РПЦ в 1917 году

24.03.2017

Какие действия Временного правительства привели к перевороту в октябре? Какой была бы Россия, если бы большевики не пришли к власти? На эти вопросы DW попросила ответить двух российских историков.

Cто лет назад, в марте 1917 года, в России завершилась Февральская революция. Какие изменения внесла она в общественное устройство России? Какие действия Временного правительства привели к перевороту в октябре 1917 года? Какой была бы Россия, если бы большевики не пришли к власти? На эти вопросы DW попросила ответить двух российских историков — Никиту Соколова и Александра Резника.

Никита Соколов

Никита Соколов, кандидат исторических наук, член Вольного исторического общества: В 1917 году Временное правительство допустило грубейшие ошибки. Самая значительная — в том, что оно недооценило степень усталости народа от Первой мировой войны. Тяготы этой войны были существенны, и степень непопулярности в народе огромна. Первый кризис Временного правительства случился уже в апреле: антиправительственные манифестации в Петербурге шли под лозунгами большевиков — с требованием мира. Однако Временное правительство уклонилось даже от символических шагов, которые могли бы свидетельствовать о стремлении к завершению войны. Желая дождаться победного ее окончания, Временное правительство всячески оттягивает созыв Учредительного собрания. Если бы выборы не оттягивались и прошли в апреле-мае, то ход событий был бы другим.

Если бы Временное правительство поторопилось с созывом Учредительного собрания, тогда не было бы Октябрьской революции. На дистанции от февраля до октября — очень много «развилок», когда события могли пойти кардинально иным путем. Последней развилкой стал конец августа 1917 года, когда Александр Керенский не договорился с Лавром Корниловым, а Временное правительство — со Ставкой. Если бы они договорились, к чему были все предпосылки, то Россия стала бы социалистической республикой, но с менее радикальной риторикой. Более того, если бы генералы объединились с Временным правительством, то большевики не пришли бы к власти. И, разумеется, не было бы СССР.

Вот пример еще одной развилки: что было бы, если бы Николай II был в большей степени государь, чем «отец семейства»? Если бы он не поехал утешать императрицу, которая волновалась из-за того, что дети болеют корью, то он остался бы в Ставке с верными войсками, которые ненавидели взбунтовавшиеся запасные батальоны. Государь в окружении верных войск задавил бы эти батальоны. Но он уехал в Царское село и остался на двое суток вообще без связи. В результате — отречение. Если бы он остался с гвардейскими полками, все бы пошло иначе: мятеж в Петрограде был бы подавлен. Февральская революция имела бы последствия, но иных масштабов.

Александр Резник

Александр Резник, кандидат исторических наук, постдокторант Базельского университета (Швейцария): На мой взгляд, такие вопросы настолько же популярны, насколько они непродуктивны для понимания революции. Историю вообще можно воспринимать и как череду случайностей с сопутствующими ошибками Николая II, Керенского и других, и как органический процесс модернизации. Но если мы хотим понять, что же «пошло не так», мы должны учитывать весь сложнейший исторический контекст. Но если сыграть в интеллектуальную игру под названием «ретроанализ», то я бы назвал главной послефевральской ошибкой — нежелание и неспособность основных политических сил немедленно приступить к решению вопросов о мире и земле. Россия не могла и не должна была участвовать в империалистической войне: ее следовало заканчивать любыми способами. Земельный фонд следовало перераспределить между крестьянами, которые трудились на ней, без уступок крупным землевладельцам.

В рамках предложенной интеллектуальной игры можно представить, что если бы Россия немедленно заключила путь даже и «грабительский» мир, немедленно передала землю крестьянам и немедленно созвала Учредительное собрание, то политические конфликты внутри политических партий не достигли бы формы полномасштабной гражданской войны. Представим себе парламент, в котором большинство — за умеренными социалистическими партиями, выступающими в блоке против оппозиции из большевиков и других «левых», но учитывающими радикальные настроения в обществе. Честно говоря, в это верится с трудом, настолько глубокими были конфликты внутри российского общества.

УДК 908

07.00.00 Исторические науки

КУЛЬТУРНЫЕ ВЕЯНИЯ РОССИИ В ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Бочкарева Анна Станиславовна к.ист.наук., доцент SPIN-код автора в РИНЦ: 1841-3248 Электронный адрес: bochka78@mail.ru

Хотина Юлия Васильевна

к.ист.наук., доцент

SPIN-код автора в РИНЦ: 2488-7528

Электронный адрес: SWEET-PERSANY@ yandex.ru

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный

технологический университет «, Краснодар, Россия

Статья посвящена изучению художественная жизнь страны в послереволюционный период, которая характеризовалась активной творческой деятельностью, многообразием и в какой-то степени противоречивостью в культуре. Подчеркивается, что переворот, произошедший в 1917 году, послужил толчком как развитию отдельных направлений в искусстве, так и культурной сферы в целом. Делается вывод о том, что основной характерной чертой искусства как компонента культуры революционной страны было поддержание идей большевиков и пропаганда новой власти, а также подчинение новому правительству каждой из сфер культурной деятельности России. Акцентируется внимание на том, что развитие искусства и культуры в столь сложные и напряженные послереволюционные годы в стране не только не остановилось, но и даже продолжило свой подъем. Большевики понимали специфическую роль искусства, которая проявляется в том, что оно выступает средством социально-психологического воздействия. Ведь искусство предоставляет человеку возможность по-своему пережить жизнь тех, кто делал историю или творит настоящее. Поэтому о многом именно через искусство человеку становится ясней и доступней смысл политических, классовых и экономических отношений. Культура страны после судьбоносного Октября своеобразно отразила изменения, произошедшие в стране и само время, наполненное множеством событий. Каждый из видов искусства по-своему передает дух той эпохи, атмосферу, царствующую в послереволюционном обществе. В статье говорится о том, что советская культура все активнее наполнялась пролетарским, интернационалистским, социалистическим содержанием. Поэтому столь характерным для того времени было стремление к проникновению искусства в повседневную жизнь людей

Ключевые слова: РЕВОЛЮЦИЯ, ИСКУССТВО,

UDС 908 Historical sciences

CULTURAL DISTURBANCES OF RUSSIA IN THE POST-REVOLUTIONARY PERIOD

Khotina Yulia Vasilyevna

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Candidate in History, Associate Professor

RSCI SPIN-code: 2488-7528

E-mail: SWEET-PERSANY@ yandex.ru

FSBEE HPE Kuban State Technological University,

Krasnodar, Russia

Keywords: REVOLUTION, ART, CREATIVITY,

ТВОРЧЕСТВО, КУЛЬТУРА, ВЛАСТЬ, БОЛЬШЕВИКИ, ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ, ПРОПАГАНДА

CULTURE, POWER, THE BOLSHEVIKS, ART ASSOCIATIONS, PROPAGANDA

йо1: 10.21515/1990-4665-131-071

События первой половины ХХ века оставили значительный след в истории России. Революционный 1917 стал невероятным потрясением для Российской империи. Он оказал влияние на каждую из сфер жизни в большей или меньшей степени, а также на судьбу страны в целом.

Целью любой революции является установление и внедрение абсолютно нового общественного строя и разрушение устаревших порядков. Но далеко не всегда революционные обновления совпадают с поставленными изначально задачами.

Октябрьские события 1917 года были расценены многими представителями культуры как незаконный захват власти со стороны большевиков. Вследствие чего, часть интеллигенции отказалась сотрудничать с советской властью, что в свою очередь привело к тяжелым последствиям, в том числе и в искусстве. Поначалу многие художники, а также большая часть интеллигенции России не только восприняли революционные события 1917 года положительно, но и стали искренне прославлять и поддерживать изменения и новый политический строй.

Для привлечения художественной интеллигенции на свою сторону новой власти пришлось приложить огромные усилия, как идеологического и социально-экономического содержания, так и мер принудительного характера. Эти усилия дали свои плоды и уже к середине 1918 года значительная часть художников стала активно сотрудничать с большевиками в работе по созданию новых форм агитационно-массового искусства.

Октябрь 1917 года по праву считают величайшей трагедией XX века, повлекшей за собой огромное количество пострадавших и оказавшей мощное воздействие на общество. Художественная жизнь страны в

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

послереволюционный период характеризовалась активной творческой деятельностью, многообразием и в какой-то степени противоречивостью в культуре.

Рассматривая конкретно искусство можно выявить одну из характерных черт, а именно потребность в остросоциальной и понятной для эстетически не подготовленной массы людей творческой деятельности. Ведь каждая эпоха и каждая категория публики имеют такие стойкие представления (стереотипы), которые существенно влияют на восприятие искусства.

Это было время революционных катаклизмов, различных преобразований в искусстве, которые побудили, в частности, художников на новые творческие эксперименты. С одной стороны революция объединила художников разных направлений, поставив перед ними общую задачу: «борьба за новую культуру». Оформление городов к праздникам, демонстрации, работа над массовыми печатными изданиями — во все это были вовлечены творцы XX века. Но с другой стороны, политические взгляды художников разделились и даже те, кто работал в одном или похожих направлениях на тот момент отдалились друг от друга. Так, например, Василий Кандинский и Казимир Малевич, будучи близкими по направлению художниками все же разошлись во взглядах касающихся революции.

Довольно широкий размах и популярность в конце XIX начале XX века, а в особенности в революционные годы, имели художественные объединения и творческие союзы, члены которых пытались найти различные способы создания более современных, интересных и новых форм искусства. Каждый из них считал главной целью популяризацию и развитие искусства. Одним из таких объединений был Левый фронт искусства (ЛЕФ), основанный в Москве в 1922 году. Основатели и участники этого сообщества ставили перед собой цель: подчинение

искусства агитационным и производственным задачам. Они продвигали документальный и агитационный жанры, кинохронику, фотографию, а также репортажи и фактические очерки. В ЛЕФ входили: В.В. Маяковский, А. М. Родченко, Б. И. Арватов, А. С. Степанов и другие .

В 1898 году было создано объединение художников, которое получило название «Мир искусства». Одной из его задач было отражение красоты, в субъективном понимании каждого мастера, некая свобода в выборе тем, образов и художественно-выразительных средств. Невозможно представить изобразительное искусство первой четверти XX века без участия этого объединения, просуществовавшего вплоть до 1924 года. «Мирискусстники» не имели определенного общего для всех стиля. Солидарны они были лишь во взглядах на задачи и цели искусства, роли его в социуме. В 1923 году в Москве было основано общество «Жарцвет», в котором состояли художники, поддерживающие основные традиции «Мира искусства» .

«Круг художников» — еще одно объединение, в которое входили скульпторы, живописцы и мастера других направлений в искусстве. Оно было основано в Ленинграде в 1926 году студентами Высшего художественно-технического института. Основными характеристиками сообщества является выработка «стиля эпохи» в искусстве и следование официальному курсу. Членами дано группы были А.М. Герасимов, М.Б. Греков и другие.

В 1928 была основана Ассоциация художников революционной России, в которой собрались творческие личности, полностью поддерживающие идеологию существующей власти. Эта организация была самой крупной и популярной в 20-х годах ХХ века, в большей степени как раз благодаря тому, что у них была поддержка со стороны власти. Революционные события того времени перевернули жизнь страны,

заменили старые идеалы новыми, появились новые ценности. Все то, что происходило в стане как раз и фиксировали художники. В это сообщество входили: Е. А. Кацман, И. И. Бродский, П. А. Радимов и др. .

Всероссийская Ассоциация пролетарских писателей — еще одна организация, идея которой заключается в основном в просвещение народа, создании «классовой литературы» и противопоставлении ее буржуазной. Суть сообщества сводилась к такой мысли, что любое искусство может быть воспринято лишь для одного класса людей, а для остальных оно непригодно. В данное объединение входили: С. Родов, А.А. Фадеев, Д.А. Фурманов и т.д. Впоследствии творческие объединения были подчинены единой идеологии. А со временем даже малейшее расхождение с официальным курсом считалось преступлением, а несогласные творцы были репрессированы. Но даже самые жесткие репрессии не могли помешать истинному таланту и самовыражению художников независимо от идеологических барьеров .

Стремление сделать искусство доступней для народа навело художников на мысли о том, что нужно было выйти за рамки привычного творчества — вывести искусство на улицу. Широкое развитие получили новые жанры живописи — агитационно-массовый, конкретно — искусство плаката, и прикладной. Витрины магазинов стали заполняться плакатами, в том числе пропагандистского и агитационного характера. Основной идеологической чертой было то, что все события, происходящие в обществе, моментально отражались на плакатах, которые содержали прямой призыв к решению задач. Появление плаката как новой формы искусства сыграло значительную роль .

После революции продолжили развиваться все жанры живописи, но особое место занимала историко-революционная тематика, а также было популярно создание сюжетных картин и портретов В.И. Ленина и И.В. Сталина.

В литературе, также как и в других видах искусства, можно выделить определенные тенденции, которые сформировались вследствие революционных событий, а в частности смены государственного строя. Если в первой половине 1920-х гг. литераторы еще сохраняли свободу, даже состояли в литературных сообществах, то во второй половине 1920-х гг. наблюдается подчинение литературы власти. Установление жесткого государственного контроля стало причиной того, что свобода творчества была заменена соцреализмом. В 1925 году была опубликована резолюция ЦК РКП (б) «О политике партии в области художественной литературы», в которой говорилось о свободном соревновании течений, но в то же время рекомендовалось быть на стороне власти и соответственно поддерживать все нововведения.

Изменения в литературе повлекло за собой разделение литераторов на «реакционных» и «прогрессивных». Многие талантливые люди в результате эмигрировали из страны. В 1932 году было издано постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций», а также создан Союз писателей СССР. Социалистический стиль стал господствующим, а писателями теперь признавались только те авторы, которые состояли в Союзе писателей СССР. Все это означало только то, что литература была окончательно подчинена правящей партии.

Также, можно сказать, что немалый вклад в развитие искусства внесли деятели оперного театра, которые впервые послереволюционные, нелегкие годы интервенции и гражданской войны оказали содействие молодому советскому правительству. В их число входили: Л. Собинов, А. Нежданова, И. Ершов, и другие.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Искусство становиться важным орудием борьбы в послереволюционные годы как на фронте борьбы за построение социалистического общества, так и за нового человека — строителя

лучшей жизни. Так, одним из итогов событий октября 1917г. явилось то, что возглавили оперное дело теперь именно деятели отечественного театрального искусства. Теперь во главе консерваторий стоят крупнейшие советские музыканты: А. К. Глазунов, М. И. Ипполитов-Иванов, Р. М. Глиэр. В связи с этим в театр приходит, так называемый, новый зритель, а, следовательно, меняется отношение к постановке, к интерпретированию спектакля, оперные произведения теперь носят воспитательный и культурный, а не развлекательный характер. Целью нового зрителя было приобщиться к творчеству, великому и по-настоящему красивому и завораживающему, стать частью советского искусства. А в свою очередь целью театров становится распространение иностранных и отечественных классических произведений среди широких масс, а также приобщение их к музыке .

Послереволюционные годы можно считать новой эпохой русского вокального искусства. Но это потребовало решения многих задач. Во-первых, необходимо было сохранить традиции, высокий уровень, культуру оперного искусства и сделать это все фундаментом для развития новой эпохи в искусстве. А во-вторых, было необходимо ставить новые цели и задачи и стремиться к их достижению и решению. И естественно возникали сложности и потребовались годы напряженного труда, чтобы добиться первых значительных результатов. Долго еще не удавалось создать полноценный спектакль, который бы удовлетворял требованиям нового общества, который бы мог в полной мере отобразить события, происходившие в современном обществе.

Пронзительная творческая атмосфера оставила след в немалой степени и на послереволюционной архитектуре. По всей стране началось активное строительство, которое привело к созданию зданий нового типа и использованию новых средств выразительности архитектуры. Это было время романтического символизма. Каждый из архитекторов работал в

разных направлениях, но при этом все они преследовали общую цель -создание великой архитектуры. Старшее поколение в большинстве своем желало возрождения художественных традиций во всемирной архитектуре. Ожидалось, что исторические формы должны были показать величие революции, могущество нового строя, силу духа народа в революционный период. В работах же молодых архитекторов преобладали простейшие геометрические формы, динамичные сдвиги плоскостей и объемов. Многие нововведения в будущем использовались как средства новой советской архитектуры.

После Октябрьской революции приобретает массовый характер тенденция к идеологизации памятников, появляются новые категории памятников с ярко выраженным классовым характером: «памятник революционного движения», «памятник революции» и т.д.

Так, например, в 1919 году советским архитектором Владимиром Евграфовичем Татлиным был разработан проект монументального памятника, который был посвящен III Интернационалу. Основная идея памятника сложилась на основе органического синтеза принципов архитектурных, скульптурных и живописных и должна была дать новый тип монументальных сооружений, соединяющих в себе чисто творческую форму с формой утилитарной.

Проект памятника представлял собой три больших стеклянных помещения, возведенных по сложной системе вертикальных стержней и спиралей. Помещения эти расположены одно над другим и посредством механизмов здания вращались вокруг своей оси . В 1920 году в Доме Советов на VIII съезде Советов был показан макет башни. Впоследствии проект башни принимал участие в ряде Международных выставок. На страницах журналов и газет стала появляться изображение башни Татлина. Однако возведение монумента высотой 400 м

осуществлено не было, по причине охлаждения руководства страны к авангардизму в конце 1920-х годов.

В послереволюционный период также происходило и становление новаторских течений советской архитектуры, появился новый стиль -советский конструктивизм. В связи с разделением мастеров архитектуры на рационалистов и конструктивистов возникли две организации: Ассоциация новых архитекторов и Объединение современных архитекторов.

Таким образом, развитие искусства и культуры в столь сложные и напряженные послереволюционные годы в стране не только не остановилось, но и даже продолжило свой подъем. Нелегкая, голодная жизнь послереволюционного периода, несмотря на все сложности, была пропитана искусством, которое играло важную роль в поддержании народного духа, призывало массы строить новое общество, новую жизнь, а также выполняло агитационные функции. Большевики понимали специфическую роль искусства, которая проявляется в том, что оно выступает средством социально-психологического воздействия, не просто иллюстрируя основные философские и социально-политические теории, взгляды общества, а переводя их в живую плоть и кровь жизненных воззрений и представлений конкретной личности. Ведь искусство предоставляет человеку возможность по-своему пережить жизнь тех, кто делал историю или творит настоящее. Поэтому о многом именно через искусство человеку становится ясней и доступней смысл политических, классовых и экономических отношений .

Советская культура все активнее наполнялась пролетарским, интернационалистским, социалистическим содержанием. Поэтому столь характерным для того времени было стремление к проникновению искусства в повседневную жизнь людей. При этом политика большевиков

в области культуры характеризовалась выраженным стремлением к унификаторству .

Советское правительство уделило немалое внимание развитию искусства и культуры, несмотря на то, что преимущественно рассматривались и решались политические и экономические вопросы. Культура страны после судьбоносного Октября своеобразно отразила изменения, произошедшие в стране и само время, наполненное множеством событий. Каждый из видов искусства по-своему передает дух той эпохи, атмосферу, царствующую в послереволюционном обществе.

Важно отметить, что уровень образованности населения значительно вырос, в частности благодаря тому, что культура стала широкодоступной. В каждой из отраслей культуры была создана или же усовершенствована уже существующая система учреждений. Но с другой стороны была устранена возможность выбора, культура стала зависимой от советской власти, а социальный реализм считался господствующим стилем. Советское искусство определенно сделало скачек вперед, а Октябрьская революция 1917 года поспособствовала его развитию.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы

1.Бочкарева А. С., Хотина Ю.В. Искусство как элемент агитационно — массовой работы большевиков в первой четверти ХХ века // Современные технологии в мировом научном пространстве: сборник статей международной научно-практической конференции: в 6 частях. — Уфа, 2017. — Ч. 6. — С. 38-43.

2.Салиенко А.П. Судьба «Серебряного века» в 190-е годы. Выставки непролетарского искусства // Исторические исследования. — 2015. — № 2. — С. 246-251.

3.Ершова Э.Б., Веселов А. А. Художественная культура России на рубеже ХЕХ -ХХ вв.: от реализма к модернизму // Приволжский научный вестник. — 2014. — № 5. — С. 61-67.

4.Булдаков В.П. Гражданская война и проза 1920-х гг. // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. — 2013. -№ 5. — С. 113-122.

5.Бочкарева А.С., Хотина Ю.В. Формы агитационно-массового искусства в 20-е годы ХХ века в России //Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2016. — № 121. — С. 660-670.

6.Постановление Политбюро ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы»18июня1925г.URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/USSR/1925.htm (дата обращения 25.06.2017).

7.Постановление Политбюро ЦК ВКП(б)»О перестройке литературно-художественных организаций» 23 апреля 1932 г. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/USSR/1932.htm (дата обращения 25.06.2017).

8.См.: Власова Е.С. Агитационный путь развития искусства. Первые большевистские музыкальные организации // Opera musicologica.- 2010. — № 1(3). — С. 54-72.

9.Шухободский А.Б. Памятник истории и культуры как специфический вид культурной ценности // Известия Российского государственного педагогического университет им. А.И. Герцена. — 2009. — № 12(97). — С. 356-364.

10.Пунин Н. Памятник III Интернационала: Проект худ. В. Е. Татлина. -Петербург, 1920.

11.Эстетическая культура советского человека / под ред. М.С. Кагана. — Л., 1976

12.Емтыль З.Я. Адыгская интеллигенция: формирование и деятельность в исторической динамике конца XIX в. — начала 30-х г. ХХ в. — Краснодар: Издательский Дом — Юг, 2010.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Характер и причины Февральской революции

Февральскую революцию принято называть буржуазно-демократической. Так характеризовали ее все советские историки, да и теперь это повторяют историки, состоявшие в КПСС и продолжающие испытывать ностальгию по советским временам.

Характеристика Февральской революции как буржуазно-демократической есть синхронное социал-демократическое, марксистское понимание происходившего. Его разделяли как социал-демократы меньшевики во главе с Г.В. Плехановым и Ю.О. Мартовым, так и социал-демократы большевики во главе с В.И. Лениным. А в октябре 1917 г. власть захватили большевики, быстро расправились со всеми другими партиями и точками зрения, и большевистский взгляд на Февраль стал единственно допустимым. Он буквально вошел в плоть и кровь историков советского типа.

Однако сегодня возникают принципиально важные немарксистские вопросы. Прежде всего: что это за буржуазно-демократическая революция, которая положила начало ликвидации буржуазного строя и демократии в России? Не будь Февраля, не было бы и Октября 1917 г. Как бы кто не относился к Ленину, но «красное колесо» покатилось не во время переворота во главе с ним, а в феврале-марте, когда он находился в далекой Швейцарии.

Реальная буржуазная революция с демократической перспективой происходила в России с 1861 г. в результате крупных реформ императора Александра II, происходила сверху. Самый безболезненный и плодотворный вариант революционных по своему значению преобразований, когда они осуществляются сверху законным руководством страны. За считанные годы и десятилетия Россия из полуфеодальной страны превратилась в державу с буржуазно-рыночной экономикой, заняла первое место в мире по темпам экономического, в том числе промышленного развития. Страна получила независимый суд и Государственную Думу, в которой проходили острые дискуссии, получила самостоятельные партии и свободную печать. Да, буржуазия не входила в царское правительство, но последнее проводило политику в интересах российской буржуазии.

К 1917 г. германских агрессоров остановили на дальних рубежах, а Российскую армию подготовили для успешного наступления совместно с союзниками в апреле 1917 г. Наша экономику перевели на военные рельсы, и она снова развивалась. В стране даже карточек не было. Положение народных масс было значительно лучше, чем в Германии. И это при всех неизбежных тяготах войны. Но ничего их ряда вон выходящего, ужасного не происходило. Страна находилась на пороге победы в войне и превращения в самую мощную военно-экономическую державу в мире.

Той революции, которая произошла в феврале-марте 1917 г. не было бы, если бы не политиканство конкретных лидеров Государственной Думы, если бы не А.И. Гучков и П.Н. Милюков, М.В. Родзянко и А.Ф. Керенский. И произошла она в феврале-марте именно потому, что в апреле предстояло наступление, а успешное наступление – это взрыв патриотических настроений, укрепление самодержавия и провал надежд перечисленных господ на переход власти в их руки. Поэтому на улицы было выброшено 36 000 рабочих Путиловского завода и распространялись слухи, что в Петрограде заканчивается хлеб. Революцию провоцировали, а невежественные рабочие и работницы, не нюхавшие пороха солдаты столичного гарнизона поддались на провокацию.

Произошел русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Русский бунт победил, началась красная смута.

Всё это можно назвать и революцией. Но какой? На состоявшуюся буржуазно-демократическую революцию не тянет. Если и была буржуазно-демократическая революция, то несостоявшаяся, незаконченная. Но она и не могла состояться, во всяком случае было мало шансов на это. Намного реальнее была альтернатива: исторически законная власть царя или переход власти в руки крайних революционеров с социалистическими взглядами. Во время военного ожесточения немногочисленные правоцентристские демократы не могли удержать власть.

Поэтому произошедшее стало государственным переворотом, государственной изменой во время войны, отражения внешней агрессии. Произошедшее стало крушением исторической, тысячелетней, великой православной России.

При этом не следует сводить всё к провокации революции. Да, революцию подтолкнули, но она вызревала давно, многие годы и десятилетия, если не столетия. Скажем, далеко не плодотворные последствия для духовно-нравственной и общественной жизни страны имели отмена патриаршества и отказ от созывов Земских Соборов Петром I. Были бы Земские Соборы, могла и не понадобиться Государственная Дума. А если бы патриарх, подобный святому Гермогену, в феврале-марте 1917 г. строго обратился бы к православным: Опомнитесь! Не благословляю!.. — создалась бы другая ситуация. Разумеется, был и нерешенный аграрный вопрос, были и другие серьезные проблемы. Но и сейчас аграрный вопрос не решен, и что из этого?

Атеистическая историческая наука увлеклась внешним, наиболее простым для восприятия. Поэтому революция выводилась из малоземелья, из ленинских пропагандистских мифов о России как агрессоре и крайне тяжелом положении российских рабочих.

Однако для людей, чувствующих себя русскими, православными, на первом плане не внешние, а внутренние причины обеих революций 1917 г. А они прежде всего в оскудении и формализации православной веры, в духовно-нравственном кризисе образованного общества, в идеализации западной демократии.

Сколько незаурядных образованных людей с азартом играли в революцию, в оппозицию, в свободу слова. А революция оказалась не игрушечной, а кровавой и бесперспективной. В результате во многом потеряли наступивший век. Сто лет спустя после Февральского и Октябрьского экспериментов перед страной стоят задачи, не решенные в начале ХХ века.

В.М. Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН. (Доклад на Международной научной конференции «России чёрный год. 1917. Канун катастрофы» в Российском институте стратегических исследований. Москва, 8 декабря 2016 г.)

Экономика Российской империи накануне революции

Лекция. 25 июня 2019, Отель «Кортъярд Марриотт Москва Центр». Организатор — Российская экономическая школа

Андрей Маркевич

Профессор РЭШ, содиректор Совместного бакалавриата ВШЭ и РЭШ, специалист по экономической истории России, кандидат исторических наук, постдок Уорикского университета

Начну эту лекцию с демонстрации двух картин, иллюстрирующих широту публичных представлений об уровне жизни и условиях труда в Российской империи до революции. На картине Василия Перова «Тройка» трое учеников мастерового тащат бочку с водой. Полотно иллюстрирует тяжесть жизни до революции. На картине «Новые хозяева. Чаепитие» Николая Богданова-Бельского мы видим совсем другую ситуацию: крестьянская семья разбогатела и купила помещичью усадьбу. Здесь чувствуется позитивная динамика развивающейся страны, быстрорастущего сельского хозяйства и перспективы на будущее.

Некоторые люди думают, что реальность лучше всего отражает первая картина. Другие — что вторая. Третья группа либо не имеет своего мнения, либо не видит разницы, считая, что оба полотна одинаково плохо или хорошо описывают одну и ту же реальность. Давайте разберемся, что об этом думают экономические историки, и попробуем оперировать не картинами, а цифрами, экономической статистикой. Постараемся ответить на следующие вопросы: насколько успешным было экономическое развитие Российской империи на рубеже веков? Какие были перспективы у страны? Как Первая мировая война повлияла на экономику? Какие экономические факторы способствовали революции 1917 года?

Темпы экономического роста Российской империи

Начну с широко известных данных Ангуса Мэддисона (экономического историка. — Прим. T&P) о ключевом показателе экономического развития — ВВП на душу населения. Эта таблица показывает расчеты поколений экономических историков, сведенных Мэддисоном вместе в ценах международных долларов 1990 года (условная единица, необходимая для сравнений между странами и периодами):

На рубеже XIX–XX веков ВВП на душу в Российской империи был примерно равен $1200. По стандартам Европы или США того времени Россия была бедной страной. Она находилась примерно на уровне Мексики по этому показателю, в то же время были и более бедные страны — например, Китай.

Насколько быстро страна развивалась в тот период? Могла ли она ликвидировать отставание от более развитых стран и войти в группу мировых лидеров по экономическому развитию? Исходя из авторитетных расчетов Пола Грегори (американского экономиста. — Прим. T&P), темпы развития России — 1,65% в последние 30 лет перед Первой мировой войной, и 0,7% в первое пореформенное двадцатилетие после отмены крепостного права:

Так как в XIX веке в мире экономика в среднем росла на 1% в год, то это не такая уж и плохая динамика, это даже быстрее, чем многие европейские страны, хотя и медленнее, чем США. Таким образом, из этих цифр видно, что картина динамично развивающейся страны имеет некоторые основания.

Соответственно, когда мы анализируем экономику Российской империи на рубеже XIX–XX веков, нужно объяснить одновременно, и почему страна была относительно бедной по уровню экономического развития, а также почему она динамично развивалась. Кроме этого, есть вопрос, почему при всем динамизме экономики отстаивание от наиболее развитых стран исчезало медленно.

Экономика Российской империи на рубеже XIX–XX веков в региональном измерении

Для того чтобы ответить на эти вопросы, можно анализировать экономику страны с разных сторон. В этой лекции я рассмотрю экономику империи в региональной перспективе и постараюсь выделить факторы, отвечающие за относительный успех или провал развития ее регионов. Для этого на основании первичной статистики о развитии отдельных отраслей, собранной в рамках исследовательского проекта, осуществленного вместе с коллегой из Нидерландов Хайсом Кесслером и доступной на ristat.org, я восстановил региональный ВВП для 97 российских губерний по 44 секторам:

Эта карта с административными границами губерний и областей Российской империи показывает номинальный валовый региональный продукт (далее — ВРП. — Прим. T&P) на душу населения в каждой губернии в 1897 году (это год единственной переписи населения в Российской империи). Темным цветом обозначены более богатые регионы, светлым — бедные. Все расчеты даны в текущих рублях 1897 года.

Как видно на карте, самыми богатыми регионами были Санкт-Петербург, Москва и губернии вокруг них. Здесь была сконцентрирована промышленность в дореволюционной России. Другие ожидаемо богатые регионы — Польша, юг России (хлебное производство), Баку (возможно, вы слышали, откуда семья Нобеля взяла деньги). Неожиданным результатом реконструкции оказалось, что Восточная Сибирь и Дальний Восток были также относительно богатыми и развитыми регионами по показателю ВВП на душу населения. Но надо помнить, что это малонаселенные регионы в это время. Бедность Северного Казахстана (степные территории) и черноземного центра между Европейским Югом и Москвой — результат аграрного кризиса. В целом картина получилась довольно пестрой:

в дореволюционной России не было одного экономического центра, окруженного отсталой периферией.

Следующий шаг в экономическом анализе — от номинальных показателей перейти к реальным, то есть скорректировать приведенные расчеты, учтя разницу в местных потребительских ценах:

Если сравнить новую карту с реальным ВВП на душу с предыдущей, то видно, что кардинальной разницы между ними нет. Однако богатство Дальнего Востока и регионов, которые осваиваются в этот период и где, как в удаленном регионе, были более высокие цены на потребительские товары, оказывается менее ярко выраженным.

ВВП на душу — экономический выпуск, поделенный на всех граждан страны, но соотношение работающих и иждивенцев в регионах может быть разным. Поэтому для анализа вариации в экономическом развитии дальше нужно перейти от реального ВВП на душу к производительности труда. Чтобы ее рассчитать, надо поделить ВВП не на всех людей, а только на работающих:

Базово картина получается та же: мы видим на карте те же центры экономического развития. Интересно, что снова по сравнению с предыдущей картой менее выраженными оказываются экономические успехи Дальнего Востока, что, видимо, связано с более высоким число работающих на одного иждивенца в силу притока молодых переселенцев (без детей) в этот регион.

История Российской империи здесь имеет интересные параллели с развитием США в этот период. Я далеко не первый, кто сравнивает Дикий Запад и Сибирь, цифры подтверждают такой подход.

Кроме того, если мы обратимся к анализу распределения ВРП между регионами в России и других странах, то увидим, что и Россия, и США — страны с большой пространственной вариацией по национальному доходу. Это отличает их от европейских стран:

Факторы экономического роста до революции

Еще Дуглас Норт❓В начале 1970-х гг. Д. Норт и Р. Томас отмечали, что накопление капитала, экономия на масштабах и другие факторы не являются источниками роста, т. к. они и есть сам рост. — Прим. T&P заметил, что индустриализация, технологии и т. д. — это не причины роста, а сам рост. Вопрос о том, каковы глубинные причины экономического роста, например какова роль институтов или географических факторов, продолжает вызывать дискуссию среди экономистов.

Экономическая теория не дает четкого ответа на этот вопрос. В отсутствие ясных указаний экономической теории о драйверах экономического развития естественно предпринять эмпирический анализ факторов, повлиявших на экономическое развитие губерний Российской империи, аналогичный эмпирическим анализам, посвященным выяснению причин экономического роста в других странах. Учитывая отмеченные сходства между Российской империей и США, естественно использовать США как образец и повторить подход к анализу пространственной вариации в экономическом развитии, реализованный Митчнером и Маклином по отношению к США. Если провести все такие расчеты для Российской империи, то выясняется, что те же причины, что объясняют 70% вариации производительности труда внутри США около 1900 года, объясняют и почти половину вариации производительности труда внутри Российской империи в этот период:

  • Доступ к морю, то есть наличие морской границы у губернии или области (из 97 губерний примерно треть имели морскую границу);

  • Наличие природных ресурсов. Наиболее точная мера в русском случае (как и в американском) — доля занятых в добывающей промышленности;

  • Наследие принудительного труда: крепостного права для Российской империи (измеренного как доля крепостных в губернии перед отменой крепостного права в 1861 г.) и рабского труда для США.

Как каждая из этих причин влияла на экономическое развитие империи?

Доступ к морю сказывался на вовлеченности той или иной губернии в мировую торговлю в период так называемой первой волны глобализации в конце XIX — начале ХХ века. При этом регрессионный анализ показывает, что из наших морей (Балтийское, Черное, а также Северный Ледовитый и Тихий океаны) доступ только к трем акваториям играл (статистически значимую) роль. Это не удивительно: Северный Ледовитый океан в то время был плохо судоходен.

Важность природных ресурсов я проиллюстрирую на следующем примере. Значительная часть ВВП в Амурской области Российской империи (с относительно высоким показателем ВРП на душу) создавалась в добывающей отрасли, там добывали золото.

На рубеже веков продолжало сохраняться влияние крепостного права, несмотря на то что его отменили за 40 лет до этого. Его негативное наследие было сильнее в губерниях, где были крупные поместья. Пережитки крепостного права сдерживали миграцию внутри страны и препятствовали развитию городов.

Результаты регрессионного анализа факторов, повлиявших на уровень экономического развития губерний Российской империи в районе 1900 года, можно использовать для расчета контрфактических сценариев. Конечно, эти сценарии не были реализованы, но они помогают лучше понять то, что случилось в реальности, лучше понять вклад каждого из факторов в экономическое развитие Российской империи. В частности, можно задаться следующими вопросами: что было бы, если бы не треть губерний Российской империи имели бы доступ к морю, а все? Что было бы, если бы количество занятых в каждой губернии в секторе добычи полезных ископаемых было бы равным нулю или если бы ни в одной губернии не было бы крепостного права?

В каждом из этих сценариев можно рассчитать альтернативный средний ВРП на душу и производительность труда. Доступ к морской торговле поднял бы средний ВРП и производительность труда больше чем на треть, а отсутствие природных ресурсов сократило бы их примерно на 8%. Отсутствие крепостного права подняло бы ВРП на душу в 1897 г. в средней губернии России в зависимости от метода расчетов на 9–10% или на треть.

Экономическая политика царского правительства

Могло ли правительство сделать что-то, чтобы улучшить выход к морю, увеличить число занятых в добывающей промышленности и побороть негативное наследие крепостного права?

Географию изменить невозможно, но способствовать развитию транспортной инфраструктуры вполне реально. Министр финансов Сергей Витте поощрял строительство железных дорог, в том числе Транссибирской магистрали. Экономических исследований, количественно оценивающих этот эффект, к сожалению, пока что нет, но, основываясь на работах Дэйва Дональдсона о США и Индии в это время и исходя из качественных аргументов, выдвигаемых историками, можно предполагать, что эффект был положительным.

Многие правительственные меры были направлены на преодоление негативных последствий крепостного права: это и переселенческая политика, способствовавшая более эффективному распределению важнейших факторов производства в сельском хозяйстве в это время — земли и труда — внутри Российской империи, и реформы, ускорившие развитие крестьянского кредита, и распространение начального образования, Столыпинские реформы. Новейшие работы, количественно оценивающие итог этих преобразований, показывают, что они были достаточно успешными.

Первая мировая, хлеб и революция

Но если все так было хорошо, то откуда взялась революция? На этот вопрос можно отвечать в разных аспектах, но разговор о русской революции включает в себя и тему Первой мировой войны. И на этом я хотел бы остановиться здесь. Одна из ключевых проблем в Российской империи в военные годы — снабжение города и армии хлебом. Продовольственные затруднения и проблемы с поставками хлеба в города начались уже на втором году войны и постепенно нарастали. К 1917 году эта проблема стала исключительно острой (не случайно Февральская революция началась с волнений в хлебных очередях в Петрограде) и в течение года только усугубилась. Что происходило в эти годы с экономикой страны? Почему возникли такие трудности с сельским хозяйством в годы Первой мировой войны? Откуда стали возникать продовольственные проблемы в снабжении городов?

Я хотел бы начать с того, что думали современники-экономисты. Удивительно, но

в довоенное время почти все экономисты ожидали, что в случае начала большой войны основные проблемы будут не у аграрных, а у промышленных стран.

А страны — экспортеры хлеба относительно легко приспособятся к кризису именно за счет того, что у них до войны было много экспортируемого хлеба, который они просто перераспределят в свою пользу, за счет чего их экономики удачно пройдут военный период. На практике вышло наоборот.

В случае Российской империи основа довоенного оптимизма покоилась на вере в наличие «лишних» рук в русской деревне. Правительственные комиссии озвучивали огромные цифры: например, в 1901 году «Комиссия об оскудении центра» считала, что в губерниях центра 51% рабочих рук — это «лишние» руки. Это очень много. Один из ведущих экономистов-аграрников того времени Лев Литошенко называл цифру примерно в 40%. В силу наличия «лишних» рабочих рук предполагалось, что даже после мобилизации мужчин в армию сельскохозяйственный выпуск не сократится.

Призыв за годы Первой мировой войны составил около 15 млн человек, это порядка 44% всех мужчин трудоспособного возраста. Если теория наличия избытка рабочих рук в русской деревне верная, то проблем в сельском хозяйстве в годы войны не должно было быть. Однако если обратиться к цифрам, то видно, что на уровне уездов есть четкая связь между сокращением посевных площадей в годы войны и долей призванных в армию в уезде. Это говорит об отсутствии избытка рабочих рук в деревне. Это была ошибка экономистов и правительственных комиссий того времени. Видимо, когда они оценивали занятость в деревне и наличие избытка трудовых ресурсов, их интересовало только собственно сельскохозяйственное производство и они забывали о кустарной, местной промышленности, всех несельскохозяйственных активностях крестьянства, которые тоже требовали работников. Особенно широко были распространены эти занятия среди крестьян Центрального промышленного региона.

Таким образом, мобилизация привела к сокращению сельскохозяйственного производства. Однако, хотя падение сельскохозяйственного выпуска в годы войны действительно было, его масштабы вплоть до 1916 года были относительно небольшими (в отличие от того, что случилось позже).

При этом в результате войны зерновой экспорт тоже сократился. В итоге количество хлеба в стране, которое можно было использовать для снабжения города и армии, изменилось не сильно. Откуда продовольственные трудности?

Тут важно понимать, что в русской деревне до революции было два типа хозяйств: крестьянские (общинные) и частновладельческие (помещики, разбогатевшие кулаки и т. д.). Основными поставщиками хлеба на рынок до войны были частные хозяйства. Они же были более производительны (по сравнению с общинными). Однако, как показывает анализ статистики посевов и числа призванных в армию в уездах империи, мобилизация сократила посевы сильнее на частновладельческих землях, чем на общинных. Иначе говоря,

возник парадокс: труд перетекал от частных, в среднем более производительных хозяйств в общинные, менее производительные.

Почему? Крестьянские хозяйства — это хозяйства на общинной земле, а община давала гарантированный доступ к земле для своих членов, что оказалось важным в условиях неопределенности военных лет. Крестьяне предпочли стабильный заработок на общинной земле неясным перспективам аренды помещичьей земли или работы по найму. Это сопровождалось усилением натурального хозяйств, сокращением торговли с городом, сокращением поставок хлеба из деревни на рынок. Из сельскохозяйственной статистики военных лет видно, что в эти годы происходит переход от производства рыночных культур — пшеницы и ячменя — к выращиванию ржи, которая в основном потреблялась самими крестьянами. Это объясняет, почему относительно небольшое сокращение производства хлеба в военные годы трансформировалось в продовольственные трудности, способствовавшие развитию экономического кризиса и в конечном счете революции 1917 года.

И царское, и Временное правительства не разобрались с сутью проблемы. Они справедливо полагали, что хлеб в стране есть, но неверно считали, что трудности его заготовки главным образом лежат в области логистики и что если улучшить заготовительный аппарат и больше регулировать рынок, то получится добыть необходимое зерно для армии и города. Это была ошибка. Дело было не в организации заготовок, а в стимулах крестьян. Временное правительство только в сентябре 1917 года кардинально повысило заготовительные цены, чтобы вернуть крестьян на рынок. Но было уже поздно. Началась другая история. Подводя итоги этой лекции, можно сказать следующее. Российская империя до революции была средней по уровню богатства страной по мировым стандартам того времени. На основе сравнительного анализа развития регионов страны можно выделить несколько факторов, препятствующих экономическому росту, в частности наследие крепостного права. У правительства была программа реформ, которую оно постепенно реализовывало. Но началась Первая мировая война, и в условиях массового призыва крестьян в армию одной из ключевых проблем стала проблема сельскохозяйственного производства, вылившаяся в трудности в снабжении города и армии хлебом, что способствовало кризису 1917 года.

Литература

Мы публикуем сокращенные записи лекций, вебинаров, подкастов — то есть устных выступлений.
Мнение спикера может не совпадать с мнением редакции.
Мы запрашиваем ссылки на первоисточники, но их предоставление остается на усмотрение спикера.