Ранняя республика

Государственное устройство Ранней республики в Риме

Процесс разложения родового строя, формирования классового общества и создания римской государственности в VI в. до н. э. был ускорен этрусским завоеванием. Этруски создали в Риме монархический режим наподобие раннегреческой тирании, на смену которому в 510 г. до н. э. пришла Ранняя республика.

Высшим государственным органом в республиканском Риме считалось народное собрание. Ему принадлежало право принимать и отменять законы, объявлять войну и заключать мир, избирать магистратов. Народное собрание также являлось высшей судебной инстанцией.

В Риме функционировали три вида народных собраний, или комиций (comitia). До реформ Сервия Туллия существовали куриатные комиции. Сервий Туллий ввел центуриатные комиции – собрания вооруженного народа. Вскоре они оттеснили куриатные комиции на второй план. Центуриатные комиции созывались консулами вне городской черты Рима, на Марсовом поле. В них избирали преторов, консулов и цензоров. Цензовый принцип голосования вызывал недовольство сторонников демократизации выборной системы. В 241 г. до н. э. была проведена реформа центуриатных комиций. Отныне каждый из пяти имущественных классов выставлял по 70 центурий (таким образом, теперь все классы имели равное количество голосов); к ним добавлялись 18 центурий всадников, 4 – ремесленников и 1 – пролетариев, итого 373 центурии (вместо прежних 193).

В процессе борьбы патрициев и плебеев важное значение приобрели трибутные комиции – собрания плебеев по трибам. Ко II в. до н. э. они стали основным видом народных собраний в Риме. С самого начала их отличал демократический характер; каждая из 35 триб имела один голос. В трибутных комициях избирались эдилы, квесторы и плебейские трибуны. Комиции не имели права законодательной инициативы: законопроекты вносились магистратами, предварительно пройдя обсуждение в сенате.

Сенат, состоявший из 300 членов, в силу своего авторитета (auctoritas) играл исключительно важную роль в римской государственной системе. Он осуществлял функции правительства. Любой закон проходил предварительное обсуждение в сенате и вступал в силу только после одобрения его сенатом (до 287 г. до н. э.). Сенат руководил внешней политикой и распоряжался финансами. Магистраты отчитывались перед ним, а по истечении срока своих полномочий автоматически зачислялись в сенат (с IV в. до н. э.). Цензоры составляли список сенаторов. Его возглавлял самый почтенный и уважаемый сенатор – princeps senatus (в ходе прений он высказывался первым). Первыми в списке стояли имена цензоров, затем шли имена консуляров, преторов и т. д. Созывать сенат на заседания могли только высшие магистраты: диктатор, консулы, преторы. Постановление сената называлось сенатусконсультом (senatus consultum), или декретом (decretum)

В Риме не было аппарата чиновников, вся исполнительная власть принадлежала магистратам – выборным должностным лицам, не получавшим никакого вознаграждения за свой труд, который официально расценивался как «почесть» (honor). Все магистратуры были коллегиальными и, как правило, исполнялись в течение года (только цензоры функционировали полтора, а диктаторы – полгода). Консулы, преторы, квесторы и эдилы вступали в должность 1 марта (до 153 г. до н. э., потом – с 1 января), плебейские трибуны – 10 декабря.

Система магистратур (cursus honorum) формировалась постепенно и в законченном виде сложилась лишь ко второй половине IV в. до н. э. Во главе исполнительной власти в Римской республики стояли 2 консула (они же обычно командовали армиями на войне, созывали сенат и комиции, обладали правом законодательной инициативы), судебная власть принадлежала 2 преторам, казной (aerarium), интендантской частью и военной добычей ведали 4 квестора (с 267 г. до н. э. – 8), городским благоустройством, снабжением, охраной правопорядка и устройством общественных празднеств – 4 эдила. Список римских граждан и сенаторов составляли 2 цензора (их избирали раз в 5 лет), интересы плебса защищали 10 плебейских трибунов (их власть ограничивалась городской чертой Рима). Исполнение должностей было весьма затратным делом, поэтому стать магистратом мог лишь состоятельный человек. Только после сложения полномочий бывшего магистрата могли привлечь к судебной ответственности.

Помимо ординарных магистратур, в Риме в эпоху Ранней республики существовали структуры чрезвычайной власти: междуцарствие (interregnum), диктатура (диктатор вместе со своим заместителем, начальником конницы, избирался в сенате сроком на полгода в экстренных случаях; власть диктатора была сродни царской, ее атрибутом являлся почетный конвой из 24 ликторов), децемвират (комиссия из 10 человек) и консулярный трибунат.

Таким образом, несмотря на усиление демократической тенденции в структуре комиций, Римская республика, в управлении которой решающую роль играли сенат и магистраты (а в конечном счете нобилитет), носила ярко выраженный аристократический характер.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на Litres.ru

Республиканский Рим

После падения царя Тарквиния Гордого в истории Рима закончился царский период. Произошло это в 510 или 509 году до н. э. Но прежде чем перейти к рассказу о следующем периоде – республиканском, – сделаем несколько важных замечаний. Во-первых, мы, как и обещали ранее, вернемся на некоторое время назад и расскажем об истории возникновения Рима, которая основана на данных археологических исследований, а не древних мифов, как это было в случае с царским периодом. Во-вторых, следует отметить, что Римская республика, события и личности, с нею связанные, по мнению большинства историков, гораздо более историчны, чем семь римских царей, о которых мы рассказали ранее. Что, естественно, отнюдь не отменяет различной трактовки этих событий. И наконец, третье. Если история (пусть и мифологическая) царского Рима как государства фактически совпадает с историей Рима как города, то затем эти два понятия начинают все сильнее и сильнее разниться. И поэтому в дальнейшем мы в основном будем касаться истории Рима-города, и в меньшей степени – Древнеримского государства.

Странник, смотри: этот Рим, что раскинулся здесь перед нами,

Был до Энея холмом, густо поросшим травой.

На Палатине, где храм возвышается Феба Морского,

Прежде изгнанник Эвандр пас лишь коров да быков.

Не воздвигались тогда, как теперь, золоченые храмы:

Было не стыдно богам глиняным в хижинах жить…

Где заседает сенат в окаймленных пурпуром тогах,

Там собирался старшин, попросту, в шкурах, совет…

Грубый боец не блистал, врагов устрашая, доспехом:

Все обожженным дубьем попросту бились тогда…

Эти строки, принадлежащие древнеримскому поэту I века до н. э. Сексту Проперцию, свидетельствуют о том, что римляне с давних пор осознавали, что 21 апреля 753 года до н. э., день основания Рима легендарным Ромулом, – дата весьма условная. Естественно, что с развитием археологии степень этого «осознания» все более увеличивалась. Вообще же историю Вечного города действительно можно вести с незапамятных времен. Например, на территории города были обнаружены останки неандертальцев, которые обитали в этих местах примерно 130 тысяч лет назад. Гораздо ближе к римлянам племена, жившие в районе Эсквилинского и Капитолийского холмов примерно в середине II тысячелетия до нашей эры. Позднее поселения появились и на других холмах, они разрастались, приближались друг к другу, сливались и наконец соединились в единый город. Когда это произошло, ученые затрудняются ответить с полной уверенностью, чаще всего называется временной промежуток от IX до VII столетия до нашей эры.

Создание в Риме республиканского строя отнюдь не означало снятия противоречий между высшими и низшими слоями населения Рима.

Времена меняются, но средства борьбы народа за свои права остаются неизменными. Вот и в республиканском Риме плебеи в случае невыполнения своих требований фактически объявляли патрициям забастовку. В те времена подобные действия обозначались словом «сецессия», буквально означавшим «отход, отделение». Во время войн (а они в те времена практически не прекращались) плебеи, призванные в армию, уходили на Авентинский холм или на расположенную в окрестностях Рима Священную гору и отказывались вернуться до тех пор, пока их требования не будут выполнены. Первая сецессия произошла в 494 году до н. э. и привела к созданию института народных трибунов, призванных защищать интересы плебеев. В дальнейшем сецессии происходили еще четыре раза.

Едва ли не вся первая половина республиканского периода в истории Рима прошла под знаком борьбы плебеев и патрициев.

Борьба плебса и патрициев была долгой, сложной и богатой событиями. Не вдаваясь в ее подробности, скажем, что она в итоге привела к серьезному изменению социальной структуры римского общества. Проще говоря, плебеи по большей части добились своего, и богатые плебейские роды стали практически равными патрицианским, сформировался даже новый класс, новая элита – нобилитет.

Преодоление, по крайней мере частичное, внутренних распрей позволило Риму консолидировать свои силы для проведения внешней политики. А она, надо сказать, была очень агрессивной, под выражением «внешняя политика» в данном случае следует понимать практически беспрестанные захватнические войны. Правда, был в истории

Рима и момент, когда он сам серьезно пострадал от агрессора. Произошло это в 387 или 390 году до н. э., когда город был захвачен очень воинственным племенем сенонов (кельтов, или, как называли римляне, галлов). Римляне решили заступиться за этрусский город Клузий, находившийся в осаде галлов, но в итоге сами оказались под ударом. 18 июля в битве на реке Аллии (одном из притоков Тибра) галлы разгромили римскую армию, после чего подступили к городским укреплениям. Стены римской крепости сильно обветшали, и через несколько дней осады галлы захватили практически весь Рим. Только небольшой части римлян удалось укрыться на Капитолии и сдерживать атаки превосходящего противника. Спасло римлян известие о том, что на оставшиеся в тылу земли сенонов напали соседние племена, и те были вынуждены срочно возвращаться в родные края.

Несмотря на чудесное спасение, последствия галльского нашествия были просто ужасны. Рим был фактически разрушен и сожжен, что является причиной практически полного отсутствия достоверных документальных свидетельств об истории города до этого момента. Казалось, что Рим обречен на исчезновение и забвение. Однако этого не случилось, хотя в первые годы после разрушения ослабленным римлянам приходилось отбивать атаки соседей, многие из которых еще недавно были их союзниками по латинскому союзу. Когда же Рим снова окреп, настало время для новых завоеваний. К середине IV столетия до н. э. римляне путем захвата земель и заключения военно-политических союзов установили полный контроль над Лацием и южной частью земель этрусков, а затем начали экспансию в других районах Италии.

С войной римлян и галлов связана известная история о спасении Рима гусями. Галлы сумели разведать тайную тропу по которой римляне пробирались на холм. Если бы галлам удалось незамеченными пробраться по этому пути, Рим и его жители были бы обречены. Но их план не удался. О том, как это произошло, повествует, в частности, Плутарх: «Примерно в полночь, собравшись во множестве у подножья молча полезли вверх; как ни обрывиста была круча, по которой они ползли, все же на поверку подъем оказался проще, чем ожидали, и первые, достигнув вершины, уже готовились вскарабкаться на стену и броситься на спящих часовых. Ни люди, ни собаки ничего не услышали и не почуяли. Но в храме Юноны были священные гуси, которых прежде кормили вволю, а теперь, когда и людям едва хватало пищи, за ними смотрели плохо и они голодали. Эти птицы и от природы чутки и пугливы, а тут еще голод лишил их сна и покоя. Они сразу услышали приближение галлов и, с громким гоготанием кинувшись им навстречу, разбудили Марка Манлия, а затем и других, да и варвары, видя, что хитрость их раскрыта, уже больше не таились, но шумно рвались вперед. Схватив второпях оружие, какое кому пришлось под руку, римляне бежали навстречу врагу».

Очень важной с точки зрения установления могущества Рима и весьма ожесточенной по своему характеру была Латинская война 340–338 гг. до н. э. Воспользовавшись ситуацией едва ли не всеобщей войны «каждого с каждым», Рим сумел снова подчинить себе латинов и кампанцев и вернуть себе главенство в латинском союзе.

Одним из самых упорных противников Рима был Самнитский союз, объединявший большую часть горных племен Центральной и Южной Италии. Если 1-ю Самнитскую войну (343–341 до н. э.) потомки Ромула выиграли, что дало возможность присоединить к Риму западную часть Кампании, то вторая (327–304 до н. э.) едва не обернулась для Рима катастрофой. Удачным маневром самниты смогли заманить римскую армию в узкое Кавдинское ущелье, где ее окружили превосходящие силы противника. В результате консулы заключили мир, условия которого были продиктованы самнитами. Но сенат отказался его ратифицировать, и в итоге война окончилась для римлян успешно.

Третья Самнитская война, в отличие от первых двух, была начата самнитами и присоединившимися к ним галлами и этрусками. В 298 году до н. э. объединенные силы этих племен напали на римские владения. Но римляне учли свои прошлые ошибки и просчеты, они реорганизовали армию, подготовились к сражениям в тяжелых горных условиях, за счет строительства дорог наладили практически бесперебойное снабжение своей армии.

Кавдинское поражение стало одним из самых тяжелых и позорных в истории Рима. Именно после него в обиход вошло выражение «кавдинское ярмо», означающее «позор, сильное унижение». Согласно условиям заключенного мира, римляне должны были уступить очень небольшую территорию, но при этом выдать самнитам 600 знатных заложников и пройти безоружными и полураздетыми под «ярмом» из поставленных горизонтально двух копий, перекрытых сверху еще одним копьем.

Решающая битва в Третьей Самнитской войне состоялась в 295 году до н. э. под Сентином. Это сражение было очень кровопролитным, обе воюющие стороны понесли тяжелые потери. Победа досталась римлянам, а главным ее итогом стал распад Самнитского союза: галлы и этруски отвернулись от самнитов и заключили союз с Римом. Однако самниты сдаваться не собирались и еще пять лет продолжали упорное сопротивление. Но в 290 году до н. э. они все же были вынуждены капитулировать.

Захваты Римом италийских земель неизбежно вели его к столкновению с самым сильным на тот момент противником, обосновавшимся в западной части средиземноморского региона, – Карфагеном. Интересы некогда дружественных государств все больше и больше сближались, но затем эти интересы превратились в противоречия, которые в итоге могли быть решены только войной.

В 312 году до н. э. было завершено строительство «Царицы дорог» – знаменитой Аппиевой дороги (ViaAppia), первой в Италии вымощенной булыжником дороги, соединившей Рим с Капуей и далее на юг. Аппиева дорога функционирует и сейчас, хотя базальтовые плиты ныне практически везде залиты асфальтом. Параллельно с Аппиевой дорогой (ее еще называют Древней (Antica) Аппиевой дорогой) построена Новая Аппиева дорога (Via Appia Nuova).

Конечно, история легендарного противостояния, начавшегося в 264 году до н. э., а закончившегося в 146 году до н. э., многочисленные знаменитые сражения и полководцы заслуживают внимания и подробного рассказа. Но мы, к сожалению, такой возможности не имеем и потому ограничимся лишь самыми главными событиями и основными итогами трех Пунических войн, в которых Рим и Карфаген вели борьбу за влияние в средиземноморском регионе.

Аппиева дорога

Итогом 1-й Пунической войны (264–241 гг. до н. э.), которая началась со столкновения флотов двух государств у порта Мессана (совр. Мессина), стал захват Римом Сицилии, а затем Сардинии и Корсики. Эти территории стали первыми провинциями Рима, то есть территориями, лишенными фактически всех прав и обязанными платить обременительные налоги.

Несмотря на тяжелые потери, которые понесли обе стороны, и заключенный мирный договор, было ясно, что противостояние Рима и Карфагена неизбежно будет продолжаться. Вторая Пуническая война началась в 218 году до н. э. Самым известным сражением этой войны стала битва при Каннах в 216 году до н. э., которая, наверное, упоминается во всех книгах, посвященных знаменитым битвам и полководческому искусству. Против римской армии, насчитывавшей 90 тысяч воинов, карфагенский полководец Ганнибал смог выставить только 50 тысяч солдат. Но этого оказалось достаточно для сокрушительной победы. Безусловно, основой победы карфагенян был талант их полководца Ганнибала. Для Рима же последствия битвы у Канн были просто ужасными: от 50 до 70 тысяч римлян погибли на поле боя, еще около 15 тысяч попали в плен (потери Карфагена составили 6–8 тысяч человек).

Для Рима Каннское поражение могло стать катастрофой как по потерям, так и по последствиям, ведь после него некоторые союзники Рима даже перешли на сторону Карфагена. Но так уже бывало в истории Рима – в моменты, когда, казалось бы, само его существование было поставлено на последнюю грань, он восставал буквально из пепла. Так случилось и во время Второй Пунической войны. Карфагеняне не сумели удержать очевидное преимущество в войне, и после ряда битв в 212–209 гг. до н. э. в ходе войны наступил перелом. В итоге Вторая Пуническая война завершилась в 201 году до н. э. полной победой Рима. Под его контроль окончательно перешла Сицилия и значительная часть Испании, Карфаген лишился флота и должен был выплатить огромную контрибуцию.

Третья и последняя Пуническая война началась в 149 году до н. э. Формальным поводом для нее стало нарушение Карфагеном условий мирного договора, заключенного после второй войны, согласно которым карфагеняне не имели права решать любые споры военным путем, а обязаны были вынести их на рассмотрение римского сената. Этой ситуацией пользовался один из союзников Рима нумидийский царь Массинисса, который долгое время безнаказанно грабил территории карфагенян. В итоге Массинисса в какой-то момент встретил сопротивление, после римский сенат объявил Карфагену войну.

На самом деле реальным поводом для войны была усиливавшаяся с каждым годом мощь Карфагена, прежде всего экономическая. Понимая, что в военном противостоянии с римлянами у них практически нет шансов, карфагеняне направили посольство в Рим и согласились на весьма унизительные условия перемирия (выдать 300 заложников и все оружие и т. д.). Но сенат этим не удовлетворился и потребовал разрушить Карфаген, разрешив его жителям построить новое поселение в 15 км от берега. Это требование карфагеняне принять не могли. Воспользовавшись отсрочкой, они в кратчайшие сроки укрепили город, и когда римляне прибыли под стены Карфагена, они увидели хорошо укрепленную крепость и решительных защитников, готовых защищать ее до последнего.

Два с лишним года римляне безуспешно осаждали Карфаген. Только в 146 году до н. э. им удалось захватить крепость. Карфаген в итоге все же был разрушен, а Рим окончательно укрепился в роли самого могущественного государства Средиземноморья.

Захватом Карфагена и образованием на его месте провинции Африка территориальные завоевания Рима в республиканский период не ограничились. В 168–148 гг. до н. э. римляне завоевали Македонию, спустя два года – Ахейский союз (Южную Грецию), в 133 году до н. э. они подчинили себе Пергамское царство в Малой Азии, к середине I столетия до н. э. ими была покорена Галлия.

Изобиловала событиями и внутриполитическая жизнь Римского государства. Временное завершение борьбы плебса и патрициев, произошедшее (этой точки зрения придерживается большинство историков) в 287 году до н. э. с принятием так называемых Гортензиевых законов (они фактически уравняли решения собраний плебса, т. е. плебисцитов, с законами, принятыми сенатом), ознаменовало собой начало полуторавекового периода гражданского мира в Риме. Войны проходили в основном за пределами Италии, в Риме же в этот период не происходило каких-либо значимых восстаний и выступлений.

Начиная с III в. до н. э. римское общество разделилось на полноправных и неполноправных граждан. К полноправным относились нобили, всадники и плебс. В число нобилей входили представители знатных родов (причем как патрицианских, так и плебейских), именно они занимали практически все государственные должности. Всадники – это члены восемнадцати так называемых всаднических центурий. К ним относились прежде всего богатые плебеи, не занимавшие высших должностей. Остальные граждане составляли плебс. В категорию неполноправных входили вольноотпущенники, не обладавшие правом вступать в брак с полноправными гражданами и избираться на государственные должности, и латинские союзники Рима, полностью отстраненные от участия в выборах.

С Третьей Пунической войной связан один исторический курьез. Дело в том, что формально эта война продолжалась… 2133 года. Мирный договор между Римом и Карфагеном, завершивший эту войну, был подписан 5 февраля 1985 года, во время официального визита тогдашнего мэра Рима Уго Ветере в Тунис.

Надо сказать, что статус римского гражданина был особенно почетным. Согласно так называемым Порциевым законам, были отменены телесные наказания для граждан в Риме и Италии и значительно ограничены для тех из них, кто проходил военную службу в провинциях. В мирное время граждан Рима запрещено было держать в тюрьме, подвергать пыткам, приговаривать к крупным штрафам, изгнанию или смертной казни иначе, чем судом народного собрания.

Но период относительного спокойствия закончился. Присоединение к Риму все новых и новых земель приводило к увеличению числа безземельных крестьян, которые были вынуждены искать лучшей доли в крупных городах, прежде всего в самом Риме. Эта, на первый взгляд странная, взаимосвязь объяснялась достаточно просто. Земля на захваченных территориях доставалась крупным землевладельцам, имевшим возможность широко использовать труд рабов (приток которых не иссякал, в свою очередь, также за счет все новых и новых захватов). Мелкие собственники земли в таких условиях не выдерживали конкуренции и разорялись. Вопрос собственности на землю стал постепенно разделять римлян на две противоборствующие группировки – оптиматов и популяров. Оптиматы защищали политические привилегии нобилей и являлись противниками радикальной земельной реформы. Главными требованиями популяров были ограничение роли сената, возвращение государству большой части земель, находившихся во владении у знати, и их передел в пользу малоимущих римлян.

Лидером популяров стал народный трибун Тиберий Гракх, который в 133 году до н. э. сумел добиться проведения революционной земельной реформы. Согласно новому закону определялась высшая норма владения общественной землей – 500 югеров (1 югер примерно равен 0,252 га). Если у владельца были сыновья, то на долю каждого приходилось еще по 250 югеров, правда, в общем не более 1000 югеров на семью. Образовавшиеся вследствие этого правила отрезки от существовавших до того времени крупных владений должны были вернуться в казну для последующей раздачи неимущим участками по 30 югеров за небольшую арендную плату и без права продажи.

Естественно, что подобная реформа не устраивала аристократию, лишавшуюся своих земель. В результате начавшихся волнений Тиберий Гракх и около 300 его сторонников были убиты. (Следует отметить, что Гракх, опасаясь за свою жизнь, в очередной раз выставил свою кандидатуру на должность трибуна, что было нарушением закона, по которому нельзя было два года подряд занимать одну и ту же должность. Это и стало формальным поводом для начала выступлений оптиматов.) Но, несмотря на убийство лидера популяров, реформы продолжались, большую роль в их проведении играл младший брат Тиберия Гракха Гай. Ему удалось провести целый ряд законов в пользу плебса и всадников. Правда, Гай Гракх в итоге разделил судьбу своего брата (он был убит в 121 году до н. э.), но реформы это не остановило. Они коснулись не только земли, но и армии. В 107 году до н. э. консул Гай Марий, благодаря своим победам завоевавший популярность в народе, провел реформу римской армии, которую он превратил в профессию опальную. Служба в ней стала доступна самым неимущим римским гражданам, что позволяло им достаточно быстро подняться по социальной лестнице.

Мы уже отмечали, что долгие годы внутренняя обстановка в Риме была относительно спокойной, возникавшие было бунты рабов быстро подавлялись местными свободными крестьянами. Но в I столетии до н. э. ситуация кардинально изменилась. В 91–88 годах до н. э. восстание покоренных римлянами народов в центре и на юге Апеннинского полуострова («Союзническая война») привели к тому, что власть пошла на уступки и дала римское гражданство многим италикам. Но восстания рабов не прекращались. Пожалуй, самым известным из них было знаменитое восстание Спартака. Начавшись в 74 или 73 году до н. э. с побега нескольких гладиаторов из школы в Капуе, оно вскоре стало серьезной угрозой для Рима. Один за другим на борьбу с восставшими отправлялись знаменитые римские легионы, перед которыми трепетали все армии мира, и один за другим они терпели поражение от армии Спартака. Только ценой величайшего напряжения властям республики удалось подавить восстание (это произошло в 71 году до н. э.).

Подавление восстания Спартака и других мятежей вынесло на вершину славы двух талантливых полководцев – Марка Красса и Гнея Помпея. Они, опираясь на поддержку популяров и плебса, повели с сенатом борьбу за власть. Особенно сильными были позиции Помпея, рост влияния которого очень беспокоил патрициев. В 71 году до н. э. Помпей вернулся с триумфом из Испании. У него не было права баллотироваться в консулы, но Помпей заключил соглашение с Крассом и популярами, и в 70 году до н. э. они переиграли оптиматов на выборах. В 63 г. до н. э. к Крассу и Помпею присоединился Юлий Цезарь, который на тот момент находился в должности великого понтифика. В 60 году до н. э. Помпей, Красс и Цезарь создали так называемый первый триумвират. Триумвиры, по взаимному соглашению, добились избрания Цезаря консулом, Цезарь же, в свою очередь, обеспечил принятие выгодных Крассу и Помпею законов.

Но власть, как известно, очень трудно с кем-то делить. Вскоре между бывшими союзниками началась борьба за главенство в Риме. В 53 году до н. э. в походе против парфян погиб Красс, а противоборство между Цезарем и Помпеем в итоге переросло в гражданскую войну, которая охватила всю Италию. Эта война, длившаяся четыре года, завершилась в 45 году до н. э. полной победой Цезаря.

Триумф Цезаря означал закат республиканского Рима. Придя к власти, он установил в Риме фактически монархический режим. Благодаря римскому писателю и историку Светонию и его знаменитому труду «De Vita Caesarum» («Жизнь двенадцати цезарей»), известно его выражение «Республика – ничто, пустое имя без тела и облика». Правда, формально Цезарь пытался соблюсти верность республиканским законам и велел именовать себя диктатором. Но это были лишь, так сказать, внешние приличия. В 48 году до н. э. Цезарь стал диктатором на неопределенное время, в 46 году до н. э. – диктатором на десять лет, в 44 году до н. э. – пожизненным диктатором. В 48 году до н. э. он получил пожизненно права трибуна. Т. е., учитывая пожизненную должность великого понтифика, на которую Цезарь был избран еще в 63 году до н. э., он сосредоточил в своих руках всю верховную власть в Риме.

Авторитаризм Цезаря, конечно же, устраивал далеко не всех. 15 марта 44 года до н. э. в результате заговора он был убит. Но о возрождении республики речь уже не шла. Гай Октавий Фурин (вошедший в историю под именем Октавиан Август), внучатый племянник и официальный наследник Цезаря, и два влиятельных сторонника убитого диктатора, Марк Антоний и Марк Эмилий Лепид, в октябре 43 года до н. э. образовали второй триумвират. Захватив власть в Риме, они планомерно уничтожили практически всех своих политических противников (только сенаторов погибло от 150 до 300, среди прочих и Цицерон) и получили чрезвычайные полномочия «для устройства государственных дел».

Виченцо Камуччини. «Смерть Цезаря» (1798)

Судьба второго триумвирата была практически такой же, как и первого. В 36 году до н. э. Лепид был фактически отстранен от государственных дел, а спустя четыре года между Октавианом и Марком Антонием начался открытый конфликт. Завершился он летом 30 года до н. э., когда Марк Антоний и его супруга – легендарная египетская царица Клеопатра покончили с собой. Октавиан стал единоличным правителем, а в истории Древнего Рима начинался новый период – императорский.

* * *

После рассказа о республиканском периоде в истории Римского государства настало время поговорить о том, каким же был облик Вечного города в те времена. Надо сказать, что памятников прошлого периода, царского, за редким исключением (да и то это большей частью остатки фундаментов), не осталось. Не очень много в Риме и памятников времен Республики, но все же этот период представлен гораздо полнее.

Достаточно долго застройка Рима была очень скромной, римляне, казалось, проявляли полное равнодушие к внешнему великолепию. Римский историк I века до н. э. Саллюстий, сравнивая современный ему облик Рима с прошлым, писал: «Когда посмотришь на наши современные дома и виллы, похожие на целые города, стоит взглянуть и на храмы богов, которые построили наши предки, религиознейшие люди. В самом деле, они украшали храмы богов благочестием, а свои дома – славой…» Только на рубеже IV–III столетий до н. э. богатые патриции стали строить массивные дома из камня, но и они не отличались каким-то внешним блеском, были просты и функциональны. Ситуация стала меняться после удачных захватов соседних земель, когда богатая добыча потекла в Рим рекой. Вообще же надо сказать, что в первую половину республиканского периода римляне строили в основном сооружения, предназначенные для практического использования, – городские укрепления, дороги, мосты, водопроводы и т. д. Не забывали они, конечно, и храмы, посвященные богам. В качестве стройматериалов в те времена использовались туф, камень, иногда мрамор. Как свидетельствуют материалы археологических раскопок, храмы республиканского периода, по крайней мере первой его половины, отличались определенным изяществом и небольшими размерами. В экстерьере храмов достаточно четко просматривалось влияние греческой архитектуры, однако римские архитекторы привносили в облик зданий и свои особенные черты.

Немаловажный, если не главный, вопрос при любом строительстве – это его финансирование. В Древнем Риме строительство особо важных объектов финансировалось за счет всех жителей общины. Например, после того как галлы в 390 году до н. э. сожгли Рим, всех римлян обязали платить специальную подать для постройки новой городской стены и укреплений (об этом сообщает Тит Ливий). Стена, получившая название Сервиевой, была в кратчайшие сроки построена, ее длина составляла около 11 км и охватывала площадь более 400 га. Фрагменты этой стены сохранились до наших дней.

Центром общественной жизни Рима были форумы. Изначально они оправдывали свое название (слово forum означает «рыночная площадь») и были местом, где осуществлялась разнообразнейшая торговля. Но со временем форумы превратились в места общественных собраний. Главный из римских форумов так и назывался Форум; сейчас его принято называть Римский Форум, Forum Romanum (более подробно о Форуме, как и о других памятниках архитектуры, упомянутых в этом разделе, мы расскажем в главе «Достопримечательности»). Территория, где располагается Форум, в прошлом находилась на болотистой местности и использовалась как кладбище. Примерно в VI веке до н. э. захоронения были запрещены, а форум превратился в рынок. Затем, во II–III столетиях до н. э. была построена Клоака Максима (Cloaca Maxima) – система сточных каналов, позволившая осушить Форум. Примерно в то же время Форум был замощен и стал местом собрания представителей всех римских триб.

Что же касается форумов-рынков, то в республиканском Риме они обычно имели свою специализацию: Коровий (forum Boarium), Овощной (forum Holitorium), Рыбный (forum Piscatorium), Лакомый (forum Cuppedinis), на котором торговали фруктами, медом и т. д. А в 179 году до н. э. к северу от Форума был открыт большой центральный рынок, который впоследствии был окружен множеством лавок. Также в Риме было множество амбаров и складов, где хранились привезенные в город хлеб и другие продукты.

Еще одними общественными местами, характерными для республиканского Рима, были базилики – просторные прямоугольные в плане здания, где проводились политические собрания, заключались торговые сделки, проходили заседания судов. Внутреннее пространство базилик представляло собой большой зал, разделенный рядами колонн на несколько продольных помещений. В центральном нефе обычно располагался главный зал заседаний, в одном из концов которого в полукруглой апсиде был трибунал с местами для судейских чиновников и адвокатов.

Весьма трепетно относились римляне к архивным документам: законам, постановлениям сената и народных собраний, договорам с другими государствами и др. Поначалу они хранились в храмах, но когда их накопилось достаточно большое количество, в Риме стали появляться табуларии – архивы. В 78 году до н. э. на Форуме на средства консула Квинта Лутация Катулла был построен новый Табуларий, в котором был размещен государственный архив. Это двухэтажное здание примечательно тем, что оно является одним из немногих хорошо сохранившихся памятников римской гражданской архитектуры республиканского периода.

Мы уже упоминали знаменитую Аппиеву дорогу, ставшую первой мощеной дорогой в Риме. Свое название она получила в честь цензора Аппия Клавдия (340–273 гг. до н. э.). При этом же государственном деятеле Рим получил не только первую дорогу, но и первый водопровод. До этого времени римляне пользовались водой из мелких речушек и источников и дождевой водой, собираемой в специальные цистерны. Водопровод, который римляне называли «Aqua Appia» – «Вода Аппия», имел протяженность около 16,5 км и оканчивался у Тибра, неподалеку от так называемой Мраморной гавани. Конструкцию водопровода, представлявшего собой крытый канал четырехугольного сечения, римляне заимствовали у греков. Достаточно быстро стало ясно, что одного водопровода такому многонаселенному городу, как Рим, явно недостаточно. В 272 году до н. э. было начато строительство второго водопровода «Anio Vetus» – «Старый Ветус», имевшего протяженность около 70 км. Третий и самый мощный римский водопровод республиканского периода «Aqua Marcia» строился 15 лет (с 144-го по 130 год до н. э.) и имел протяженность более 91 км. И, наконец, четвертый водопровод республиканского периода был введен в строй в 125 году до н. э., назывался он «Aqua Tepula» – «Тепловатая вода».

Первый каменный мост через Тибр – мост Эмилия был построен в 179 году до н. э. Ныне от этого моста остался небольшой фрагмент, возвышающийся посреди реки. С тех пор мосты появлялись в Риме с завидной быстротой. Из сохранившихся до наших дней мостов II–I столетий до н. э. отметим мосты Фабриция и Цестия, соединяющие остров на Тибре с его берегом, а также мост Мульвия в одном из предместий Рима.

Водную тему продолжим кратким рассказом о римских фонтанах, коих в Риме было великое множество. Недаром уже упоминавшийся нами поэт Проперций писал, что «по всему городу раздается тихий плеск воды». Со временем фонтаны стали появляться буквально на каждом крупном перекрестке. Нередко фонтаны имели вид монументальных сооружений, облицовывались мрамором и украшались великолепными скульптурами.

Поговорив о зданиях и сооружениях, которые служили всем римлянам, перейдем к их частной жизни. Долгое время Рим застраивался жилыми домами хаотично, какая-либо планировка отсутствовала как таковая. Обычно дома знатных римлян стояли на холмах, а в низинах располагались жилища плебса.

Как мы уже упоминали, Рим был очень многонаселенным городом. Конечно, расти беспредельно вширь город не мог, тем более что такое понятие как «общественный транспорт» римлянам знакомо не было.

Поэтому примерно в середине III века до н. э. в городе появились первые многоквартирные дома в несколько этажей (обычно от четырех до семи) – инсулы (от пат. insula – букв, «остров»).

Фрагменты инсул, сохранившиеся до наших дней

Изначально в качестве строительного материала для инсул использовались небольшие туфовые блоки неправильной формы, скрепленные цементом, позже инсулы стали строить из кирпича. Крыши инсул чаще всего делались из черепицы.

Внешний вид инсулы обычно был прост и строг, без каких-либо лишних украшений, наружные стены часто даже не были оштукатурены. Только в инсулах, где квартиры сдавались обеспеченным римлянам, вход обрамляли сложенные из кирпича колонны или пилястры. Первый этаж инсул обычно использовался под галереи, в которых располагались небольшие лавки. Естественно, что от состоятельности квартиросъемщиков зависело и внутреннее устройство инсул. На первых этажах, где обычно предпочитали селиться богатые римляне, в квартирах были высокие потолки (до 3,5 метра) и широкие окна, защищенные плотными деревянными ставнями с прорезями для света (в богатых квартирах иногда вставлялась слюда, а позже – оконное стекло, считавшееся особой роскошью). Чем выше этаж, тем менее престижной считалась квартира, соответственно, уменьшалась высота потолков (иногда она была меньше человеческого роста, так что жильцы были вынуждены ходить согнувшись) и ширина окон.

Вряд ли можно сказать, что обитатели инсул жили в комфорте. В большинстве квартир отсутствовали кухни и водопровод, не было уборных (что интересно, отсутствие туалета было особенностью римских инсул; в Остии они были, по крайней мере, общие на весь дом). Тем не менее, наем квартир в инсулах стоил очень дорого, престижные квартиры на нижних этажах стоили 3000 сестерциев в год, за эти деньги в других городах Италии можно было приобрести очень хороший дом. Но недостатка в желающих поселиться в инсулах не было. И это при том, что арендаторы находились практически в полной зависимости от хозяина инсулы, который вполне мог выселить жильцов без всяких объяснений.

Город – это не только архитектурные памятники, улицы, парки, площади, это не только его жители, знаменитые, чьи имена сохранились на века, и безвестные. Город – это еще и инфраструктура, обеспечивающая нормальную жизнь города. А кроме того, город – это не только удовольствие от жизни в нем, но и проблемы, повседневные заботы, которые, несмотря на проходящие столетия и тысячелетия, остаются практически теми же. Рим благодаря своему очень солидному возрасту, без сомнения, является очень показательным городом (интересно, что в древности Рим нередко называли просто «urbs» – «город», и все понимали, о чем идет речь). Тема эта очень интересна, и мы обязательно об этом расскажем, но в следующей главе. Главе, посвященной временам Империи – временам наибольшего расцвета Рима, которые, однако, впоследствии обернулись полным упадком…

В борьбе с неплательщиками древнеримские хозяева инсул использовали метод, известный под названием percludere inquilinum. За этим термином скрывалась достаточно простая и очень эффективная процедура. Практически во всех инсулах в каждую квартиру вела отдельная лестница. В случае каких-либо претензий хозяин просто разбирал лестницу. Наниматель таким образом оказывался в «блокаде», которая снималась только после удовлетворения всех требований хозяина.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на Litres.ru

§ 2. Римская республика

Положение населения. В 509 году до н. э. в Риме после изгнания последнего (седьмого) рекса Тарквиния Гордого установился республиканский строй. Период республики — период интенсивного восходящего развития производства, приведшего к значительным социальным сдвигам, нашедшим отражение в изменении правового положения отдельных групп населения. Значительную роль в этом процессе сыграли и успешные завоевательные войны, неуклонно расширявшие границы Римского государства, превращавшие его в могущественную мировую державу.

Основным социальным делением в Риме стало деление на свободных и рабов. Единство свободных граждан Рима (квиритов) некоторое время поддерживалось существованием их коллективной собственности на землю и рабов, принадлежавших государству. Однако со временем коллективная собственность на землю становилась фиктивной, общественный земельный фонд переходил к отдельным собственникам, пока, наконец, аграрный закон 3 года до н. э. не ликвидировал его, окончательно утвердив частную собственность.

Свободные в Риме распадались на две социально-классовые группы: имущую верхушку рабовладельцев (землевладельцев, торговцев) и мелких производителей (земледельцев и ремесленников), составлявших большинство общества. К последним примыкала городская беднота — люмпен-пролетарии. В силу того, что рабство поначалу имело патриархальный характер, борьба между крупными рабовладельцами и мелкими производителями, которые чаще всего сами обрабатывали землю и работали в мастерских, долгое время составляла основное содержание истории Римской республики. Только со временем противоречие между рабами и рабовладельцами выступает на первый план.

Правовое положение личности в Риме характеризовалось тремя статусами — свободы, гражданства и семьи. Только лицо, обладавшее всеми этими статусами, имело полную правоспособность. В публичном праве она означала право участвовать в народном собрании и занимать государственные должности. В частном праве она давала право вступать в римский брак и участвовать в имущественных правоотношениях.

По статусу свободы все население Рима делилось на свободных и рабов. Полноправным мог быть только свободный.

Рабы в период республики превращаются в основной угнетенный и эксплуатируемый класс. Главным источником рабства был военный плен. Так, после разгрома Карфагена в рабство было обращено 55 000 человек, а всего во II–I вв. до н. э. — более полумиллиона (число римских граждан, имевших имущественный ценз, в это время не достигало 400 000). Большое значение как источник рабства имела широко развившаяся работорговля — покупка рабов за границей. В силу тяжелого положения рабов меньшее значение имело их естественное воспроизводство. Можно отметить и то обстоятельство, что несмотря на отмену Законом Петелия долговой кабалы, фактически она, правда в ограниченных размерах, продолжала существовать. К концу периода республики получает распространение и самопродажа в рабство.

Рабы были государственные и частновладельческие. Первыми становилась большая часть военнопленных. Они эксплуатировались в рудниках и государственных мастерских. Положение частновладельческих рабов непрерывно ухудшалось. Если в начале римской истории, в период патриархального рабства, они входили в состав семей римских граждан и, целиком подчиняясь домовладыке, все же пользовались некоторой защитой сакрального (священного, основанного на религиозных верованиях) права, то в период расцвета республики эксплуатация труда рабов резко интенсифицировалась. Античное рабство становится такой же основой римской экономики, как и труд мелких свободных производителей. Особенно тяжелым было положение рабов в крупных рабовладельческих латифундиях. Положение рабов, занятых в городских ремесленных мастерских и домашнем хозяйстве, было несколько лучше. Значительно лучше было положение талантливых работников, учителей, актеров, скульпторов из числа рабов, многим из которых удавалось получить свободу и стать вольноотпущенниками.

Независимо от того, какое место занимал раб в производстве, он являлся собственностью своего хозяина и рассматривался как часть его имущества. Власть хозяина над рабом была практически неограниченной. Все произведенное рабом поступало хозяину: «что приобретается через посредство раба — приобретается для господина». Хозяин же выделял рабу то, что считал необходимым для поддержания его существования и работоспособности.

Рабовладельческие отношения определяли общую незаинтересованность рабов в результатах своего труда, что в свою очередь заставляло рабовладельцев искать более эффективные формы эксплуатации. Такой формой стал пекулий — часть имущества хозяина (земельный участок, ремесленная мастерская и др.), которую он предоставлял рабу для самостоятельного ведения хозяйства и получения части дохода от него. Пекулий позволял хозяину более эффективно использовать свое имущество для получения дохода и заинтересовывал раба в результатах своего труда. Другой формой, зародившейся в период республики, был колонат. Колоны были не рабами, а арендаторами земли, попадавшими в экономическую зависимость от землевладельцев и в конечном счете прикреплявшимися к земле. Ими становились обедневшие свободные, вольноотпущенники и рабы. У колонов было личное имущество, они могли заключать договоры и вступать в брак. Со временем положение колона становится наследственным. Однако в рассматриваемый период колонат, как и пекулий, еще не получил большого распространения.

Неэффективность рабского труда привела в конце республиканского периода к массовому отпуску рабов на волю. Вольноотпущенники оставались в определенной зависимости от своего бывшего хозяина, превратившегося в их патрона, в пользу которого они были обязаны нести определенные материальные и трудовые повинности и который в случае их бездетности наследовал их имущество. Однако развитие этого процесса в период, когда рабовладельческий строй еще развивался, противоречило общим интересам господствующего класса, и поэтому во 2 году до н. э. был издан закон, ограничивший эту практику.

По статусу гражданства свободное население Рима делилось на граждан и иностранцев (перегринов). Полную правоспособность могли иметь только свободнорожденные римские граждане. Помимо них. к гражданам относились вольноотпущенники, но они оставались клиентами бывших хозяев и были ограничены в правах.

По мере развития имущественной дифференциации возрастает роль богатства в определении положения римского гражданина. В среде рабовладельцев в конце III–II в. до н. э. возникают привилегированные сословия нобилей и всадников.

В высшее сословие (нобили) входили самые знатные патрицианские и богатые плебейские роды. Экономической базой нобилей было крупное землевладение и громадные денежные средства. Только они стали пополнять сенат и избираться на высшие государственные должности. Нобилитет превращается в замкнутое сословие, доступ в которое новому человеку был практически невозможен и которое ревниво охраняло свои привилегии. Только в редких случаях люди, не принадлежавшие к нобилитету по рождению, становились высшими должностными лицами.

Второе сословие (всадники) образовалось из торгово-финансовой знати и землевладельцев средней руки. В I в. до н. э. развивается процесс слияния нобилей с верхушкой всадников, получивших доступ в сенат и на важные судебные должности. Между отдельными их представителями возникают родственные отношения.

По мере расширения пределов Римского государства число свободных пополнялось за счет жителей Апеннинского полуострова (полностью завоеванного к середине III в. до н. э.) и других стран. Они отличались от римских граждан по своему правовому положению. Жители Италии, не входившие в римскую общину (латины), вначале не пользовались всеми правами римских граждан. Они делились на две группы — древние латины и латины колоний. За первыми признавались имущественные права, право выступать в суде и вступать в брак с римскими гражданами. Но они были лишены права участвовать в народных собраниях. Латины, жители колоний, основанных Римом в Италии, и некоторых ее городов и областей, заключивших с Римом договоры о союзе, пользовались теми же правами, что и древние латины, за исключением права вступать в брак с римскими гражданами. В дальнейшем в результате союзнических войн (I в. до н. э.) всем латинам были предоставлены права римских граждан.

Второй категорией свободных, не имевших прав римских граждан, были перегрины. К ним относились свободные жители провинций — стран, находящихся вне Италии и завоеванных Римом. Они должны были нести налоговые повинности. К перегринам относились также свободные жители иностранных государств. Перегрины не имели прав латинов, но получили имущественную правоспособность. Для защиты своих прав они должны были избирать себе покровителей — патронов, в отношении которых находились в положении, мало отличавшемся от положения клиентов.

Статус семьи означал, что полной политической и гражданской правоспособностью пользовались только главы римских семей — домовладыки. Остальные члены семьи считались находящимися под властью домовладыки. Последний был лицом «собственного права», члены же его семьи назывались лицами «чужого права» — права домовладыки. Вступая в имущественные правоотношения, они приобретали имущество не для себя, а для него. Но ограничения в частном праве не влияли на их положение в публичном праве. К тому же эти ограничения стали ослабевать, стало признаваться право членов семьи на приобретение собственного имущества.

Правовое положение лица изменялось с утратой того или иного статуса. Наибольшие изменения происходили с утратой статуса свободы (плен, обращение в рабство). Она означала потерю и статусов гражданства и семьи, т. е. полную потерю правоспособности. С утратой статуса гражданства (изгнание) терялась правоспособность гражданина, но сохранялась свобода. И наконец, утрата статуса семьи (в результате, например, усыновления главы семьи другим лицом) вела к потере только «собственного права».

Государственный строй. В период республики организация власти была достаточно проста и некоторое время отвечала условиям, какие были в Риме ко времени возникновения государства. На протяжении последующих пяти веков существования республики размеры государства значительно увеличились. Но это почти не отразилось на структуре высших органов государства, по-прежнему находившихся в Риме и осуществлявших централизованное управление громадными территориями. Естественно, что такое положение снижало эффективность управления и стало со временем одной из причин падения республиканского строя.

В отличие от рабовладельческой демократии в Афинах, в Римской республике сочетались аристократические и демократические черты, при существенном преобладании первых, обеспечивавших привилегированное положение знатной богатой верхушки рабовладельцев. Это отразилось в полномочиях и взаимоотношениях высших государственных органов. Ими являлись народные собрания, сенат и магистратуры. Хотя народные собрания считались органами власти римского народа и были олицетворением свойственной полису демократии, не они преимущественно управляли государством. Это делали сенат и магистраты — органы реальной власти нобилитета.

В Римской республике существовали три вида народных собраний — центуриатные, трибутные и куриатные.

Главную роль играли центуриатные собрания, обеспечивавшие благодаря своей структуре и порядку принятие решений преобладающих аристократических и богатых кругов рабовладельцев. Правда, их структура с середины III в. до н. э. с расширением пределов государства и увеличением числа свободных изменилась не в их пользу: каждый из пяти разрядов имущих граждан стал выставлять равное количество центурий — по 70, а общее число центурий было доведено до 373. Но преобладание аристократии и богатства все же сохранилось, так как в центуриях высших разрядов было гораздо меньше граждан, чем в центуриях низших разрядов, а неимущие пролетарии, чья численность значительно возросла, по-прежнему составляли только одну центурию.

В компетенцию центуриатного собрания входило принятие законов, избрание высших должностных лиц республики (консулов, преторов, цензоров), объявление войны и рассмотрение жалоб на приговоры к смертной казни.

Второй вид народных собраний представляли трибутные собрания, которые в зависимости от состава жителей триб, участвовавших в них, делились на плебейские и патрицианско-плебей-ские. Поначалу их компетенция была ограниченной. Они избирали низших должностных лиц (квесторов, эдилов и др.) и рассматривали жалобы на приговоры о взыскании штрафа. Плебейские собрания, кроме того, избирали плебейского трибуна, а с III в. до н. э. они получили и право принятия законов, что привело к росту их значения в политической жизни Рима. Но вместе с тем в результате увеличения к этому времени числа сельских триб до 31 (с сохранившимися 4 городскими трибами всего стало 35 триб) жителям отдаленных триб стало затруднительно являться в собрания, что позволило богатым римлянам усилить свои позиции в этих собраниях.

Куриатные собрания после реформ Сервия Туллия потеряли былое значение. Они лишь формально вводили в должность лиц, избранных другими собраниями, и в конце концов были заменены собранием тридцати представителей курии — ликторов.

Народные собрания в Риме созывались по усмотрению высших должностных лиц, которые могли и прервать собрание, и перенести его на другой день. Они же председательствовали в собрании и объявляли вопросы, подлежащие решению. Участники собрания не могли изменять внесенные предложения. Голосование по ним было открытым и только в конце республиканского периода было введено тайное голосование (участникам собрания раздавались специальные таблицы для голосования). Важную, чаще всего определяющую роль играло то обстоятельство, что решения центуриатного собрания о принятии законов и избрании должностных лиц в первый век существования республики подлежали утверждению сенатом, но и затем, когда в III в. до н. э. это правило было отменено, сенат получил право предварительного рассмотрения вопросов, выносимых в собрание, что позволяло ему фактически направлять деятельность собрания.

Важную роль в государственном механизме Римской республики играл сенат. Сенаторы (вначале их было 300, по числу патрицианских родов, а в I в. до н. э. число сенаторов было увеличено сначала до 600, а затем до 900) не избирались. Специальные должностные лица — цензоры, распределявшие граждан по центуриям и трибам, раз в пять лет составляли списки сенаторов из представителей знатных и богатых семей, уже занимавших, как правило, высшие государственные должности. Это делало сенат органом верхушки рабовладельцев, фактически независимым от воли большинства свободных граждан.

Формально сенат был совещательным органом, и его постановления назывались сенатус-консульты. Но компетенция сената была обширной. Он, как указывалось, контролировал законодательную деятельность центуриатных (а затем и плебейских) собраний, утверждая их решения, а впоследствии предварительно рассматривая (и отвергая) законопроекты. Точно таким же образом контролировалось избрание народными собраниями должностных лиц (вначале утверждением избранных, а впоследствии — кандидатур). Большую роль играло то обстоятельство, что в распоряжении сената находилась казна государства. Он устанавливал налоги и определял необходимые финансовые расходы. К компетенции сената относились постановления по общественной безопасности, благоустройству и религиозному культу. Важное значение имели внешнеполитические полномочия сената. Если войну объявляло центуриатное собрание, то мирный договор, а также договор о союзе утверждал сенат. Он же разрешал набор в армию и распределял легионы между командующими армиями. Наконец, в чрезвычайных обстоятельствах (опасная война, мощное восстание рабов и т. п.) сенат мог принять решение об установлении диктатуры.

Магистратурами в Риме именовались государственные должности. Как и в Древних Афинах, в Риме сложились определенные принципы замещения магистратур. Такими принципами были выборность, срочность, коллегиальность, безвозмездность и ответственность.

Все магистраты (кроме диктатора) избирались центуриатными или трибутными собраниями на один год. Это правило не распространялось на диктаторов, срок полномочий которых не мог превышать шести месяцев. Кроме того, полномочия консула, командовавшего армией, в случае незакончившейся военной кампании могли быть продлены сенатом. Как и в Афинах, все магистратуры были коллегиальными — на одну должность избиралось несколько человек (диктатор назначался один). Но специфика коллегиальности в Риме заключалась в том, что каждый магистрат имел право самостоятельно принимать решение. Это решение могло быть отменено его коллегой (право интерцессии). Вознаграждения магистраты не получали, что, естественно, закрывало путь к магистратурам (а затем и в сенат) малоимущим и неимущим. В то же время магистратуры, особенно в конце республиканского периода, стали источником значительных доходов. Магистраты (за исключением диктатора, цензора и плебейского трибуна) по истечении срока их полномочий могли быть привлечены к ответственности народным собранием, избравшим их.

Необходимо отметить и еще одно существенное отличие римской магистратуры — иерархию должностей (право вышестоящего магистрата отменить решение нижестоящего).

Власть магистратов подразделялась на высшую (imperium) и общую (potestas). В imperium включались высшая военная власть и право заключать перемирие, право созывать сенат и народные собрания и председательствовать в них, право издавать приказы и принуждать к их исполнению, право суда и назначения наказания. Эта власть принадлежала диктатору, консулам и преторам. Диктатор имел «высочайший империум» (summum imperium), включавший право приговаривать к смертной казни, не подлежащее обжалованию. Консулу принадлежал большой империум (majus imperium) — право выносить смертный приговор, который мог быть обжалован в центуриатном собрании, если он был вынесен в городе Риме, и не подлежал обжалованию, если был вынесен за пределами города. У претора был ограниченный империум (imperium minus) — без права приговаривать к смертной казни.

Власть potestas принадлежала всем магистратам и включала в себя право отдавать распоряжения и налагать штрафы за их невыполнение.

Магистратуры делились на ординарные (обычные) и экстраординарные, (чрезвычайные). К ординарным магистратурам относились должности консулов, преторов, цензоров, квесторов, эдилов и др.

Консулы (в Риме избирались два консула) были высшими магистратами и возглавляли всю систему магистратур. Особенно существенными были военные полномочия консулов: набор в армию и командование ею, назначение военачальников, право заключать перемирие и распоряжаться военной добычей. Преторы появились в середине IV в. до н. э. в качестве помощников консулов. В силу того, что последние, командуя армиями, часто отсутствовали в Риме, к преторам перешло управление городом и, что особенно важно, руководство судопроизводством, позволявшее в силу имевшегося у них империума издавать общеобязательные постановления и тем самым создавать новые нормы права. Вначале избирался один претор, затем два, один из которых рассматривал дела римских граждан (городской претор), а другой — дела с участием иностранцев (претор перегринов). Постепенно число преторов увеличилось до восьми.

Два цензора избирались раз в пять лет для составления списков римских граждан, распределения их по трибам и разрядам и для составления списка сенаторов. Кроме того, к их компетенции относилось наблюдение за нравственностью и издание соответствующих эдиктов. Квесторы, бывшие сначала помощниками консулов без специальной компетенции, со временем стали ведать (под контролем сената) финансовыми расходами и расследованием некоторых уголовных дел. Число их, соответственно, росло и к концу республики достигло двадцати. Эдилы (их было два) наблюдали за общественным порядком в городе, торговлей на рынке, организовывали празднества и зрелища.

Коллегии «двадцати шести мужей» состояли из двадцати шести человек, входивших в пять коллегий, ведавших надзором за тюрьмами, чеканкой монеты, очисткой дорог и некоторыми судебными делами.

Особое место среди магистров занимали плебейские трибуны. Их право veto играло большую роль в период завершения борьбы плебеев за равноправие. Затем, по мере увеличения роли сената, активность плебейских трибунов пошла на убыль, а попытка Гая Гракха во II в. до н. э. усилить ее окончилась крахом.

Экстраординарные магистратуры создавались только в чрезвычайных, грозящих особой опасностью Римскому государству обстоятельствах — тяжелая война, большое восстание рабов, серьезные внутренние беспорядки. Диктатор назначался по предложению сената одним из консулов. Он обладал неограниченной властью, которой подчинялись все магистраты. Право veto плебейского трибуна на него не действовало, распоряжения диктатора не подлежали обжалованию, и за свои действия он не нес ответственности. Правда, в первые века существования республики диктатуры вводились не только в чрезвычайных обстоятельствах, а для решения конкретных задач и полномочия диктатора ограничивались рамками этой задачи. За ее пределами действовали ординарные магистратуры. В период расцвета республики к диктатуре почти не прибегали.

Срок диктатуры не должен был превышать шести месяцев. Вместе с тем в период кризиса республики это правило было нарушено и появились даже пожизненные диктатуры (диктатура Суллы «для издания законов и устройства государства»).

К экстраординарным магистратурам могут быть отнесены и комиссии децемвиров, образованные в период одного из подъемов борьбы плебеев за свои права для подготовки Законов XII таблиц, созданных в 450–451 гг. до н. э.

Армия. Военная организация Рима сыграла очень большую роль в его истории. Уже само создание центуриатных собраний, состоявших из вооруженных воинов, означало признание роли военной силы в возникшем государстве. Громадное расширение его пределов, достигнутое вооруженным путем, свидетельствовало как о роли армии, так и о росте ее политического значения. Да и сама судьба республики оказалась во многом в руках армии.

Первоначальная военная организация Рима была проста. Постоянной армии не было. Все граждане с 18 до 60 лет, обладавшие имущественным цензом, были обязаны участвовать в военных действиях (причем клиенты могли выполнять военные обязанности вместо патронов). Воины в поход должны были являться со своим оружием, соответствовавшим их имущественному цензу, и продовольствием. Как отмечалось выше, каждый разряд имущих граждан выставлял определенное число центурий, объединявшихся в легионы. Командование армией сенат вручал одному из консулов, который мог передать командование претору. Во главе легионов стояли военные трибуны, центуриями командовали центурионы, отряды конницы (декурии) возглавлялись декурионами. В случае если военные действия продолжались больше года, консул или претор сохранял свое право командовать армией.

Большая военная активность повлекла изменения в военной организации. С 405 года до н. э. в армии появились добровольцы, которым стали платить жалованье. В III в. до н. э. в связи с реорганизацией центуриатного собрания число центурий возросло. На их базе формировалось до 20 легионов. Появляются, кроме того, легионы от союзников, организованных Римом муниципий и присоединенных к нему провинций. Во II в. до н. э. они составляли уже до двух третей римской армии. В это же время понижается имущественный ценз, с которым была связана военная обязанность.

Длительность и частота войн превращает армию в постоянную организацию. Они же вызвали растущее недовольство основного контингента воинов — крестьянства, отвлекаемого от своих хозяйств, приходящих из-за этого в упадок. Назрела необходимость реорганизации армии. Она была проведена Марием в 107 году до н. э.

Военная реформа Мария, сохранив воинскую повинность римских граждан, допустила набор добровольцев, получавших вооружение и жалованье от государства. Кроме того, легионерам полагалась часть военной добычи, а с I в. до н. э. ветераны могли получать земли в Африке, Галлии и в Италии (за счет конфискованных и свободных земель). Реформа существенно изменила социальный состав армии — большую ее часть теперь составляли выходцы из малоимущих и неимущих слоев населения, чье недовольство собственным положением и существующими порядками нарастало. Армия профессионализировалась, превратилась в постоянную и становилась самостоятельной деклассированной политической силой, а полководец, от успехов которого зависело благосостояние легионеров, — крупной политической фигурой.

Первые последствия сказались скоро. Уже в 88 году до н. э. при Сулле армия впервые в римской истории выступила против существующей власти и свергла ее. Впервые римская армия вошла в Рим, хотя по древней традиции ношение оружия и появление войска в городе запрещалось.

КОНСУЛ В ДРЕВНЕМ РИМЕ (лат. Consul) — наименование двух высших должностных лиц Римской республики, которые ежегодно избирались центуриатными комициями.

Консулы были эпонимными магистратами (то есть по имени консулов обозначался год) и обладали империем. Символами власти консулов были курульное кресло, тога-претекста, 12 ликторов с фасциями. До 153 г. до н. э. консулы вступали в должность 15 марта, впоследствии – 1 января. Согласно традиционной точке зрения консулат возник вместе с Римской республикой в 509 г. до н. э., и консулы унаследовали всю полноту царской власти, которая теперь была разделена между двумя магистратами, ежемесячно чередовавшимися в верховной власти.

Ряд свидетельств античных авторов позволяет предполагать, что первоначально консулы назывались преторами (Liv., III, 55, 12; Fest., s.v. praetoria porta). С другой стороны, многие ученые полагают, что говорить о консулате, как о сложившемся институте, нельзя вплоть до законов Лициния-Секстия (367 г. до н. э.). Некоторые из них, основываясь на свидетельстве Тита Ливия (Liv., VII, 3, 5), в котором упоминается должностное лицо под название praetor maximus, утверждают, что первые полвека Римской республикой управлял лишь один выборный магистрат. Этому противоречит свидетельство консульских фаст (то есть официального списка высших магистратов), с самого основания республики называющих для каждого года имена двух высших должностных лиц.

Развитие принципа коллегиальности привело к появлению у консула права вето на решения коллеги (ius intercessionis). Значимость этого принципа отражена в том, что в случае смерти или отказа от должности одного из консулов, второй обязан был провести выборы, чтобы избрать консула-суффекта (то есть консула на оставшуюся часть года).

Первоначально консульская власть заключала в себе не только верховное военное командование, а также право созыва сената и народных собраний, но и ряд других полномочий, которые в дальнейшем постепенно были переданы другим магистратурам (проведение ценза – цензорам в 443 г. до н. э.; гражданская юрисдикция – преторам с 366 г. до н. э.; составление списка сената – цензорам после принятия плебисцита Овиния).

Как высшая государственная должность, консулат нередко фигурировал в ходе сословной борьбы патрициев и плебеев. Доступ к консулату был одним из основных требований плебеев на первых этапах этой борьбы и вплоть до 342 г. до н. э. имена плебейских консулов редко встречаются в фастах, несмотря на один из законов Лициния-Секстия, требовавший обязательного избрания одного из консулов из числа плебеев. Первая консульская коллегия, состоявшая из двух плебеев, была избрана в 172 г. до н. э. В 180 г. до н. э. законом Виллия были зафиксированы определенные возрастные ограничения при избрании консулов (в эпоху поздней республики консулами обычно избирались граждане не моложе 42 лет).

В эпоху империи консулат продолжил свое существование, несмотря на то, что консульская власть фактически перешла в руки императора. В дальнейшем, с упразднением народных собраний, консулы стали рекомендоваться сенату императором или назначаться им лично, что привело к превращению консулата в почетный титул. С 395 г. было принято назначать одного консула для Западной Римской империи и одного для Восточной. Консулат продолжил свое существование и после 476 г. и окончательно исчез в Восточной Римской империи к началу VII в.

Автор статьи: А.В. Васильев