Религия и толерантность

Вестник экономики, права и социологии, 2014, № 3

Социология

УДК 316.4

Толерантность в православии как фактор стабилизации социальных отношений в многонациональном и многоконфессиональном обществе

Соловьев М.М.

Аспирант Центра перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан, социолог ГАУ социального обслуживания «Республиканский информационно-методический центр социальной помощи семье и детям «Гаилэ» (Казань)

В материале на основе первоисточников, высказываний духовных основоположников, прихожан и лидеров православия рассматривается сущность и предназначение толерантности в укреплении, расширении и углублении стабильности многонационального и многоконфессионального общества.

Ключевые слова: религия, христианство, православие, толерантность, Библия, Евангелие.

В современном обществе развитие идей толерантных отношений является одним из центральных и приоритетных. Без толерантности невозможно формирование устойчивых, гармоничных межкультурных и межэтнических отношений. Это особенно важно для нашей страны, которая является многонациональной и поликонфессиональной. Также несомненно, что идеи толерантности вообще и религиозной толерантности, в частности, являются необходимым условием для развития демократического общества.

Отечественный исследователь Т.А. Чемикосова отмечает, что «толерантность — не пассивное, неестественное покорение мнению, взглядам и действиям других; не покорное терпение, а активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости во имя взаимопонимания между этносами, социальными группами, во имя позитивного взаимодействия с людьми иной культурной, национальной, религиозной или социальной среды» . Другой современный ученый Л.М. Дроби-жева пишет, что толерантность — это «готовность принять других какими они есть и взаимодействовать с ними на основе согласия» . То есть толерантность предполагает осознание культуры другого человека и дружественное, уважительное общение с ним.

16 ноября 1995 г. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры

(ЮНЕСКО) утверждает «Декларацию принципов толерантности». В этом документе толерантность определяется как «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности… Толерантность… это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность» . Данное определение созвучно вышеизложенным определениям понятия «толерантность». Также здесь подчеркивается этический аспект толерантности, который предполагает внутренний волевой акт личности в сторону добра и мира. Только с помощью толерантности, как абсолютной добродетели, можно заменить агрессию, войну в разных ее проявлениях на культуру мира. При этом толерантность не означает терпимого отношения к различного рода несправедливостям.

Человек является носителем определенной культуры. Основой его жизнедеятельности служат жизненные смыслы и ценности. С нашей точки зрения, одни из важных жизненных смыслов и ценностей определяются религией человека. Толерантность в религиозных системах — это основной фактор укрепления общественных отношений.

Ни в одной традиционной религии, ни в исламе, ни в христианстве и других нет призывов к агрессии и нетерпимости. Некоторые не делают различий между действительно религиозными людьми,

Вестник экономики, права и социологии, 2014: № 3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Социология

и людьми, только прикрывающимися религиозностью, поэтому в связи с этим складывается несправедливое, негативное отношение к самой религии. Например, Т.А. Чемикосова, говоря о современной России, отмечает, что религия используется националистическими и экстремистскими группировками в своих утилитарных целях для разжигания различных этнических и религиозных распрей . Мы полностью согласимся с отечественным социологом И.С. Мавляутдиновым, который пишет, что «в истории человечества многочисленные конфликты разжигались на основе религиозных и этнокультурных различий. Следует, однако, отметить, что именно «разжигались», в самих национальных культурах и во всех религиозных конфессиях заложено стремление к толерантности как этнотолерантности и веротерпимости» .

Как и все мировые религии, православие проповедует уважение к другим, призывает к дружбе и любви. Главным принципом отношения к другому человеку в христианстве является любовь. Эта религия призывает любить не только своих друзей и родственников, но и своих врагов. В Евангелии от Матфея говорится: «… Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас.» (Матф. 5: 44) .

Представление о толерантности неотделимо от представлений о достоинствах, правах и свободе человека. Это прописано в декларации ЮНЕСКО в ст. 1, п. 1.2 . Согласно христианскому учению, природа человека не только сотворена Богом, но, в отличие от всех других живых существ, наделена Им свойствами по Его образу и подобию (Быт. 1:26, 27). «Только на этом основании можно утверждать, что человеческая природа обладает неотъемлемым достоинством», — говорится в документе «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятом Архиерейским Собором в 2008 г. . В своем достоинстве все люди равны. Бог «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5:45). Высокопочитаемый православной церковью Святитель Григорий Богослов также отмечает идею равенства всех людей, когда пишет о том, что Бог предоставил каждому человеку все блага земли, все ее изобилие, пользование которыми никто и никаким законом не может ограничить . Далее Григорий Богослов связывает такое дарованное Богом богатство и равенство с достоинством каждого человека. Он пишет, что таким богатством Бог наделил всех людей для того, чтобы показать «одинаковое достоинство нашей природы» .

По учению христианства, человек также наделен и свободой. В «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах чело-

века» читаем: «Свобода есть одно из проявлений образа Божия в человеческой природе. На этом основании в своей пастырской и духовнической практике Церковь бережно относится к внутреннему миру человека и его свободе выбора. Подчинение воли человека с помощью манипуляций или насилия некоему внешнему авторитету рассматривается как нарушение порядка, установленного Богом» . Православная Церковь также поддерживает свободу совести, свободу слова и свободу творчества.

Церковь ценит право каждого человека на жизнь, на образование, ценит гражданские, политические, социально-экономические права и прочее. При этом важно отметить, что достоинство, права и свободы человека христианство тесно связывает с нравственностью. Реализация их человеком должна содействовать благу, миру и процветанию человечества. Если права, свободы и достоинства противоречат закону Божьему, привносят раздоры, насилие и другие виды зла в общественную жизнь, то церковь не считает их подлинными в собственном смысле слова.

Вспомним слова Родиона Раскольникова из романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», который размышлял о том, есть ли у него право на то, чтобы совершить убийство: «Тварь ли я дрожащая или право имею?». Так вот, у человека нет прав на нарушение заповедей Божьих, которые, как известно, соответствуют общечеловеческим представлениям о нравственности. То же касается относительно свободы и достоинства человека. Они должны соответствовать нравственным нормам, заложенным Богом в природу каждого человека, и служить человеческому благу.

В современном обществе, в эпоху возрождения религиозности одной из важных проблем являются проблемы межрелигиозного общения, религиозной толерантности.

Рассматривая отношение православной церкви к другим конфессиям, следует иметь ввиду, что, как и любая религия, христианство, в частности православие, считает свое вероучение более истинным, чем иные вероучения. Это является вполне понятным и естественным. Поэтому христиане призваны проповедовать свое учение по всей земле, всем народам. При этом они не считают, что другие религии являются полностью ложными. Они признают, что доля истины присутствует и в других религиях. Апостол Павел в своих письмах пишет: «.Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую.» (Римл. 2: 14-15). При проповеди евангелия Апостол Павел отмечал достижения верующих иных религий. Например, когда он проповедовал эллинам, то он их хвалил за искреннюю веру в Бога. «И, став Па-

Вестник экономики, права и социологии, 2014: № 3

вел среди ареопага, сказал: Афиняне! По всему вижу я, что вы … особенно набожны» (Деян. 17: 22). При этом Апостол отмечал, что афиняне почитают наряду с другими богами и Бога, которого почитает и сам он — апостол Павел. «Проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «неведомому Богу». Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам…» (Деян. 17: 23).

Когда в семье муж и жена принадлежат к разным вероисповеданиям или кто-то из них верующий, а другой — нет, то это не повод для ссор и развода. В Библии говорится: «… Если какой брат имеет жену неверующую и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; И жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его; Ибо неверующий муж освящается женою (верующею) и жена неверующая освящается мужем (верующим)» (1-е Кор. 7: 12-14). Но если неверующий хочет расторгнуть брак, то верующий не должен препятствовать этому. В этом случае Апостол Павел призывает к свободе и миру (1-е Кор. 7: 15).

В качестве примера отношения православных христиан к другим религиям приведем цитаты из интервью, взятого нами у 10 жителей Республики Татарстан. Все опрошенные толерантно относятся к другим религиям. Вот некоторые высказывания. Надежда Хряпкина, прихожанка Никольского собора (25 лет, Казань) на вопрос: «Как Вы относитесь к другим религиям и к их представителям (как к христианам: протестантам, католикам, так и к иным: иудеям, мусульманам, буддистам и др.)?» ответила: «Я нормально отношусь к другим религиям, считаю, что здесь главное — веротерпимость и толерантность. Никаких негативных чувств и эмоций у меня нет к людям других вероисповеданий. К тому же, с православной точки зрения, мы должны любить окружающих, не смотря ни на что». Другая православная христианка Светлана Крести-нина (26 лет, Зеленодольск) говорит: «Ко всем религиям отношусь с уважением, какими бы ни были конфессии, но люди религиозные всегда вызывают восхищение и уважение: они более терпеливы к окружающим, более образованны, они душевные и добрые». А вот что отвечает Владислав Юферов, председатель Казанского епархиального общества «Трезвение» св. пр. Иоанна Кронштадтского Казанской епархии Русской Православной Церкви (РПЦ) (Московский Патриархат) на наш вопрос «Как Вы относитесь к другим религиям.?»: «Ответ — положительно! Все люди от Бога и от одного Адама! И подчеркиваю: я очень уважительно отношусь ко всем мировым религиям — христианству (православные, католики, протестанты, англикане), исламу, буддизму, иудаизму, отчасти к индуизму (но он не является единой религией, это — огромные разветвления, порою от буддизма). И со многими был всегда в миротворческих отношениях. А вот к сектам

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Социология

и деструктивным организациям под видом религий — очень настороженно, и если начинают открыто заниматься прозелитством и зомбированием — отрицательно. Но понятие и трактовки обозначения ”секты” весьма расплывчаты, поэтому здесь надо проявлять осторожность и грамотно определять, кто и как догматически относит те или иные направления к сопоставимости с религиозными течениями, например, тот же «ваххабизм»- секта или что-то другое?».

В России наиболее значительную роль играют две религии,- это христианство в его православном виде и ислам, поэтому важно рассмотреть отношение православия непосредственно к исламу. Христианство относится к исламу как к дружественной религии. При всех богословских различиях православия и ислама в этих религиозных системах много общего. Некоторыми представителями РПЦ отмечается, что христиане и мусульмане верят в одного и того же Бога. В беседе с мусульманами протоиерей Олег Стеняев заявил: «Мы — православные не считаем, что мусульмане поклоняются какому-то другому Богу… С нашей точки зрения, Бог один, и если Вы почитаете Бога, как Творца вселенной — Вы имеете общение с тем же Богом, с каким имеем общение мы» . На православном телеканале в передаче «Церковь и мир» от 11 сентября 2010 г. митрополит Илларион (Алфеев) — председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата говорит: «И христиане, и мусульмане верят в единого Бога. Мы верим в одного и того же Бога» .

Православные и мусульмане тесно сотрудничают друг с другом. В положении о Межрелигиозном Совете России (МСР), куда входят мусульмане, христиане и представители других традиционных религий России, прописано, что «. православные и мусульмане принимают друг друга такими, какие они есть» . Ими «вырабатывается совместная позиция по гуманитарным, социальным и законодательным аспектам» . Ярким примером дружбы двух религий является межконфессиональное общение православия и ислама в Республике Татарстан . Мусульмане и христиане объединяются для обсуждения различных социальных проблем, научных открытий, совместно борются за морально-нравственное оздоровление и благополучие общества.

Отношение церкви к государству также основано на мире и любви. В послании к римлянам Апостол Павел говорит: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению.» (Римл. 13:1-2). «Апостолы учили христиан повиноваться властям независимо от их отношения к Церкви» . Даже «.гонимая Церковь призвана с терпением переносить гонения, не отказывая госу-

Вестник экономики, права и социологии, 2014, № 3

Социология

дарству, преследующему ее, в лояльности…» . Конечно же, эта покорность правительству имеет свои границы. Когда власть принуждает верующих отступать от заповедей Христа, принуждает к совершению греха, то в таком случае «Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху» .

Апостол Павел призывает христиан совершать молитвы за всех людей и любое правительство, чтобы достичь мирных отношений со всеми. «Итак, прежде всего, прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте; Ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу.» (1-е Тим. 2: 1-3).

Таким образом, в православии заложены мирные и дружественные отношения как непосредственно к человеку, так и к любому социальному институту. Такая функциональная особенность Русской православной Церкви является определяющим фактором в стабилизации современных социальных отношений в многонациональном и поликонфессиональном обществе.

Литература:

1.Чемикосова Т.А. Трансформация религии как социального института в постсоветской России: дис. … канд. соц. наук. — Казань, 2007. — 261 с.

2.Гильманов А.З., Мавляутдинов И.С. Ислам в Республике Татарстан: практика межконфессионального мира и консолидации общества. -Набережные Челны: Кам. гос. инж.-экон. акад., 2010. — 170 с.

3.Декларация принципов толерантности. —

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

tolerance/index.htm, свободный (Дата обращения: 26.08.2013).

4.Мавляутдинов И.С. Толерантность в исламе и межнациональное согласие как фактор становле-

ния гражданского общества России. — URL: http:// www.ssa-rss.ru/files/File/congress2012/part31.pdf, свободный (Дата обращения: 8.08.2013).

5.Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. Б.г. Б.и., 926 с. и 292 с.

6.Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека // Русская Православная Церковь. Официальный сайт Московского Патриархата. — URL: http://www. patriarchia.ru/db/text/428616.html, свободный (Дата обращения: 9.09.2013).

7.Святитель Григорий Богослов, Архиепископ Константинопольский. Слово 14, о любви к бедным / Святитель Григорий Богослов, Архиепископ Константинопольский. Творения: В 2 т.

-Т. 1: Слова. Прил.: Свящ. Н. Виноградов. Догматическое учение св. Григория Богослова. — М.: Сибирская Благозвонница, 2007. — 896 с.

8.Беседа протоиерея Олега Стеняева с мусульманами (С 18 минуты 16-ой секунды и далее).

9.Церковь и мир. Религиозный экстремизм. (С 19 мин. 9-ой сек. и далее) — URL: http://www. youtube.com/watch?v=d3NYMwNxydU, свободный (Дата обращения: 16.09.2013)

10.Ислам и христианство: проблемы диалога. // Континент. — 2004. — № 1. Париж-Москва. -С. 267-290.

11.Ефлова М.Ю., Минзарипов Р.Г. Православие и православные в Республике Татарстан: социологический портрет // Ученые записки Казанского Университета. — 2012. — Т. 154, серия гуманитарные науки. — Кн. 6. — С. 87-93.

12.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Русская православная церковь. Официальный сайт Московского патриархата.

-URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422, свободный (Дата обращения: 21.08.2013).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

M.M. Soloviev

The center of perspective economic researches of Academy of sciences RT

Сосуществование разных верований, культур в одном государстве при межконфессиональном и межэтническом понимании должно стать жизненным принципом сегодняшнего поколения молодых людей. Основным принципом для достижения межконфессионального и межэтнического понимания должно стать воспитание толерантности в молодёжной среде.

Нетерпимость – проблема общечеловеческая, присущая многим обществам. В первую очередь нетерпимость проявляется в семье, в школе. Поэтому необходимо выявлять проявления нетерпимости на любом уровне с целью предотвращения трансформации нетерпимости в полыхающий конфликт.

Понятие толерантности формировалось на протяжении многих веков, и этот процесс продолжается до сих пор. Накапливая разносторонние значения, термин «толерантность» стремится соответствовать действительности, в которой многообразные проявления нетерпимости требуют новых средств преодоления.

Толерантность – уважение, правильное понимание многообразия культур мира. Толерантность – гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но политическое и правовое желание. Толерантность – прежде всего, активное отношение, которое формируется на основе признания универсальных прав и основных свобод человека, уважения прав человека, она не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям.

Религиозная толерантность является основой обеспечения внутренней стабильности и интеграции общества. Религиозная толерантность – это толерантное отношение адептов одной религиозно-конфессиональной общности к адептам других религиозно-конфессиональных общностей. Каждая религиозно-конфессиональная общность следует своим религиозным убеждениям и признает право других.

Религия испокон веков была и остаётся фактором, объединяющим или раскалывающим общества. Религиозная нетерпимость даже в современных обществах становилась причиной братоубийственных войн и бедствий. Неприятие и нетерпимость к религиозным чувствам и ценностям иноверцев приводили к кровопролитным войнам, расколу государств и наций.

Вопрос религиозной толерантности крайне важен для обеспечения безопасности современных обществ. Религиозная толерантность является основой обеспечения внутренней стабильности и интеграции обществ, удерживающей их от потрясений, пресекающей раскол наций и государств и, наконец, нейтрализующей политические цели внешнего религиозного воздействия (миссионерство, внедрение и распространение сектантских движений). В условиях отсутствия религиозной терпимости религиозно-конфессиональное многообразие общества может спровоцировать конфликты.

Религиозная толерантность — явление многоаспектное и содержательное. Поэтому не случайно, что это понятие имеет различные интерпретации и восприятия. Их можно разделить на два основных вида — позитивный и негативный:

  • в позитивном восприятии религиозная толерантность предполагает знание, приятие и уважение религиозно-конфессиональных ценностей и идей иноверцев.
  • в негативном восприятии религиозная толерантность предполагает безразличие к религиозно-конфессиональным взглядам и системе ценностей других, в результате чего обеспечивается отсутствие вражды и столкновений на религиозной почве.

В обоих случаях, независимо от того, на чем основана религиозная толерантность в отношении иноверцев — на уважении или безразличии, она обеспечивает общественную стабильность и сосуществование различных религиозно-конфессиональных групп.

Тем не менее, из двух вышеотмеченных видов религиозной терпимости предпочтителен первый — приятие и уважение религиозно-конфессиональных ценностей других, поскольку безразличие, зачастую обусловленное незнанием, рано или поздно может привести к проявлениям нетерпимости.

Зачастую причиной нетерпимости становится незнание. Не зная ценностей и идей других, человек может относиться к ним с пренебрежением и безразличием, что может привести к нетерпимости. Тогда как знание ценностей и взглядов других создаёт ощутимую положительную настроенность по отношению к ним. Это актуально при воспитании молодого поколения.

Религиозная толерантность бывает нескольких видов, в зависимости от объекта (в данном случае, человеческое общество), в отношении которого она проявляется:

  1. толерантность в отношении к иноверцам (христианин-мусульманин, мусульманин-буддист, христианин-буддист и т.д.).
  2. толерантность в отношении к представителям других конфессий (католик-протестант, протестант-адепт православной церкви (в христианстве), суннит-шиит (в исламе) и т.д.).
  3. толерантность к сектантским движениям (а также толерантность сектантских движений друг к другу).
  4. толерантность между верующими и неверующими (верующий-атеист).

Механизмы обеспечения религиозной терпимости, в зависимости от двух вышеупомянутых подходов к восприятию её содержания (негативный и позитивный), также можно разделить на две группы:

  • негативные механизмы, предполагающие безразличие к религиозно-конфессиональным идеям и системе ценностей иноверцев.
  • позитивные механизмы, предполагающие знание, приятие и уважение религиозно-конфессиональных идей и системы ценностей иноверцев.

Из негативных механизмов можно выделить в основном два: атеизм и секуляризацию.

  1. Атеизм, хоть и предполагает нетерпимость ко всем религиозным течениям и конфессиям, в то же время предполагает взаимную толерантность между адептами различных религии и конфессий, основанную на принципе отрицания религии вообще.
  2. Роль секуляризации как фактора, способствующего повышению уровня религиозной толерантности, ярко выражена в современных западных обществах.

Позитивные механизмы нацелены на внедрение и обеспечение в обществах религиозной толерантности путём взаимного познания различных религиозно-конфессиональных групп, взаимовосприятия и взаимоуважения систем ценностей. В этом контексте важное значение имеет подчёркивание общностей между различными религиозно-конфессиональными группами структурами, формирующими общественное сознание и культуру (школа, СМИ и пр.), что становится основой не только для религиозной толерантности, но и для общественной солидарности и консолидации.

Подчёркивание общностей имеет место в религиозной, национальной и государственно-гражданской плоскостях. В религиозной плоскости подчёркивание общностей предполагает несколько аспектов:

  • все религии имеют идеологические и системно-ценностные общности. Что касается различий, то они являются хорошими предпосылками для взаимодополнения религий. Следовательно, различие религий создаёт серьёзные предпосылки для взаимодополнения и обогащения различных религиозно-конфессиональных групп общества в иделогическо-системно-ценностном плане. Наконец, различия не предполагают в обязательном порядке несовместимость. Различия и несовместимость — абсолютно разные явления и понятия. А различные религии и конфессии могут быть вполне совместимыми, сосуществовать мирно и эффективно.
  • идеи религиозной толерантности положены также в учениях религий и конфессий. Несмотря на то, что монополию на истину каждая религия приписывает себе, в то же время содержит также элементы толерантности и уважения к идеологической системе и системе ценностей других.
  • общность между различными конфессиями в рамках одной и той же религии заключается в самой религии и вере.

В национальной плоскости подчёркивание общностей различных религиозно-конфессиональных пластов акцентирует не религиозно-конфессиональную, а этническую принадлежность.

В государственно-гражданской плоскости подчёркивание общностей между различными религиозно-конфессиональными группами выдвигается на первый план в тех случаях, когда эти группы в то же время принадлежат к разным нациям.

Воспитание толерантности имеет огромное профилактическое значение в осуществлении деятельности по защите молодёжи от негативных проявлений в религиозной сфере и является эффективным средством предупреждения нетерпимости. Воспитание толерантности начинается с обучения людей тому, в чем заключаются их общие права и свободы, т.е. с обеспечения осуществления этих прав. Необходимо учить молодёжь помнить не только свои права, но и обязанности.

Протоиерей Владислав Цыпин. Фото: Авдей Правдолюбов / Православие.RuПротоиерей Владислав Цыпин. Фото: Авдей Правдолюбов / Православие.Ru

Среди самых повторяемых, кстати и некстати, паролей нашего времени – пресловутая «толерантность», или, по-русски, «терпимость». В прошлом это слово употреблялось либо в сочетании со словом «дом», либо в трансформированном виде, с уточняющим это понятие значением, в контексте темы правового статуса религиозных меньшинств – «веротерпимость». Очевидно, что в государстве, где, как в современной Российской Федерации, Франции или Соединенных Штатах, нет господствующей или государственной религии, где гарантируется свобода вероисповедания и равенство граждан независимо от их религиозной принадлежности, понятие «веротерпимость» утрачивает свою актуальность. Новейшая семантическая эволюция слова «толерантность» расширила его смысловое поле, сблизив его с модным неологизмом «политкорректность» и поместив его в область взаимоотношений между расами, этносами, культурами, цивилизациями. Приверженность принципу толерантности и политкорректности стала своего рода пропуском в «приличное общество», вроде смокинга или галстука.

Расовая или национальная толерантность скрывает латентный расизм

Между тем употребление этого своеобразного термина применительно к взаимоотношениям между людьми, принадлежащими к разным расам, выявляет в человеке, который декларирует свою толерантность, латентного расиста. Чтобы пояснить это заключение, могущее показаться абсурдным, достаточно привести пример с веротерпимостью в государстве, где существует государственная религия. Веротерпимость в таком случае – это цивилизованное отношение к религиозным меньшинствам со стороны государства и лиц, принадлежащих к господствующей или государственной религии, не ставящее под вопрос статусный приоритет господствующего вероисповедания. Или еще одна бытовая аналогия, иллюстрирующая парадокс, связанный с употреблением слова «терпимость»: рассказывают, что пылкие американские дамы из числа феминисток, исполненные чувства гендерного достоинства, весьма бурно реагируют на попытки услужливых кавалеров, пытающихся помочь им спуститься по крутой лестнице или перенести чрезмерно тяжелый саквояж, подозревая в галантном встречном гендерного расиста, в любом случае трактуя подобную услужливость как злостное унижение и оскорбление. Подобным образом нередко реагируют в наше время на терпимость и политкорректность по отношению к ним со стороны «бледнолицых» европейцев или американцев лица, принадлежащие к расам, которые в минувшую эпоху обозначались как «цветные» и считались на Западе неполноценными.

Толерантность во взаимоотношениях с людьми разных рас, этносов и культур в России, в традициях нашего народа неуместна потому, что столь характерное для самооценки западных европейцев или северных американцев – ради вящей политкорректности скажем: в недавнем прошлом – сознание превосходства белой расы над расами цветными в России не привилось, а если и проявлялось в иных случаях в виде эксцессов, то определенно относится к явлениям маргинальным, чуждым мировоззрению русских людей, и это наблюдение относится ко всем периодам нашей истории. Можно назвать разные причины этого обстоятельства, но главная заключается в том, что евангельское учение о всеобщем человеческом братстве, а также о том, что во Христе «нет ни еллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного» (Кол. 3: 11), было принято нашими предками со всей искренностью и усвоено глубоко, настолько, что даже у людей, утративших православную веру, но выросших в среде, этос которой пропитан христианской традицией, и в ту пору, когда на уровне официальной идеологии христианство и всякая вообще религия дискредитировались и отвергались, сохранялось живое чувство равенства людей разных рас и национальностей. Поэтому рассуждения о толерантности по отношению к расовым и национальным меньшинствам теряют у нас почву за ненадобностью. На этом фоне хулиганские либо прямо криминальные выходки скинхедов воспринимаются как явление микроскопическое по масштабам, вполне карикатурное, абсолютно чуждое традиции и инородное, подражательное, что видно уже из их самоназвания, для которого в русском языке не нашлось приемлемого слова. В российском обществе они опоры не имеют, а потому и не заслуживают серьезного обсуждения вне рамок социальной психотерапии. Медийный шум по поводу их одиозных выходок представляется поэтому контрпродуктивным.

Коллекция засушенных голов новозеландцев племени маори, собранная британским офицером Горацио Робли. Фото 1895 г.Коллекция засушенных голов новозеландцев племени маори, собранная британским офицером Горацио Робли. Фото 1895 г.

Россия, равно как и другие страны православной традиции, насколько они не заражены бациллами заимствованных на стороне расизма, ксенофобии и шовинизма, радикально отличается в этом от Запада, который столь недавно еще в своих отношениях с остальным миром был насквозь пропитан идеей превосходства сахиба над туземцами, в более филантропической версии – сознанием «бремени ответственности белого человека». В замаскированном виде разве не то же самое «бремя» подталкивает одну из сверхдержав наших дней навязывать свои ценности народам, которые еще не до конца забыли о цивилизаторских подвигах сахибов ушедшей эпохи, хотя на уровне публичной риторики ныне никто уже всерьез не пытается выступать в роли апологета одиозного расизма?

К навязываемым миру моральным ценностям современных цивилизаторов относится «толерантность» в новой и совершенно оригинальной интерпретации. Когда в наше время укоряют оппонентов в отсутствии толерантности, то в качестве нормы выставляют уже в основном не толерантность по отношению к расовым, национальным или религиозным меньшинствам, но к меньшинствам иного рода, к тем, кто выбирает образ жизни, который в прошлом представлялся порочным и скандальным, иными словами – речь идет о толерантности по отношению к греху.

Но христианин по совести своей не может выполнить подобное требование, потому что всерьез принимает предостережение апостола Павла: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10). Апостол учит христиан не толерантности, но как раз наоборот – нетерпимости к греху. При этом мы призываемся обнаруживать ее, прежде всего, в отношении самих себя, ибо Господь призывает нас: «Не судите, да не судимы будете… И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф. 7: 1, 3). Но этот призыв не высматривать сучков в глазах ближних при наличии бревна в собственном глазе не подразумевает совершенной слепоты в отношении очевидных грехов наших братьев. Господь говорил Своим ученикам: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18: 15–17), иными словами, неисправимый грешник подлежит отлучению от Церкви.

Важно только, чтобы, обличая явного грешника, мы делали это без фарисейского превозношения, со смирением, сознавая собственную греховность, и с любовью к ближнему, с искренней надеждой на его покаяние и перемену жизни. Апостол, перечисливший грехи, запирающие тем, кто им привержен, вхождение в Царство Небесное, затем добавляет в своем Послании к коринфским христианам: «Такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1 Кор. 6: 11).

Неверно считать, что нетерпимость к греху – дело сугубо личное и не имеет политического и юридического аспектов

Значит ли все сказанное, что заповеданная Господом нетерпимость, нетолерантность ко греху относится к области самоукорения и покаяния, к межличностным отношениям, затрагивает исключительно внутрицерковную жизнь и не содержит в себе общественно значимого, политического и юридического аспекта? Подобное предположение неверно. Христиане не эскаписты и не анархисты. Даже во времена гонений на Церковь в Римской империи они сознавали себя ее верными гражданами, что замечательно выражено, например, в «Апологии» святого Иустина Философа, адресованной императору Антонину Пию. Христиане не считали зазорной и несовместимой с их верой службу в легионах языческого Рима. Православная Церковь почитает в сонме святых угодников убиенных за веру в Спасителя при чистке армии от христиан воинов, военачальников и полководцев, таких как великомученики Георгий Победоносец, Димитрий Солунский, Феодор Стратилат. Участие христиан в государственных делах и заботах стало несравненно более весомым после того, как святой Константин даровал христианам свободу вероисповедания.

Когда же христиане составили большинство граждан, законодательство Римского государства – знаменитое римское право – подверглось существенной трансформации под влиянием евангельского учения, под влиянием христианских нравственных норм. В частности, в уголовном праве иначе, чем прежде, проведена была граница между теми пороками, которые не подлежат карательной санкции, и уголовно наказуемыми проявлениями человеческой греховности. Эту черту проводили и корректировали христиане не в качестве частных лиц или чад церковных, а как граждане или также как чиновники, призванные к участию в подготовке законодательных актов, либо, когда благочестивые христиане становились носителями верховной власти, императорами, они издавали законы, руководствуясь своей христианской совестью. Подобные уроки можно извлечь и из истории Российского государства в его взаимоотношениях с Церковью, из истории российского права, основанного на христианских нравственных ценностях.

Очевидно, что не частные общества, но государство решает, где лежит граница между ненаказуемыми грехами и криминальными деяниями. Но для нас, христиан, отнюдь не безразлично, какие именно при этом принимаются решения. В любом случае православные христиане, верные евангельскому учению во всей его полноте, в своей гражданской жизни призываются быть на стороне нравственно охранительных политических сил и партий, а не тех, которые проповедуют толерантность ко греху или вовсе зачеркивают самое понятие греха, то есть, по существу дела, склоняются к отрицанию различения добра и зла. Поэтому, делая тот или иной политический выбор, христианин во главу угла ставит позицию избираемых по вопросам общественной морали, его намерение своим участием в законодательной, административной или судебной деятельности содействовать охранению или разрушению фундаментальных нравственных норм, укреплять или подрывать общественные устои. Понятно, что судить о заявленных намерениях нужно не по словам только, но главным образом по делам. Особая ответственность пред Богом за противодействие очевидному злу лежит при этом на тех православных христианах, которые являются участниками законодательного процесса или обладают властными управленческими полномочиями.