С чего начинается повесть временных лет?

НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ — груп­па ле­то­пис­ных па­мят­ни­ков, наи­бо­лее пол­но от­ра­зив­ших официальную ле­топись Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки, со­став­ляв­шую­ся в XII — первой половине XV веков при нов­го­род­ской епи­скоп­ской (ар­хи­епи­скоп­ской) ка­фед­ре; важ­ней­ший письм. ис­точ­ник по ис­то­рии и куль­ту­ре Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки.

Со­хра­ни­лась в 2 из­во­дах (ре­дак­ци­ях). Стар­ший из­вод пред­став­лен един­ст­вен­ным пер­га­мен­ным Си­но­даль­ным спи­ском (XIII-XIV века; хра­нит­ся в ГИМ) — древ­ней­шим из со­хра­нив­ших­ся спи­сков русских ле­то­пи­сей. Ру­ко­пись де­фект­ная: ут­ра­че­ны пер­вые 16 тет­ра­дей и тет­радь в се­ре­ди­не с из­ло­же­ни­ем со­бы­тий 1273-1298 годов. Со­сто­ит из двух раз­но­вре­мен­ных час­тей: пер­вая часть (за 1016-1234 годы) на­пи­са­на по­чер­ком XIII века, вто­рая (за 1234-1330 годы) — по­чер­ком первой половины XIV века. На 3 до­пол­нительных лис­тах чи­та­ют­ся за­пи­си за 1331-1352 годы, сде­лан­ные различными по­чер­ка­ми.

Млад­ший из­вод пред­став­лен 9 спи­ска­ми (XV-XIX веков), глав­ные из ко­то­рых — Ко­мис­си­он­ный (1440-е годы, хра­нит­ся в Ар­хи­ве Санкт-Пе­тербургского института ис­то­рии РАН) и Ака­де­ми­че­ский (1440-е годы, хра­нит­ся в Библиотеке РАН). Ко­мис­си­он­ный спи­сок в его основные час­ти до­во­дит из­ло­же­ние до 1439 года и име­ет про­дол­же­ние до 1446 года, на­пи­сан­ное дру­гой ру­кой на дру­гой бу­ма­ге. Ака­де­ми­че­ский спи­сок, с ут­ра­чен­ным окон­ча­ни­ем, су­дя по сня­тым с не­го в XVIII веке ко­пи­ям, за­кан­чи­вал­ся стать­ёй 1444 года.

Текст млад­ше­го из­во­да НПЛ за 1074-1330 годы весь­ма схо­ден с Си­но­даль­ным спи­ском, что объ­яс­ня­ет­ся не за­ви­си­мо­стью од­но­го от дру­го­го, а вос­хо­ж­де­ни­ем обо­их из­во­дов к об­ще­му про­то­гра­фу — нов­го­род­ской вла­дыч­ной (ар­хи­епи­скоп­ской) ле­то­пи­си, вед­шей­ся при Со­фий­ском со­бо­ре. В ос­но­ву вла­дыч­ной ле­то­пи­си лёг со­став­лен­ный около 1115 года кня­же­ский ле­то­пис­ный свод, в ко­то­ром текст ки­ев­ско­го ле­то­пис­но­го ис­точ­ни­ка (ис­поль­зо­ван­ный до 1016 года пол­но­стью, а да­лее — в ви­де крат­кой вы­бор­ки) был объ­е­ди­нён с крат­ки­ми нов­го­род­ски­ми из­вес­тия­ми за вторую половины XI — начала XII веков. Вско­ре по­сле его со­став­ле­ния этот свод был про­дол­жен по­год­ны­ми за­пи­ся­ми кня­же­ских, а с начала 1130-х годов — епи­скоп­ских ле­то­пис­цев. По-ви­ди­мо­му, по край­ней ме­ре до конца XIV века, ру­ко­пись вла­дыч­ной ле­то­пи­си (её «офи­ци­аль­ный эк­зем­п­ляр», по тер­ми­но­ло­гии М.Д. При­сёл­ко­ва) ни­ко­гда пол­но­стью не за­ме­ня­лась, хо­тя отдельные лис­ты и тет­ра­ди мог­ли за­ме­нять­ся на от­ре­дак­ти­ро­ван­ные. Си­но­даль­ный спи­сок в це­лом от­ра­жа­ет бо­лее ран­нее, а спи­ски млад­ше­го из­во­да (че­рез ряд про­ме­жу­точ­ных ко­пий) — бо­лее позд­нее со­стоя­ние это­го ко­дек­са.

По сво­ей про­тя­жён­но­сти и тек­сто­ло­гические од­но­род­но­сти мас­сив по­год­ных за­пи­сей, со­став­ляю­щих текст НПЛ с середины 1110-х годов, уни­ка­лен в древне-русском ле­то­пи­са­нии, что по­зво­ля­ет ис­сле­до­ва­те­лям про­сле­дить на её при­ме­ре пе­рио­дич­ность по­пол­не­ния ле­то­пис­ных тек­стов, ди­на­ми­ку сме­ны ле­то­пис­цев, ин­ди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти их язы­ка и сти­ля. Ана­лиз язы­ко­вой раз­но­род­но­сти НПЛ (осо­бен­но зна­чи­тель­ной в пер­вой час­ти Си­но­даль­но­го спи­ска, где она про­яв­ля­ет­ся да­же на уров­не ор­фо­гра­фии) по­ка­зы­ва­ет, что по­пол­не­ние вла­дыч­ной ле­то­пи­си но­си­ло ор­га­ни­зо­ван­ный ха­рак­тер, при­чём сме­на ар­хи­епи­ско­па ре­гу­ляр­но влек­ла за со­бой и сме­ну ле­то­пис­ца. В литературном от­но­ше­нии текст НПЛ так­же не­од­но­ро­ден — от крат­ких за­пи­сей XI — начале XII веков до на­сы­щен­но­го ав­тор­ским ком­мен­та­ри­ем под­роб­но­го рас­ска­за о со­бы­ти­ях середины XIII века. Ле­то­пис­цем XIII века был по­но­марь Ти­мо­фей, упо­мя­нув­ший о се­бе в ста­тье 1230 года, а в 1260-х годах ис­пол­няв­ший обя­зан­но­сти вла­дыч­но­го сек­ре­та­ря (его ру­кой на­пи­са­ны до­го­во­ры Нов­го­ро­да с великим князем вла­ди­мир­ским Яро­сла­вом Яро­сла­ви­чем).

Круг со­бы­тий, ре­гу­ляр­но ос­ве­щае­мых вла­дыч­ной ле­то­пи­сью, со­став­ля­ют сме­ны кня­зей на нов­го­род­ском сто­ле, вы­бо­ры ар­хи­епи­ско­па и выс­ших го­род­ских ма­ги­ст­ра­тов (по­сад­ни­ка, ты­сяц­ко­го), строи­тель­ст­во церк­вей и уст­рой­ст­во мо­на­сты­рей, во­ен. пред­при­ятия с уча­сти­ем нов­го­род­цев, экс­тре­маль­ные по­год­ные яв­ле­ния, по­жа­ры, эпи­де­мии. Имея ме­ст­ный по пре­иму­ще­ст­ву ха­рак­тер, вла­дыч­ная ле­то­пись вклю­чи­ла в се­бя и ряд рас­ска­зов о со­бы­ти­ях, про­ис­хо­див­ших вне Нов­го­ро­да: взя­тии Кон­стан­ти­но­по­ля в хо­де 4-го кре­сто­во­го по­хо­да (под 1204 год), из­бие­нии ря­зан­ских кня­зей в 1217 году в с. Иса­ды кн. Гле­бом Вла­ди­ми­ро­ви­чем (под 1218 год), Калк­ской бит­ве 1223 года (под 1224), мон­го­ло-та­тар­ском на­ше­ст­вии (под 1238 год). Эти рас­ска­зы бы­ли, по-ви­ди­мо­му, за­пи­са­ны в Нов­го­ро­де на ос­нове уст­ных сви­де­тельств, спе­ци­аль­но для за­не­се­ния их в ле­то­пись. На­дёж­ные слу­чаи ис­поль­зо­ва­ния вла­дыч­ны­ми ле­то­пис­ца­ми ле­то­пис­ных ис­точ­ни­ков не нов­го­род­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния ог­ра­ни­чи­ва­ют­ся не­сколь­ки­ми из­вес­тия­ми за 1201-1203 годы, воз­во­ди­мы­ми к вла­ди­мир­ско­му ле­то­пи­са­нию.

По­ми­мо вла­дыч­ной ле­то­пи­си, стар­ший и млад­ший из­во­ды НПЛ име­ли свои до­пол­нительные ис­точ­ни­ки. Не­по­сред­ст­вен­ным ори­ги­на­лом Си­но­даль­но­го спи­ска в час­ти до 1195 года по­слу­жи­ла до­пол­нен­ная ме­ст­ны­ми за­пи­ся­ми ко­пия вла­дыч­ной ле­то­пи­си, на­ча­тая свящ. Гер­ма­ном Во­ятой ме­ж­ду 1144 и 1188 годы. Эту ле­то­пись од­ни ис­сле­до­ва­те­ли свя­зы­ва­ют с церковью Св. Яко­ва в Лю­ди­не или Не­рев­ском кон­це Нов­го­ро­да (Д.И. Про­зо­ров­ский, М.П. По­го­дин, А.А. Шах­ма­тов, Д.С. Ли­ха­чёв, Г.И. Вздор­нов, В.Л. Янин), дру­гие — с Юрь­е­вым мон. близ Нов­го­ро­да (И. М. Троц­кий, В. Во­дов). Бес­спор­но в Юрь­е­ве монастыре сде­ла­ны за­пи­си на по­след­них лис­тах ру­ко­пи­си. До­пол­нительными ис­точ­ни­ка­ми млад­ше­го из­во­да НПЛ яви­лись Жи­тие Алек­сан­д­ра Нев­ско­го, по­ме­щён­ное фраг­мен­та­ми под 1240/1241, 1242/1243, 1246/1247, 1251/1252 годы, ска­за­ние об убие­нии в Ор­де чер­ни­гов­ско­го кн. Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча и его боя­ри­на Фё­до­ра (6753) и рас­сказ о Ку­ли­ков­ской бит­ве 1380 года, из­вле­чён­ный из ран­не­мос­ков­ско­го ле­то­пис­но­го па­мят­ни­ка. Эти тек­сты, ско­рее все­го, во­шли в со­став НПЛ при пе­ре­пис­ке вла­дыч­ной ле­то­пи­си в са­мом конце XIV — начале XV веков.

Текст вла­дыч­ной ле­то­пи­си не­од­но­крат­но ис­поль­зо­вал­ся в нов­го­род­ском ле­то­пи­са­нии. Он стал од­ним из главных ис­точ­ни­ков Нов­го­род­ско-Со­фий­ско­го сво­да — про­то­гра­фа Нов­го­род­ской 4-й и Со­фий­ской 1-й ле­то­пи­сей и че­рез его по­сред­ст­во во­шёл в об­ще­рус­ское ле­то­пи­са­ние XV-XVI веков. Не­за­ви­си­мым об­ра­зом нов­го­род­ская вла­дыч­ная ле­то­пись от­ра­зи­лась в Твер­ском ле­то­пис­ном сбор­ни­ке.

Осо­бое зна­че­ние НПЛ име­ет для ис­то­рии на­чаль­но­го древне-русского ле­то­пи­са­ния. Со­глас­но ги­по­те­зе А.А. Шах­ма­то­ва, раз­де­ляе­мой боль­шин­ст­вом совр. ис­сле­до­ва­те­лей, в древ­ней­шей час­ти млад­ше­го из­во­да НПЛ от­ра­зил­ся ки­ев­ский На­чаль­ный свод 1090-х годов, ле­жа­щий в ос­но­ве «По­вес­ти вре­мен­ных лет». Пред­по­ло­же­ние Шах­ма­то­ва о том, что текст это­го сво­да ока­зал­ся в НПЛ в XV веке, за­ме­нив со­бой текст «По­вес­ти вре­мен­ных лет», в на­стоя­щее вре­мя от­кло­не­но; по-ви­ди­мо­му, на На­чаль­ном сво­де, про­дол­жен­ном за­пи­ся­ми до 1115 года, нов­го­род­ское ле­то­пи­са­ние ос­но­вы­ва­лось уже на кня­же­ском сво­де 1110-х годов.

Изд.: Нов­го­род­ская пер­вая ле­то­пись стар­ше­го и млад­ше­го из­во­дов / Под ред. А.Н. На­со­но­ва. М.; Л., 1950 (фак­си­миль­ное пе­ре­изд. — Пол­ное со­б­ра­ние рус­ских ле­то­пи­сей. М., 2000. Т. 3); Нов­го­род­ская ха­ра­тей­ная ле­то­пись. М., 1964.

Дополнительная литература:

Про­зо­ров­ский Д.И. Кто был пер­вым пи­са­те­лем пер­вой Нов­го­род­ской ле­то­пи­си? СПб., 1852;

По­го­дин М.П. Нов­го­род­ские ле­то­пи­си // Из­вес­тия Им­пе­ра­тор­ской АН по от­де­ле­нию рус­ско­го язы­ка и сло­вес­но­сти. СПб., 1857. Т. 1. Вып. 3;

Шах­ма­тов А.А. Ра­зы­ска­ния о древ­ней­ших рус­ских ле­то­пис­ных сво­дах. СПб., 1908;

Троц­кий И.М. Опыт ана­ли­за пер­вой Нов­го­род­ской ле­то­пи­си // Из­вес­тия АН СССР. Сер. 7. От­де­ле­ние об­ще­ст­вен­ных на­ук. 1933. № 5;

Ли­ха­чев Д.С. «Со­фий­ский вре­мен­ник» и нов­го­род­ский по­ли­ти­че­ский пе­ре­во­рот 1136 г. // Ис­то­ри­че­ские за­пис­ки. М., 1948. Т. 25;

Янин В.Л. К во­про­су о ро­ли Си­но­даль­но­го спи­ска Нов­го­род­ской I ле­то­пи­си в рус­ском ле­то­пи­са­нии XV в. // Ле­то­пи­си и хро­ни­ки. 1980. М., 1981;

Гип­пи­ус А.А. К ис­то­рии сло­же­ния тек­ста Нов­го­род­ской пер­вой ле­то­пи­си // Нов­го­род­ский ис­то­ри­че­ский сбор­ник. СПб., 1997. Вып. 6(16);

он же. Нов­го­род­ская вла­дыч­ная ле­то­пись и ее ав­то­ры: ис­то­рия и струк­ту­ра тек­ста в лин­гвис­ти­че­ском ос­ве­ще­нии // Лин­гвис­ти­че­ское ис­точ­ни­ко­ве­де­ние и ис­то­рия рус­ско­го язы­ка. 2004–2005. М., 2006;

«Повесть временных лет», также называемая «Первоначальной летописью» или «Несторовой летописью», – наиболее ранний из дошедших до нас древнерусских летописных сводов начала XII века. Известен по нескольким редакциям и спискам с незначительными отклонениями в текстах, внесёнными переписчиками. Был составлен в Киеве.

История создания летописи. Автор летописи указан в Хлебниковском списке как монах Нестор, известный агиограф рубежа XI–XII веков, монах Киево-Печерского монастыря. Хотя в более ранних списках это имя опущено, исследователи XVIII–XIX веков считали Нестора первым русским летописцем, а «Повесть временных лет» – первой русской летописью. В настоящее время признаётся, что первая изначальная редакция «Повести временных лет» монаха Нестора утрачена, а до нашего времени дошли доработанные версии. При этом ни в одной из летописей нет указаний на то, где именно оканчивается «Повесть временных лет».

Вторая редакция читается в составе Лаврентьевской летописи (1377 год) и других списках.

Третья редакция содержится в составе Ипатьевской летописи – в старейших списках: Ипатьевском (XV век) и Хлебниковском (XVI век). В одну из летописей второй редакции под годом 1096 добавлено самостоятельное литературное произведение, «Поучение Владимира Мономаха», датируемое 1117 годом.

Охваченный в «Повести временных лет» период истории начинается с библейских времён в вводной части и заканчивается 1117 годом (в 3-й редакции). Датированная часть истории Древнерусского государства начинается с лета 6360 (852 год).

Основными источниками «Повесть временных лет» стали

  • устные исторические предания, легенды, эпические героические песни;

  • греческие, болгарские хроники (создатели летописи соотносят события, происшедшие в Русской земле, с событиями греческими и болгарскими);

  • агиографическая литература (жития);

  • нравы и обычаи племен, из которых по развитию культуры выделяется племя полян (племена бассейна Днепра, Волхова и озера Ильмени, Волго-Окского междуречья, Южного Буга и Днестра).

В центре «Повести временных лет» – Русская земля, идея её самостоятельности, независимости от Византии, идея могущества Русской земли, роль народа в защите Русской земли в борьбе против внешних врагов, в объединении, в прекращении усобиц.

Ведущая, основная тема «Повести временных лет» – тема Родины.

Жанры «Повести временных лет»:

  • погодная запись (по годам) – краткая информация о происшедших событиях, позволявшая вносить в летопись новые сказания и повести, исключать старые, дополнять летопись записями о событиях последних лет, современником которых был её составитель;

  • исторические сказания о первых русских князьях, их походах на Царьград;

  • исторические предания, связанные с дружинным героическим эпосом – о гибели князя Олега Вещего;

  • исторические легенды;

  • исторические повести, рассказывающие о важнейших исторических событиях, о том, что предшествовало событию, о его причинах: «Повесть о Васильке Теребовльском», о его вероломном ослепление князем Святополком; «Об убиении Борисовом» – исторические факты убийства Святополком своих братьев Бориса и Глеба;

  • агиография (жития) – рассказы о жизни, смерти святых людей, о их подвигах, каждому святому соответствовал свой тип жития; отличительной особенностью княжеских житий являлся историзм;

  • надгробные похвальные слова (некролог княгини Ольги).

Для подготовки нового варианта издания использовалась Ипатьевская летопись 1908 года, содержащая «Повесть временных лет» преподобного Нестора.

Основная цель издания ― передать читателю красоту древнерусской речи и письма, доступно донести изобразительные средства произведения, мысль, особенности письма летописца, сообщает пресс-служба Киево-печерской лавры, выпустившей книгу.

«Повесть временных лет» снабжена отреставрированными художественными копиями миниатюр из Радзивиловской летописи, которые передают уникальные детали событий и мировоззрения того времени.

В наборе сохранена грамматика переписчика, отличается написание одного и того же слова в разных местах текста. В сносках даны необходимые пояснения. Иллюстрации сопровождаются подписями, авторский текст ― параллельным переводом.

Но главной ценностью «Повести временных лет», безусловно, является ее содержание.

Необычайно широкий круг источников, осмысленных с единой, строго церковной точки зрения, позволил преподобному Нестору написать историю Руси как составную часть и всемирной истории, и истории спасения человеческого рода.

Преподобный Нестор излагает историю Православия на Руси в главных моментах его становления. Он говорит о первом упоминании русского народа в церковных источниках; повествует о создании славянской грамоты святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, о крещении святой равноапостольной Ольги в Константинополе. Летопись преподобного Нестора сохранила для нас рассказ о первом православном храме в Киеве об исповедническом подвиге святых варягов-мучеников, об «испытании вер» святым равноапостольным Владимиром и, самое главное, о Крещении Руси в 988 году.

Первому русскому церковному историку обязаны мы сведениями о первых митрополитах нашей Церкви, о возникновении Печерской обители, о ее основателях и подвижниках.

Преподобный Нестор скончался около 1114 года, завещав Печерским инокам-летописцам продолжение своего великого труда. Его преемниками в летописании стали игумен Сильвестр, придавший современный вид «Повести временных лет», игумен Моисей Выдубицкий, продливший ее до 1200 года, наконец, игумен Лаврентий, написавший в 1377 году древнейший из дошедших до нас списков, сохранивших «Повесть» преподобного Нестора.

Время преподобного Нестора было нелегким как для государства, так и для Церкви. Русь терзали княжеские междоусобицы, степные кочевники-половцы хищными набегами разоряли города и села, угоняли в рабство людей, сжигали храмы и обители. Преподобный Нестор был очевидцем разгрома Печерской обители в 1096 году. И в его летописи дано богословское осмысление нашей истории. Духовная глубина, историческая верность и патриотизм «Повести временных лет» ставят ее в ряд высочайших творений мировой письменности.

Глава 1

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

Огромное количество трактовок и прочтений русских летописей вынуждает нас отвергнуть все разом, собрать голые факты, и на их основе заново выстроить логичную версию происходивших событий. Для построения версии на другой принципиальной основе, применим испытанный дедуктивный метод, которым так увлек мир Артур Конан-Дойл. Его принцип прост: когда вы встречаете человека с нечетным количеством цветов, то не можете определить, идет он на свидание, в театр или в гости. Но если вы заметите в его руках еще и торт, то сомнения отпадут. Другие детали могут подсказать к кому, куда, на сколько, и по какому случаю движется изучаемый объект. Факт, мотивация, причинно-следственная связь — вот необходимый набор, который потребуется для восстановления нашей затуманенной начальной истории. Мы будем изучать характерные детали.

За основной первоисточник мы возьмем, как полагается, «Повесть временных лет», созданную монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. Он использовал более ранние хроники и своды, обобщил все и привязал события к годовой сетке. После Нестора ПВЛ писали еще два летописца, но мы не будем заходить так далеко — там все подробно, понятно и логично. Для удобства автором «Повести временных лет» будем называть Нестора. Сохранилось несколько списков летописи — мы возьмем самый древний —Лаврентьевский (1377 года), получивший такое название по имени переписчика. Нам будет достаточно адаптированной Д. С. Лихачевым версии. Принцип расследования следующий: там, где описания ПВЛ будут подтверждаться, либо в других источниках, либо археологическими данными, либо логикой, мы будем принимать их за основу. Но в первую очередь мы постараемся отслеживать политические и экономические мотивы, оправдывающие логику описываемых в летописях событий.

Перед тем как начать, хочу указать на несколько важных деталей. Поскольку в те времена не было телевидения, люди думали собственной головой и были гораздо дальновиднее современных. Непростые условия существования постоянно стимулировали их мозг, и он людей не подводил — иначе нас, потомков, просто не было бы. Только благодаря уму и проницательности наших предков нам досталось их наследство. Будем же относиться к ним соответственно — глупых среди них было мало. Но глупые попадались — как же без них!

Сообщения летописи следует рассматривать подобно сообщениям современных выпусков новостей — глава государства прибыл, решил, указал и т.п. Подробности, которых нет у летописца, постарайтесь представить самостоятельно. Если князь пошел войной, то это целый аппарат заработал — от заготовки фуража, до строительства судов, и от поставщиков оружия до создания административного центра на завоеванных территориях.

Дорог (транспортных артерий) на территории проживания славян в лесной зоне не было — сообщения были водными. Путешествие водным транспортом было менее энергозатратным и хлопотным, сравнительно безопасным, но сезонным. Основой экономического развития, как и всегда, была торговля. Чем дальше забирались купцы, тем выше оказывалась их прибыль. Торговый караван мог составлять более тысячи человек и нескольких десятков судов. Купцы самостоятельно защищали свой товар от разбойных нападений и соединялись в целые отряды. Активно использовался рабский труд. Основу перевозимых по миру купцами товаров составляли кожа, шерсть, ковры и хлопчатобумажные ткани, золотошвейные ткани, шелк, косметика, военное снаряжение, золото и серебро, полудрагоценные камни и изделия из стекла, фарфор и металлическая посуда, лакированные изделия, чай, рис, соль, пряности, лошади, охотничьи собаки и птицы. Был и самый дорогой товар — рабы.

Если не возражаете, начнем. Первым делом давайте поищем мотивы возникновения древнерусского государства. Искать попробуем в географическом расположении. И пока ученые мужи закапываются все глубже в архивы, мы, наоборот, постараемся вознестись как можно выше и посмотреть на начало русской истории с высоты птичьего полета.

Внимательно присмотритесь к карте — на пути купеческих караванов следующих по Шелковому пути из Средней Азии в Европу, в IX веке становится неспокойно: участились разбои и войны, а значит, растут и налоги. Причина неспокойствия региона — экономическая — торговые пути из Азии в Европу и контроль над ними. Арабское завоевание сменяют постоянные раздоры шиитов и суннитов, что приводит регион к раздробленности и междоусобицам. В этой борьбе отстаивает свои экономические интересы и империя ромеев (Византийская империя).

Купечество в тревоге: как торговать, как не потерять товар и сверхприбыль (трансконтинентальная торговля приносила до 1500% прибыли)? Можно ли сэкономить на накладных расходах? Еще раз взгляните на карту и поищите альтернативные маршруты из Средней Азии в Европу. Рекомендую искать водные пути — передвижение на корабле выгоднее, безопаснее, быстрее. Для купечества только плюсы: проблем с вьючными животными нет, грузоподъемность выше, на стоянках экономится время и средства, рабы не разбегаются, опасность заражений болезнями снижается.

Рис. 1. Карта речных путей и расселения племен

Надеюсь, что вам удалось разглядеть пару-тройку маршрутов, и мы можем сравнить наши результаты. Маршруты начнем от юго-восточного побережья Каспийского моря и далее через Хазарию по Куме, затем Кубани в Черное море, оттуда по Дунаю до империи франков, или по Днестру до Западного Буга, затем в Вислу и Балтику. Другой маршрут — опять через Хазарию, но по Волге до Белоозера и далее в Ладогу и Финский залив. Есть и другой путь из Каспия на Балтику — по Волге до Ржева, далее в Западную Двину и в Балтику. Почему я так подробно останавливаюсь на водных торговых путях? Да потому, что вся начальная русская история теснейшим образом связана с битвой за контроль над этими «золотыми жилами». Это вполне сравнимо с сегодняшней углеводородной войной. Торговые пути Средневековья также наполняли бюджеты, как сегодняшние газо- и нефтепроводы. Под таким углом зрения мы и попытаемся исследовать первоисточники.

Слово монаху Киево-Печерской лавры летописцу Нестору:

«В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом. Вот почему с этой поры начнем и числа положим. «От Адама и до потопа 2242 года, а от потопа до Авраама 1000 и 82 года, а от Авраама до исхода Моисея 430 лет, а от исхода Моисея до Давида 600 и 1 год, а от Давида и от начала царствования Соломона до пленения Иерусалима 448 лет» а от пленения до Александра 318 лет, а от Александра до рождества Христова 333 года, а от Христова рождества до Константина 318 лет, от Константина же до Михаила сего 542 года». А от первого года царствования Михаила до первого года княжения Олега, русского князя, 29 лет, а от первого года княжения Олега, с тех пор как он сел в Киеве, до первого года Игорева 31 год, а от первого года Игоря до первого года Святославова 33 года, а от первого года Святославова до первого года Ярополкова 28 лет; а княжил Ярополк 8 лет, а Владимир княжил 37 лет, а Ярослав княжил 40 лет. Таким образом, от смерти Святослава до смерти Ярослава 85 лет; от смерти же Ярослава до смерти Святополка 60 лет.

В год 6366 (858). Царь Михаил отправился с воинами на болгар по берегу и морем. Болгары же, увидев, что не смогли противостоять им, попросили крестить их и обещали покориться грекам. Царь же крестил князя их и всех бояр и заключил мир с болгарами.

В год 6367 (859). Варяги из заморья взымали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма.

В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах— находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик. И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. Испросили: «Чей это городок?». Те же ответили: «Были три брата, Кий, Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам». Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде».

Только задумайтесь, во что нам Нестор предлагает поверить: купеческие города ищут себе руководителя! Причем, на удалении в сотни километров друг от друга (от Новгорода до Белозерска по прямой 400 км!) несколько народов нуждаются в установлении у них порядка. Олигархам требуется премьер-министр! А то ведь налоги некому платить! Новгород такой же купеческий город, как Венеция и вдруг приглашает варягов, которые уже несколько десятилетий держат в страхе всю Европу! А новгородские купцы зовут их к себе! Порядок навести…

Как эти варяги, наевшись мухоморов (транквилизаторов), наводили порядок в Европе, мы знаем из средневековых хроник — в 820 г. отряд викингов проник в устье Сены и опустошил ее берега. В 832 году флотилия датских кораблей по притоку Рейна дошла до крупного торгового центра Дорестад во Фризии и разграбила его. Дорестад викинги опустошали ежегодно до 837 года. В 841 году норманны поднялись по Сене и разграбили монастырь Сен-Вандриль-де-Фонтенель. В 842 году скандинавы захватили Нант. В 844 году флот викингов из 100 кораблей атаковал северное побережье Испании, Лиссабон, Кадис и северное побережье Марокко. В 845 году флот датского разбойника Рагнера захватил и разграбил Париж. В том же 845 году норманны разграбили Гамбург. В 859 году Бьерн Железнобокий во главе флота из 62 кораблей прошел через Гибралтарский пролив, ураганом опустошил земли Северного Марокко, южной Франции, разорил итальянские Пизу, Луну и Фьезоле. Затем корабли скандинавов достигли Византийских пределов… Не было от них житья и славянам.

Как оказалось, не только удача сопутствовала норманнам при атаках на европейские города. У них были сообщники. В ряде случаев, выжившие свидетели нападений, рассказывали, что викинги прибывали под прикрытием торговых караванов. Жители городов просто не ожидали столь подлого нападения. О том, кто предоставлял северным разбойникам свои корабли, мы поговорим чуть позже.

И вот в такой нервной обстановке, изгнавши разбойников-варягов, славянские купеческие города решили вновь пригласить их «судить по праву»! Свои сомнения по поводу версии, изложенной монахом Киево-Печерской лавры, высказывал еще Карамзин:

«Начало Российской Истории представляет нам удивительный и едва ли не беспримерный в летописях случай. Славяне добровольно уничтожают свое древнее правление и требуют Государей от Варягов, которые были их неприятелями. Везде меч сильных или хитрость честолюбивых вводили Самовластие (ибо народы хотели законов, но боялись неволи): в России оно утвердилось с общего согласия граждан: так повествует наш Летописец…»

Кстати, у византийского императора Константина Багрянородного в сочинении «Об управлении империей», составленном в 948—952 гг. мы можем прочесть историю о том как торговому городу славян — Венеции предложил «навести порядок» вполне цивилизованный европейский монарх:

«Когда король Пипин явился против венетиков с крупным сильным войском, он обложил переправу, ведущую с суши на острова Венеции, в месте, называемом Аивола. Поэтому венетики, видя, что на них идет со своим войском король Пипин и что он намерен отплыть с конями к острову Мадамавку (этот остров лежит близ материка), бросая шпангоуты, перегородили всю переправу. Оказавшись в бездействии, войско короля Пипина (ибо он был не в состоянии переправить их в ином месте) простояло напротив венетиков, на суше, шесть месяцев, воюя с ними ежедневно. Тогда как венетики поднимались на свои суда и устраивались позади набросанных ими шпангоутов, король Пипин стоял со своим войском на морском берегу Венетики, воюя луками и пращами, не позволяли им переправиться на остров. Так, ничего не достигнув, король Пипин заявил венетикам: «Будьте под моею рукою и покровительством, ибо вы происходите из моей страны и державы». Но венетики ему возразили: «Мы желаем быть рабами василевса ромеев, а не твоими». Однако побуждаемые долго сваливавшимися на них бедами венетики заключили мирный договор с королем Пипином на условии уплаты ему крупного пакта. Но с тех пор ежегодно пакт уменьшается, хотя сохраняется и доныне. Ибо венетики уплачивают правителю королевства Италии, или Папии, ежегодно легкую дань из 36 литр. Таким-то образом прекратилась война между франками и венетиками. Когда же народ начал спасаться бегством в Венецию и скапливаться здесь, так что собралось множество народа, они провозгласили дукой над собой человека, превосходящего прочих благородством. Первый дука появился в их среде прежде, чем против них пошел король Пипин. Дукат в то время находился в месте, именуемом «Цивитанува», что означает «Новая крепость». Но поскольку названный островок находится близко от суши, с общего решения они перенесли дукат на другой островок, на котором он расположен и ныне, так как тот отдален от суши настолько, насколько можно различить человека, сидящего на коне».

Вот такая история. Вполне реалистичная для торгового города, так сказать, нормальная, адекватная реакция. А у нас что? «Приходите княжить и владеть нами». А два мужа «не родственники его, но бояре», Аскольд и Дир вообще отправились за сотни верст в Киев и там их тоже приняли с распростертыми объятиями. Возникло даже понятие Киевская Русь — мощного государственного образования дерзнувшего нападать на Византийскую империю:

«В год 6374 (866). Пошли Аскольд и Дир войной на греков и пришли к ним в 14-й год царствования Михаила. Царь же был в это время в походе на агарян, дошел уже до Черной реки, когда епарх прислал ему весть, что Русь идет походом на Царьград, и возвратился царь. Эти же вошли внутрь Суда, множество христиан убили и осадили Царь-град двумястами кораблей. Царь же с трудом вошел в город и всю ночь молился с патриархом Фотием в церкви святой Богородицы во Влахерне, и вынесли они с песнями божественную ризу святой Богородицы, и смочили в море ее полу. Была в это время тишина и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и снова встали огромные волны, разметало корабли безбожных русских, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось избегнуть этой беды и вернуться домой».

Нападение действительно было в 860 году, о чем мы узнаем из византийских источников. 18 июня 860 года русы под предводительством Аскольда громили окрестности ромейской столицы, а Константинопольский патриарх Фотий вопрошал в Софийском соборе:

«Что это? Что за удар и гнев столь тяжелый и поразительный? Откуда нашла на нас эта северная и страшная гроза? Какие сгущенные облака страстей и каких судеб мощные столкновения воспламенили против нас эту невыносимую молнию?.. Где теперь император христолюбивый? Где воинство? Где оружие, машины, военные советы и припасы? Не других ли варваров нашествие удалило их и привлекло к себе все это?.. Народ вышел от страны северной, устремляясь как бы на другой Иерусалим, и племена поднялись от краев земли, держа лук и копье. Они жестоки и немилосердны; голос их шумит как море; мы услышали весть о них или, лучше, увидели грозный вид их, и руки у нас опустились… Неожиданное нашествие варваров не дало времени молве возвестить о нем, дабы можно было придумать что-нибудь для безопасности. Не выходите в поле и не ходите по дороге, ибо меч со всех сторон».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на Litres.ru