Риторика это в философии

РИТОРИКА — теория и практика красноречия, возникшая в V в. до н. э., и переживающая новый расцвет начиная со второй половины XX в. Аристотель характеризовал риторику как «способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета»; подобная задача другим наукам не по плечу, т. к. каждая из них может убеждать в чем-либо лишь в определенной узкой области. «Отцом» риторики считается софист Горгий из Леонтин (ок. 480 — ок. 380 до н. э.), хотя упоминают также и других уроженцев этого острова, а именно Коракса и Тисия, но всех трех называют учениками Эмпедокла из Агригента, который, по словам римского теоретика риторики Марка Фабия Квинтилиана (ок. 35 — ок. 96), первым способствовал развитию риторики. Расцвет риторики во многом определялся особенностями государственного устройства и спецификой судопроизводства в Афинах, а также ороакустическим (т. е. говоряще-слушающим) характером культуры афинян. 40 раз в год в Народном собрании граждане принимали решения (которые были окончательными) под воздействием выступления того или иного ритора. Ежегодно переизбирался Народный суд в составе 6 тыс. человек, из которых для конкретного процесса по жребию отбиралось не сколько сот судей (на процессе Сократа в качестве судей был 501 человек). В суде каждый гражданин был обязан обвинять и защищаться сам лично, вот почему и появились логографы — профессиональные составители речей. Очень важно осознать, что риторика претендовала на статус «практической философии» вела очень долгую войну с философией за право выступать в качестве универсального мировоззрения античности. Так, Исократ (ок. 436 — 338 до н. э.) считал, что именно риторика, которую он называл «философией речи», является основой нравственного и политического воспитания подлинного гражданина (а не философия, как это утверждал Платон). Позднее Марк Туллий Цицерон (106 — 43 до н. э.) обвинит Сократа и Платона в расколе между философией и риторикой, в расколе «языка и сердца». Цицерон подчеркивал, что разъединенные Сократом и его последователями «философы пренебрегли красноречием, ораторы — мудростью и более не касались чужого достояния, лишь изредка заимствуя что-нибудь друг у друга; а между тем они могли бы одинаково черпать знания из общего своего источника, если бы они пожелали остаться в былом общении». Бурную критику риторических идей Исокра та развернул и Аристотель, которого Цицерон назвал «непримиримым врагом Исократа», но при этом (как отмечают Цицерон и Марк Фабий Квинтилиан) сам «публично начал преподавать наставления в красноречии». Риторическое образование, восходящее к Горгию из Леонтин, Антифонту Рамнунскому (ок. 480 — 411 до н. э.) и Исократу, являлось основой культуры не только Афин, но и Рима. Уже первые ораторы создавали школы красноречия, писали образцовые и учебные речи, но разработка теории риторики реально начинается с трактата Аристотеля «Риторика». В классической риторике выделяются три типа красноречия (торжественное; политическое или совещательное; судебное) и разрабатывается учение о пяти задачах риторики: 1) инвенция (определение темы речи, отбор материала; или учение о нравах — Этос; аргументах, включая собственно аргументы и общие места, т. е. топосы — Логос; о страстях — Пафос; 2) диспозиция (учение о структуре речи и порядке аргументов); 3) элокуция, или элоквенция (учение о средствах украшения речи, т. е. о тропах и фигурах риторики); 4) запоминание; 5) произнесение. Фактически, к началу XX в. в риторике прекращается разработка теоретических проблем и она сводится лишь к судебной, политической, революционной, демагогической практической деятельности, во многом заслуженно получает ярлык «напыщенного пустословия». Во второй половине XX в. начинается новый расцвет риторики: возникает неориторика, или новая риторика, разрабатываемая на стыке философии, теории литературы, лингвистики, логики и теории аргументации. Во Франции развивается неориторика, тесно связанная с философией постмодернизма (Р. Барт и др.); в США — риторическая методология и риторическая критика, а также научная риторика как теория речевых коммуникаций; в Бельгии — это аргументативная риторика (X. Перельман) и общая риторика (группа «мю» из Льежско го университета, представители которой считают, что риторика изучает приемы речевой деятельности, характеризующие наряду с другими дискурсами и литературный дискурс). Сегодня термин «риторика» имеет три смысла: 1) комплексная дисциплина, изучающая ораторское искусство; 2) наука о порождении высказываний (У. Эко); 3) наука о любых разновидностях речевой коммуникации, направленных на осуществление заранее выбираемого воздействия на получателя сообщения; т. е. — это наука об эффективных технологиях убеждающей коммуникации.

Великие ораторы античной эпохи – из тех немногих счастливчиков, чьё искусство пережило века и до сей поры продолжает восхищать человечество. Ораторы были главными действующими лицами на судебных процессах и обсуждениях в народных собраниях, положив начало институту адвокатуры, а также таким наукам, как юриспруденция и политология.
В Древнюю Грецию ораторское искусство принёс Пифагор, научившийся основам социальных технологий, выражаясь современным языком, у вавилонских и египетских жрецов. Пифагор ввёл моду разговаривать на политические темы и в сущности положил начало зарождению гражданского общества. Выдающиеся ораторы Древней Греции, такие как Перикл, Исократ и, конечно же, Демосфен, пользовались громадным влиянием и авторитетом, сравнимым с влиянием жрецов и оракулов.

Общепризнано, что самым великим оратором Греции был несравненный Демосфен. Он был полной противоположностью расплодившимся в неимоверном количестве софистам, платным преподавателям красноречия, способным убедить кого угодно в чём угодно. Наиболее выдающимися софистами были Протагор, Горгий и Критий. Характеризуя методологию Протагора, Диоген Лаэртский писал, что «он (Протагор) первый заявил, что о всяком предмете можно сказать двояко и противоположным образом… о мысли он не заботился, спорил о словах, и повсеместное нынешнее племя спорщиков берёт своё начало от него». Карл Маркс отметил, что в эпоху Перикла, то есть в золотой век Афин, софисты, искусство и риторика вытеснили даже религию.

Демосфен был адептом школы Перикла, считал великого правителя Афин своим учителем и стремился максимально чётко и ясно выражать свои мысли. Афиняне в то время были донельзя избалованы и требовали от риторов не только содержательности собственно его речей, но и красивой и эффектной мимики и жестикуляции. Даже положение пальцев рук и тот или иной изгиб корпуса имели значение, как в традиционном японском театре «кабуки».

Демосфен же обладал тихим слабым голосом, был крайне косноязычен, у него дёргалось плечо. Казалось, он не имел ни малейших шансов стать оратором.

Но настойчивость и сила воли победили природные недостатки. Демосфен выходил на берег моря, набирал в рот морские камушки и тренировался произносить слова чётко и громко. Шум волн заменял ему возгласы толпы. Поднявшись на крутые скалы, он учился преодолевать волнение и страх. Он упражнялся мимике перед зеркалом, а подвешенный к потолку меч колол его всякий раз, когда он дёргал плечом. Первые попытки выступлений не принесли успеха, но он не сдался и добился признания. Впервые он обратил на себя внимание в процессе против своих опекунов, обманувших и ограбивших его в годы малолетства. Демосфен выиграл процесс, хотя и не вернул всего состояния.

На примере Демосфена можно увидеть, что в фигуре оратора соединялись ипостаси юриста и политика, а зачастую и народного вождя.

Политическую деятельность Демосфен начал во время восхождения звезды македонского царя Филиппа, отца Александра Великого. Демосфен указывал афинянам на экспансионистские планы Филиппа и призывал их создать сильное войско и флот. Эти речи получили название «филиппик» и принесли Демосфену заслуженную славу, которая пережила столетия.

Демосфен никогда не прекращал борьбы против Филиппа, а затем и Александра. Его многократно награждали золотым венцом. Завоевав Грецию, Александр потребовал вначале казнить Демосфена, но потом уступил просьбам греков и пощадил его. После смерти великого завоевателя Антипатр, наследник Александра, послал к Демосфену, бежавшему из Греции, отряд наёмных убийц, «охотников на людей». Демосфен вырвался из рук античных «киллеров» и принял яд, восторжествовав над тиранами даже своей смертью.

На могиле Демосфена благодарные афиняне начертали стихи:

Если бы мощь, Демосфен, ты имел такую, как разум,

Власть бы в Элладе не смог взять македонский Арей.

Славу великого оратора и искусного политика по праву разделяет с Демосфеном римский златоуст Цицерон.

Его обвинительные речи против заговорщика Луция Сергия Катилины впечатляют и сегодня.

12-3-47.jpgВот начало первой речи:

«О, времена! О, нравы! Сенат всё это понимает, консул видит, а этот человек всё ещё жив. Да разве только жив? Нет, даже приходит в сенат, участвует в обсуждении государственных дел, намечает и указывает своим взглядом тех из нас, кто должен быть убит, а мы, храбрые мужи, воображаем, что выполняем свой долг перед государством, уклоняясь от его бешенства и увёртываясь от его оружия. Казнить тебя, Катилина, уже давно следовало бы, по приказанию консула, против тебя самого обратить губительный удар, который ты против всех нас уже давно подготовляешь».

Не менее знаменита полная сарказма и самоиронии вторая катилинария:

«На этот раз, квириты, Луция Катилину, безумствующего в своей преступности, злодейством дышащего, гибель отчизны нечестиво замышляющего, мечом и пламенем вам и этому городу угрожающего, мы, наконец, из Рима изгнали или, если угодно, выпустили, или, пожалуй, при его добровольном отъезде проводили напутственным словом. Первая речь Цицерона,»В защиту Квинкция» была посвящена возврату незаконно изъятого имущества. Цицерон уверенно победил.

Величайший триумф принесло ему дело по защите некоего Росция, обвинённого в отцеубийстве. Речь в защиту Росция была построена по всем законам греческого искусства «этопеи», то есть включала и диалоги, и прямую речь от имени обвиняемого, и увещевания в адрес судей, и жалобы на свою неопытность и молодость.

Вот небольшой отрывок из этой замечательной речи:

«Секст Росций убил своего отца». – «Что он за человек? Испорченный юнец, подученный негодяями?» – «Да ему за сорок лет»… – «Тогда его на это злодеяние, конечно, натолкнули расточительность, огромные долги и неукротимые страсти». По обвинению в расточительности его оправдал Эруций, сказав, что он едва ли был хотя бы на одной пирушке. Долгов у него никогда не было. Что касается страстей, то какие страсти могут быть у человека, который, как заявил сам обвинитель, всегда жил в деревне, занимаясь сельским хозяйством? Ведь такая жизнь весьма далека от страстей и учит сознанию долга».

Цицерон обратился к судьям с требованием покарать настоящих убийц:

«Если вы в этом судебном деле не покажете, каковы ваши взгляды, то жадность, преступность и дерзость способны дойти до того, что не только тайно, но даже здесь на форуме, у ваших ног, судьи, прямо между скамьями будут происходить убийства».

После этого процесса Цицерон приобрёл всенародную популярность, которой он зачастую весьма злоупотреблял, что и привело его в результате к гибели. Он практически повторил судьбу Демосфена.

Цицерон блистательно провёл процесс против влиятельного коррупционера Гая Верреса, которого присудили к огромному штрафу и изгнанию. Затем он успешно отстоял интересы своего друга и покровителя Гнея Помпея Великого, обеспечив избрание последнего полководцем и наделение его чрезвычайными полномочиями в войне с Митридатом.

Признавая большие заслуги Цицерона, римляне избрали его консулом. В это время он и произнёс свои знаменитые речи против заговорщика Катилины.

Цицерон постоянно и безудержно занимался самовосхвалением и завоевал себе массу недоброжелателей и открытых врагов.

После смерти Юлия Цезаря Цицерон решил, что настала пора восстановить римскую республику, и выступил с «филиппиками против Марка Антония», одного из членов правящего триумвирата. Цицерон назвал свои речи филиппиками в честь знаменитых речей Демосфена, защитника греческих свобод. Со стороны Цицерона это был акт величайшего мужества, он прекрасно сознавал, что рискует своей жизнью. Поначалу обещавший поддержку Октавиан Август внезапно предал Цицерона и послал за ним отряд убийц.

Когда Цицерон заметил погоню, он приказал несущим его рабам поставить на землю паланкин и подставил голову под меч центуриона.

Со смертью Цицерона закончился золотой век римской демократии.

До нас дошло большинство работ великого оратора и юриста, а также вошедшие в поговорку афоризмы, одним из которых мы и закончим рассказ о великих ораторах древности:

«Жить – значит мыслить!»

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ (Рационализм и иррационализм как философско-мировоззренческие ориентации: гносеологическое содержание, онтологические и ценностные основания). 5
Глава I. РАЦИОНАЛИЗМ И ИРРАЦИОНАЛИЗМ В РАННЕГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ .. 28
§ 1. Онтологический монизм и доминирование рационализма
§ 2. Онтологический протодуализм и тенденция иррационализма в пифагорейском учении … 39
§ 3. Доминирование рационализма в пифагорейском учении .52
Глава II. ЭПИСТЕМОЛОГИЯ ГЕРАКЛИТА ЭФЕССКОГО . 67
§ 1. Гносеологическая проблематика Гераклита в целом .. 70
§ 2. Интеллектуальные способности: проникновение в суть вещей.. 97
Глава III. СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПАРАДОСАЛЬНОСТИ САМОРЕФЕРЕНТНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ У ПАРМЕНИДА . 120
§ 1. Интерпретация Л. М. Де Рийком В 2. 3 DK .. 126
§ 2. Замечание к интерпретации Де Рийком В 2. 3 DK . 127
§ 3. «Принцип экзистенциального обобщения» vs. позиция Парменида . 132
§ 4. «Парадокс сингулярного существования» .. 151
§ 5. Предпосылки «парадокса сингулярного существования» vs. позиция Парменида … 158
§ 6. Логическая возможность устранить парадоксальность у Парменида … 164
§ 7. Фатальные недостатки допущения о разведении двух
способов существования у Парменида … 169
§ 8. «Разведение двух способов мышления» в современных
исследованиях Парменида .. 173
§ 9. «Разведение двух способов мышления» как аргумент
против критиков Парменида .. 176
Глава IV. РАЦИОНАЛИЗМ И ИРРАЦИОНАЛИЗМ В УЧЕНИЯХ
СОКРАТА И ПЛАТОНА… 187
§ 1. Рационализм Сократа . –
§ 2. Дуалистическая онтология и тенденция иррационализма
в философии Платона . 201
§ 3. Доминирование рационализма в философии Платона . 223
Глава V. РАСЧЕТЛИВОСТЬ, РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ
И МУДРОСТЬ У АРИСТОТЕЛЯ … 240
§ 1. Расчетливость
как разумная способность человеческой души . –
§ 2. Расчетливость как одна из разумных способностей
человеческой души .. 250
§ 3. Рассудительность и расчетливость .. 256
§ 4. «Око души» и ум .. 271
§ 5. София-Мудрость .. 281
§ 6. Истина эпистемы и ума … 290
§ 7. София и рассудительность . 299
§ 8. Расчетливость как силлогистика . 316
Глава VI. ФИЛОСОФИЯ МИФОЛОГИИ В ПАПИРУСЕ ИЗ
ДЕРВЕНИ … 320
§ 1. Предварительные замечания … –
§ 2. Теогония Папируса из Дервени … 323
§ 3. Как философы спасали мифы? . 327
Глава VII. РЕЦЕПЦИЯ АНТИЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
В РАННЕХРИСТИАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ . 340
§ 1. Проблематичность рационализации раннехристианской
проповеди . –
§ 2. Влияние платонизма на формирование христианской
теологии … 347
§ 3. Попытка создания стоической теории христианского
вероучения в работах Тертуллиана .. 352
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ . 372
SUMMARY . 382