Самодура

/ Сочинения / Островский А.Н. / Гроза / Дикой и Кабаниха — «Самодуры русской жизни»

А. Н. Островский в пьесе «Гроза”, написанной им в 1859 году, показал быт и нравы русского провинциального общества того времени. Он раскрыл проблемы морали и недостатки этого общества, которые мы и попытаемся рассмотреть, показав главные черты самодурства некоторых персонажей пьесы. В данном случае имеет смысл взять двух наиболее ярких представителей общества времен Островского — Дикого и Кабаниху. Рассматривая этих персонажей по отдельности и сравнивая их, мы сможем выявить основные черты самодурства и также некоторые пороки и недостатки.
Очень часто характер героя может четко отразиться в реакции окружающих на его поведение и в репликах, относящихся к нему. Так произошло и в данном случае. Жители Калинова говорят о Диком и Кабанихе очень часто, и это дает возможность получить о них богатый материал. В разговоре с Кудряшом Шапкин называет Дикого «ругателем”, Кудряш же называет его (Дикого) «пронзительным мужиком”. Кабаниха называет Дикого «воином”. Все это говорит о сварливости и нервозности его характера, потому что Шапкин и Кудряш ругают его между собой не просто так, видя, как Дикой отчитывает Бориса. Отзывы о Кабанихе тоже не слишком лестные. Кулигин называет ее «ханжой” и говорит, что она «нищих оделяет, а домашних заела совсем”. Это характеризует купчиху с плохой стороны. Более полное, на мой взгляд, представление о человеке может дать его речь, то есть привычные и специфические выражения, присущие только данному герою. Мы можем увидеть, как Дикой как ни в чем не бывало просто так может обидеть человека. Он говорит Борису: «Провались ты! Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом”. Из этой его фразы мы видим, что он безграмотен (говорит «с езуитом” вместо «с иезуитом”), так он еще и сопровождает свою речь плевком, что окончательно показывает его бескультурье. Вообще, на протяжении всей пьесы мы видим его пересыпающим свою речь бранью («Ты еще что тут! Какого еще тут черта водяного!”), что показывает его человеком крайне грубым и невоспитанным. Взять хотя бы пример, когда он как-то вечером зашел к Кабанихе и накричал на нее… Кабаниха же в своей речи пытается прикинуться доброй и ласковой, хотя иногда именно речь обнаруживает отрицательные черты ее характера, например страсть к деньгам. Иногда купчиха становится в позу: «Ну, ты не очень горло-то распускай!” — обращается к Дикому.
Поступки же, характеризующие самодурство Дикого и Кабанихи, представляют особый интерес. Дикой груб и прямолинеен в своей агрессивности, он совершает поступки, порой вызывающие недоумение и удивление у окружающих. Он способен обидеть и побить мужика, не отдавая тому денег, а потом на глазах у всех стоять перед ним в грязи, прося прощения. Он буян, и в буйстве своем способен метать громы и молнии на своих домашних, в страхе скрывающихся от него.
Кабаниха же до абсурда слепо предана своим старым традициям, заставляя всех домашних плясать под свою дудку. Она заставляет Тихона по-старинному прощаться со своей женой, вызывая смех и чувство сожаления у окружающих.
Остается заметить, что и Дикой, и Кабаниха очень набожны и религиозны. Дикой, например, в грозе видит возмездие.
Итак, мы рассмотрели основные черты самодурства героев. Остается выяснить вопрос: кто же из них страшнее в своей жизненной концепции и принципах? С одной стороны, кажется, что Дикой грубее, сильнее и, следовательно, страшнее. Но, приглядевшись поближе, мы видим, что Дикой способен только кричать и буйствовать. Зато перед нами приоткрывается страшная и деспотичная сущность Кабанихи. Она сумела подчинить себе всех, держит все под контролем, она даже пытается управлять взаимоотношениями людей, что и приводит Катерину к гибели. Кабаниха хитра и умна, в отличие от Дикого, и это делает ее более страшной.
Итак, все вышеприведенное, на мой взгляд, не только показывает основные черты самодурства Кабанихи и Дикого, но в целом может отражать проблемы и недостатки русского общества того времени.

Беру!

70546 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

Стихотворение А.А. Фета «Весенний дождь» (восприятие, истолкование, оценка)

/ Сочинения / Островский А.Н. / Гроза / Образы купцов-самодуров в пьесе А. Н. Островского «Гроза»

Тип: Характеристика героев

Великая русская река Волга неторопливо несет свои тяжелые воды вниз по течению. Деревья на берегу спокойно покачиваются под теплым ветерком, от которого бежит по воде легкая рябь. Эта картина так прекрасна и безмятежна, что, читая начало драмы «Гроза», хочется думать, что все люди в городе, стоящем на высоком берегу, добры и счастливы. Однако она еще более подчеркивает, какая страшная трагедия произошла здесь, среди этой суровой безмятежной красоты. Мы в городе Калинове.
С первого взгляда, город как город. Но, приглядевшись, понимаем, что Калинов — воплощение жестокости и бесчеловечности. Кругом заборы, которыми люди хотят отгородиться не только друг от друга, но и от всего нового. Время словно застыло. Это мертвое царство принадлежит Диким и Кабанихам. Это «безобразна тьма». Изредка эту тьму пронизывают робкие лучики света. Но они гаснут, как Катерина. Эта девушка сумела воспротивиться «темному царству», выразить протест против самодурства.
Купца Дикого мы видим в первом явлении, ругающим Бориса. Шапкин так отзывается о нем: «уж такого-то ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать еще! Ни за что человека оборвет». Позже мы убедимся, что брань — единственные слова, которые произносит Дикой. Ругает он всех по поводу и без повода. Вот и Борису досталось за то, что он попался ему на пути.
В разговоре с Кабанихой мы узнаем, в чем причина такого поведения Дикого: «Только заикнись мне о деньгах, у меня всю нутренную разжигать станет; всю нутренную вот разжигает, да и только; ну, и в те поры ни за что обругаю человека». Всем домашним житья нет от него. Даже Кабаниха удивляется: «Сколько у тебя народу в доме, а на тебя на одного угодить не могут». Однако мы понимаем, что «нутренную» Дикой разжигает себе специально: знает, что к нему сердитому никто не подойдет.
Все мужики на Дикого жалуются: совсем их закабалили, трудятся даром. Дикой никого «путем не разочтет». А тот по копейке тысячи наживает. От Бориса мы узнаем безобразную историю о наследстве. Из-за его угнетенного положения Дикой пользуется бесплатным трудом племянника, всячески унижает его. На ругательстве основывается вся власть Дикого. Мы можем сделать вывод: социально-психологические корни самодурства — в покорности народа, во всевластии денег.
Самодурство Кабанихи иного характера. Она ревностно охраняет устои старого мира, где все основано на подчинении и пресмыкании. Для Кабанихи важнее всего — закон, заведенный издревле порядок. Она полностью подчинила себе сына, тиранит сноху. Тихон в силу своей слабохарактерности не может воспротивиться матери. Он признается: «Да я, маменька, и не хочу своей волей жить». Воля в пьесе Островского — это право на независимость, на человеческое достоинство. Но под волей подразумевается и другой, новый мир. Против этого и протестует Кабаниха.
Жизнь купцов-самодуров медленна, нетороплива, обособлена, основана на жестоких, противоестественных человеческих отношениях. Всю свою грубость, властность Кабаниха прикрывает мнимым благолепием. С ее уст не сходит имя Господа, а, между тем, Кабаниха — тиран не только на словах, но и на действиях.
Самодурство купцов — это своеобразная реакции на попытку независимости, на протест здоровой, свободной человеческой натуры. Оно несовместимо с жизнью, красотой и счастьем.
И все же «темное царство» не всемогуще. Старый мир обречен, так как в пьесе есть люди, способные противостоять ему.

Беру!

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Обладатель фамилии Самодуров может гордиться ею, поскольку это семейное наименование является замечательным памятником славянской письменности, культуры и истории.

Фамилия Самодуров относится к распространенному типу семейных наименований, образованных от мирских имен.

У славян издавна существовала традиция давать человеку прозвище в дополнение к имени, полученному им при крещении. Дело в том, что церковных имен было сравнительно немного, и они часто повторялись. Поистине неисчерпаемый запас прозвищ позволял легко выделить в обществе человека. В большинстве случаев прозвища полностью вытесняли крестильные имена не только в повседневной жизни, но и в официальных документах.

В основе фамилии Самодуров лежит мирское имя Самодур. Русский драматург А.Н. Островский (1823–1886) в одной из своих комедий дает такое определение этого слова: «Самодур – это называется, коли вот человек никого не слушает, ты ему хоть кол на голове теши, а он все свое». Считается, что именно Островский ввел в широкое употребление слово «самодур», следовательно, можно говорить о том, что фамилия Самодуров, скорее всего, появилась только в XIX веке. Нужно отметить, что фамильные наименования в русском языке стали использоваться сравнительно недавно. За некоторыми родами фамилии начали закрепляться уже в XV–XVI веках, за купцами – в XVI-XVIII, за представителями духовенства – с конца XVIII, а за крестьянами – только в XIX веке.

Возможно, Самодур – это имя-оберег, которое обладало, согласно языческим верованиям славян, магическими, «охранительными» свойствами. Родители нередко давали детям имена, несущие отрицательные, негативные значения, в надежде, что такие имена способны перенять на себя все зло, которое может случиться с их ребенком. Самодуром могли назвать мальчика, чтобы он рос послушным и прилежным, был добряком и альтруистом. Таково было представление наших далеких предков о влиянии имени на судьбу человека.

Первые фамилии, которые стали возникать только в XV–XVI веках, поначалу обозначали отчество, принадлежность к такому-то роду, что передавалось при помощи определенных суффиксов. При образовании фамилии Самодуров использовался русский суффикс -ов, который указывал на имя или прозвище отца, поэтому изначально данное семейное имя означало буквально «сын Самодура».

Оформляться такие фамилии начали уже с XVI века в переписных книгах податного населения, где согласно царскому указу требовалось писать всех «по именом с отцы и с прозвищи». В архиве в документах за 1630 год находим упоминание такого прозвища: Самодур Федор, крестьянин из местечка Соль Вычегодская.

О точном месте и времени возникновения фамилии Самодуров в настоящее время говорить сложно, поскольку для этого необходимы глубокие генеалогические исследования. Однако можно утверждать, что это семейное имя может многое поведать о жизни и быте наших далеких предков.