во время молитвы докучают, как назойливые насекомые, для того чтобы отвлечь наш дух от божественного присутствия. Средства борьбы с ними известны: презирать все помыслы и устремляться вглубь своего сердца, подальше от них. Помыслы – словно мелькающие картинки, кино, непрестанно порождаемое нашим умом, которое едва ли можно остановить. Но наше сердце находится глубже, там коренится наша глубинная воля и там наш дух может пребывать в присутствии Божием.
Мы знаем, что некоторые подвижники советуют заменять плохие помыслы помыслами святыми и благочестивыми. Лично я в это не сильно верю и никогда не видел от этого действенного результата. И святые Отцы говорят, что чаще всего борьба на уровне помысла бесполезна. Я думаю, что молитва совершается на уровне сердца, то есть на уровне нашей глубинной воли. Что мы делаем, когда слушаем по радио интересную передачу, а вокруг нас шумят дети и мешают нам? Мы напрягаем слух, подвигаемся ближе к приемнику, обостряем свое внимание. Думаю, что в молитве происходит то же самое: мы презираем помыслы и искушения, не обращаем на них внимания, будто это какие-то назойливые насекомые, и стараемся больше обращать внимание на присутствие Бога в нашем сердце.
Кроме того, в жизни молящегося человека, даже самого ревностного, неукоснительно исполняющего свое правило, неизбежны периоды сухости и отсутствия вкуса к «духовным вещам», периоды уныния, когда он не видит в себе преуспеяния или чувствует (может быть, даже и справедливо), что он движется назад. В таком случае, он, с одной стороны, должен сознавать, что помыслы уныния – это обычные дьявольские нападения, имеющие целью отвратить его от молитвы, заставить его поверить, будто в молитве он никогда ни к чему не придет. С другой стороны, мы должны знать, что не наши усилия и старания дают нам Бога. Наши усилия необходимы, наша борьба – это единственное, что мы можем действительно принести Богу. Но только Господь знает, каким путем нас вести. И Он дает нам Себя, когда хочет и как хочет. Наши «ощущения» (то есть духовные чувства, которые, как нам кажется, мы испытываем) – это не показатель наших действительных отношений с Богом.
Молитвенному правилу также мешают две пагубные страсти, в отношении которых мы должны всячески трезвиться. Первая – это гордость, или тщеславие. Рассматривание своего преуспеяния, удовлетворение состоянием, в которое мы приходим во время молитвы, – всё это немедленно приводит к падению. Молитва сразу исчезает. Если человек считает себя преуспевшим, мнит, что он на верном пути, рассматривает свои успехи, то он потеряет молитву и по попущению Божию впадет в сильнейшие искушения. Господь попускает это для того, чтобы дать человеку возможность вновь вернуться к живому общению с Богом. Другая страсть, противоположная первой, но не менее опасная, – это уныние, возникающее от излишнего самоукорения. И то и другое состояние, если человек в них погружается, вызывают духовную вялость, отвращение к молитве, охлаждение к правилу, и в результате это может привести к отказу от молитвы.
Наконец, если мы хотим быть способными к исполнению нашего правила, совершенно необходимо в течение всего дня бороться за то, чтобы осознать свои страсти и совладать с ними. Таким образом, борясь со страстями, мы задолго готовимся к нашему правилу. Если в течение дня мы будем позволять свободно действовать своим страстям, то очевидно, что во время молитвы, когда мы попытаемся обрести безмолвие в своем сердце, страсти и помыслы налетят, как вихрь, и велика опасность, что они полностью овладеют нами!
2. До сих пор мы говорили о совершении правила в нормальных условиях монашеской жизни, когда монахи и монахини имеют счастье жить как евангельская Мария. Но часто бывает так (и, может быть, в наши дни еще чаще, чем раньше), что внешние условия, особенности воспитания, необходимость служения ближним и Церкви препятствуют воплощению этого идеала.
В самом деле, сейчас множество монастырей приходится восстанавливать или строить заново, часто на скудные средства и силами малочисленного братства. Да и в благоустроенных монастырях всегда есть монахи, которые несут особенно большие нагрузки, исполняют сложные, ответственные послушания, которые они не могут оставить. Некоторые монахи все свои силы отдают различным попечениям и заботам. В этом проявляется любовь к ближним и совершенное самоотречение ради братий или сестер монастыря или ради прихожан и паломников, которые, конечно же, ждут гостеприимства, внимания, советов и которые вынуждают монахов нести бремена тяжкие, всепоглощающие и изнуряющие… Нет нужды умножать примеры, всем известно, какие обязанности и тяжелые труды вынуждены нести монастыри. Конечно, все эти бремена словно распинают монаха, желающего регулярно совершать келейное правило. Так что же делать?

Все мы знаем: для того чтобы провести часть ночи в молитве, исполняя свое правило, монах или монахиня не должны быть изможденными от усталости! Иначе они неизбежно будут засыпать или дремать. Но могут ли все в монастыре желать или требовать себе покоя? Может ли игумен или игумения не утомляться? Тогда ему или ей нужно прекратить беседовать со своими духовными чадами, перестать принимать у них помыслы, перестать принимать посетителей, которые стучатся в монастырские двери. Могут ли не утомляться повар или эконом? Тогда первому нужно вовсе оставить кухню, а второму никуда не выезжать, не вести никаких дел, не контролировать никакие работы и так далее. Но кто будет делать это за них? Разве их послушание не является выражением любви к братиям? Ведь также и служение Марфы было выражением ее любви ко Христу, выражением ее благоговейного почитания Господа. Конечно, нужно стараться не допускать переутомления, однако это не всегда и не для всех возможно… Но мы должны хотя бы отдавать себе отчет в том, что монах, чрезмерно уставший на послушании, не может молиться ночью так, как надо бы!
Мне кажется, что для решения этой проблемы нужно придерживаться нескольких принципов.
Мы должны смиряться перед Богом с полным доверием к Нему, то есть со смирением принимать те обстоятельства, в которых мы находимся. И при этом твердо верить, что мы непрестанно пребываем в присутствии Божием. И нам нужно, как только появляется возможность, обязательно возвращаться, как к некоему идеалу, к регулярному исполнению правила. Нужно совершать правило каждый раз, когда для этого есть хоть малейшая возможность, причем совершать его настолько полно, насколько позволяют обстоятельства. Бог никогда не требует от нас невозможного, Он просит делать то, что мы можем, и всегда стараться сохранять внутренний мир.
Смирение означает, что я осознаю, что молитвенное правило необходимо, и в то же время я верю, что Бог видит мои трудности, и, если мне не удается исполнить правило, Он может найти другие способы для того, чтобы создать живую связь между Ним и мною.
Полное доверие означает сознательную веру. Пророк Ездра говорил об этом так: Господи Боже Израилев… вот мы пред лицем Твоим в наших беззакониях (то есть ошибках) . Это полное доверие заключается в том, чтобы всегда жить, как под взором Божиим, делать всё, за что берешься, во имя Господа, непрестанно молиться Ему, полагать перед Ним все свои помыслы, ошибки, искушения. Полное доверие к Богу выражается и в том, чтобы сознавать, что Господь, воплотившись, стал тем, кем являемся мы, и во время Причастия мы приобщаемся Его жизни. Ради нас Он преодолел человеческую природу, и мы живем в Нем. И через Него мы причастны жизни всех наших ближних, знакомых и незнакомых, живых и усопших. Одним словом, доверие Богу – это общность жизни со Христом, которую монах может чувствовать в продолжение всего дня: исполняя свое послушание, находясь в искушениях, испытывая утешение и радость.
Доверие Богу может выражаться в нашем сердечном устремлении к Нему без слов или в произнесении кратких изречений из псалмов или других мест Писания. Оно может выражаться и в благодарении Бога, или в молитвенном испрашивании прощения, или в призывании помощи Божией. Доверие Богу выражается и в принятии воли Божией или воли человеческой, и в кротком терпении при испытаниях – внешних или внутренних, и так далее. Кратко сказать, доверять Богу и смиряться перед Ним – означает постоянно и сознательно жить во Христе, силой Духа Святого.
Конечно, этот повседневный опыт предстояния пред Богом не заменяет личного молитвенного правила. Наоборот, он готовит человека к тому, чтобы он мог совершить келейное правило, ощущая присутствие Бога. Однако когда невозможно совершить правило полностью, будем помнить, что Бог не ограничен в Своих действиях, и всегда можно найти способ пребывать в сознательном общении с Ним.
3. Наконец, я хочу рассмотреть еще один важный вопрос: как готовиться к личному молитвенному правилу?
Самая большая помощь в исполнении келейного правила – это подготовка к нему накануне вечером, когда мы читаем жития святых. Это чтение не только дает нам определенный настрой, но и вводит нас в живое общение со святыми. Святые передают нам свое сердечное горение, помогают нам устремиться всем сердцем ко Господу, возвещают нам, какую радость приносит любовь к Богу, когда мы отдаем Ему свою жизнь. Кроме того, читая жития святых, мы чувствуем, как исчезает время, как оно становится не властным над нами. Святые становятся настолько близкими нам (не благодаря каким-то эмоциям, а благодаря чувству общей жизни во Христе), что они действительно становятся нашими «современниками» и соприсутствуют нам в течение всего дня, а также и во время нашего молитвенного правила. Они бодрствуют вместе с нами и нас оберегают.
Чтение святоотеческих творений также помогает нам понять законы духовной жизни; оно вводит нас в атмосферу молитвы, так что нам становится легче встать ночью и совершить свое бдение, исполнить свое молитвенное призвание. С помощью чтения мы, если можно так выразиться, «заводим мотор» нашей молитвы, а Святой Дух исполняет остальное. Очень важно также «разумное», то есть орошенное Святым Духом, чтение Ветхого и Нового Заветов. Мы должны воспринимать это чтение как живое и действующее слово Божие, произнесенное лично для нас. Тогда оно будет возбуждать в нас желание ответить на любовь Бога, будет научать нас тому, как действует Бог, открывать нам, Кто есть Бог, как Он делает Себя доступным, чего Он ждет от нас, какова Его природа. Все это непосредственная подготовка к молитве. Эта подготовка дает нам силу для преодоления неизбежных трудностей во время правила и помогает нам с постоянством исполнять свое правило или возобновить его, если мы по нерадению или по необходимости перестали его исполнять.
Препятствием в совершении молитвенного правила очень часто является чувство, что мы не умеем молиться! А кто умеет молиться? Тот, кто думает, что он умеет молиться, тот на самом деле не молится, потому что он смотрит на себя, а не на Бога. Это тоже одно из искушений. Будем помнить, что наше дело – иметь устремление к молитве, и причем не только во время правила. Мы можем только, так сказать, прислушиваться к Богу, вверять себя Ему, жить в Его присутствии, насколько в наших силах. Остальное совершает Господь, именно Он показывает нам путь молитвы. Не нужно спешить, не нужно ничего требовать, а нужно только оставить все помыслы и сойти в сердце, туда, где Бог пребывает в молчании, сокрытый, но присутствующий. Знать это и чувствовать – есть дар благодати Божией, который Он непременно подает тем, кто этого ищет и не думает о том, умеет ли он молиться или нет. Подумайте: ведь мы же не спрашиваем, умеем ли мы дышать!
В заключение я хотел бы провести различие между личной, внутренней молитвой монаха и молитвенным правилом, состоящим из определенных молитвословий, написанных святыми Отцами. Мы можем читать эти молитвы по книге или наизусть. Это правило нам необходимо для того, чтобы мы вошли в «молитвенное состояние». Во время этого правила мы предаем себя Богу, выражаем свое желание следовать за Ним, как Он этого хочет, для чего Он хочет и когда Он хочет. Это благая часть, которая не отнимется от нас, это единое на потребу, о котором Христос сказал Марфе.
Но основное наше устремление должно простираться к личной, внутренней молитве, к диалогу с Господом в глубине нашего сердца, где мы соединяемся во Христе со всем человечеством. И это молитва, которая возможна всегда и везде. Молитвенное правило, состоящее из молитвословий, нужно нам для того, чтобы подготовить нас к личной внутренней молитве. И начав свое правило с чтения определенных молитв, для нас естественно закончить его молитвой Иисусовой по четкам, творимой во внутреннем молчании или иногда и во внутреннем борении, но все же в полной уверенности, что Бог слышит нашу молитву и что Он ответит. Мы не знаем, в какой форме Он ответит, но ответит обязательно, ибо Бог не оставляет без ответа никакую молитву.
См. Лк. 10, 42.
См. Лк. 10, 41.
См. Лк. 10, 42.
См. 1 Езд. 9, 15.

11 ноября 2015

Социальные сети

Короткая ссылка:

скопировано

Канонник
Иноческое келейное правило

…Стараться же исполнять правило, читая устно Псал­тирь, положенные каноны и четочное правило, и все это с большим смирением и самоукорением, не яко что благо творя, но должное исполняя, а ум возводить на небо от­нюдь не советую; как и лично тебе говорил и неоднократ­но писал, так и теперь повторяю: это сущая прелесть (преп. Макарий Оптинский).

Избери себе правило, соответствующее силам. Сказанное Господом о субботе, что она для человека, а не человек для нее (Мк. 2, 27), можно и нужно отнести ко всем благочестивым подвигам, а также и к молитвенному правилу. Молитвенное правило — для человека, а не человек — для правила: оно должно способствовать к достижению человеком духовного преуспеяния, а не служить бременем неудобоносимым (тягостной обязанностью), сокрушающим телесные силы и смущающим душу. Тем более оно не должно служить поводом к гордостному и пагубному самомнению, к пагубному осуждению и унижению ближних.

Святитель Игнатий (Брянчанинов).

По следованной Псалтыри

psaltir-sledovannayaПо Следованной Псалтири перед началом правила читаются семь кратких молитв:

  • Боже, милостив буди мне, грешному.
  • Боже, очисти грехи моя и помилуй мя.
  • Создавый мя господи, помилуй.
  • Без числа согреших, Господи, прости мя.
  • Владычице моя, Пресвятая Богородице, спаси мя, грешнаго.
  • Ангеле Хранителю мой святый, от всякого зла сохрани мя.
  • Святый (апостоле, мучениче, преподобный отче «имя») моли Бога о мне .

Далее: повечерие, каноны (Каноны и акафисты, входящие в правило, в монастырях читаются на повечерии, а кафизмы, поклоны и молитвы исполняются в келье), четыре кафизмы с тропарями и молитвами, пророческие песни, 300 поклонов, 600 Молитв Иисусовых и 100 Богородице. Монахам новоначальным и слабым дозволялось читать по три кафизмы, затем совершать 100 поклонов, 300 Молитв Иисусовых и 100 Богородице. В некоторых древних монастырях это правило исполнялось полностью, кроме чтения девяти пророческих песней по Псалтири.

Также в Псалтири указано, что есть практика чтения во время правила Чина 12 псалмов.

Примечания

  • Почти во всех монастырях сотницы совершались отдельно от канонов повечерия, и если совершались в храме, то через некоторое время после повечерия или после вечерней трапезы.
  • Там, где каноны не совершались на повечерии или кто не мог быть на повечерии, то каноны совершали в келлии.
  • Начало келейного правила лучше совершать по Псалтири.
  • Оканчивать сотницы желательно как показано выше, по уставам Саровскому и Юрьевскому: «Слава и ныне”, «Аллилуйя” и прочее, что делалось во многих обителях.
  • В Рижском уставе «Молитвами святых отец наших” поставлено после «Отче наш”. Это предначинательная молитва монахинь, вместо священнического возгласа: «Благословен Бог наш”.
10 февраля 2014 Источник: Издательский совет РПЦ 2007 г.
Короткая ссылка:

скопировано