Ребенок кривляется

Редкий родитель не видел своего отпрыска «в образе» обезьянки. Дети могут гримасничать и кривляться, коверкать слова и передразнивать окружающих. У взрослых такое поведение обычно вызывает скорбное удивление, переходящее в тихое бешенство. И неспроста: психологи говорят, что кривляние часто сигнализирует о нарушениях эмоционально-волевой сферы у ребенка. Потому-то излишнее детское дурачество для нас – это что-то такое, что нужно отменить и убрать, во имя счастья и успеха. Главное – знать, как помочь ребенку, и разобраться, почему он так себя ведет.

Кризис 5-7 лет

Вы еще не устали от череды возрастных кризисов? Даже если и устали, бодритесь! – в 5-7 лет нас одолевает очередной переход. В это время ребенок охладевает к прежним играм и игрушкам, больше тянется к взрослым занятиям, он хочет быть самостоятельным и важным, стремится подражать старшим. Это может выражаться даже в манерности, ребенок начинает ходить не так, как он ходил, разговаривать по-другому. Он снова становится непослушным, стараясь этим отстоять свою важность. И вот тут кривляние часто становится способом выразить протест, именно «свалять дурачка», — протест не очень активный и не буйный, но вполне действенный.

Можно сказать, что таким образом ребенок словно ощупывает новые инструменты, которые есть в его распоряжении: он изучает, как с помощью эмоций и нарочитого поведения он может воздействовать на людей и добиваться своих целей. Точно так же когда-то он овладевал, например, собственными руками: сначала руки сами по себе мельтешили перед глазами грудничка, потом малыш учился специально брать ручкой предметы, доносить их до рта, ковыряться в интересных отверстиях, рисовать, лепить… А теперь ребенок осваивает основы артистизма, пусть поначалу и неловко. Постепенно он изучит свой арсенал эмоциональных приемов, разберется, как регулировать их силу и что из них хорошо работает (и тогда эти средства перекочуют во взрослую жизнь, развиваясь и совершенствуясь), и решит, стоит ли ему, вообще, этим заниматься.

Психологи советуют вооружиться терпением и уважением. Не нужно эмоционально реагировать на откровенное кривляние ребенка, не стоит его раззадоривать, подыгрывать и смеяться над явным детским шутовством или, наоборот, ругаться и возмущаться. Лучше сделать вид, что такое поведение на вас не действует. В крайнем случае, можно сообщить, что вам не нравится кривляние сына или дочки, что выглядит оно некрасиво, и в таком духе вы с ним общаться не намерены, — и немного помолчать, но не демонстрировать обиду или пренебрежение. Постепенно, опытным путем, ребенок отделит «годные» способы общения от негодных, и всем станет значительно легче.

Недостаток родительского внимания

Упорное кривляние может оказаться еще и простым, но крепким способом привлечь внимание окружающих. Ребенку кажется, что он ведет себя смело, ярко и эффектно, всем на радость, и, вообще, – огого! Тем более, что вокруг маленького клоуна обычно начинаются танцы с бубнами, кто-то ворчит, кто-то хохочет, кто-то злится, — эмоции бурлят, жизнь кипит, и все это подкрепляет значимость ребенка: я есть, я достоин внимания.

Подумайте, хватает ли чаду общения с вами? Мы не всегда успеваем поговорить с ребенком по душам и расспросить о прошедшем дне, мы выполняем ритуалы и отправляем детку спать. А может быть, ему было важно рассказать, что утром он видел большую собаку, которая пила из лужи, и его это так удивило, или что Дима не дал ему машинку. Общайтесь с ребенком чаще, со спокойным вниманием и уважением, больше тактильного контакта, совместных дел, и, скорее всего, малыш почувствует себя увереннее и безмятежней. Тогда и проблема кривляния отпадет сама собой. По поводу реакции на шутовство рекомендации прежние: стараться не замечать, прохладно сообщать ребенку, что кривляться некрасиво.

Неуверенность в себе

Даже если вам кажется, что ребенку уделяется достаточно внимания, что с ним обходятся справедливо и немало хвалят, — детка может иметь свое мнение на этот счет. Малыш может быть не уверен в себе, считать себя хуже других, стесняться и тревожиться, — и тогда кривляние становится странным способом все-таки обеспечить себе необходимый контакт с людьми, словно через защитную маску.

К прежним советам (уделять больше внимания, игнорировать детские «кренделя») здесь нужно добавить еще один: помогите ребенку убедиться, что он на что-то способен и чего-то стоит. Замечайте его достижения и хвалите – за прибранную комнату, за скульптуру из пластилина, за красивую строчку в прописи, — но только искренне и с уважением. Создавайте ситуации, в которых ребенок будет одерживать маленькие победы. Поручите малышу какие-то несложные обязанности по дому, помогите ему помнить о них и вовремя выполнять: например, поливать цветы или менять воду в чашке кота, кормить рыбок, — и честно хвалите. Дайте ребенку возможность освоить какое-то новое дело по силам: катание на роликах, поход в дворовый магазин за хлебом или приготовление печенек, — чтобы он чувствовал себя знающим и компетентным взрослеющим человеком, которому есть что предъявить, кроме клоунских примочек.

Чрезмерная опека

Кривляться нередко начинают дети, которые сызмала были окружены избыточной заботой и вниманием взрослых. К ним долго относились как к живым куклам, умилялись их проделкам и шалостям, поощряя их шутовское поведение. И ребенок воспринимает такую манеру как должное, ему бывает непросто перестроиться на другой способ отношений. Здесь малышу может помочь слаженное взаимодействие взрослых, которые начнут более уважительно и сдержанно общаться с подрастающим человечком. Ценно будет договориться с ребенком о его маленьких обязанностях в доме. Придумайте вместе с ребенком интересное дело, в котором он сможет себя реализовать: коллекционирование, занятие шахматами или плаваньем, плетение украшений.

Дезадаптация у младших школьников

У младшеклассников кривляние и шутовство в школе и дома часто становятся одним из признаков школьной дезадаптации, когда у ребенка возникают сложности с учебой и общением в классе. Эту проблему нужно решать совместно с учителем: выяснить, как ребенок ведет себя в школе, какие трудности у него возникают в учебном процессе, в общении, попросить учителя помочь ребенку наладить контакт с одноклассниками (хвалить его, вызывать к доске и давать посильные задания). А дома больше заниматься с ребенком — и не только уроками, но и обычными делами, вселяя в него все то же самоуважение и даря ему родительское внимание.

А может, покривляемся вместе?

В большинстве случаев психологи советуют игнорировать кривляние, но кто-то из них считает, что можно поступить иначе: «Давай я покажу тебе, как ты выглядишь. Интересно, тебе понравится?» — и повторить за малышом его манерные выходки, скорчить те же рожицы, попищать или погнусавить вслед за ним. Здесь важно не сделать ничего обидного и болезненного, не перегнуть палку. Отзеркальте ребенка, без назидательного усердия, посмейтесь вместе, — может быть, этого будет достаточно, чтобы привычка кривляться заметно сдулась.

Вперед, на сцену!

И последнее по списку, но не по важности: есть шансы, что у вас растет актер! А его «кривляние» — это лишь способ заявить миру о своем богатом и тонком эмоциональном мире, который рвется наружу. Если вы заподозрили в ребенке склонность к сценическому искусству, помогите ему развиваться в этом направлении и создать нишу, в которую будет вложено все «позерство»: театральная студия или танцы, студия анимации, ИЗО или кукольные представления. Главное, чтобы малыш чувствовал себя в своей тарелке. Тогда и эпизодические кривляния приобретут изящество и умеренность.

  • Теги:
  • Рекомендации специалистов
  • 1-3 года
  • 3-7 лет

Что делать, если ребенок кривляется?

Порой родители замечают за своим ребенком неприятную привычку передразнивать окружающих, корчить рожи, кривляться, паясничать. У кого-то ребенок ведет себя так только на публике, а у кого-то — только в присутствии родных и близких. В чем кроются причины такого поведения? Как быть, если уговоры и наказание не помогают?

Почему дети кривляются?

Причин того, почему ребенок ведет себя вызывающе и постоянно кривляется, может быть несколько. Психологи утверждают, что чаще всего такое поведение вызвано повышенной потребностью ребенка к самоутверждению. Когда дети хотят стать центром группы, когда им нравится, что все смотрят на них, они пытаются привлечь к себе внимание такими вот способами.

Ребенок хочет, чтобы окружающие его заметили, но при этом чувствует, что у него не хватает каких-то качеств и умений, которые есть у его ровесников, и единственным способом хоть как-то заявить о себе становится кривляние.

Также паясничание может быть показателем неуверенности в себе. Очень часто маску шута надевают на себя те дети, которых ровесники высмеивают за полноту, неуклюжесть, чрезмерную скромность или другое качество, делающее их непохожими на остальных.

Потребность привлечь к себе внимание остро ощущают дети, имеющие младшего брата или сестренку. С появлением второго ребенка все родительское внимание обращается именно на него, а старший как бы уходит на второй план, что, естественно, его обижает. Он не видит другого способа выйти из сложившейся ситуации и его кривляние можно сравнить с призывом о помощи: «Мама, ну обрати же на меня, наконец, внимание!».

Иногда шутовскую роль берут на себя дети, наоборот избалованные родительским вниманием. Если ребенка постоянно опекали, сдували с него пылинки и долгое время не позволяли ему проявлять самостоятельность, к возрасту 5-7 лет он не осознает своей общественной роли, поскольку привыкает к тому, что он в семье всегда остается малышом, которому все можно. Такой ребенок просто воспринимает сложившуюся ситуацию как свое предназначение, вживается в роль и не понимает, что можно вести себя как-то по-другому.

Советы родителям

Чтобы вредная привычка не переросла в черту характера, дайте ребенку возможность почувствовать уверенность в собственных силах. Для этого нужно помочь малышу стать самостоятельным. Позвольте ему проявлять самостоятельность и замечайте каждое его действие. Ребенок сам заправил постель, сложил свои игрушки, помог убрать посуду со стола, нарисовал красивый рисунок — все это достойно вашего внимания, помните об этом. Не забывайте хвалить его, отмечать его успехи, так как заслуженная похвала никогда не пойдет ему во вред.

Помогите своему чаду реализовать себя в каком-то интересном деле, которое может быть по достоинству оценено в коллективе. Это может быть спорт, танцы, коллекционирование чего-либо, игра на музыкальном инструменте, любое необычное умение и даже просто широкий кругозор, например, знание интересных фактов о динозаврах или планетах солнечной системы. Вы должны дать понять своему ребенку, что он многое умеет и делает это хорошо. Ваша похвала, одобрение, поддержка и любовь помогут ему справиться с неуверенностью в себе.

Помимо работы над укреплением детской уверенности в себе, важно научиться не замечать кривляние.

Если ребенок паясничает и ведет себя как клоун, ни в коем случае не акцентируйте на этом внимания. Помните о том, что главная цель такого поведения – жажда отклика, а ругань и наказание – это тоже отклик, и в данной ситуации такая реакция не поможет.

Лучше намекните малышу, что кривляние – это просто признак ребячества и бессмысленное занятие. Скажите ребенку, что вы ждете, когда он закончит клоунаду, чтобы вместо этого вместе с ним заняться чем-нибудь интересным или полезным.

Попробуйте показать ребенку, как глупо он выглядит со стороны, когда паясничает. Для этого можно поиграть с ним в игру: поставьте перед малышом зеркало и попросите его изобразить кого-то из знакомых или героя мультфильма, которого он пародирует. Также можно попросить членов семьи нарисовать карикатуру на кривляку, чтобы он понял, как некрасиво он выглядит в их глазах, когда так себя ведет. Важно при этом обращать внимание на положительные качества ребенка, а не просто заставлять его перестать паясничать. Гораздо действеннее будет фраза «Мне нравится, что ты добрый, справедливый, умный. Но мне не нравится, что ты кривляешься», чем раздраженное «Прекрати кривляться немедленно!».

Постепенно ребенок раскроет свой потенциал и поймет, что привлекать к себе внимание намного интереснее и легче чем-то действительно стоящим и полезным, а не бессмысленной пародией на окружающих.

Виктория Котлярова

Вы не хотите покупать безделушки для ребенка. Или наоборот, испытываете чувство вины перед ним, что готовы купить в магазине совершенно ненужную вещь… Проверьте, легко ли вам ходить с ребенком за покупками, пройдя тест на портале Я – родитель.

Пройти тест

«Их называют душой компании. Они всегда в центре внимания, у них приподнятое настроение вне зависимости от времени суток и даты календаря. И, похоже, ничто не сможет усмирить этот поток анекдотов и острот. Иногда кажется, будто они действительно рождены для клоунады и эксцентрики.

«Но на самом деле нескончаемые шутки нередко скрывают глубокие переживания и внутренний дискомфорт, казалось бы, всегда неунывающего человека», — поясняет психотерапевт и психиатр Елена Вроно.

Особая ранимость

«За маской шута часто прячется очень ранимый человек, — соглашается психоаналитический терапевт Ксения Корбут. — Острые переживания — печаль, беспокойство, тревога — для него невыносимы, а шутка помогает снять напряжение».

Способность шутить, в том числе и над собственными несчастьями, скрывает чувство неловкости или стыда. Примерив однажды клоунскую маску, «шут» может сделать ее главным атрибутом своего образа. Шутовство становится стратегией его поведения, которая, как кажется, спасает от жизненных неурядиц и невзгод.

Неустойчивая самооценка

«Яркое, вызывающее и в каком-то смысле агрессивное поведение может также скрывать неустойчивую самооценку, — продолжает Елена Вроно. — «Весельчаки» нередко внутренне убеждены в том, что просто не смогут никого заинтересовать, если не будут смешить».

Можно сказать, что такое поведение рождается из искаженного восприятия собственной личности. Клоунадой такие люди маскируют неуверенность в себе и привлекают внимание, не раскрываясь при этом по-настоящему.

«Трудно поверить, но «шутовство» может быть одним из симптомов депрессии, когда человек нуждается в профессиональной поддержке, — говорит Елена Вроно. — В психиатрии есть изящный термин, описывающий такое состояние, — «улыбающаяся депрессия»: человек надевает маску клоуна, чтобы никто не заметил, как ему на самом деле плохо. Близким трудно в это поверить — ведь «шутник» кажется веселым и смешливым».

Как «вылечить» ребенка от шутовства?

Кого-то, наверное, удивило, что, написав так много о демонстративности, мы даже не упомянули о столь ярком ее проявлении, как шутовство. А ведь это весьма распространено. Дети-клоуны, дети-шуты — редко какой класс обходится без них. Для неопытной учительницы, когда на уроке сидит такой «артист», работа становится пыткой. Да и у родителей часто опускаются руки. И на улице, и в гостях, и дома — стоит лишь кого-то пригласить — ребенок начинает вытворять черт знает что! Корчит рожи, хохочет как ненормальный, выкрикивает глупости… Не успеваешь за него краснеть! Особенно страдают те родители, которые по натуре застенчивы. Им кажется, что ребенок постоянно привлекает к себе негодующее внимание окружающих. И тогда они перестают ходить в гости, ведут замкнутый образ жизни, лишают сына или дочь удовольствия пойти в театр, на елку, на именины. В конце концов, раздражение становится для родителей привычной эмоцией.

Правда, многие из них успокаивают себя тем, что с годами дитя образумится, посерьезнеет. Но чаще всего это ложные надежды. Подрастая, ребенок-шут нередко связывается с хулиганами, и его шутовство делается не только раздражающим, но и небезопасным. А примыкает он к хулиганам потому, что «благовоспитанное общество» его отвергает. Хулиганы же, во-первых, сами по натуре демонстративны, а во-вторых, всегда рады пополнению рядов.

Ну и что же, спрашивается, делать? Как «вылечить» ребенка от шутовства?

Прежде всего, перестать раздражаться. А как перестанешь, если он своими выкрутасами доводит до белого каления?

И, тем не менее, сделать это необходимо. Иначе возникает не просто замкнутый круг, а круг порочный. Ну, а искать, где начало круга, — занятие бесперспективное. Да и что толку выяснять, кто был первым? Ребенок, спровоцировавший раздражение родителей, или родители, своим раздражением (а то и просто невниманием) побудившие ребенка к шутовским демонстрациям? Как бы то ни было — размыкать этот круг надлежит взрослому. И потому, что взрослому это легче сделать, и потому, что отношениями между взрослыми и ребенком должен руководить взрослый.

Но тогда возникает другой вопрос: а как, в каком звене разомкнуть?

Самое главное — понять природу шутовства, его скрытую мотивацию. Она не очень проста и, безусловно связана с определенными особенностями характера. Но у ребенка невротического склада суть, как правило, сводится все же к чувству непризнанности, недооцененности. И это накладывается на некую врожденную склонность к шуткам, юмору, гротеску. В семье же такого ребенка зачастую шутить не принято. А «клоунничать» и подавно. Особенно суровы бывают отцы. «Кончай паясничать, шут гороховый! Надоело!» — вот характерный окрик.

Чего хотят родители от такого ребенка? Вдумчивости, спокойствия, а главное — серьезного отношения к жизни. То есть как раз всего того, что несвойственно его характеру. В результате подобного «искоренения» недостаток только усугубляется, а давление на ребенка выходит боком: могут появиться энурез, заикание, тики (последнее родители тоже иногда считают нарочитым кривлянием — скажем, когда ребенок кривит рот), суетливые, хаотичные движения, частая смена настроений — от эйфории до меланхолической подавленности.

Мы же уверены и не устаем твердить родителям, что недостаток гораздо продуктивнее не искоренять, а элевировать, постепенно, но неуклонно возводя в ранг достоинства.

Давайте разберем это на примере шутовства. Ребенку-шуту следует дать понять, что его кривлянье — это скрытый актерский дар (как, собственно говоря, часто и бывает), только всему этому нужно найти правильное время, место и обстоятельства. И вы готовы ему помочь.

Он паясничает, когда приходят гости? Прекрасно! Пусть подготовит самостоятельно или с вашим участием какой-нибудь номер, а то и целую программу: изображает цирк, эстрадных певцов, рассказывает анекдоты (естественно, не выходящие за рамки приличия), показывает кукольный спектакль. Ваших друзей или родственников нужно по-тихоньку об этом предупредить, чтобы, когда начнется «представление», оно было встречено не насмешками и раздражением, а напротив — бурными аплодисментами и восторгами.

Ребенку тоже нужно задать определенные «рамки игры»: сказать ему, что развлекательная программа всегда бывает после еды, потому что, поев, зрители будут более благосклонны. Пусть, к примеру, заранее сделает пригласительные билеты, в которых будет указано время начала спектакля. Но и слишком долго растягивать ожидание не следует, а то праздник превратится в муку. Дети-шуты обычно нетерпеливы, и у них может произойти нервный срыв. Очень хорошо, если удастся заснять представление на видеопленку или сделать фотографии, а потом демонстрировать знакомым и, конечно, самому ребенку.

Только не надейтесь, что после одного такого представления произойдет чудо, и в следующий раз, когда придут гости, ребенка будет не видно и не слышно. Повторяем: страсть к актерству, к тому, чтобы быть на людях и вызывать их потрясение, у таких детей в крови. И важно не отучить их от этого, а позаботиться о том, чтобы они не были посмешищем. Допустим, ребенку надо втолковать, что разным гостям еще можно показывать одну и ту же программу, но тем, кто ее уже видел, повторение будет не очень интересно. Предложите какие-то новые варианты, побуждайте «артиста» к творчеству, а если он затрудняется, обязательно помогайте ему.

Предостерегаем вас и вот от какой ловушки. У детей-шутов и без того повышенная жажда внимания (поэтому они, собственно, и ведут себя таким образом — чтобы любыми средствами привлечь внимание к себе, пусть даже это внимание будет негативным!). Готовясь к представлению, они могут постоянно «тянуть одеяло на себя», требовать, чтобы вы бросили все дела и рисовали афишу, готовили декорации. Здесь нужно пойти на разумный компромисс, причем задавать условия опять-таки должны вы, а не ребенок. Хорошо привлечь к репетициям и всему прочему других детей, если они у вас есть. А если нет — соседского мальчика или девочку.

Параллельно стоит заниматься тренировкой внимания и усидчивости детей-шутов. Конечно, тоже в игровой форме и, не забывая подкрепить успехи разнообразными поощрениями. Например, таким детям часто не нравится читать. Можно вначале ориентировать их на чтение детских стихов, где много прямой речи, принадлежащей разным персонажам (К. Чуковский, А. Барто), а потом — на чтение пьес, причем читать их с ребенком по ролям.

Если он готовит к завтрашнему уроку параграф по истории, можно — в качестве награды за хорошо усвоенный материал! — предложить и помочь ребенку разыграть какие-то исторические картинки (скажем, показать первобытных людей или важных, надутых бояр в шубах с длинными рукавами).

А наградой за выученную географию могут быть разные этнографические сценки (например, из жизни индейцев) и рисунки, повешенные на стену, если присутствует склонность еще и к изобразительному творчеству.

Подчеркивать подобным образом артистические способности таких детей может и педагог — естественно, с поправкой на школьные условия.

Вообще, ребенка со склонностью к шутовству полезно (приведя его немного в чувство вышеописанными способами и, следовательно, сняв отрицательную реакцию на него окружающих) определить в то место, где его артистические склонности найдут более точное и конкретное применение. То есть: пристроить к делу — дать ему какую-то локальную сцену, чтобы он не превращал в сцену всю жизнь. Но помните, что ребенку, который любит кривляться, вовсе не обязательно понравятся бальные танцы или занятия: музыкой, столь любимые сейчас многими родителями. Лучше поискать драматический кружок, кукольную студию, что-то, связанное с эксцентрикой, акробатикой, фокусами.

Мы даем все эти советы не на пустом месте. К нам такие дети попадают довольно часто, и у нас с ними обычно не бывает серьезных проблем. Они жаждут себя показывать, выступать, а наши занятия и состоят из сплошных выступлений. Но, сразу же признав за ребенком много достоинств, мы задаем ему и довольно жесткие рамки. Хотя не сразу. Сначала мы, наоборот, разрешаем ему выступать самым первым, но одновременно стараемся внушить, что хороший актер должен быть вежливым и терпеливым зрителем. Потом выступление ребенка постепенно отодвигается («Сегодня ты будешь третьим или четвертым») и превращается в награду за терпение. А сам ребенок приучается к мысли, что он стал гораздо более терпеливым и окружающие это очень ценят («Посмотрите, ребята, какой у нас сегодня Игорек сдержанный! Все выступают, а он сидит и внимательно смотрит. Вот что значит — настоящий артист!»).

Но если у кого-то из выступающих появляется нужда в ассистентах, мы посылаем за ширму в первую очередь такого непоседу.

Как и вообще демонстративность, это частное ее проявление не бывает у детей-невротиков патологической доминантой. Соответственно, и заниматься шутовством, то есть давать этюды на шутовское поведение, нужно минимально. Патологическая доминанта в таких случаях — это жажда лидерства, которая сопряжена с застенчивостью, проявляющейся парадоксальным образом (да-да, такие дети часто бывают глубинно застенчивы!), заниженной самооценкой и нередко ревностью — к другим братьям и сестрам, к матери или отцу, к детям, которых ставят им в пример, даже… к животным. Получив «площадку» для самоутверждения, обязательно связанную с юмористическими наклонностями ребенка, невротик довольно быстро гармонизируется.

Сложнее обстоит дело с детским шутовством иного происхождения — с тем, что в психиатрии принято называть дурашливостью.

Человеку несведущему или не очень наблюдательному может показаться, что дурашливость и невротическое паясничанье — это одно и то же. Нет, сходство здесь чисто формальное. А вот разница существенная.

Прежде всего, дурашливость непроизвольна. Если невротик, пусть неуклюже и не к месту, но пытается насмешить окружающих, то дети, страдающие дурашливым поведением (диагнозы могут быть разные, скажем только, что эти заболевания, как правило, глубокого органического происхождения), вовсе не ставят перед собой такой цели. Они ни над кем не издеваются, просто смеются к месту и не к месту — к сожалению, гораздо чаще последнее. У таких детей, наоборот, снижено или вовсе отсутствует чувство юмора. Они хихикают, а то и хохочут во весь голос не потому, что им смешно. Просто это некий симптом, который может свидетельствовать о повышенном возбуждении. А оно, в свою очередь, может быть следствием чего угодно — как радости, так и ужаса.

И с такими детьми нужно целенаправленно работать, стараясь приучить их к правильным моделям поведения. Дело это сложное, небыстрое и требует огромного запаса терпения. Дурашливым детям трудно посмотреть на себя со стороны и еще труднее контролировать свое поведение — даже тогда, когда они начинают понимать, что ведут себя недолжным образом. Но, вводя такого ребенка в рамки общепринятого поведения, крайне важно — для равновесия — повышать его самооценку, которая может страдать от постоянных указаний на поведенческие недостатки.

Наш опыт показывает: когда упорно работаешь с подобными детьми, не надеясь на скорые перемены, — результаты как раз могут превзойти все ожидания.

Шестилетний Эдик реагировал на все так неадекватно, что вообще было непонятно, доходит ли до него смысл наших слов. Спросишь: «Как тебя зовут?» — смеется. Скажешь: «Подойди ко мне!» — подойдет, но опять смеется. А уж когда прячется за ширмой, чтобы показать какой-нибудь этюд, буквально давится смехом.

И только по каким-то редким и коротким проблескам можно было догадаться, что за этой пугающей дурашливостью все же скрывается нормальный интеллект. (Дурашливость может сопутствовать и слабоумию, но мы такими детьми не занимаемся.)

К счастью, у Эдика была не только любящая, но и очень умная, энергичная мать.

Мы сосредоточили усилия на том, чтобы донести до мальчика всю нелепость, несуразность его поведения. Конечно, не унижая его. И тут нас, как всегда, выручила перчаточная собака. Это она, а не Эдик, то и дело хихикала в самое неподходящее время и в самых неподходящих местах.

Сначала казалось, что до Эдика ничего не доходит, что он не делает переноса, не соотносит свое поведение с поведением собаки. Потом стало понятно, что перенос он все-таки делает, но справиться с собой не в состоянии. Как люди, которые слышат, что поют фальшиво, и все равно не могут правильно воспроизвести мелодию. К концу первого цикла занятий мы были в некоторой растерянности: стоит ли продолжать?

Но, посмотрев на Эдика через три месяца (все это время мама продолжала заниматься с ним по специально составленной нами программе), мы с удивлением обнаружили, что он как-то посерьезнел и организовался. Поэтому решили рискнуть — привлечь его к участию в лечебном спектакле.

Здесь мы снова сконцентрировались на дурашливости. Достаточно сказать, что персонажа, которого играл Эдик, так и звали: Хо-Хо. Эта черта была доведена в пьесе до гротеска. Работать с Эдиком на этом этапе было невероятно сложно, но опять огромную часть работы взяла на себя мама. В результате он вполне прилично сыграл свою роль, смеялся только там, где было положено по сюжету, а остальное время спокойно слушал реплики других артистов, участвовал в массовках, ни к кому не лез и на большинство зрителей произвел впечатление достаточно благополучного (психически) ребенка.

Научившись сдерживаться, он научился и концентрировать внимание, быстро освоил чтение и счет, хотя до этого мама с ним билась полтора года и все безрезультатно. Короче говоря, в семь лет Эдик пошел в школу. Конечно, проблем у него оставалось более чем достаточно, но их можно было решать «в рабочем порядке».

Вот несколько этюдов, которые стоит использовать в случаях, в той или иной степени похожих на случай Эдика.

Этюд 1. Собака и хозяин пришли на день рождения. Хозяину там очень нравилось… (перечислить, какие были интересные игры и вкусные вощи), но вдруг собака начала кривляться, громко хохотать, приставала к гостям, наконец, вцепилась зубами в скатерть, дернула за нее, и все яства оказались на полу. (Поподробнее описать картину разрушения.) Собаку с позором выгнали из дома, хозяину, естественно, пришлось уйти вместе с ней. На улице у них состоялся разговор… (О чем?)

Этюд 2. Собака на викторине. Хозяин привел собаку на викторину. Там было много других собак-участниц, победителю был обещан приз. Собака вместо правильных ответов на вопросы, дурачась (а не потому, что не знает — она все отлично знает!), выкрикивает всякие глупости. Например, пес-ведущий задает вопрос из области живописи: «Кто такой Рафаэль?» Собака спешит ответить, что это ниндзя-черепашка, и начинает показывать приемы каратэ, распугивая всех собак и срывая викторину. Естественно, этим она огорчает и позорит своего хозяина, который… (Что делает?)

Конечно, чем более точно собака своими шутовскими ответами будет пародировать поведение самого ребенка, тем лучше.

Этюд 3. Встретились две собаки-шута и начали соревноваться, кто лучше кривляется (показать и перечислить). А тем временем на них надвигалась опасность… (Придумать, какая именно)

Этюд 4. Однажды собака встретила маленького щеночка, у которого была сломана лапа. Она его в душе пожалела, но неожиданно даже для самой себя начала хохотать и кривляться. Щенок решил, что она издевается над его увечьем, очень обиделся, заплакал и сказал… (Что именно?)

Ну, и в конце хочется добавить буквально несколько слов о норме. В предподростковом и подростковом возрасте повышенная смешливость и даже в какой-то степени дурашливость, особенно у девочек, — вполне нормальны. Это, как правило, свидетельствует о проявлении кокетства на фоне застенчивости. А то и просто об избытке жизни. О предчувствии юности и счастья.

По мнению врачей, чем раньше начать лечить заикание, тем проще его преодолеть, а вот когда процесс застарелый и ребенок уже начал комплексовать и стесняться разговаривать, тогда необходимо более сложное и длительное лечение, которое к тому же не гарантирует стопроцентного результата.

В целом же заикание излечивается в 50-80% случаев в зависимости от его вида и длительности. Подробнее о том, как возникает заикание и в чем особенности его лечения, рассказали специалисты психолого-медико-педагогической консультации Житомирской области: врач-невролог Тамара Ревнюк и учитель-логопед высшей категории Алла Шовтюк.

Читайте также: Дисграфия у ребенка: почему путаются и пропадают буквы

Мальчики заикаются в 4 раза чаще девочек

Заикание – это системный невроз, который сопровождается нарушением речи ребенка, ее ритмичности, плавности, звукопроизношения. От заикания страдает примерно 5-8% детей, причем мальчики в 4 раза чаще девочек. Критическими периодами считаются 2-4 года и 5-7 лет.

В клинической практике разделяют невротическое и неврозоподобное заикание. Первое возникает в результате стресса. Например, ребенок испугался собаку, посмотрел страшный мультик, перенервничал из-за конфликта в семье или ссоры с одногодками. Никогда заранее не знаешь, на что ребенок отреагирует так болезненно. Невротическое заикание не связано с проблемами мозга и относительно легко поддается лечению. Обычно детям прописывают седативные и общеукрепляющие препараты. Но если процесс запустить и не обращать внимания, то лечить будет сложнее: со временем у ребенка закрепляются условные рефлексы, присоединяется страх, депрессия, ребенок страдает от понимания того, что он не такой, как остальные дети, и заикание еще больше усиливается.

Что касается неврозоподобного заикания, то это более серьезная форма, которая передается генетически и предполагает определенные изменения в мозге. Лечение здесь намного сложнее, но пусковым механизмом является та же стрессовая ситуация.

Читайте также: Почему у детей болят суставы

Почему малышей лечить проще, чем подростков

Лечение во многом зависит от возраста ребенка. В 2-4 года заикание лучше всего поддается лечению и иногда может пройти само по себе. Обычно короткие периоды заикания чередуются с продолжительным периодом нормальной работы речевой системы. В младшей школе дети начинают заикаться чаще всего в периоды волнения: когда учитель проверяет технику чтения, когда нужно ответить перед всем классом и так далее. А после 8-9 лет периоды ремиссии становятся все короче, а периоды болезненного состояния, то есть заикания, все длиннее. У подростков заикание тоже проявляется чаще всего при стрессовых ситуациях: когда нужно выступить со сцены на публике, подготовить презентацию и так далее, однако периоды заикания длятся гораздо дольше, чем в раннем детстве. Бывает, к заиканию присоединяются навязчивые движения: подергивание головы, определенная жестикуляция руками и другие, и тогда необходима психотерапия. Подростки, в отличие от маленьких детей, обычно стесняются разговаривать и очень боятся, что заикание не пройдет никогда, они замыкаются в себе, и проблем становится все больше.

Не перегружайте детей

Еще один важный момент: очень часто заикание возникает у маленьких детей, которые интеллектуально развиты, причем их речь опережает развитие и возможности головного мозга. Например, двухлетние дети говорят длинными фразами, употребляя сложные слова, и родители всячески стимулируют развитие их речи, не понимая, что мозг такого ребенка просто не готов к большим нагрузкам, поскольку еще не сформировался. В таких случаях не нужно штурмовать развитие ребенка – это может сильно навредить.

При лечении заикания, особенно его запущенных форм, проводят ряд обследований мозга, которые показывают, есть ли повышение внутричерепного давления, судорожная готовность и другие отклонения. Чем более запущено заикание, тем оно хуже лечится. Что касается молодых людей после 20, страдающих заиканием, то они должны заниматься саморегуляцией: убирать излишнюю эмоциональность, бороться со страхами, а также выполнять все рекомендации врача. Существует немало эффективных методов лечения, один из которых – метод Форбрейна, суть которого заключается в том, что человек надевает наушники и слушает собственную речь, корректируя ее. Эта методика дает хорошие результаты при условии, что человек активно работает над собой.

Кроме невролога, психиатра и психолога в лечении заикания большую роль играет логопед. На своих занятиях он работает прежде всего над речевым дыханием, которое нарушено, разрабатывает плавность речи, расслабляет мышцы лица, учит говорить на выдохе, выделять ударные гласные, обучает специальным упражнениям, которые помогают напрягать и расслаблять мышцы. В арсенале логопеда имеется ряд эффективных методик с четко расписанными этапами работы над речью.

Однако многое зависит и от самих родителей, которые должны следить за режимом дня ребенка, чтобы он вовремя ложился спать, не смотрел страшных фильмов, не сидел часами возле компьютера – все это может усилить заикание. Родителям следует помнить, что при первых проявлениях заикания, нужно обратиться за консультацией к специалистам, чтобы не упустить драгоценное время.

Юлия Мельничук

Читайте также: Ребенок не выговаривает звук «р». Как его научить?