Самоуничижение

Самоуничижение паче гордости

Самоуничижение паче гордости

– У меня проблемы с гордыней, пытаюсь бороться с ней методом самоуничижения. До недавнего времени помогало, но теперь мне стало казаться, что я горжусь тем, что считаю себя ничтожеством. Решила воспринимать эту вторичную гордыню как происки врага и использовать её как топливо для ещё большего покаяния и самоукорения. Правильно ли я делаю?

– Хорошо, конечно, с такими духовными вопросами обращаться к своему духовнику, – отвечает протоиерей Алексей Батаногов.

Но что можно с определённостью сказать, что это не совсем правильно. Есть такое изречение, что самоуничижение паче гордости. Это как раз про этот случай. Автор вопроса заметила в себе вторичную гордыню, и действительно так бывает. И в самоуничижении человек может утешать свою гордыню.

Гордость – это такая страсть, с которой справиться очень трудно, практически невозможно. Всю жизнь мы боремся с гордыней: у кого-то это лучше получается, у кого-то хуже, у кого-то совсем не получается. Но если с ней перестать бороться, то она тут же начинает процветать. Это постоянная духовная брань. И бороться надо с проявлениями гордыни. Надо не давать гордыни цвести пышным цветом. Нужно постоянно обрывать цветочки, замечать все проявления гордыни. Раз автор заметила, что в душе вновь проявляется такая вторичная гордыня, то конечно, заметит и другие проявления гордости.

И ещё очень важно, бывает, что гордость проявляется внутри. У Иоанна Лествичника подробно разбирается проблема борьбы с гордостью, и там есть такая мысль: попрал гордость и тут же сразу этим возгордился.

Самоуничижение паче гордости

Нам очень важно научиться поступать не по гордости. Гордость плохой советчик. Внутри мы не можем в полной мере справиться, но поступать по гордости нельзя. Советы по гордости давать не надо, решение по гордости принимать не надо.

Можно назвать такие инструменты для борьбы с гордостью. Противоположная страсти гордости – это добродетель смирение, высшая добродетель. Только в смиренном в сердце живёт любовь. Пока человек не смирится, то не сможет вместить в свое сердце настоящую любовь. Нужно стараться, нужно хотеть видеть преимущество быть смиренным. А недостатки гордости очевидны – на самом деле гордость отдаляет человека от Бога. Есть такие слова, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Вот, страх Божий – это не боязнь Бога, а боязнь, страх удалиться от Бога, страх потерять благодать Божью. Получается, лучшее оружие против гордыни и есть страх Божий.

Очень полезно, когда мы чувствуем, что гордость раздувается, наполняет нас, очень полезно вспомнить свои грехи. Но это не значит, что надо как-то уничижать себя. Есть такие очень замечательные слова, их православные люди знают, особенно те, кто читает утренние молитвы. В 50-ом псалме говорится: грех мой предо мною есть выну. Когда мы чувствуем, что начинаем гордиться, тщеславиться, превозноситься перед другими людьми, тогда полезно вспомнить, что есть грехи и Милостивый Господь их нам прощает, поэтому и гордиться не стоит. А надо благодарить Бога и смиряться.

Что такое гордость и как с ней бороться?

Уничижение

Уничижение как качество личности – склонность ронять, принижать себя, ронять своё достоинство, подвергать себя, свое самолюбие оскорблениям.

Я самый плохой. Я всегда во всем виноват. Я никого не ценю. Я плохо отношусь. Я делаю все не так. Я слышу только себя. Да пошел я.

Сам себе противен Я, потому что Я — Свинья!

— Блин, я жирная! Фу! Как противно! — Милая, не стоит так сильно переживать: у тебя только задница жирная и шея немного, не наговаривай на себя. — Вообще-то я на себя куриный бульон пролила… Чё ты там сказал?!.. Кусок покойника!..

Я жирная, и меня почти никто не любит! — Неправда, не говори так! — Как? — «Почти».

Уничижение, как это ни парадоксально, может стать следствием гордыни. Гордыня – коварное качество личности и порой приобретает замысловатые формы проявления. Она может проявляться в высокомерии, надменности, тщеславии, кичливости, а может, наоборот, перевернуться и пойти по пути самоуничижения.

Например, человек говорит: Я – ничтожество, сама никчемность. Я – абсолютный ноль, десятая спица в колеснице. Мой номер шестнадцатый. Я — «тварь дрожащая». Я – червь ничтожный. Я самый падший из людей. Уничижая, то есть, посрамляя, унижая и бесчестя себя, человек падает на самое дно раболепия и, тем самым, оправдывает свою лень, бездействие и отсутствие решимости. Гордыня и в падении хочет быть самой низшей. Помогает ей в этом уничижение:

К батюшке на исповедь приходит женщина, рассказывает ему об измене мужу и причитает: «Я самая падшая из всех женщин. Самая падшая!». Батюшка говорит: «Успокойся, дочь моя. Ты не самая падшая. Ты просто падшая».

Другая форма проявления уничижения: Три паломника молятся. Первый: — Боже, кто я пред Тобой? Невесомая пылинка, недоступная глазу, гонимая ветром. Второй: — Боже, как я мал перед Твоим величием! Мельчайший, ничтожнейший атом, затерянный в безднах пространства. Третий: — Боже, до чего я крохотен перед Тобой! Маленький червяк… Первый второму: — Нет, ну ты видел этого, с манией величия?

Обычно, люди, находящиеся под влиянием энергии страсти, не любят уничижаться. Совершив дурное дело, непотребный поступок, они включают свой мощнейший оправдательный механизм. На свете нет такой подлости, низости и гадости, которую бы человек в страсти не оправдал относительно себя. Все будут виноваты: карма, погода, наследственность, сглаз, козни и интриги врагов, невезение, но только не он. Занимаясь самообманом, человек в страсти оправдает любоё своё гнусное действо.

К уничижению склонны люди, находящиеся под влиянием энергии благости. Благостный человек делает то, что человеку в страсти кажется глупостью и нелепицей. Он говорит себе: — Я поступил не порядочно. Я не прав. Так делать нельзя. Это не красиво. Я плохой. И в продолжение монолога будет просить у Бога: — Господь, пожалуйста, скажи, что я не прав, чтобы я усвоил свою ошибку на всю жизнь, чтобы я глубже осознал, как можно заблуждаться на свой счёт.

Человек в благости, совершив ошибку, цепко охватывает её разумом не с целью уничижения, самоедства, самокопания. Нет. У него другая цель: он хочет раз и навсегда осознать, что у него есть какие-то недостатки, порочные наклонности, которые и привели к непотребным действиям, и теперь, уже здесь и сейчас он просит у Господа прощения, благословения и сил на преодоление в себе дурных желаний, намерений и наклонностей. Это серьёзная работа над собой. К чему она приводит? К дальнейшему духовному развитию, личностному росту. Милан Кундера в «Жизни не здесь» пишет: «Но если мы вдруг обнаруживаем собственное ничтожество, куда бежать от него? От унижения можно бежать только вверх».

Юрий Климов уничижается:

Сам я себе противен. Похоти через край. Вот перед чем бессилен! Где уж такому в Рай… Видимо перестарался, С грязью мешая любовь… Господи, я ведь сознался… Ну, улыбнись мне вновь!

Вот ещё один пример уничижения.

— Сам себе противен и это даже мягко сказано. Я ненавижу себя за свою слабость, за то что не нахожу в себе сил остановить себя. Моя нынешняя жена — это моя бывшая любовница, из-за которой я разрушил свой первый брак. Оглядываясь назад, понимаю, что с первой у меня любви не было, но была дочь, разрыв с которой был очень болезненным. Но сейчас не об этом. Женившись второй раз и женившись по любви (а это была именно любовь, я в этом точно уверен), я думал ну вот всё, конец прошлой блудливой жизни. И действительно пару лет я даже и не поворачивал голову в другую сторону. А потом понеслось всё, как и раньше — ни одной юбки мимо. И ведь самое страшное, что любовь как то незаметно прошла, выжиг я ее из себя своими похождениями. Очень боюсь потерять свою семью и остановиться не могу. Иной раз думаю: — Хоть бы отсох он у меня, чтобы из башки вся эта дурь вышла. Так тогда жена мне изменять начнет.

Человек достигает смиренности, мудрости, пройдя через внешнее уничижение перед людьми. Это очень ответственный и в то же время тяжелый этап на пути духовного роста. Далеко не всем он по плечу. Воздействие оскорбления на человека зависит не от силы уничижения и не от того, насколько злобен обидчик, а от духовного настроя самого человека.

Вячеслав Тулупов утверждает: «Если мы во время внешних уничижений теряем терпение, то проявляем свою духовную немощь. В этот момент из нашего сердца поднимается скрытая в его глубинах гордость. Если же мы искренно считаем себя самыми грешными и скверными рабами Божиими, то притеснения и оскорбления не могут расстроить нас. Наоборот, они приносят нам радость, так как благодаря им происходит очищение грехов и исправление наших недостатков».

Авва Дорофей говорил: «Каждый молящийся Богу: «Господи, дай мне смирение,» — должен знать, что он просит Бога, дабы Он послал ему кого-нибудь оскорбить его. Итак, если кто-либо оскорбляет его, то он и сам должен досадить себе и уничижить себя мысленно, чтобы в то время, когда другой смиряет его извне, он сам смирял себя внутренне». Глубокая мысль.

Зная об этом, многие подвижники сами стремились к тому, чтобы закалить себя в горниле оскорблений, клеветы и притеснений. Так, московский митрополит Филипп, принадлежа к знатному роду бояр Колычевых, в тридцатилетнем возрасте оставил службу при царском дворе и тайно ушел в Соловецкий монастырь. Здесь будущий святитель, скрыв свое происхождение и звание, с усердием в простоте сердца исполнял все, что ему повелевали делать. Он рубил дрова, копал в огороде землю, перетаскивал камни и даже выносил помои. Много раз некоторые из монахов оскорбляли его и наносили ему побои, но инок Филипп никогда не гневался и с радостью переносил все притеснения. Когда игумен дал ему послушание на кухне, он смиренно работал на братию, разжигая огонь и рубя дрова.

«Кто истинно смиренномудр, — пишет преподобный Исаак Сирин, — тот, будучи обижен, не возмущается и не говорит ничего в свою защиту, но принимает клеветы, как истину, и не старается уверять людей, что он оклеветан, но просит прощения. Ты думаешь о себе, что есть в тебе смирение. Но другие сами себя обвиняли, а ты, и другими обвиняемый, не переносишь сего и считаешь себя смиренномудрым. Если хочешь узнать, смиренномудр ли ты, то испытай себя в сказанном: не приходишь ли в смятение, когда тебя обижают?»

Петр Ковалев 2015 год Другие статьи автора: https://www.podskazki.info/karta-statej/

Храм в честь прп. Сергия, игумена Радонежского г. Челябинск

КОМПЛЕКСЫ, СМИРЕНИЕ И УНЫНИЕ Старец Порфирий Кавсокаливит.

Однажды Старец сказал мне: «Христианин должен избегать нездоровой религиозности: как чувства превосходства перед другими по причине своих добродетелей, так и чувства своей худости по причине своей греховности. Одно дело — комплекс, а другое — смирение; одно дело — уныние, а другое — покаяние. Как-то раз ко мне пришел один мирской врач-психиатр и стал осуждать христианство, потому что оно, как он говорил, вызывает в людях комплекс вины и уныние. Я ответил ему, что согласен с тем, что некоторые христиане, как по своей собственной вине, так и по вине других, заболевают комплексом вины. «Но и ты, в свою очередь, — сказал я ему, — должен согласиться с тем, что неверующие подвержены значительно более страшному заболеванию — гордости. И в то время как комплексы вины на религиозной почве близ Христа преодолеваются через покаяние и исповедь, гордость мирян, живущих далеко от Христа, ничем не излечивается». Эти слова Старца пролили свет на некоторые мои недоумения касательно психологического аспекта христианской жизни. Я понял, что отец Порфирий желает, чтобы мы избегали гордости, облеченной как в личину самоправедности «христианского» фарисейства, так и в самоуничижение «христианской», трепещущей от страха совести. Я увидел, что дерзость тех, кто считает себя «чистыми», и страх чувствующих себя «виновными» существенно не различаются между собой, но являются лишь различными сторонами одной монеты — гордости. Потому что истинно верующий христианин освобождается от комплекса вины через исповедь и отпущение грехов и радуется в свободе, дарованной ему Христом. Но, зная, что это — дар Божий, он лишь выражает свою благодарность Богу и не превозносится. Он чист через кровь Христову, а не за свои подвиги. Таким образом, он радуется, благодарит и не превозносится. Этот человек теперь уже видит, что все люди могут быть добрыми через кровь Христа. Старец показывал нам путь, идя по которому можно избежать как зла (греха), так и наихудшего из его проявлений — гордости своей добродетелью, и достигнуть лучшего — смирения. Поэтому он старался сохранить истинное смирение от опасности подделок. Он говорил мне: «Мы должны быть смиренными, но не должны смиреннословить. Смиреннословие является ловушкой диавола, оно несет с собой отчаяние и бездействие, тогда как истинное смирение дает надежду и ведет к исполнению заповедей Христовых». Старец своими наставлениями, но еще больше примером своей жизни наставлял свое словесное стадо, направляя его на пастбища любви и смирения. Он сам жил смирением, веря, что он — ничто, потому что Бог, как он говорил, — это всё, и всё, что мы у Старца видели, — это не его, но дары Божии.

OpenTown Открытый город

Посмотрела недавно несколько репортажей из цикла Неизвестная Россия , сделанных журналистом Настоящего времени Вадимом Кондаковым. И такая тоска меня охватила, хоть в петлю. Потому что когда-то где-то я все это видела. Более того, я в этом жила несколько десятилетий назад. Пусть не конкретно в городах, о которых шла речь в репортажах, но сколько их таких, неприкаянных, разбросанных по нашей огромной стране? И ничего, ничего не изменилось. Какой там! С каждым уже даже не годом, а часом становится все хуже. Один город, Березники, Пермского края, сделал богатейшими людьми страны, да и планеты, таких монстров российского олигархата, как Михаил Прохоров, Сулейман Керимов, Дмитрий Мазепов, каждый из которых имел или имеет отношение к градообразующему предприятию региона Уралкалию , крупнейшему в мире производителю калийных удобрений. Этот город проваливается под землю. Буквально. Иногда вместе с людьми, на головы которых рушатся крыши их собственных домов. Вот так сидишь вечерком, чай пьешь, слышишь треск: то ли холодильник искрит, то ли мышь скребется, но нет, то стены твоей квартиры в многоэтажном доме физически трескаются. Причем не по швам, а прямо посреди кухни, например. Рельсы, соединяющие город со страной, давно ушли под землю. А пожилая женщина рассказывает корреспонденту, как она любит Путина. И сын, приехавший навестить мать, ну и проверить, не провалилась ли под землю за ночь та половина дома, в которой она спит, только глаза опускает: он все понимает, и про дом, и про Путина, и про маму, но что тут скажешь? Как объяснишь пожилому человеку, что каков поп, таков и приход? В другом городе, Нягани, Ханты-Мансийского АО, главным предприятием которого является дочерняя структура Роснефти , РН-Няганьнефтегаз , до десяти тысяч человек до сих пор живет в вагон-городках, поставленных 30 лет назад, когда город только зарождался. Надо ли перечислять, что такое Роснефть , чем она занимается, и кого делают или делали богатейшими людьми страны и мира эти самые жители вагончиков, или, как их называют, балков? Не думаю. Об этом городе и вагончиках заговорили только тогда, когда, каким-то чудом, жительница одного из таких балков, Энжи Барсукова, прорвалась на прямую линию к президенту. Семье, по-моему, досталось потом. Нет, не жилье, а то, чего достается обычно, когда к царю по головам бояр идешь. Царю что? Его включили по телеку и выключили. А бояре — вот они, рядом. Я неспроста подробно остановилась всего лишь на двух городах, и нет, я в них лично не была. Мне и не надо. Когда смотришь на все это, когда смотришь на бесконечные покосившиеся трущобы за спинами других наивных челобитчиков, ломающих шапку перед лоснящимся сытым вождем, понимаешь, что физически там и не надо быть — все это, увы, на подкорке, и сосущей болью под лопаткой. Все это было. Все это есть. Проваливающиеся города с богатейшими промышленными предприятиями, люди, живущие в бочках и вагонах в крупнейшем нефтедобывающем регионе, больничные палаты в детском отделении на 15 человек с железными доисторическими кроватями в столице нашей родины Москве. Просранные олимпийские медали, поруганные спортсмены, опозоренная и изгнанная из олимпийского сообщества страна, разобщенные семьи и друзья, десятки миллионов нищих людей, холодная война с Америкой, горячая — с соседом, репутация у европейских соседей ниже плинтуса и падает. И люди, верящие в царя. Путин — помоги! Плюс к восемнадцати, впереди беспросветные еще шесть лет, и ведь они пойдут и опять поставят ту же галочку. Да очнитесь вы уже, наконец! Родители, драгоценные, выключите ко всем чертям ваши телевизоры, нет, слышите, любимые, нет никакой пятой колонны, есть мы, ваши дети, или есть ваши внуки, которые хотят как в Европе, а то и, прости господи, как в самой Америке, только лучше, ну и что? Ничего гнилого там нет, уверяю вас. Везде люди, везде проблемы, города вот только не проваливаются при цене на нефть в сто долларов. Подружка моя старинная, дорогая, любимая, да разуй же ты глаза, ты же умница! Ну нет никого, кто хотел бы на нас напасть, у всех своих проблем выше крыши, да и не в своем уме, что ли, люди в других странах: ну кто ж станет нападать на страну с кнопкой? И хохлов-садистов нет, украинцы есть, прибитые свалившимися проблемами, но не побежденные. И кто знает, как там у них все сложилось бы, не приложи мы к этому руку. Коллеги, бывшие, уважаемые и ценимые, ну сами посудите, отчего вдруг набычились против русских спортсменов в Европе и в мире? Да, круто заворачивают, да, с перегибами, да, обидно, многих спортсменов под одну гребенку метут, но ведь разве не за что? Ну вот, положа руку на самое дорогое, вы можете утверждать, что чисты все аки младенцы? Это ж как надо было офоршмачиться, на каком уровне устроить пляски с мочой, чтобы до такой степени недоверия докатиться?! Сограждане, дорогие, перестаньте вы челом бить и унижаться: не поможет никому ваш царь. Нету его. И не было. Был неприятный, непрофессиональный, тщеславный человечек, прибравший к рукам в том числе и ваши богатства. А вы все верите в его помощь. Вот уж воистину унижение паче гордости, только в данном случае буквально. Отпустите его. Забудьте про него. Оглянитесь вокруг. Не нравится вам Навальный, Собчак, Явлинский, Папа Римский (хотя, говорят, классный дядька) — бог с ними, предлагайте своего. Только другого. Дайте этому уйти. Он и его кооператив вас же до конца выжмут, в провалы Березняков спустят. Что конкретно они дали стране? Чем объединили? Крымом? Да побойтесь бога, семьи распадаются из-за этого Крыма, друзья перегрызлись вконец, какое тут объединение! И это я молчу про экономический эффект . Эту скрепу стране раскреплять еще не один десяток лет. Победой? Да не их это победа, и не была никогда. Что из оставшегося нас, россиян, объединяет? Ну кроме прекрасного языка, вкусного борща, посконных пельменей, да водки с баней? Космос? Ага. Особенно в последнее время. Кто без помощи Гугла назовет имена российских космонавтов, болтающихся сейчас между небом и Землей, на МКС? Боюсь, что никто. Спорт? Не смешите мои искандеры . Хотя, поговаривают, что самые горячие политические баталии и битвы сейчас происходят на сайтах, посвященных биатлону — самое время, да. Собственно, Искандеры ? Прекрасная скрепа: кто циркадные циклы разгадывает, кто самые большие солнечные батареи в мире строит, кто улетевшие на миллиарды километров от Земли моторы космических кораблей заводит, а кто оружие, знай себе, штампует и объединяется вокруг него, запугивая весь мир. А то что, как мне недавно рассказали, большинство российских больниц теперь выглядят и оборудованы как в сериале Доктор Рихтер , ну так люди мои дорогие, это вам на сдачу. У меня такое впечатление, что нас государство ставит на колени для того, чтобы мы не видели, что они творят там, наверху говорит в репортаже про Нягань жительница одного из тысяч балков Татьяна Разакова. Лучше не скажешь, Татьяна, лучше не скажешь. Давайте выберем или построим другое государство, а? Ну как вас растормошить? Что должно произойти такого, чтобы общество по-настоящему встрепенулось? Открыло широко закрытые глаза? Ведь всего лишь требуется не просто оглянуться вокруг, а действительно увидеть. И тогда никакие революции не понадобятся, тогда можно просто прийти в день Икс и поставить ДРУГУЮ галочку.

Самоуничижение как качество личности – склонность к намеренному уничижению самого себя, умалению своей личности, ее достоинств, принимая во внимание преимущественно негативные аспекты своей личности, к тому же, зачастую, сильно преувеличенные или надуманные, воображаемые; склонность к излишней скромности и подобострастному смирению.

Самоуничижение – это высокомерие с обратным знаком. Представляя собой противоположный высокомерию полюс, оно тоже неадекватно оценивает свои, как говорят военные, «тактико-технические данные», то есть качественные размеры своей личности.

Психологический портрет самоуничижительной личности таков. Встретив человека, ярко проявляющего в «одном стакане» униженность, низкопоклонство, подавленность настроения, угодничество, отчужденность, покорность, безропотность, упадок духа, запуганность, ощущение вины и раскаяние, можете безошибочно выносить вердикт – перед вами самоуничижение. К тому же, если он ассоциируется вашим подсознанием с чем-то постыдным, бесчестным и достойным презрения, значит, это, наверняка, самоуничижение. Внутренние его проявления скрыты, но достаточно очевидны — вынесение обвинения самому себе, осуждения и порицания, обреченность, ощущение собственной неполноценности, недостойности и никчемности.

Чаще всего, с детства человек находится под влиянием завышенных требований идеалистов-родителей и горе-воспитателей, реализовать которые он явно не в состоянии. У ребенка появляется страх перед неотвратимым фиаско всех авантюрных ожиданий своих идеализированных родителей. У малыша появляется привычка просить за все прощение. Недооценивая свои силы, он, еще не приступив к делу, заранее просит у окружающих прощения за возможную неудачу. Прощением он снимает с себя ответственность за возможный провал и, одновременно, получает «бонус» за умение предугадать негативный ход событий. Как известно, отрицательные ожидания оправдываются столь же часто, как и положительные. Ожидая провала, ребенок неизменно его получает. Вследствие этого, у него развивается определенный способ самозащиты, состоящий в понимании своей правоты при случившемся провале. «Я так и знал. Я же говорил и предупреждал, что не смогу это сделать», — говорит он, невольно становясь приверженцем самоуничижения.

Став взрослым, он тащит за собой из детства «ржавые якоря» неполноценности, никчемности, несостоятельности, бездействия и неприметности. Постоянно находясь в душной атмосфере уныния и разочарования, переживая свою беспомощность, крушение иллюзий и обманутых надежд, самоуничижительный человек неизменно находится в состоянии депрессии.

Подобно людям, гордящимся своими болячками, самоуничижительные, зачастую, начинают «мериться» друг с другом, у кого больше самоуничижение. В тайне они тщеславятся своим статусом самого «последнего» человека. В Китае, например, посетители императорского дворца соревновались в том, кто из них отвесит самый низкий поклон или в максимальной степени унизит себя в присутствии императора. Распростершись на полу у ног владыки, они нередко начинали свою речь словами: «Да простит солнцеподобный этого червя, пресмыкающегося у ног того, кому недостоин служить даже пылью под его ногами, и позволит этому нечестивцу задать глупейший вопрос его святейшему императорскому высочеству».

Лишенное уверенности в себе, самоуничижение покорно и безвольно уступает карьерную дорогу недостойным и глупым людям, позволяя им управлять собою. Понимая несостоятельность и несправедливость их возвышения, самоуничижению остается только обвинять себя в малодушии, трусости и слабохарактерности. По всем параметрам его место – место руководителя и лидера, но оно, стараясь не выпячиваться и быть незаметным, остается в тени, удовлетворяясь ролью рядового служащего. Когда ты сам соглашаешься сидеть на галерке – не хнычь, что не видишь сцену. Если бы самоуничижение попало в тюремную камеру, набитую уголовниками, оно бы, не скандаля, сразу безропотно отправилось бы к параше и уже через полчаса «вышло бы замуж» за нескольких старожилов камеры.

Самоуничижение предпочитает режиму «жить здесь и сейчас» бесконечное пережевывание и повторные переживания неудач прошлого или отрицательные ожидания неблагоприятного будущего. Концентрируя свое внимание на прошлом, оно самоустраняется от преодоления возникающих жизненных трудностей. Обстоятельства бросают самоуничижению вызов, но у него отсутствуют силы и желания принять «перчатку». Нерешенные проблемы накапливаются, а с ними накапливается и депрессия.

Самоуничижение – антипод успеха. Считая себя недостойным лучшей жизни, оно способно встать на путь деградации личности, разрушая себя алкоголем, наркотиками и безудержным развратом. Лучшие его представители могут вести здоровый образ жизни, но страх перед успехом, достижениями, резкими взлетами по карьерной лестнице будет всегда жестко управлять ими. Волею обстоятельств, оказавшись на волне успешности, они с первой же минуты нахождения в новом качестве страшатся не оправдать ожидания окружающих. Самоуничижение начинает убеждать свое окружение, что результат возвышения – случайное стечение обстоятельств. В то же время оно настораживается, стараясь предотвратить момент, когда «сосулька успеха» свалится на его несчастную голову.

Самоуничижение и ответственность – два несовместимых понятия. Не решаясь самостоятельно принимать решения, самоуничижение изо всех сил пытается найти либо авторитетное лицо, либо «козла отпущения», на которых можно повесить ответственность за возможный провал «безнадежного» дела. Опасаясь принять ответственность за свою жизнь, оно автоматически лишает себя огромнейшего достояния человека – возможности выбора. Поэтому ему приходится жить по чужой указке, игнорируя собственные потребности, желания и намерения. Подавленные желания опасны, вызывая хроническую неудовлетворенность жизнью.

Самоуничижение представляется вычурно скромной, своей неприкрытой угодливостью оно резко бросается в глаза. Но в этом нет и капли желать всем счастья. Альтруизм здесь не причем. Придавая избыточную значимость чужим мнениям и оценкам, самоуничижение стремится для всех быть «хорошим» и «своим». Пуще неволи, оно страшится вызвать раздражение, стать неудобным для окружающих. Сравнивая себя с ними, оно всегда приходит к неутешительным для себя выводам. И этот сравнительный вояж понуждает его к надоедливым извинениям.

Казалось бы, раз человек нещадно критикует себя, то и к сторонней критике он будет спокойно относиться. Никак нет. Самоуничижение крайне болезненно воспринимает критику со стороны окружающих. Представляясь самокритичным, оно испытывает реальную боль в уме, разуме, чувствах и теле, если кто-то посмеет согласиться с его доводами о собственной никчемности. В душе его мгновенно вспыхивает «лампочка» вражды. Не для того он умаляет свое достоинство, чтобы окружающие с ним согласились, а для того, энергично стали возражать и противиться такой его явно заниженной самооценке. Возникает тот же эффект, когда мы ругаем хаос и беспредел в своей стране, но готовы дать в морду, если подобное позволит себе какой-либо чужеземец.