Религиоведение

• Сравнительно-историческиеисследования •Вклад антропологии и этнологии

• Социологическийподход •Психологический анализ

Сравнительно-историческиеисследования

Религия—явление сложное, многообразное. Поэтомурелигиоведение характеризует не толькоразнообразие подходов, но имеждисциплинарность. Развитие этойнауки вXIXвеке шло путем разработки целойсовокупности дисциплин, каждая изкоторых рассматривает религию в одномиз ее аспектов. Первоначально главноевнимание уделялось сравнительномуизучению мифологии. В мифах обнаружилсяособый способ выражения человеческогопереживания и объяснения реальности.Исследователи фольклора, в их числезнаменитые братья Якоб и ВильгельмГримм, обнаружили в народных традициях,сказках и преданиях остатки древнихмифов.

Продолжаяисследования в области мифологии исравнительной лингвистики, Ф. М. Мюллер(1823—1900)заложил основы религиоведения каксамостоятельной научной дисциплины.Он стал основоположником историческогопринципа в изучении религии, которыйозначает: каждая религия должнарассматриваться в контексте мировойистории, определение же сущности религиидолжно быть философским, вычленяющиммоменты, присущие всем религиознымформам.

Изучениерелигии как историческогофеноменашло в нескольких направлениях. И. Я.Баховен(1815—1887)описал развитие человечества как историюформ его самовыражения в религиозныхсимволах, он открыл древнейшую культуруматриархата и описал ее религиозныйаспект. В то же время Баховен утверждалважность всех исторически существовавшихформ проявления религии.

Научномуисследованию было подвергнуто ихристианство. Много сделано было в этомотношении Ф.X.Бауром (Германия) и Э. Ренаном (Франция).Они попытались осмыслить христианскиетексты и с позиций историзма критическиоценить традиционное религиозноетолкование христианства.

Историческиеисследования привели к тому, что религиястала пониматься как элемент социальнойсреды. Из этого логически возникланеобходимость дополнить историческиеметоды изучения религии социологическими.

Вкладантропологии и этнологии

Кисторическим работам о религии близкопримыкали исследования в областиантропологиии этнологии,интерес которых сосредоточился напроблеме происхождения религии.Значительное влияние на содержаниеэтих работ оказали взгляды Ч. Дарвинаи О. Конта. Эволюционная теория Дарвина(«Происхождение видов»,1859)провозгласила эволюционный подход кизучению всех сторон жизни общества,включая религию. Конт же ввел в научныйоборот утверждение о том, что религияпредставляет собой первую стадиючеловеческого духовного развития, насмену которой приходит метафизика, азатем наука.

Вобласти антропологии и этнологии повопросу о религии сложилось два подхода.

Отправнымив создании анимистической теории сталиработы Э. Б. Тайлора, проследившегоэволюцию цивилизации от первобытногочеловека до человека в европейскойкультуре. Тайлор разработал теориюанимизма, которая состоит в том, чтовера в существование души есть исходнаяэлементарная форма религии, развившаясяв более сложные представления и действия.Для Тайлора религиозные феноменыпорождены естественным развитиемчеловека, а не даны свыше. При этом Тайлорне выделял социальных причин религии,считая ее плодом простой ошибки,заблуждения, результатом галлюцинацийи видений, свойственных человеку сподвижной психикой.

Своютеорию эволюции религиозного сознаниявыдвинул Дж. Дж. Фрэзер. Он пришел квыводу о том, что магия и религияпротивоположны друг другу и что магияисторически предшествует религии.Магия, в понимании Фрэзера, есть»примитивная наука», результатнеправильного применения разума.Продолжение исследований в этомнаправлении привело к тому, что в наукеустановилось мнение о существованиитакой формы древней религии, когдачеловек верил в некую безличную силу,которая не является чьей-то душой илиперсонифицированным высшим существом.Такое понятие было обнаружено Р. Марретомв верованиях меланезийцев под названием»мана». На основании этого Марретпредложил свою теорию, названную импреанимизмом, или «динамизмом».Согласно этой теории, вере в души илидухов (анимизму) предшествует еще болеедревняя форма религии, которая основываетсяна человеческих эмоциях и выражает опытвосприятия «сверхъестественного».Таким образом, исследователь переводитакцент с исторического на психологическийподход—описание религиозных чувств и эмоций,среди которых главное место занимаетчувство страха как самое характерноедля религиозных чувств.

Социологическийподход

Ссередины прошлого века начинаетразвиваться социологиярелигии,обязанная своим появлением тем процессам,которые начались в европейском обществес эпохи Просвещения и буржуазныхреволюций. О. Конт впервые ввел самопонятие «социология» и предложилприменить к исследованию социальнойжизни методы естественных наук. С помощьюсоциологии он искал способ преодолениякризисных явлений в европейском обществе,который бы обеспечил стабильность инормальное развитие. Он искал основысоциального порядка и нашел их в «законетрех стадий истории». До сих пор, помнению Конта, основой социальногопорядка служила религия, выполняяинтегративную функцию. Наука неизбежновходит в противоречие и конфликт срелигией, последняя должна уступитьпозитивному синтезу научного знания.Впоследствии Конт, уже не надеясь напросвещение умов, пришел к выводу онеобходимости «второго теологическогосинтеза» как духовной опоры социальныхсвязей. Он разрабатывал «позитивнуюрелигию»—культ человечества как единого Великогосущества, огромного социальногоорганизма, всех живших, живущих и будущихпоколений людей.

К.Маркс также рассматривал религию в еевзаимосвязях с обществом, но не считалрелигию и общество двумя самостоятельнымивеличинами. Маркс впервые дал пониманиерелигии как социального феномена, тоесть явления, включенного в общественныесвязи и отношения по самой своей природе.Религия, по его мнению, коренится всоциальных структурах, представленияо сверхъестественном порождаютсядействительностью, религия в обществевыполняет определенные функции, отвечаетпотребностям общества и индивида.Религия есть социальный фактор, которыйможет объективно воздействовать налюдей, мера же, цели и способы воздействияэтого фактора зависят от конкретныхисторических условий. Религия можетсоединять и разъединять людей, можетподнимать их на борьбу с несправедливостьюи призывать к покорности—все зависит от социальных условий,порожденных экономическим базисом.

Вовторой половинеXIXвека, с утверждением новых общественныхотношений, остро встает проблемасоциальной организации, социальныхсвязей. Ни одна область общественногосознания в тот момент не была готовасыграть интегрирующую роль в обществе,и потому даже ученые, далекие в собственныхубеждениях от религии, стали говоритьо ее позитивной роли. Наиболее показательнав этом отношении концепция Э. Дюркгейма—религию он рассматривал как основуединства общества. Причем у Дюркгеймаэто не апологетика религии, а простопризнание реального положения вещей,характеристика ее социальной роли изначимости. В теории Дюркгейма происходитдесакрализация религии, ее сведение ксоциальной реальности.

Однимиз основоположников социологии религиисчитается также М. Вебер, которыйисследовал место религии в изменяющемсяобществе, ее влияние на развитиеэкономики, политических систем, семьи,анализировал формы институциализациирелигии (церковь—секта). В работе «Протестантская этикаи дух капитализма» исследуется влияниехристианства на историю Запада, егоэкономическое развитие и социальнуюжизнь. Религиозная интерпретация мира,по Веберу, является средством овладениямиром, освоения многочисленных смысловокружающей действительности. Вероучениесоздает иерархически построеннуюсистему норм, в соответствии с которойодни действия разрешены, а другиезапрещены, и тем самым определяютсяморальные позиции по отношению к миру.Религиозность является побудительнойсилой, мотивом определенного родасоциального действия, направленногона овладение миром. Религия, считаетВебер, воспитывает у своих последователейспособность рационализации окружающейдействительности.

Идеи,характерные для функционального подхода,были развиты А. Радклифф-Брауном, Б.Малиновским, Т. Парсонсом и Р. К. Мертоном.

АРадклифф-Браун считал, что социальныефункции религии не зависят от ееистинности или ложности, что религии,даже ошибочные и абсурдные, могут бытьчастями социального механизма и чтобез этих «ложных» религий невозможноразвитие современной цивилизации. Б.Малиновский в центр внимания поставилотыскание функции части внутри социальногоцелого и сформулировал постулатуниверсальной функциональности, согласнокоторому для каждого действия илиинститута существует функция, а обществоне содержит нефункциональных элементов.Т. Парсонс интересовался, прежде всего,структурами и процессами, интегрирующимиобщество, анализировал механизмыподдержания социального порядка,институциональный аспект социальногодействия. По мнению Т. Парсонса, приобеспечении интеграции особую рольиграет «система поддержания образцов»,в которой решающее значение имеетрелигия с ее акцентом на ценности. Врелигии он видел точку схождениясоциальной системы с системой культуры.Р. К. Мертон пересмотрел постулатуниверсальной функциональности ипредложил свою теорему: как одно явлениеможет выполнять различные функции, таки одна и та же функция может быть выполненаразличными явлениями. Таким образом,религия может быть вытеснена каким-либофункциональным эквивалентом, с успехомвыполняющим присущие религии задачи.

Психологическийанализ

Психологическиеобъяснениявыводят причины возникновения религиииз свойств индивидуальной или групповойпсихики. Наиболее распространены поискиосновы религии в эмоциональной сфере;были и теории, выводящие религию изсвойств интеллектуальной или волевойсферы. Один из основателей психологиирелигии, У. Джеймс, объяснял причинырелигиозности, исходя из индивидуальнойпсихики, а именно из ее эмоциональнойсферы. Джеймс разработал понятиерелигиозного опыта, под которым понималсубъективные религиозные феномены вразличных формах—мистические видения, экстатическиесостояния, экзальтированные созерцания,галлюцинации и прочие. Уделяя особоевнимание анализу религиозного чувства,Джеймс признавал, что оно не заключаетв себе такого элемента, который бы имелс психологической точки зренияспецифическую природу: религиознаялюбовь—это общее всем людям чувство любви,обращенное на религиозный объект,религиозный страх—это обычный трепет сердца, но связанныйс идеей божественной кары. Джеймсполагал, что истинность религиизаключается в ее «полезности»:общей психологической функцией всехрелигий является переход от душевногострадания к постепенному освобождениюот него.

Л.Леви-Брюль интерпретировал религию наосновании анализа коллективнойпсихологии. Он полагал, что различнымсоциально-историческим типам обществасоответствуют различные типы мышления,которые порождают различные типыколлективных представлений. Но типымышления и коллективных представленийразнятся не радикально, а по уровнюсочетания иррациональных и рациональныхмоментов. Иррациональныемоментыв мышлении делают его нечувствительнымк противоречиям и непроницаемым дляопыта (пралогическим), подчиняют мышлениечеловека закону партиципации (сопричастия).Несмотря на расширение сектора логическогомышления, всегда сохраняются пралогическиемоменты в выработке коллективныхпредставлений. А коллективныепредставления, в свою очередь, служатоснованием религиозных институтов всилу следующих свойств: они носятнепреклонный повелительный характер,передаются из поколения в поколение,навязываются отдельным личностям, независя от отдельной личности; они неподдаются интеллектуальной обработке,поскольку образ слит с эмоционально-моторнымиэлементами. Л. Леви-Брюль сделал в своевремя прогноз: логическое мышлениеникогда не вытеснит полностьюпралогическое, всегда будут сохранятьсяколлективные представления, выражающиеинтенсивно переживаемую и ощущаемуюсопричастность и недоступные критическомуанализу. То есть религия будет существоватьвсегда.

3.Фрейд применил принципы разработанногоим психоанализа к вопросу о происхождениии существовании религии, назвав неврозиндивидуальной религиозностью, а религию—универсальным коллективным неврозом.По его мнению, религия играет важнуюроль в культуре как средство защиты отопасности индивидуального невроза.Религиозную веру он считает иллюзией,поскольку к ее мотивировке примешаноисполнение желаний; по своей психологическойприроде все религиозные учения оказываютсяиллюзиями. Под влиянием рациональногоначала, предполагал Фрейд, человек современем расстанется с религией, обрететчувство реальности.

Ваналитической психологии К. Г. Юнгарелигиозные представления выступаюткак продукты «религиозногобессознательного», а оно, в своюочередь,—как «базовый религиозный феномен».Юнг считал, что вытесненные содержанияличного опыта индивида составляют лишьнебольшую часть бессознательного; болеезначительный и глубокий слой являетсяврожденным и имеет всеобщую природу.Содержание коллективного бессознательногосоставляют архетипы. Они могут открыватьсясознанию во сне, в мистическом откровении.Другим выражением архетипов являютсямифы, сказки, религиозные учения. Вовсех этих случаях сознание имеет делос «переработанными» архетипами,предстающими в виде системы символов.Благодаря тысячелетним усилиямчеловеческого духа эти образы и символыуложены во всеохватывающую системумироупорядочивающих мыслей. По мнениюЮнга, психологию не интересует вопрособ истинности или ложности идеи, еезанимает исключительно факт наличияидеи. Юнг видит в религии коллективновыработанную форму защиты от неврозаи делает вывод о психологическойнеобходимости религии и обращении кней человека в его стремлении к душевномуздоровью.

«Гуманистическийанализ» Э. Фромма переосмысливаетсимволику бессознательного, акцентируявнимание на противоречиях человеческогосуществования, конфликтных ситуациях,вызванных социокультурными факторамив обществе тоталитарного отчуждения.Понятие религии получает у него предельноширокое толкование и не сводится толькок тем системам, в центре которых стоитсверхъестественная сила. Под религиейФромм понимает любую систему взглядови действий, которой придерживаетсякакая-то группа людей и которая даетиндивиду систему ориентации и объектпоклонения. Религиозность усматриваетсяв любом служении идеалам, независимоот того, кому человек поклоняется—идолам, богам, вождям, партиям, нациям,успеху, силе или деньгам. Таким образом,любой человек, с этой точки зрения,является религиозным, а религия—неизбежно присущей всем историческимэпохам. Э. Фромм различает авторитарнуюи гуманистическую религии. В авторитарнойрелигии господствует идея, согласнокоторой человек должен повиноватьсявнешней силе, главная добродетельчеловека—покорность. Гуманистическая религиясосредоточена на человеке и егоспособностях, ориентирует человека насамостоятельную реализацию собственногопотенциала, утверждает право на личнуюсвободу и счастье. Э. Фромм считал, чторелигиозный опыт не обязательно связанс теизмом, идея Бога должна рассматриватьсятолько символически. Таким образом,безбожие не означает безрелигиозности.

Всеэти исследования и выводы, сделанныеучеными различных специализаций,пополнили арсенал научной дисциплинырелигиоведения, позволили расширитьполе изучения, приступить к анализуфактов и явлений, сопровождающихчеловеческую жизнь.

Образование в РГГУ Центр изучения религий

Почему Религиоведение?

Что такое «религиоведение»?

Самое краткое определение – это наука, предметом изучения которой является религия. Но что это значит?

Стоит начать с того, чем религиоведение не является. Оно не является богословием, это не курс подготовки священников. Здесь от Вас не будут требовать стать последователем той или иной веры. Вам вовсе не обязательно исповедовать ту или иную религию, чтобы быть религиоведом. Или Вы можете быть верующим, изучать ту религиозную традицию, к которой принадлежите. И религиозные люди, и люди, не принадлежащие ни к какой религии, могут быть прекрасными религиоведами. Главное условие, чтобы Ваше изучение придерживалось строгих рамок академической науки.

Религиоведение – наука междисциплинарная, сочетающая методы таких наук как история, социология, политология, психология, философия, филология, антропология и др. Вы сможете выбрать ту область исследований, которая Вам более по душе – от древнеегипетских текстов и ритуалов африканских племен — до проблем современного общества.

Междисциплинарный характер религиоведения означает, что студенты, обучающиеся у нас, получают широкий спектр университетских гуманитарных знаний. Это также значительно расширяет возможности для трудоустройства наших выпускников.

Религия на протяжении веков и до наших дней является важнейшим фактором, во многом определяющим ход человеческой истории. Религиозные движения и учения влияют на формирование культур, обществ и человеческой цивилизации в целом. Роль религии в современном мире трудно переоценить. Вспомним, например, о ее значении в современных событиях и конфликтах на Ближнем Востоке, на Балканах, в Африке, Южной Азии. Огромное значение имеет религия в России, стране со множеством религиозных традиций, и других постсоветских странах.

Что же это за таинственная сила – религия? Почему она сопровождает человека даже в цифровую эру? Чтобы найти ответы на эти вопросы мы обратимся к национальной религии Японии — синто, к ритуалам полузабытого африканского племени, к тайнам буддийского учения, к истории православных церквей и новых религиозных движений. Вы узнаете много нового из истории древних цивилизаций Египта и Шумера, будете разбирать тексты религиозных традиций, послушаете гимны зороастрийцев, изучите особенности святилищ древних греков, заглянете в христианские катакомбы, подивитесь красоте исламской архитектуры, оцените изощренность интеллектуальных построений католических ученых-богословов. Вы научитесь анализировать и оценивать информацию о религии, разбираться в причинах происходящих в мире событий. Или, говоря словами Бенедикта Спинозы, «не плакать, не смеяться, но понимать».

История Центра

В 1989 году РГГУ (тогда еще Московский государственный историко-архивный институт) одним из первых в России включил в число дисциплин, изучаемых на различных факультетах, курс истории мировых религий. Для чтения этого курса был приглашен историк Николай Витальевич Шабуров. В 1989-1990 годах отец Александр Мень прочитал в РГГУ цикл лекций, прервавшийся в связи с его трагической гибелью. Таким образом, студентам была предоставлена возможность узнать о существовании двух подходов к изучению религии — сугубо научного и конфессионального, взгляда извне и взгляда изнутри. Именно в это время были заложены основы будущей учебной концепции Центра: беспристрастность научного подхода и уважительное отношение к религии как части человеческой культуры.

В 1992 году был создан Центр по сравнительному изучению мировых религий, в рамках которого предусматривалось получение второго высшего образования по истории трех религий — иудаизма, христианства, ислама.

К 1996 году была открыта специализация «религиоведение» на кафедре Истории и теории культуры РГГУ.

Наконец, в 1997 году была создана самостоятельная учебная структура — Кафедра религиоведения, которую возглавил Н.В. Шабуров.

Формальное создание в 2000 году Учебно-научного Центра изучения религий (УН ЦИР) стало закономерным продолжением процесса становления институционального оформления религиоведения в РГГУ.

Концепция

Направление «Религиоведение», как и образование в РГГУ в целом, нацелено на личностно ориентированное образование и подготовку высококвалифицированных профессионалов.

Объединение образования и научных исследований является ключевым принципом концепции Центра. Работа Центра основана на сочетании специальных знаний, критического мышления и фундаментального гуманитарного образования.

Базовым принципом концепции является сочетание методов и задач разных дисциплин – истории, филологии (желательно – с изучением священных текстов в оригинале), социологии, психологии и культурной антропологии. В то же время, обучение в значительной степени направлено на современный мир и роль религий в нем и потому предполагает широкие знания актуальных процессов.

Концепция также основана на сочетании двух принципов: (а) беспристрастности в научной деятельности, ориентации на достижение объективного результата, не зависящего от ценностных установок исследователя, и, в то же время – (б) уважительном отношении ко всем религиозным традициям. Решительное сочетание этих двух принципов отличается как от богословско-апологетического подхода в конфессиональных учебных заведениях, так и от «разоблачительного» подхода в духе прежних и новых форм «научного атеизма». Эти принципы лежат в основе и обучения, и исследований, проводимых в Центре.

Документы

Положение о Центре изучения религий

Администрация

  • Николай Витальевич Шабуров — директор Учебно-научного Центра изучения религий.
  • Людмила Геннадьевна Жукова — заместитель директора Учебно-научного Центра изучения религий.
  • Денис Олегович​ Воронов​ — лаборант Учебно-научного Центра изучения религий.
  • Йахха Геннадьевна Дубовик — документовед Учебно-научного Центра изучения религий.
  • Елена Владимировна Шаповалова — специалист по учебно-методической работе Учебно-научного Центра изучения религий.

Ирина Стародубцева, аудитор-эксперт RosCo — Consulting & audit

Прошло то время, когда религиозные организации были лишены движимого и недвижимого имущества, поскольку церковь была отделена от государства (декрет советской власти от 20.01.1918 г.). Деятельность религиозных организаций осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 26.09.1997 г. №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее по тексту — Закон №125-ФЗ).

С приходом советской власти религиозные организации были лишены права иметь в собственности имущество (земельные участки, здания, приюты и т.д.) и никакими правами юридического лица они не обладали. Но ситуация изменилась кардинальным образом в связи с принятием Закона №125-ФЗ. А благодаря специальным нормам налогового законодательства, религиозные организации имеют ряд налоговых преференций (ст.149 НК РФ, ст.251 НК РФ, ст.381 НК РФ).

Правовое регулирование деятельности религиозных организаций

В настоящее время правовое положение религиозных объединений, в том числе особенности их гражданско-правового положения регулируется Законом №125-ФЗ.

В Законе №125-ФЗ используется понятие «религиозные объединения», которое включает в себя религиозные группы и религиозные организации (п.2.ст.6 Закона №125-ФЗ).

Религиозная группа представляет собой добровольное объединение граждан, созданное для совместного исповедания и распространения веры.

Важно!

Религиозная группа осуществляет деятельность без государственной регистрации и не является юридическим лицом (ст.7 Закона №125-ФЗ). Поэтому религиозная группа (в отличие от юридического лица) не может быть ликвидирована, судом может быть вынесено решение только о запрете ее деятельности.

А помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

Религиозная организация — это добровольное объединение граждан РФ (иных лиц постоянно проживающих на территории РФ), созданное для совместного исповедания и распространения веры (п.1 ст.8 Закона №125-ФЗ).

Важно!

В отличие от религиозной группы, религиозная организация имеет статус юридического лица и является собственником принадлежащего ей имущества, в том числе имущества, приобретенного (созданного) за счет собственных средств, а также пожертвованного религиозным организациям или приобретенного ими по иным предусмотренным законом основаниям (ст.8 Закона №125-ФЗ).

В Законе №125-ФЗ прописан запрет на создание религиозных объединений в органах государственной власти, других государственных органах, государственных учреждениях и органах местного самоуправления, воинских частях, государственных и муниципальных организациях.

Что требуется для регистрации религиозных организаций?

Виды деятельности религиозных организаций

Какие виды деятельности вправе осуществлять религиозные организации?

Все религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству РФ (п.1 ст.15 Закона №125-ФЗ).

Являясь некоммерческими организациями, религиозные организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность (п.2 ст.117 ГК РФ). Только при этом полученная прибыль не должна распределяться среди участников организации, а должна быть направлена на уставные цели и задачи религиозной организации.

Важно!

Религиозные организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность (для достижения целей, ради которых они созданы) и создавать собственные предприятия в порядке, устанавливаемом законодательством РФ (ст.23 Закона №125-ФЗ, ст.117 ГК РФ).

Перечень видов деятельности, которые вправе осуществлять религиозные организации:

  • основывать и содержать культовые здания и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания, паломничества (п.1 ст.16 Закона №125-ФЗ);

  • проводить религиозные обряды и церемонии в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов по просьбам находящихся в них граждан в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей (п.3 ст.16 Закона №125-ФЗ);

  • производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы и иные предметы религиозного назначения (п.1 ст.17 Закона №125-ФЗ);

  • учреждать организации, издающие богослужебную литературу и производящие предметы культового назначения (п.2 ст.17 Закона №125-ФЗ);

  • осуществлять благотворительную деятельность как непосредственно, так и путем учреждения благотворительных организаций (п.1 ст.18 Закона №125-ФЗ);

Например, создание приютов для детей-сирот, богаделен, столовых для бедных и бездомных, центров реабилитации лиц, страдающих от наркомании и алкоголизма.

  • с целью реализации уставных целей и задач создавать культурно-просветительские организации, образовательные и другие организации, а также учреждать средства массовой информации (п.2 ст.18 Закона №125-ФЗ);

  • создавать учреждения профессионального религиозного образования (духовные образовательные учреждения) для подготовки служителей и религиозного персонала (п.1 ст.19 Закона №125-ФЗ);

  • устанавливать и поддерживать международные связи и контакты, том числе в целях паломничества (п.1 ст.20 Закона №125-ФЗ);

  • приглашать иностранных граждан в целях занятия профессиональной, в том числе проповеднической, религиозной деятельностью (п.2 ст.20 Закона №125-ФЗ).

Важно!

Религиозные организации не вправе осуществлять политическую деятельность.

Статья актуальна на 25.04.2016

Учебное пособие. — М.: Аспект-Пресс, 1995. — 350 с. — Указ.: с. 344-349
ISBN/ISSN:5-7567-0007-2
Пособие знакомит с основами религиоведения как самостоятельной научной дисциплины. В нем рассматриваются основные подходы к ис-следованию религии, ее место в жизни человека, общества, дается обзор основных этапов формирования религий, как ставших достоянием истории, так и существующих ныне. Особое место уделяется роли религии в современном мире. Данное издание представляет собой авторскую работу, вошедшую в число победителей в открытом конкурсе, который проводится Государственным комитетом РФ по высшему образованию и Международным фондом Культурная инициатива.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение. Религия и наука о религии
Основные подходы к объяснению религии — теологический, философский, научный
Почему религия называется религией?
Религия как предмет научного исследования
Возникновение и развитие науки о религии
Сравнительно-исторические исследования
Вклад антропологии и этнологии
Социологический подход
Психологический анализ
Религия как историко-культурный феномен
Проблема многообразия и единства исторических форм религии: феноменологический и исторический способы ее изучения
Религии в истории общества Элементарные формы религиозной жизни
Религии первых цивилизаций — Египта, Месопотамии, Инда
Религии «классических» цивилизаций древнего мира: зороастризм, индуизм, конфуцианство и даосизм, религии греков и римлян, иудаизм
Мировые религии — буддизм, христианство, ислам
Критика религии. Атеизм как исторический феномен
Тексты: К. Ясперс, Б. Рыбаков, С. Токарев, А. Оппенхайм, Н. Фюстель де Куланж
Религия как социальный феномен
Определение религии
Религия и общество. Социальные функции религии
Типы «человека религиозного» и типология религиозных организаций
Психология религии
Что такое религия с точки зрения психологии?
Личностно значимые компоненты религии: религиозная вера, религиозный опыт, религиозное поведение
Религиозная личность; влияние религиозности на поведение
Психологические последствия вовлеченноексти индивида в религиозную общину
Секуляризация
Секуляризация как исторический феномен. Свобода совести
Теория секуляризации
Проявления и последствия секуляризации в современном обществе
Религия в современном мире
Усиливается или падает влияние религии?
Религия и политика
Религия и наука
Современная мифология
Свобода совести

С одной стороны, в Москве получить религиоведческое образование как первое высшее можно в нескольких вузах, прежде всего в МГУ и в РГГУ. С другой — религиовед не такая профессия, ради которой имеет смысл сотням людей штурмовать бастионы. Это очень сложная и даже опасная профессия, вызывающая у представителей нашего общества определенные вопросы. В такой ситуации десять бюджетных мест — это оптимальный вариант.

— А кто сегодня вообще поступает на философский факультет и, в частности, на отделение религиоведения? Каков он, современный студент гуманитарных факультетов МГУ?

— Первокурсники становятся все моложе. Много шестнадцати-семнадцатилетних. В советское время на философский факультет шли в основном состоявшиеся люди с профессиональным и жизненным опытом, которые хотели познать себя, обрести богатство философского знания, постичь глубину религиозных традиций. То есть это был ответственный выбор взрослых людей.

Сегодня абитуриенты могут подавать к нам документы одновременно на историю, философию, религиоведение и социологию. И дальше возникает вопрос, куда они пройдут по баллам. Например, дополнительное испытание для тех, кто хочет пойти учиться на отделение религиоведения, — история. А на философии — обществознание. Соответственно, люди, которые выбирают обществознание, пока никак не могут поступать на религиоведение. А религиоведы конкурируют, скорее, с историками, чем с другими абитуриентами философского факультета.

Более того, представление о гуманитарном образовании и его перспективах у абитуриентов и их родителей сегодня тоже не вполне отчетливое. Непонятно, кем по окончанию вуза будет работать религиовед или философ. Хотя наши выпускники, как показывает опыт, могут работать кем угодно и где угодно.

— Вы сказали, что религиовед — опасная профессия. Почему?

— Опасная в хорошем смысле слова — как опасна всякая сложная, трудная и неоднозначная профессия. Религиовед имеет дело, наверное, с самым сложным и возвышенным феноменом всей человеческой культуры, а именно с религией и религиозными традициями. И в силу своей профессиональной специализации он должен ставить под сомнение мировоззренческий выбор человека, задавая ему вопрос «почему?»

Например, приходит религиовед или социолог религии к респонденту и задает вопрос: почему вы верите в Бога? И человек, который, быть может, никогда в жизни об этом не задумывался, либо испытает радость от того, что он должен поделиться своим мнением с чужим человеком, либо этот вопрос вызовет у него агрессивную реакцию.

Еще одна опасность профессии — религиоведение очень содержательно нагруженная дисциплина. В каком-то смысле религиовед должен быть и философом, и историком, и социологом, то есть должен быть этаким Леонардо да Винчи. Это не многим по плечу.

— Что изучает религиоведение?

— Это наука, которая изучает религию как понятие и концепцию. Это и конкретные религиозные традиции в их истории и современном состоянии, и отдельные религиозные феномены, включая так называемые квазирелигиозные. Последние могут быть религией, а могут ей и не являться — в зависимости от точки зрения исследователя, но ими наполнен сегодняшний сложный мир.

Предмет изучения религиоведа — все религиозное, все аспекты веры и мировоззрения. Есть и определенная профессиональная специфика, когда, наблюдая за игрой детей на детской площадке, автоматически видишь в ней некое отправление религиозного культа или что-то, напоминающее культ. Но такая деформация свойственна любому человеку, глубоко погруженному в свою профессию, это часто становится предметом для шуток и профессионального юмора.

— Религиоведение иногда сравнивают с богословием. В чем разница между ними и в чем они схожи?

— Богословие — это система знаний, которые чрезвычайно трудно эмпирически подтвердить. Вряд ли кто-то будет ждать от богослова на государственном аттестационном экзамене чуда или доказательства бытия Бога. Фактически богослов, или теолог — фигура, которая частично интегрирована в религиозную общину и говорит о религии изнутри своей религиозной традиции. С другой стороны — богослов пытается выстроить свое знание как научную дисциплину.

Религиовед же не нуждается в апелляции к религиозной традиции, сверхъестественным существам, Писанию и догматике. Это человек, который, пользуясь наработками религиоведения и других научных дисциплин, пытается изучать вполне конкретные вещи, имеющие отношение к религии, — и представления людей, и религиозные тексты, и сложную и неоднозначную жизнь религиозных организаций, а также те или иные состояния, которые люди интерпретируют в религиозном ключе.

Поэтому богослов неотделим от религиозной традиции, а религиовед свободен в своем выборе, он может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.

— А в каких сферах сегодня востребованы религиоведы?

— Я приведу три примера. Первый — государство и общество нуждаются в специалистах по взаимодействию религиозных организаций, с одной стороны, и государства или общества — с другой. Они нужны и органам власти, и профессиональным ассоциациям при государстве, чаще имеющим юридический характер.

Второе — в них нуждаются люди, желающие культурно развиваться и знать нечто об окружающем нас мире, в том числе какие есть религии, как они развиты и что с ними происходит сегодня. Если такой человек хочет узнать о Яблочном Спасе, таинстве исповеди или жизни, смерти и воскресении Иисуса Христа, он может пойти в церковь или духовную семинарию и задать там свои вопросы. Но если он интересуется «дальними», умершими или редкими религиями, например, религией вуду, ему придется обратиться либо к историкам, либо к религиоведам, но никак не к тому же православному священнику, который в области религии вуду некомпетентен.

Третий пример. Существуют дисциплины, которые не дают нам ничего прагматически конкретного, например роста ВВП. Религиоведение также относится к комплексу подобных дисциплин, поскольку оно увеличивает сумму человеческих знаний о человеческой же культуре.

Научное изучение религии углубляет понимание человеком самого себя. В каком-то смысле это экзистенциальная потребность. Конечно, это и необходимый минимум рациональности, связанной с безопасностью в сфере религиозного выбора. Человек не может понять, с чем он имеет дело, пока хотя бы минимально не изучит предмет.

— Может ли религиоведение способствовать налаживанию межконфессиональных взаимоотношений, а также укреплять межэтнический мир в государстве?

— Безусловно, поскольку люди, сконцентрированные на своей собственной религиозной традиции, часто имеют абсолютно мифические и неправдоподобные представления о «соседней» религиозной традиции. Христиане думают странные вещи о мусульманах, у мусульман существует иногда не вполне понятное, ложное представление о христианах; в рамках христианства православие, католицизм и различные варианты протестантизма также с трудом могут договориться между собой, прежде всего потому, что они настроены на защиту своих представлений и на отрицание чуждой им религиозно-культурной специфики. И здесь религиовед может выступить в качестве идеального посредника.

У корректно ведущего себя ученого нет, точнее, не проявляется мировоззренческих предпочтений, которые чрезвычайно сложно не проявлять, скажем, теологу той или иной конфессии. А в силу своей подготовки религиовед в состоянии корректировать, координировать и помогать разным конфессиям вести друг с другом диалог, добиваясь межрелигиозного согласия.

— Известно, что религиоведение, как наука, появилось сначала в Европе. Как оно прижилось на российской почве?

— Мировому религиоведению примерно полтора века. В России это слово впервые, судя по всему, употребил граф Лев Николаевич Толстой в разговоре с одним из своих конфидентов. Это было в 1908 году. Можно сказать, что в российском религиоведении было три основных этапа — дореволюционный, советский и современный. И для каждого характерен свой взгляд на то, что такое религиоведение, как его необходимо развивать и что с ним происходит.

До революции были попытки создать кафедры истории религии. Одна из них появилась на факультете общественных наук МГУ в 1919 году. Мало кто знает, что знаменитый философ Ильин, который потом, в начале 1920-х годов, уехал за рубеж на философском пароходе в связи с известными политическими событиями, вел на ней курс «Введение в историю религий».

В советское время религиоведение превратилось в дисциплину, направленную на изучение религиозных представлений, прежде всего сельского населения, а до 1950-х годов — и на ликвидацию религий. Однако потом, когда стало понятно, что ликвидировать их не так-то просто, советские религиоведы стали еще более внимательно исследовать религиозные традиции. Именно тогда появились известные по сей день кафедры религиоведения.

Первая из них — кафедра истории и теории атеизма и религии философского факультета Московского университета, которая возникла в сентябре 1959 года и успешно существует до сих пор; сегодня это кафедра философии религии и религиоведения. Потом появились аналогичные кафедры в Киеве и Санкт-Петербурге. Сегодня по всей России существует более тридцати кафедр религиоведения.

— Чем отличается российская школа от европейской?

— У современного российского религиоведения есть два главных лейтмотива, которые отличают его от западного. Первый — это необходимость вобрать в себя достижения мирового религиоведения, в котором никакого перерыва на советский период не было и развивалось оно достаточно линейно, и адаптировать их к философским и социологическим находкам советской школы.

В СССР, а теперь в Российской Федерации, а также в ряде стран Восточной Европы религиоведение представлено как одна из дисциплин философского цикла. Кстати, эта ситуация довольно редка, поскольку во всем мире религиоведение — либо историческая, либо филологическая дисциплина. Мы же в качестве базовой поддерживаем преимущественно философскую и отчасти социологическую традицию изучения религий.

Второй лейтмотив отечественного религиоведения — это попытки найти свое социальное применение. Религиоведы то бросаются в изучение новых религиозных движений, которые всегда актуальны, потому что являются беспокоящим общественность элементом религиозного дискурса и религиозной же практики. То пытаются выстраивать государственно-конфессиональную политику РФ или консолидировать свои усилия с разными религиозными организациями, изучать и развивать духовно-патриотическое наследие народов России. Но фактически религиоведение в стране сегодня не ищет свой предмет и свой метод, а находится в процессе приумножения своей аудитории.

На Западе таких проблем нет. В образовательном смысле религиоведение существует с 1873 года — с момента создания первой кафедры религиоведения в Женеве — и развивается оно достаточно спокойно. Ему нет нужды в постоянном самоопределении и определении своей аудитории: почти все понимают, чем религиоведение отличается от богословия. В России же ситуация более хаотичная, но в ней больше исследовательских и научных возможностей.

— Что изучают на отделении религиоведения в МГУ?

— У нас два основных направления исследований. Первое — это все то, что можно отнести к философско-религиоведческому, теоретическому комплексу. Это и разные гипотезы становления религии в культуре и цивилизации, и то, как изменяются религии в современном мире, и возникновение интересных переходных форм — «квазирелигий», иронических религий, fiction religions (выдуманных религий) — всего того, что интересно молодежи и общественности. Здесь есть и серьезное переосмысление основных религиозных понятий, и базового религиоведческого словаря и программ.

А второй момент — это изучение конкретных религиозных традиций.

— В 2010 году в школах, сначала в качестве эксперимента, а потом и на постоянной основе ввели предмет «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ). Не проще ли было вместо разных модулей этого предмета ввести курс религиоведения?

— Здесь вопрос в том, для какой возрастной группы можно вводить этот предмет. Согласно принятому решению, ОРКСЭ читается ученикам 4-5 классов. Я не уверен, что 11-12 летним детям необходимо рассказывать про богатство мировых религиозных традиций. Дети сразу начнут спрашивать, а почему мы верим в это, а не в это, а во что надо или правильно верить? Тут нет посыла. Мы можем объяснить, зачем нужна математика, зачем нужна культурология. Но мы не сможем объяснить ребенку, зачем нужно религиоведение.

Конечно, можно сказать: для того, чтобы понимать своего неверующего или инаковерующего соседа по парте, но это довольно сложно выстраиваемый смысл для 11-12 летних детей. Если бы предмет «Религии мира», как это было еще несколько лет назад, когда его экспериментально вводили в 10-11 классах, снова ввели в старших классах, это было бы идеально. Потому что в этом возрасте человек начинает задаваться экзистенциальными вопросами, и ему было бы интересно узнать о разных религиозных традициях. В таком возрасте возникает представление о толерантности и, если не о равенстве, то о равновозможности разных религиозных традиций. А в четвертом классе это рассказывать бессмысленно.

— То есть вы считаете, что школьникам 4-5 классов необходимы именно ОРКСЭ?

— Я считаю, что это лучше, чем если бы мы стали читать им введение в общее религиоведение. Другое дело, что сам предмет ОРКСЭ — он теологический, а не научный. А учитывая сообщения с мест, особенно из регионов, кто и как его читает, не исключено, что лет через десять мы будем иметь очередную волну новых религиозных движений. Люди могут не захотеть верить в то, что им в 12 лет криво и неправильно рассказали неспециалисты и начать искать другие направления.

Но, как религиовед, я уже сегодня могу это прогнозировать, потому что этим школьникам что-то наподобие «Библии для детей» рассказывают не священники, а учителя, далекие от религиоведения и воспринимающие этот предмет как дополнительную нагрузку. Они вынуждены его преподавать, хотя мало что в нем понимают. Это немного странно, на мой взгляд. Конечно, имело бы смысл пригласить преподавать этот предмет религиоведов, но позиция школ такова, что учить в средних учебных заведениях могут только люди с педагогическим образованием, которого, к сожалению, у религиоведов нет.

— Не так давно при Московском инженерно-физическом институте (МИФИ) была открыта кафедра теологии. Насколько это правомерно в светском вузе и насколько вообще корректно сочетание светского и духовного в высшем учебном заведении?

— Это проект введения теологии связан с задачами укрепления национальной идентичности и усиления патриотического воспитания. С одной стороны, мне не кажется, что у нас возникает серьезная клерикализация образования. С другой стороны, я бы сказал, что государственная власть и профильные министерства не вполне понимают ту опасность, которую может представлять линейное наложение православной догматики на ум подростка или молодого человека, закаленного боями с троллями в интернете. Недаром большинство верующих в нашей стране — это люди зрелого и пожилого возраста.

Введение теологии в вузы как средство воцерковить молодежь — не самый лучший сценарий и стратегия. Есть опасность, что теология станет для них еще одним скучным предметом наподобие «Основ безопасности жизнедеятельности» или «Защиты населения в чрезвычайных ситуациях», которые нужно отсидеть, а потом — забыть. Вполне возможно, что искренне верующий студент, послушав человека, преподающего у него теологию, может перестать быть искренне верующим.

А вот если он встретит религиоведа, то этого не произойдет, поскольку религиовед не затрагивает основ мировоззренческого выбора человека. Он не доказывает, не убеждает и не проповедует. Он просто рассказывает, передает определенное знание. Религиоведение — это информирующая специальность, тогда как теология — убеждающая. Мне кажется, что намного практичнее и целесообразнее было бы ввести в МИФИ курс религиоведения. Вообще, такие курсы не помешали бы ни одному вузу и ни одной специальности в качестве дополнительного гуманитарного курса.