Семья Николая

Биография

Николай Второй – последний российский император, вошедший в историю, как самый слабовольный царь. По мнению историков, управление страной для монарха было «тяжелой обузой», но это не помешало ему внести посильный вклад в промышленно-экономическое развитие России, несмотря на то, что в стране в годы царствования Николая II активно наращивалось революционное движение, и усложнялась внешнеполитическая ситуация. В современной истории российский император упоминается эпитетами «Николай Кровавый» и «Николай Мученик», так как оценки деятельности и характера царя неоднозначны и противоречивы.

Император Николай II

Родился Николай II 18 мая 1868 года в Царском селе Российской империи в императорской семье. Для своих родителей, Александра III и Марии Федоровны, он стал старшим сыном и единственным наследником на престол, которого с самых ранних лет учили будущему делу всей его жизни. Воспитанием будущего царя с рождения занимался англичанин Карл Хис, который обучил юного Николая Александровича свободно разговаривать на английском языке.

Детство наследника царского престола прошло в стенах Гатчинского дворца под четким руководством его отца Александра III, который воспитывал своих детей в традиционном религиозном духе – он разрешал им поиграть и пошалить в меру, но при этом не позволял проявления лени в учебе, пресекая все мысли сыновей о будущем престоле.

Николай II в детстве

В 8-летнем возрасте Николай Второй начал получать общее образование в домашних условиях. Его обучение велось в рамках общего гимназического курса, но особого рвения и стремления к учебе будущий царь не проявлял. Его страстью было военное дело — уже в 5 лет он стал шефом лейб-гвардии Резервного пехотного полка и с радостью осваивал военную географию, правоведение и стратегию. Лекции будущему монарху читали лучшие ученые с мировым именем, которых лично подбирали для сына царь Александр III и его супруга Мария Федоровна.

Николай II в детстве и юности

Особенно наследник преуспел в изучении иностранных языков, поэтому помимо английского в совершенстве владел французским, немецким и датским языками. После восьми лет общей гимназической программы Николаю Второму начали преподавать необходимые высшие науки для будущего государственного деятеля, входящие в курс экономического отделения юридического университета.

В 1884 году по достижению совершеннолетия Николай II принес присягу в Зимнем дворце, после чего поступил на действительную военную службу, а через три года приступил к регулярной военной службе, за что ему было присвоено звание полковника. Полностью отдаваясь военному делу, будущий царь легко адаптировался к неудобствам армейской жизни и переносил службу в армии.

Николай II в молодости

Первое знакомство с государственными делами у наследника престола состоялось в 1889 году. Тогда он начал присутствовать на заседаниях Госсовета и Кабинета министров, на которых отец ввел его в курс дела и поделился опытом, как управлять страной. В тот же период Александр III совершил с сыном многочисленные путешествия, начавшиеся с Дольнего Востока. За последующие 9 месяцев они по морю объехали Грецию, Индию, Египет, Японию и Китай, а затем через всю Сибирь по суше вернулись в российскую столицу.

Восхождение на престол

В 1894 году после смерти Александра III Николай Второй вступил на престол и торжественно пообещал охранять самодержавие также твердо и неуклонно, как его покойный родитель. Коронация последнего русского императора состоялась в 1896 году в Москве. Эти торжественные мероприятия ознаменовались трагическими событиями на Ходынском поле, где во время раздачи царских подарков произошли массовые беспорядки, забравшие жизни тысячи граждан.

Восхождение на престол императора Николая II

Из-за массовой давки пришедший к власти монарх хотел даже отменить вечерний бал по случаю своего восхождения на престол, но позже решил, что Ходынская катастрофа является настоящим несчастьем, но не стоит того, чтобы омрачать праздник коронации. Эти события образованное общество восприняло как вызов, что стало закладкой фундамента в создание освободительного движения в России от царя-диктатора.

Коронация императора Николая II

На фоне этого императором в стране ввелась жесткая внутренняя политика, согласно которой преследовалось любое инакомыслие среди народа. В первые несколько лет царствования Николая Второго в России была проведена перепись населения, а также осуществлена денежная реформа, установившая золотой стандарт рубля. Золотой рубль Николая II приравнивался к 0,77 граммам чистого золота и был вполовину «тяжелее» марки, но в два раза «легче» доллара по курсу международных валют.

Николай II на коне

В тот же период в России были проведены «столыпинские» аграрные реформы, введено фабричное законодательство, принято несколько законов об обязательном страховании рабочих и всеобщем начальном образовании, а также отменен налоговый сбор с землевладельцев польского происхождения и отменена мера наказания, такая как ссылка в Сибирь.

В Российской империи во времена Николая Второго прошла масштабная индустриализация, повысились темпы сельскохозяйственного производства, стартовала добыча угля и нефти. При этом благодаря последнему русскому императору в России было построено более 70 тысяч километров железной дороги.

Правление и отречение от престола

Царствование Николая Второго на втором этапе проходило в годы обострения внутриполитической жизни России и довольно сложной внешнеполитической ситуации. При этом у него на первом месте стояло дальневосточное направление. Основным препятствием русского монарха к преобладанию на Дальнем Востоке была Япония, которая без предупреждения в 1904 году напала на русскую эскарду в портовом городе Порт-Артур и в связи с бездействием российского руководства нанесла поражение русской армии.

Николай II с ружьем

В результате провала русско-японской войны в стране начала стремительно развиваться революционная ситуация, а России пришлось уступить Японии южную часть Сахалина и права на Ляодунский полуостров. Именно после этого российский император потерял авторитет в интеллигентных и правящих кругах страны, которые обвиняли царя в поражении и связях с Григорием Распутиным, являвшимся неофициальным «советником» монарха, но считавшимся в обществе шарлатаном и мошенником, имеющим полное влияние над Николаем Вторым.

Григорий Распутин

Переломным моментом в биографии Николая II стала Первая Мировая война 1914 года. Тогда император всеми силами по советам Распутина старался избежать кровавой бойни, но Германия пошла войной на Россию, которая была вынуждена защищаться. В 1915 году монарх взял на себя военное командование русской армией и лично ездил по фронтам, инспектируя войсковые части. При этом он допустил ряд роковых военных ошибок, что привело к краху династии Романовых и Российской империи.

Николай II на военном совете

Война обострила внутренние проблемы страны, все военные неудачи в окружении Николая Второго возлагались именно на него. Тогда в правительстве страны начала «гнездится измена», но несмотря на это император вместе с Англией и Францией разработал план генерального наступления России, что должно было триумфально для страны к лету 1917 года закончить военное противостояние.

Николай II

Планам Николая Второго не суждено было сбыться – в конце февраля 1917 году в Петрограде начались массовые восстания против царской династии и действующего правительства, которые он изначально намеревался пресечь силовыми методами. Но военные не подчинились приказам царя, а члены свиты монарха уговаривали его отречься от престола, что якобы поможет подавить волнения. После нескольких дней мучительных размышлений Николай II решил отречься от престола в пользу своего брата, князя Михаила Александровича, который отказался принимать корону, что означало конец династии Романовых.

Расстрел Николая II и его семьи

После подписания царем манифеста об отречении Временное правительство России издало приказ об аресте царской семьи и его приближенных. Тогда многие предали императора и сбежали, поэтому разделить трагическую судьбу с монархом согласились лишь единицы близких людей из его окружения, которых вместе с царем выслали в Тобольск, откуда, якобы, семья Николая Второго должна была быть переправлена в США.

Николай II после отречения от престола

После Октябрьской революции и прихода к власти большевиков во главе с Владимиром Лениным царскую семью перевезли в Екатеринбург и заключили в «доме особого назначения». Тогда большевики начали вынашивать план судебного процесса над монархом, но Гражданская война не дала осуществить их замысел.

Комната, где расстреляли Николая Второго

Из-за этого в верхних эшелонах советской власти было принято решение расстрелять царя и его семью. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года семья последнего русского императора была расстреляна в полуподвальном помещении дома, в котором Николай II держался в заточении. Царя, его жену и детей, а также несколько его приближенных завели в подвал под предлогом эвакуации и без объяснений в упор расстреляли, после чего жертв вывезли за пределы города, их тела сожгли при помощи керосина, а после закопали в земле.

Личная жизнь и царская семья

Личная жизнь Николая Второго, в отличии от многих других российских монархов, была эталоном высочайшей семейной добродетели. В 1889 году во время визита немецкой принцессы Алисы Гессен-Дармштадтской в Россию цесаревич Николай Александрович обратил особое внимание на девушку и попросил у отца благословения на брак с ней. Но родители были не согласны с выбором наследника, поэтому ответили сыну отказом. Это не остановило Николая II, который не терял надежды на брак с Алисой. Им помогала великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра немецкой принцессы, устраивавшая молодым влюбленным тайную переписку.

Николай II с Александрой Федоровной

Спустя 5 лет цесаревич Николай вновь настойчиво попросил согласия отца на брак с немецкой принцессой. Александр III ввиду резко ухудшавшегося здоровья разрешил сыну жениться на Алисе, которая после миропомазания стала Александрой Федоровной. В ноябре 1894 году в Зимнем дворце состоялось венчание Николая Второго и Александры, а в 1896 году супруги приняли коронацию и официально стали правителями страны.

Помолвка Николая II и Александры Федоровны

В браке Александры Федоровны и Николая II родилось пятеро детей – 4 дочери (Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия) и единственный наследник Алексей, имевший серьезной наследственное заболевание — гемофилию, связанную с процессом свертывания крови. Болезнь цесаревича Алексея Николаевича вынудила царскую семью познакомится с широко известным в то время Григорием Распутиным, который помогал царскому наследнику бороться с приступами болезни, что позволило ему приобрести огромное влияние на Александру Федоровну и императора Николая Второго.

Николай II с женой и детьми

Историки сообщают, что семья для последнего русского императора была самым главным смыслом жизни. Большую часть времени он всегда проводил в семейном кругу, не любил светских удовольствий, особенно дорожил своим покоем, привычками, здоровьем и благосостоянием родных. При этом императору были не чужды и мирские увлечение – он с удовольствием ездил на охоту, участвовал в соревнованиях по верховой езде, с азартом катался на коньках и играл в хоккей.

ВСТУПЛЕНИЕ

В сентябре 1920 года, пробыв в Сибири три долгих года, я наконец смог вернуться в Европу. Я все еще мучительно переживал страшную драму, свидетелем которой стал. И одновременно не переставал восхищаться чистотой и искренней верой тех, кто стал жертвой трагедии. Поскольку в течение многих месяцев был полностью оторван от внешнего мира, я не был знаком с последними публикациями о государе Николае II и его семье. Однако я очень скоро обнаружил, что в этих публикациях не было главного – точности, и, хотя их авторы ссылались на очень солидные источники, данные, которые они приводили, были часто ошибочны или, по крайней мере, неполны в том, что касалось императорской семьи. В большинстве же своем эти публикации представляли собой собрание нелепиц и лжи.

Мне было откровенно неприятно читать некоторые из них. Мое негодование не имело границ, когда я, к своему изумлению, понял, что вся эта ложь с удовольствием проглатывается читающей публикой.

Я считал своим долгом восстановить нравственный облик русских монархов, и эта обязанность требовала всей моей честности и справедливости. В своей книге я пытаюсь описать драму жизни, – драму, которую я сразу же почувствовал за внешним блеском русского двора и которую лично узнал, когда волею обстоятельств находился рядом с царской семьей. Екатеринбургская трагедия была не чем иным, как исполнением безжалостной судьбы, завершением одной из самых трогающих душу историй, которые когда-либо знал мир.

Очень мало людей знали об этой тайной печали, но с исторической точки зрения ее значимость трудно переоценить. Болезнь цесаревича отбросила тень на весь последний период правления царя Николая II, и это многое объясняет. Подспудно она явилась одной из главных причин его падения, потому что только она сделала возможным появление Распутина и привела к роковой изоляции царской семьи, которая жила в своем замкнутом мирке, полностью погрузившись в драму, которую надо было тщательно скрывать от посторонних глаз.

В этой книге я попытался вернуть Николая II и его семью к жизни. Моя цель – быть абсолютно беспристрастным и сохранить полную независимость суждений в описании событий, очевидцем которых я был. Возможно, в своем поиске правды я даю в руки их врагов лишние козыри, но я искренен. Надеюсь, что моя книга покажет их такими, какими они были, ведь в них меня привлекло не императорское величие и окружавший их блеск, но благородство ума и твердость духа, которую они продемонстрировали в этих трагических обстоятельствах.

Пьер Жильяр

Глава 1МОИ ПЕРВЫЕ УРОКИ ПРИ ДВОРЕ (осень 1905 г.)

Осенью 1904 года я принял предложение стать учителем французского при дворе принца Сергея Лейхтенбергского.

Отец моего ученика принц Георг Лейхтенбергский был внуком Евгения де Богарне; по матери, великой княгине Марии Николаевне, дочери Николая I, он был кузеном царя Николая II.

В то время вся семья жила в небольшом поместье на берегу Черного моря. Там они провели всю зиму. Именно там их застали трагические события 1905 года, и именно там они пережили много страшных часов во время восстания на Черноморском флоте, обстрела побережья, целой череды погромов и последовавших за ними актов насилия. С самого начала Россия повернулась ко мне своей ужасной, угрожающей стороной. Но это оказалось лишь прелюдией к тем ужасам и страданиям, которые были у нее для меня в запасе.

В начале июня семья поселилась на Сергиевской даче, в Петергофе. Этот особняк принадлежал принцу. Мы только что покинули пустынный берег Южного Крыма с его пыльными кипарисами и маленькими татарскими деревушками, прилепившимися к склонам гор. Контраст между этим унылым пейзажем и великолепными видами берегов Финского залива был разителен.

Петергоф в свое время был любимой резиденцией Петра Великого. Именно там он отдыхал от тяжелых трудов, коих у него было немало, – как раз в это время строился Санкт-Петербург, город, который по его велению, как по мановению волшебной палочки, поднялся на болотах у устья Невы. Этому городу предстояло стать достойным соперником величайших столиц Европы.

Все в Петергофе напоминает о его создателе. Во-первых, это Марли, где Петр время от времени жил, – маленький домик на кусочке суши, разделяющей два великих озера. Во-вторых, это Эрмитаж, где он любил устраивать приемы для своих ближайших сподвижников; на этих приемах вино всегда лилось рекой. В-третьих, это Монплезир, здание в голландском стиле с террасой, выступающей над морем. Это была его любимая резиденция. И наконец, Большой дворец, который со всеми своими прудами и парками мог вполне соперничать с Версалем.

Все эти здания, за исключением Большого дворца, производят впечатление заброшенных, пустынных сооружений, которые вернуть к жизни могут только воспоминания о прошлом.

Царь Николай II унаследовал от предков любовь к этому великолепному месту и каждое лето привозил сюда свою семью; они жили в небольшом дворце в Александрии, который стоял в глубине парка, вдали от назойливых любопытных глаз.

Семья принца Лейхтенбергского все лето 1905 года провела в Петергофе. Между Александрией и Сергиевской дачей движение замирало только на ночь, ведь царица и принцесса Лейхтенбергская были близкими подругами. Тогда я впервые имел возможность увидеть членов императорской семьи.

Когда истек срок моего контракта, мне было предложено остаться наставником моего подопечного и одновременно давать уроки великим княжнам Ольге Николаевне и Татьяне Николаевне, двум старшим дочерям царя Николая II. Я согласился и после непродолжительной поездки в Швейцарию в начале сентября вернулся в Петергоф.

В день первого урока с великими княжнами за мной заехала императорская карета, которая отвезла меня в Александрию, где жили царь и его семья. Несмотря на наличие одетого в ливрею кучера, императорский герб на дверцах кареты и на распоряжения относительно моего приезда (которые, без сомнения, были), оказалось, что попасть в резиденцию их величеств вовсе не легко. Меня остановили у парковых ворот и только после продолжительных выяснений личности и цели визита пропустили внутрь. Повернув за угол, я довольно скоро увидел два небольших кирпичных здания, соединенные крытым переходом. Если бы карета не остановилась, мне бы и в голову не пришло, что я уже добрался до пункта назначения.

Меня провели в небольшую комнату на втором этаже, убранную в сдержанном английском стиле. Дверь отворилась, и в комнату вошла царица, держа за руки дочерей, Ольгу и Татьяну. Любезно поприветствовав меня, она села за стол и предложила мне место напротив нее. Дети уселись по обоим концам стола.

В то время царица была еще очень красивой женщиной. Она была высока, стройна, а осанка ее поражала благородством и достоинством. Но все это отходило на второй план, стоило вам взглянуть ей в глаза – эти говорящие серо-голубые глаза, в которых отражались все эмоции ее чувствительной души.

В то время Ольге, старшей из великих княжон, было десять лет. У нее были светлые волосы, блестящие шаловливые глаза и слегка вытянутый нос. Она изучающе смотрела на меня, словно пыталась найти брешь в моей броне. Во всем облике этого ребенка было столько чистоты и искренности, что не полюбить ее было невозможно.

Второй дочери, Татьяне, было восемь с половиной лет. У нее были золотистые волосы. Она была более хорошенькой, чем сестра, однако производила впечатление менее открытого, искреннего и порывистого ребенка.

Урок начался. Я был поражен, если не сказать – потрясен, простотой сцены, которую представлял себе совсем иначе. Царица внимательно слушала мои объяснения и замечания. У меня было такое ощущение, что я не давал урок, а сдавал экзамен. Разница между ожидаемым и реальностью выбила меня из колеи. К тому же я почему-то считал, что мои ученицы будут лучше владеть французским, чем это оказалось на самом деле. Я подобрал упражнения, которые оказались для них сложноваты. Подготовленный мной урок оказался бесполезен, и мне пришлось импровизировать на ходу. Наконец, к моему великому облегчению, раздался бой часов, и моим мучениям пришел конец.

В течение нескольких следующих недель царица присутствовала на всех моих уроках и проявляла к ним живейший интерес. Очень часто, когда девочки уходили, мы разговаривали с ней о новейших методиках обучения иностранным языкам. Меня поражало, насколько разумны были ее доводы.

В моей памяти навсегда запечатлелся урок, который я дал дня за два или за три до подписания манифеста в октябре 1905 года, результатом которого стал созыв Думы. Царица сидела на низком стуле возле окна. Мне сразу показалось, что она чем-то озабочена. Несмотря на все усилия, ее лицо выдавало внутреннее волнение. Она старалась сосредоточиться на нашем занятии, но скоро снова погрузилась в невеселую задумчивость. Ее взгляд снова стал отрешенным.

Как правило, когда заканчивался урок, я закрывал книгу и ждал, когда царица поднимется и тем самым разрешит мне уйти. На этот же раз, несмотря на воцарившееся молчание, царица не пошевелилась и продолжала сидеть, погруженная в свои мысли. Минуты шли, дети начали ерзать и переговариваться. Я снова открыл книгу и начал читать. Только через четверть часа, когда одна из великих княжон подошла к матери, та вышла из оцепенения.

Через несколько месяцев царица поручила одной из своих фрейлин, княжне Оболенской, заменить ее на моих уроках. Тем самым она положила конец испытанию, которому так долго меня подвергала. Должен признаться, это было для меня большим облегчением. В присутствии княжны Оболенской я чувствовал себя гораздо свободнее, к тому же она охотно помогала мне. И все же эти первые месяцы запомнились мне живейшим интересом, который царица проявляла к образованию и воспитанию детей. Вместо холодной, высокомерной императрицы, о которой я так много слышал, я был удивлен, увидев женщину, со всей серьезностью относящуюся к своим материнским обязанностям.

Тогда же я научился по некоторым признакам понимать, что сдержанность, которую очень многие принимали за высокомерие и из-за которой она нажила себе столько врагов, была результатом природной робости, маской, открывающей ее чувствительную душу.

Я приведу только один пример, наглядно иллюстрирующий тот интерес, который проявляла царица к воспитанию своих детей, и важность, которую она придавала уважительному отношению детей к их учителям. Когда она присутствовала на моих уроках, входя в комнату, я всегда видел учебники и тетради, аккуратно сложенные и приготовленные для моих учениц, так что мне ни разу не приходилось ждать ни минуты. И позже все осталось точно так же. Со временем к моим первым ученицам Ольге и Татьяне присоединились Мария (в 1907 году) и Анастасия (в 1909 году), когда им исполнилось по девять лет.

Здоровье царицы, уже подорванное беспрестанной тревогой за жизнь цесаревича, мешало ей пристально, как раньше, следить за образованием дочерей. В то время я не понимал, что кроется за ее внешним безразличием, и был склонен осуждать ее за это, но скоро понял, как глубоко заблуждался.

В 1909 году я перестал быть наставником принца Сергея Лейхтенбергского. Это позволило мне проводить больше времени при дворе.

Глава 2АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ. ПОЕЗДКИ В КРЫМ (осень 1911 г. – весна 1912 г.) И СПАЛУ (осень 1912 г.)

Царская семья обычно проводила зиму в Царском Селе, прелестном маленьком городке в 30 милях к югу от Петергофа. Он расположен на возвышенности, на самом верху которой стоит Большой дворец, любимая резиденция Екатерины II. Недалеко от него находится гораздо более скромное здание, Александровский дворец, наполовину скрытый деревьями парка, изобилующего небольшими искусственными прудами. Царь Николай II сделал его одной из своих постоянных резиденций после трагических событий января 1905 года.

Царь и царица занимали первый этаж одного из крыльев дворца, а дети жили на втором. В центральном корпусе располагались кабинеты, а во втором крыле жили отдельные члены свиты.

Именно там я впервые увидел цесаревича Алексея Николаевича, которому тогда было полтора года от роду. Вот как это произошло. В тот день я, как всегда, отправился в Александровский дворец, куда обязанности призывали меня несколько раз в неделю. Я как раз заканчивал урок с Ольгой Николаевной, когда в комнату вошла царица с сыном и наследником на руках. Она подошла к нам, очевидно желая показать того члена семьи, с которым я еще не был знаком. Я видел, что ее переполняла радость матери, самое заветное желание которой наконец исполнилось. Она была горда и счастлива. Цесаревич был прелестным ребенком – с милыми кудряшками и огромными серо-голубыми глазами, обрамленными густыми, загнутыми ресницами. У него был вид здорового, цветущего ребенка, а когда он улыбался, на пухлых щечках появлялись очаровательные ямочки. Когда я подошел, в его глазах появилось испуганное выражение, и мне не сразу удалось уговорить его протянуть мне свою крошечную ручку.

В этот момент я увидел, как царица судорожно прижала к себе малыша, как мать, которая, как все матери, боится за жизнь своего ребенка. Но у нее это движение выдало тайное дурное предчувствие. Оно было столь явным, что не могло ускользнуть от моего внимания. Очень скоро я понял его причину.

В последующие годы у меня было много возможностей видеть Алексея Николаевича, который часто убегал от своего денщика и врывался в комнату сестер. Правда, его довольно скоро уводили оттуда. Но иногда эти его «набеги» вдруг прекращались, и я его не видел довольно продолжительное время. В такие периоды во дворце поселялись тревога и уныние. У моих учениц это проявлялось в глубокой печали, которую они тщетно пытались скрыть. Когда я спрашивал, в чем дело, они уклончиво отвечали, что Алексею Николаевичу нездоровится. Из других источников я знал, что он подвержен некоей болезни, о характере которой мне никто ничего не говорил.

Как я уже говорил, когда в 1909 году я был освобожден от обязанностей наставника принца Сергея Лейхтенбергского, я смог уделять больше внимания великим княжнам. Я жил в Санкт-Петербурге и приезжал в Царское Село пять раз в неделю. Хотя число уроков, которые я давал, значительно увеличилось, успехи моих учениц были не такими, как мне хотелось бы. Дело в том, что царская семья несколько месяцев подряд проводила в Крыму. Я очень жалел, что у них не было гувернантки-француженки, потому что, когда они возвращались из Крыма, выяснялось, что они очень многое позабыли. Госпожа Тютчева, их русская гувернантка, несмотря на всю преданность семье и превосходное знание языков, просто не в состоянии была уследить за всем. Чтобы решить эту проблему, царица и попросила меня сопровождать семью, когда они уезжали из Царского Села на долгое время.

Впервые в таком качестве я посетил вместе с царской семьей Крым осенью 1911 года. Я жил в Ялте вместе со своим коллегой, господином Петровым, профессором русского языка, которого также попросили не прерывать занятий. Каждый день мы отправлялись в Ливадию и давали там уроки своим подопечным.

Нас вполне устраивала такая жизнь, потому что все свободное от занятий время мы были предоставлены сами себе и наслаждались красотами «русской Ривьеры». При этом, заметьте, нам не надо было соблюдать правила придворного этикета.

Весной следующего года семья снова провела несколько месяцев в Крыму. Нас с господином Петровым поселили в маленьком домике в парке в Ливадии. Мы питались вместе с несколькими офицерами и придворными. К обеденному столу их величеств были допущены только наиболее приближенные к семье и немногие гости. К вечерней трапезе не допускался никто посторонний.

Однако через несколько дней после нашего приезда императрица пожелала (как я впоследствии предположил) проявить свое уважение к тем, кому доверила образование детей, и повелела придворному камергеру пригласить нас к императорскому столу.

Я был очень тронут этим проявлением доброты и благодарен, однако совместные обеды с императорской семьей были почетной, но очень нелегкой обязанностью – по крайней мере, в самом начале. Правда, следует отметить, что в обычные дни правилам придворного этикета следовали не слишком строго.

Мои ученицы, кажется, тоже уставали от этих длительных обедов, и мы всегда были рады вернуться в нашу комнату для занятий – к урокам и простым, дружеским отношениям. Алексея Николаевича я видел редко. Он почти всегда кушал вместе с царицей, которая обычно оставалась в своих покоях.

10 июня мы вернулись в Царское Село, и вскоре после этого императорское семейство отправилось в Петербург, а оттуда – в ежегодный круиз по фьордам Финляндии на яхте «Штандарт».

В сентябре 1912 года семья отправилась в Беловежскую Пущу, где они провели две недели, а затем – в Спалу, где хотели пробыть подольше. Мы с Петровым присоединились к ним в конце сентября. Вскоре после этого императрица попросила меня начать заниматься и с Алексеем Николаевичем. Наш первый урок с ним состоялся 2 октября в присутствии его матери. Тогда мальчику было восемь с половиной лет. Он не знал ни слова по-французски, и сначала мне было довольно трудно заниматься и просто общаться с ним. Скоро наши занятия прервались на некоторое время, так как мальчик, который с самого начала показался мне не вполне здоровым, был вынужден остаться в постели. И я, и мой коллега были потрясены его бледностью и тем, что его носили на руках, как будто он не мог ходить. Очевидно, болезнь, которой он страдал, обострилась, и его состояние ухудшилось.

Несколько дней спустя поползли слухи о том, что состояние цесаревича внушает серьезные опасения и что из Петербурга были вызваны профессора Раухфусс и Федоров. Тем не менее жизнь продолжалась, охоты следовали одна за другой; гостей было еще больше, чем всегда.

Однажды вечером великие княжны Мария Николаевна и Анастасия Николаевна разыграли две небольшие сценки из «Bourgeois Gentilhomme» – зрителями были их величества, ближайшие придворные и несколько гостей. Я выполнял обязанности суфлера, спрятавшись за ширмой, которая одновременно служила кулисами. Слегка вытянув шею, я мог видеть, как царица, сидевшая в первом ряду, улыбалась и оживленно разговаривала с соседями.

Когда представление закончилось, я вышел из боковой двери и оказался в коридоре прямо напротив комнаты Алексея Николаевича, откуда донесся стон. Неожиданно я заметил, что царица вскочила и побежала к комнате цесаревича. Я отшатнулся, давая ей пройти, но она, кажется, даже не заметила моего присутствия. У нее был отсутствующий вид – она явно была охвачена паникой. Я вернулся в столовую. Там все были оживлены и веселы. Лакеи в ливреях разносили гостям легкое угощение. Все смеялись и шутили. Вечер был в полном разгаре.

Через несколько минут вернулась царица. Она вновь надела на себя маску счастливой и беззаботной матери и заставила себя улыбаться собравшимся. Но я заметил, что император, по-прежнему участвовавший в общей беседе, занял позицию, с которой можно было наблюдать за дверью. И еще я увидел, какой отчаянный взгляд бросила ему царица, войдя в комнату. Час спустя я вернулся к себе в комнату, глубоко опечаленный всем виденным, – я вдруг понял всю трагедию этой двойной жизни.

Тем не менее, хотя состояние больного ухудшалось, жизнь в целом не претерпела внешних изменений. Единственное – мы все реже видели императрицу. Что касается императора, то ему удавалось скрывать свою тревогу, и он продолжал участвовать в охотах, а на обеды по вечерам по-прежнему собирались многочисленные гости.

17 октября из Санкт-Петербурга наконец прибыл профессор Федоров. Вечером мне удалось лишь мельком увидеть его. Он выглядел очень озабоченным. Назавтра был день ангела Алексея Николаевича. По этому случаю была проведена церковная служба, но более никаких праздничных мероприятий не планировалось. Все без исключения следовали примеру их величеств и всеми силами пытались скрыть свою обеспокоенность и даже тревогу.

19 октября у больного резко поднялась температура. Во время обеда императрица послала за профессором Федоровым. 20 октября Алексею Николаевичу стало еще хуже. Однако на обеде присутствовало несколько гостей. На следующий день граф Фредерикс попросил у императора разрешения опубликовать бюллетень о состоянии здоровья наследника престола. В тот же день первый бюллетень был отправлен в Санкт-Петербург.

Таким образом, потребовалось вмешательство высшего сановника двора, чтобы было решено признать серьезность положения Алексея Николаевича.

Почему царь и царица подвергли себя этой мучительной процедуре? Почему они заставляли себя появляться среди гостей с улыбками на лице, в то время как их единственным желанием было неотлучно находиться рядом со своим тяжелобольным сыном? Причина тому была проста: они не хотели, чтобы мир узнал о природе болезни наследника, и считали это, как я уже смог убедиться, государственной тайной.

Утром 22 октября у цесаревича температура поднялась до 40 градусов. Однако к полудню боли постепенно уменьшились, и доктора смогли приступить к более тщательному обследованию больного, который ранее категорически отказывался от этого под предлогом невыносимых страданий.

В три часа пополудни в лесу был отслужен церковный молебен. На нем присутствовали крестьяне из соседних областей.

Начиная с предыдущего дня дважды в день возносились молитвы за здоровье наследника престола. Поскольку в Спале не было церкви, в парке вскоре после нашего приезда разбили палатку с переносным алтарем. Там днем и ночью нес службу священник.

Через несколько дней, в течение которых нас всех мучили дурные предчувствия, наступил кризис, после чего здоровье цесаревича постепенно пошло на поправку. Это был очень долгий и медленный процесс. Однако мы чувствовали, что повод для беспокойства не исчез, хотя перемены к лучшему были налицо. Поскольку состояние больного требовало постоянного наблюдения врачей, профессор Федоров послал за доктором Деревенько. С тех пор он неотлучно находился при цесаревиче. В это время в газетах очень много писали о болезни юного наследника, причем теории выдвигались самые невероятные. Я лично узнал правду несколько позже – из уст самого доктора Деревенько. Данный кризис был вызван падением Алексея Николаевича в Беловежской Пуще. Пытаясь выйти из лодки, он ударился о ее борт левым бедром, что вызвало обильное внутреннее кровотечение. Он уже поправлялся, когда неосторожное поведение в Спале внезапно осложнило ситуацию. В паху образовалась опухоль, которая чуть не спровоцировала серьезную инфекцию.

16 ноября уже можно было думать о том, чтобы с величайшей осторожностью, но без риска для жизни перевести ребенка из Спалы в Царское Село. Там императорская семья и провела всю зиму.

Состояние Алексея Николаевича требовало постоянного врачебного наблюдения. После болезни в Спале у него временно атрофировались нервы левой ноги, из-за чего он ее не мог самостоятельно вытянуть. Был необходим массаж и ортопедические упражнения, и со временем все это позволило вернуть ноге былую гибкость и подвижность.

Не стоит даже и говорить, что при этих обстоятельствах я и думать не мог о возобновлении занятий с цесаревичем. Так продолжалось до лета 1913 года.

Обычно каждое лето я ездил в Швейцарию. Но в тот год императрица сообщила мне перед отъездом, что по возвращении я стану наставником Алексея Николаевича. Известие породило во мне смешанное чувство радости и беспокойства. Я был горд, что мне оказали столь высокое доверие, но, честно говоря, побаивался сопряженной с ним ответственности. Я чувствовал, что не имею морального права отказываться от столь почетной и трудной задачи, поскольку при данных обстоятельствах я мог воздействовать (хотя бы немного) на интеллектуальное развитие мальчика, который в один прекрасный день станет правителем одного из мощнейших государств Европы.