Семья церковь

Тема: Дом и семья в православии.

Тип урока обобщающия знаний

Цель: дать представление об особенностях христианской семьи, формировать уважительное и заботливое отношение к членам своей семьи.

Задачи: сформировать представления о духовных составляющих христианской семьи;

познакомить с житием Петра и Февронии;

раскрыть сущность таинства венчания;

формировать уважительное отношение к родителям, окружающим;

способствовать развитию позитивного отношения к жизни, к окружающей действительности, к своей семье;

развивать коммуникативные способности, активизировать положительные эмоции и чувства;

Планируемые результаты:

Предметные: Понимать значение в жизни православного человека традиций, связанных с домом и семьёй. Знание сюжета жития Петра и Февронии. Объяснять значение Всероссийского дня семьи, любви и верности.

Метапредметные: Совершенствование навыков целеполагания; освоения социальных ролей и норм; установления причинно-следственных связей между соблюдением традиций, образом жизни и восприятием нас со стороны «других»; коммуникации с «другими». Развитие навыков работы в паре.

Личностные: Уважительное отношение к культурным традициям своей страны и народа; осознание значения семьи в жизни человека и общества, принятие ценностей семейной жизни.

Ключевые понятия: семья, красный угол, святые, любовь, венчание, добродетели

1 Организация начала урока

— Говорят, что хорошее настроение всегда помогает справиться с любой задачей и добиться хороших результатов. Посмотрите друг на друга и улыбнитесь.

«На части не делится солнце лучистое
И вечную землю нельзя поделить,
Но искорку счастья луча золотистого
Ты можешь, ты в силах друзьям подарить».

II. Постановка цели и задач урока. Определение темы урока

-Ребята, хочу начать наш урок с загадки. Она затрагиваем непростую, но очень значимую тему, в ней говорится о главной ценности в жизни каждого человека. Слушаем внимательно.

В ней обычно людей много, может быть и двое в ней. Все живут в одном лишь доме – так обычно веселей (семья).
Когда я произношу слово «Семья» какие ассоциации у вас возникают, скажите одним словом.

Ребята, давайте определим тему урока (дом и семья)

— Да, ребята , сегодня мы поговорим о Доме и семье в православии.

— Семья играет особую роль в жизни каждого человека независимо от того, какую религию он исповедует.

Каждая религия учит устраивать семью по определённому порядку, по правилам, закрепляющим основы религиозного учения. Попробуем разобраться, как православие учит относиться к семье и её устраивать. Вспомним некоторые православные традиции.

Ш.. Понятие слова «семья»

( один из учеников прочитает вслух определение слова «семья» в словаре С.И.Ожегова)

  1. Это группа живущих вместе близких родственников;
  2. Объединение людей, сплочённых общими интересами.

Учитель. Вывод: У каждого из нас есть своя семья, родительский дом. Именно в семье мы учимся любви, ответственности, заботе и уважению.

Учитель: «Счастлив тот, кто счастлив у себя дома». Как вы понимаете эти слова. (ответы детей)

Каждый из нас знает, где рождается счастье, счастье рождается дома.

Дом во все времена являлся надежным тылом. Нам думается сразу о чем- то добром, уютном прекрасном.

Ведь у каждого человека должен быть свой родной дом. Дом где он родился, дом в котором царствует атмосфера доброты,тепла и любви. Дома человек чувствует себя по-особому.

Прочитайте и готовьтесь ответить на вопросы

А дома на Руси старались делать добротные, удобные, их благоустраивали, украшали резьбой. Строили дом обычно «всем миром», то есть соборно, сообща, всей крестьянской общиной. При строительстве нового дома обязательно приглашается священник освятить жилище, т.е. он произносит молитву, а делается это для спокойствия и уюта в доме, недаром говорят

» Мой дом моя крепость». В христианской семье в каждом доме стояли иконы. Иконы устраивали в переднем углу. Православные иконы всегда стояли в доме на самом почётном месте, которое именовалось красным (т.е. красивым) углом. Образа следовало держать в чистоте, почитать их свято, молясь и каясь перед ними. «В красном углу молилась вся семья. Считалось, что совместная молитва имеют особую силу. Неслучайно христианскую семью называют «малой церковью». В православных семьях было много детей.

Вопросы:

  1. Какие вы знаете православные традиции?
  2. Какие дома строили на Руси?
  3. Зачем приглашали священника при строительстве дома?

4. Как вы думаете, какое место в доме считалось самым главным, почётным?

5. Давайте вспомним, что такое икона

6. А где устраивали иконы?

7. Где в доме находится красный угол

8. Какие иконы должны быть в доме?

9. Какие иконы есть у вас дома?

Сейчас у нас выступает Архипов Никита, он нам расскажет про красный угол.

3)Ребята, на чем основан крепкий фундамент семьи? Без чего невозможно построить хорошую семью? ОТВЕТЫ детей

Учитель

Любовь является основой для создания семьи. Любовь к ближнему, к детям, к родителям. У каждого из нас есть своя семья, родительский дом. Именно в семье мы учимся любви, ответственности, заботе и уважению.
Выступление Варфоламеева Матвея про венчание

4) Рождение ребенка– вот что наполняет семейную жизнь светом и смыслом.Нас любят в семье не за что-то, а за то, что мы родились, за то, что мы есть.Вы – дочери и сыновья, вы – внуки, племенники и племянницы. Любят вас уже за это.

Детей в православных семьях принято принимать как дары от Бога. Их очень любят, но стараются не баловать, растить в строгости, в трудолюбии, послушании родителям, не поощряется многословие (болтливость).

А родители стараются быть такими, какими они хотели бы видеть своих детей.

А пословица: «Которая рука по головке гладит, та и за вихор тянет» — говорит о родительской любви и ласке, неразлучной со строгость

5)Кто вспомнит и подскажет есть ли у нас в России праздник, посвященный семье?

8 июля – был официально объявлен праздником — Днем семьи, любви и верности

В честь кого отмечают этот праздник? (Петр и Феврония)

Ребята, а теперь посмотрим небольшой видеоролик о святых Петре и Февронии (ВИДЕОРОЛИК)

-Почему именно Петр и Феврония считаются покровителями семьи, любви и верности?

-Что вы узнали о Петре и Февронии, какими они были?

— Как они относились друг другу?

— Как Петр и Феврония правили княжеством?

— Как были погребены Святые?

Какой у этого праздника символ? Почему?

(Так как праздник приходится на лето, а лето ассоциируется с цветами, поэтому символом праздника стала ромашка. Почему ромашка? Да потому что это самый распространённый цветок в России, и он издревле является символом любви.)

Два лепестка, которой покрыты красным и синим цветом, означают, как символ мужского и женского начала, символ крепкой семьи.

6) Ребята, давайте создадим свою ромашку как символ крепкой семьи, а лепестками будут те качества и добродетели, которые помогут создать крепкую семью

Поэт Илья Резник написал замечательный «Гимн Семьи», который я предлагаю вам послушать, пока мы будем собирать ромашку.
Дети выбирают лепестки – добродетели и прикрепляют на доску

БОГ ПУСТОТА ВЕРА ЗЛО ОДИНОЧЕСТВО НАДЕЖДА РАВНОДУШИЕ ЛЮБОВЬ ЛОЖЬ ЛАСКА ТЕРПЕНИЕ ОБИДА СТРАХ ЭГОИЗМ ПОЧИТАНИЕ ПЕЧАЛЬ НЕЖНОСТЬ УВАЖЕНИЕ
ОТВЕРЖЕННОСТЬ СОВЕТ МОЛИТВА ССОРА БЛАГОДАРНОСТЬ ОТРИЦАНИЕ ГРУБОСТЬ ЕДИНСТВО ОТЧУЖДЕНИЕ СКВЕРНОСЛОВИЕ МИЛОСЕРДИЕ ДОВЕРИЕ РАДОСТЬ ГОРЕ (на партах)

Я благодарю вас за активное участие на уроке и думаю, что придя домой, вы обязательно поделитесь полученными знаниями с вашими родителями.

Всегда будьте вместе, любовь берегите,

Обиды и ссоры подальше гоните,

Хочу, чтоб про нас говорили друзья:

Какая хорошая Ваша семья!

Пусть в ваших семьях чаще улыбаются. Дарите свое тепло и заботу родителям, бабушкам и дедушкам, всем близким. Умейте прощать и не помните зла. Пусть в вашей семье всегда будет мир и покой.

Всем известно, какие проблемы возникают, когда два человека, он и она, вступают в совместную жизнь. Одна из них, нередко приобретающая острые формы, – это отношения супругов, касающиеся их прав и обязанностей.

И в древности, и даже в не столь отдалённые времена женщина в семье находилась на положении рабыни, в полном подчинении у отца или мужа и ни о каком равенстве, ни каком равноправии не было и речи. Само собой разумеющейся была традиция полного подчинения старшему мужчине в семье. Какие формы приобретало оно, зависело от главы семьи.

В последние два столетия, особенно в настоящее время, в связи с развитием идей демократии, эмансипации, равенства женщин и мужчин и их равноправия, всё сильней проявляет себя другая крайность: женщину нередко уже не удовлетворяет равенство и равноправие, и она, к сожалению, начинает борьбу за доминирующее положение в семье.

А как правильнее, что лучше? Какая модель разумней с христианской точки зрения? Наиболее взвешенный ответ: ни та, ни другая – обе нехороши, пока выступают с позиции силы. Православие предлагает третий вариант, и он действительно необычен: такого понимания этого вопроса прежде не было, да и не могло быть.

Мы часто не придаём должного значения тем словам, которые встречаем в Новом Завете: в Евангелии, в апостольских посланиях. А там содержится мысль, которая совершенно изменяет взгляд на брак и по сравнению с тем, что было, и по сравнению с тем, что стало. Лучше объяснить это на примере.

Что представляет собой автомобиль? В каком соотношении между собой находятся его детали? Их множество, из них он собирается — автомобиль есть не что иное, как только совокупность частей, правильно соединённых в одно целое. Поэтому его можно разобрать, разложить по полочкам, заменить любую деталь.

А человек – то же самое или что-то иное? Ведь он тоже, кажется, имеет множество «деталей» – членов и органов, так же закономерно, гармонично согласованных в его теле. Но, тем не менее, понимаем, что тело это не то, что можно составить из рук, ног, головы и так далее, оно образовано не путём соединения соответствующих органов и членов, а является единым и неделимым организмом, живущим одной жизнью.

Так вот, христианство утверждает, что брак – это не просто соединение двух «деталей» – мужчины и женщины, с тем, чтобы получился новый «автомобиль». Брак – это новое живое тело, такое взаимодействие мужа и жены, которое осущестляется в сознательной взаимозависимости и разумном взаимоподчинении. Он – не какая-то деспотия, в которой жена должна подчиниться мужу или муж стать рабом жены. С другой стороны, брак – и не то равноправие, при котором не разберёшься, кто прав, а кто виноват, кто кого должен слушаться, когда каждый настаивает на своём – а что дальше? Ссоры, упрёки, разногласия, и всё это – долго ли, скоро ли – приводит часто к полной катастрофе: распаду семьи. И какими переживаниями, страданиями и бедами это сопровождается!

Да, супруги должны быть равны. Но равенство и равноправие – это совсем разные понятия, смешение которых грозит бедой не только семье, но и любому обществу. Так, генерал и солдат как граждане, конечно, равны перед законом, но они обладают разными правами. В случае же их равноправия армия превратится в хаотическое сборище, ни к чему неспособное.

А какое же равноправие возможно в семье, чтобы при полном равенстве супругов сохранялось её целостное единство? Православие предлагает следующий ответ на этот жизненно важный вопрос.

Отношения между членами семьи, и в первую очередь между супругами, должны строиться не по правовому принципу, но по принципу организма. Каждый член семьи – это не отдельная горошина среди других, но живая часть единого организма, в котором, естественно, должна быть гармония, но которая невозможна там, где нет порядка, где анархия и хаос.

Хочется привести ещё один образ, помогающий раскрыть христианский взгляд на взаимоотношения супругов. У человека есть ум и есть сердце. И как под умом подразумевается не мозг, а способность мыслить, решать, так и под сердцем разумеется не орган, который качает кровь, но способность чувствовать, переживать, оживотворять всё тело.

Данный образ хорошо говорит об особенностях мужской и женской природах. Мужчина действительно больше живёт головой. «Рацио» является у него, как правило, первичным в жизни. Напротив, женщина руководствуется больше сердцем, чувством. Но как ум и сердце гармонично и неразрывно связаны между собой и оба необходимы человеку для жизни, так и в семье для её полноценного и здорового существования совершенно необходимо, чтобы муж и жена не противостояли, а взаимно дополняли друг друга, являясь, по существу, умом и сердцем единого тела. Оба «органа» равно необходимы для всего «организма» семьи и должны соотноситься между собой по принципу не подчинения, а взаимодополнения. В противном случае никакой нормальной семьи не будет.

Как этот образ можно применить к реальной жизни семьи? Вот, например, супруги спорят, покупать или нет какие-то вещи.

Она: «Я хочу, чтобы они были!»

Он: «Мы не можем сейчас позволить себе этого. Обойдёмся без них!»

И начинается накал страстей. Что дальше? Разделение между умом и сердцем? Может, взять да разодрать живое тело на две части и бросить их по разным сторонам?

Христос говорит, что мужчина и женщина в браке уже не двое, но одна плоть (Мф. 19, 6). Апостол Павел очень наглядно объясняет, что означает это единство и целостность плоти: Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не глаз, то неужели оно потому не принадлежит к телу? Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены (1 Кор. 12, 15.16.21.26).

Как мы относимся к собственному телу? Апостол Павел пишет: Никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее (Еф. 5, 29). Святитель Иоанн Златоуст говорит, что муж и жена подобны рукам и глазам. Когда руке больно, то плачут глаза. Когда глаза плачут – руки утирают слёзы.

Здесь и сто́ит вспомнить заповедь, которая изначально дана человечеству и подтверждена Иисусом Христом. Когда дело доходит до окончательного принятия решения, а обоюдного согласия нет, требуется, чтобы кто-то имел моральное, по совести, право последнего слова. И, естественно, это должен быть голос ума. Эта заповедь оправдывается самой жизнью. Мы ведь прекрасно знаем, как иногда чего-то очень хочется, а ум говорит: «Это нельзя, это опасно, это вредно». И мы, если подчинимся разуму, принимаем это. Так и сердце, говорит христианство, должно контролироваться умом. Понятно, о чём принципиально идёт речь – в конечном счёте, о приоритете голоса мужа.

Но и ум без сердца – это ужасно. Это великолепно показано в известном романе английской писательницы Мэри Шелли «Франкенштейн». В нём главный герой, Франкенштейн, изображён существом очень умным, но не имеющим сердца – не органа тела, а органа чувств, способного любить, проявлять милосердие, сочувствие, великодушие и т.д. Франкенштейн – это не человек, а робот, бесчувственный, мёртвый камень.

Однако и сердце без контроля ума неминуемо превращает жизнь в хаос. Стоит только представить себе свободу бесконтрольных влечений, желаний, чувств…

То есть единство мужа и жены должно осуществляться по образу взаимодействия ума и сердца в человеческом организме. Если ум здоров, он, как барометр, точно определяет направление наших влечений: в одних случаях одобряя, в других – отвергая, чтобы не погубить всё тело. Так мы устроены. Таким образом, муж, олицетворяющий ум, должен упорядочивать жизнь семьи (так в норме, а жизнь вносит свои коррективы, когда муж ведёт себя безумно).

Но как при этом муж должен относиться к жене? Христианство указывает на неизвестный до него принцип: жена – это его тело. А как относятся к своему телу? Собственное тело никто из нормальных людей не бьёт, не режет, не причиняет ему умышленно страданий. Это естественный закон жизни, который называется любовью. Когда мы едим, пьём, одеваемся, лечимся, то по какой причине это делаем – конечно, по любви к своему телу. И это естественно, так только можно жить. Столь же естественным должно быть и подобное отношение мужа к жене и жены к мужу.

Да, так должно быть. Но мы прекрасно помним русскую пословицу: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». Что это за овраги, если применить эту пословицу к нашей теме? Овраги – это наши страсти. «Я хочу, а я не хочу» – и всё тут! И конец любви и разуму!

Какова общая картина бракосочетаний и разводов в наше время, всем более-менее известно. Статистика не просто печальная, а тяжёлая. Количество разводов таково, что уже угрожает жизни нации. Ведь семья – это семечко, клеточка, это основа, закваска общественной жизни. Если не будет нормальной семейной жизни, то во что превратится общество?!

Христианство обращает внимание человека на то, что первичной причиной разрушения брака являются наши страсти. Что значит страсти? О каких страстях речь? Слово «страсть» неоднозначно. Страсть – это страдание, но страсть – это и чувство. Это слово можно употребить и в положительном, и в отрицательном смысле. Ведь, с одной стороны, страстью можно назвать и возвышенную любовь. С другой – этим же словом можно назвать и самое безобразное порочное влечение.

Христианство призывает человека к тому, чтобы окончательное решение всех вопросов принималось разумом, а не безотчётным чувством или влечением, то есть страстью. А это ставит перед человеком очень непростую задачу необходимости борьбы со стихийной, страстной, эгоистической стороной своей природы – фактически с самим собой, потому что наши страсти, наши чувственные влечения являются существенной частью нашей природы.

Что же может победить их, чтобы стать твёрдым основанием семьи? Все, наверное, согласятся, что такой могущественной силой может быть только любовь. Но что это такое, о чём идёт речь?

Можно говорить о нескольких видах любви. Применительно к нашей теме остановимся на двух из них. Одна любовь – это та самая, о которой постоянно говорят в телепередачах, пишут книги, снимают кино и т.д. Это взаимное влечение мужчины и женщины друг к другу, которое можно назвать скорее влюблённостью, чем любовью.

Но и в самом этом влечении есть градация – от низшей до высшей точки. Это влечение может принимать и низменный, отвратительный характер, но оно может быть и по-человечески возвышенным, светлым, романтическим чувством. Однако даже самое светлое выражение этого влечения есть не что иное, как следствие врождённого инстинкта продолжения жизни, и он присущ всему живому. Повсюду на земле всё летающее, ползающее, бегающее имеет этот инстинкт. В том числе и человек. Да, на низшем, животном, уровне своей природы человек тоже подчинён этому инстинкту. И он действует в человеке без вызова его разума. Не разум является источником взаимного влечения мужчины и женщины, а природный инстинкт. Разум может только отчасти контролировать это влечение: или останавливать усилием воли, или давать ему «зелёный свет». Но любви, как личного акта, обусловленного волевым решением, по-существу, в этом влечении ещё нет. Это стихия, независимая от разума и воли, как и чувство голода, холода и т.д.

Романтическая любовь – влюблённость – может неожиданно вспыхнуть и столь же внезапно погаснуть. Пожалуй, почти все люди переживали чувство влюблённости, а многие и не один раз – и помнят, как оно вспыхивало и угасало. Бывает и хуже: сегодня любовь, казалось бы, навек, а завтра – уже ненависть друг к другу. Правильно сказано, что от любви (от такой любви) до ненависти – один шаг. Инстинкт – и ничего более. И если человек при создании семьи движим только им, если он не придёт к любви, о которой учит христианство, то его семейным отношениям грозит, скорее всего, печальная участь.

Слыша «учит христианство», не должно думать, что речь идёт о каком-то своём понимании любви в христианстве. Христианство в данном вопросе не придумало чего-то нового, но лишь открыло то, что является изначальной нормой человеческой жизни. Точно так же, как не Ньютон же, например, создал закон всемирного тяготения. Он только открыл, сформулировал и обнародовал его – только и всего. Так и христианство предлагает не какое-то собственное специфическое понимание любви, но открывает лишь то, что присуще человеку по самой его природе. Заповеди, данные Христом, это не придуманные Им юридические законы для людей, но естественные законы нашей жизни, искажённые бесконтрольной стихийной жизнью человека, и вновь открытые, чтобы мы могли вести правильную жизнь, а не вредить себе.

Христианство учит, что Бог есть источник всего существующего. В этом смысле Он первичный Закон всего Бытия, и этот Закон есть Любовь. Следовательно, только следуя этому Закону, человек, созданный по образу Божию, может нормально существовать и иметь полноту всякого блага.

Но о какой любви идёт речь? Конечно, совсем не о той любви-влюблённости, любви-страсти, о которой слышим, читаем, которую видим на экранах и планшетах. Но о той, о которой сообщает Евангелие, и о которой уже подробно писали святые отцы – эти опытнейшие психологи человечества.

Они говорят, что обычная человеческая любовь – это, как заметил священник Павел Флоренский, – лишь «переодетый эгоизм», то есть я люблю тебя ровно до тех пор, пока ты меня любишь, доставляешь мне удовольствие, в противном случае – до свидания. А что такое эгоизм, всем известно. Это состояние человека, которое требует постоянного угождения моему «я», его явному и неявному требованию: всё и все должны служить мне.

Согласно святоотеческому учению, обычная человеческая любовь, благодаря которой заключается брак и создаётся семья, – лишь слабая тень настоящей любви. Той, которая может оживотворить всю жизнь человека. Но она возможна только на пути преодоления своего эгоизма, себялюбия. Это предполагает борьбу с рабством своим страстям – зависти, тщеславию, гордыне, нетерпению, раздражению, осуждению, гневу… Потому что любая такая греховная страсть, в конечном счёте, приводит к охлаждению и уничтожению любви, так как страсти являются противозаконным, противоестественным, как выражались святые отцы, состоянием для души человека, разрушающим, калечащим её, извращающим её природу.

Любовь, о которой говорит христианство, – не случайное и независимо от человека возникающее мимолётное чувство, а состояние, приобретаемое сознательным трудом над освобождением себя, своего ума, сердца и тела от всякой душевной грязи, то есть страстей. Великий святой VII столетия преподобный Исаак Сирин писал: «Нет способа возбудиться в душе Божественной любви… если она не препобедила страстей. Ты же сказал, что душа твоя не препобедила страстей и возлюбила любовь к Богу; и в этом нет порядка. Кто говорит, что не препобедил страстей и возлюбил любовь к Богу, о том не знаю, что он говорит. Но скажешь: не говорил я «люблю”, но «возлюбил любовь”. И это не имеет места, если душа не достигла чистоты. Если же хочешь сказать это только для слова, то не ты один говоришь, но и всякий говорит, что желает любить Бога… И слово это всякий произносит, как свое собственное, однако же, при произнесении таких слов движется только язык, душа же не ощущает, что говорит». Это – один из важнейших законов человеческой жизни.

Перед человеком открыта перспектива достижения величайшего для него и всех его окружающих блага – истинной любви. Ведь даже в области обычной человеческой жизни нет ничего выше и прекрасней любви! Это тем более важно, когда речь идёт о приобретении богоподобной любви, которая обретается по мере успехов в борьбе со своими страстями. Это можно сравнить с лечением искалеченного человека. По мере исцеления одной раны за другой ему становится всё лучше, всё легче, он становится всё более здоровым. И когда выздоровеет – то не для него большей радости. Если телесное выздоровление – такое большое благо для человека, то что можно сказать об исцелении его бессмертной души!

Но в чём же, с христианской точки зрения, состоит задача брака и семьи? У святителя Иоанна Златоуста христианская семья называется малой церковью. Понятно, что под церковью в данном случае подразумевается не храм, а образ того, о чём писал апостол Павел: Церковь есть тело Христово (Кол. 1: 24). А в чём заключается основная задача Церкви в наших земных условиях? Церковь – это не курорт, Церковь – больница. То есть её первостепенная задача – исцелять человека от страстных болезней и греховных ран, которыми охвачено всё человечество. Исцелять, а не просто утешать.

Но многие люди, не понимая этого, ищут в Церкви не исцеления, а лишь утешения в своих скорбях. Однако Церковь это больница, имеющая в своём распоряжении необходимые лекарства от душевных ран человека, а не просто болеутоляющие средства, которые дают временное облегчение, но не исцеляют, а оставляют болезнь в полной силе. В этом её отличие от всякой психотерапии и всех подобных средств.

И вот, для подавляющего большинства людей лучшим средством или, можно сказать, лучшей больницей для исцеления души является семья. В семье соприкасаются два «эго», два «я», а когда подрастают дети, уже не два, а три, четыре, пять – и каждый со своими страстями, греховными наклонностями, эгоизмом. В этой ситуации человек становится перед лицом самой великой и трудной задачи – увидеть свои страсти, своё эго и трудности победить их. Этот подвиг семейной жизни при правильном взгляде на него и внимательном отношении к тому, что происходит в душе, не только смиряет человека, но и делает его великодушным, терпимым, снисходительным по отношению к другим членам семьи, что приносит реальльное благо всем не только в этой жизни, но и вечной.

Ведь пока мы живём в покое от семейных проблем и забот, без необходимости ежедневно выстраивать отношения с другими членами семьи, не так-то просто бывает разглядеть свои страсти – они словно где-то таятся. В семье же происходит постоянное соприкосновение друг с другом, страсти проявляют себя, можно сказать, ежеминутно, так что нетрудно увидеть, кто мы есть на самом деле, что́ в нас живёт: и раздражение, и осуждение, и леность, и эгоизм. Поэтому семья для разумного человека может стать настоящей больницей, в которой и открываются наши духовные и душевные болезни, и, при евангельском отношении к ним, реальный процесс исцеления. Из гордеца, самохвала, лентяя постепенно вырастает христианин не по имени, а по состоянию, который начинает видеть себя, свои духовные болезни, страсти и смиряется в себе, перед Богом — становится нормальным человеком. Без семьи труднее придти к этому состоянию, особенно, когда человек живёт один и никто не задевает его страстей. Ему очень легко увидеть себя вполне хорошим, приличным человеком, христианином.

Семья, при правильном, христианском взгляде на себя, позволяет человеку увидеть, что он весь словно с обнажёнными нервами: с какой стороны ни прикоснись – боль. Семья ставит человеку точный диагноз. А дальше – лечиться или нет – он должен решить сам. Ведь самое ужасное, когда больной не видит болезни или не хочет признавать, что он серьёзно болен. Семья вскрывает наши болезни.

Мы все говорим: Христос пострадал за нас и тем самым спас каждого из нас, Он – наш Спаситель. А на деле мало кто чувствует это и чувствует нужду в спасении. В семье по мере того, как человек начинает видеть свои страсти, ему открывается, что, прежде всего, именно он нуждается в Спасителе, а не его родные или соседи. Это и является началом решения самой важной в жизни задачи – приобретения истинной любви. Человек, видящий, как он постоянно оступается и падает, начинает понимать, что сам, без помощи Божьей исправить себя не может.

Кажется, пытаюсь исправиться, хочу этого, уже и понимаю, что если не бороться со своими страстями, то во что же превратится жизнь! Но при всех попытках стать чище вижу, что каждая попытка заканчивается провалом. Тогда только начинаю по настоящему сознавать, что мне нужна помощь. И, как верующий человек, обращаюсь к Христу. И по мере сознания своей слабости, по мере смирения и обращения к Богу с молитвой начинаю постепенно видеть, как Он действительно мне помогает. Осознавая это уже не в теории, а на практике, самой своей жизнью, начинаю познавать Христа, обращаться к Нему за помощью с ещё более искренней молитвой не о разных земных делах, но об исцелении души от страстей: «Господи, прости меня и помоги мне исцелиться, сам я исцелить себя не могу».

Опыт не одного человека, не ста, не тысячи, а огромного множества христиан показал, что искреннее покаяние, сопряжённое с понуждением себя к исполнению заповедей Христовых, приводит к познанию себя, неспособности искоренения страстей и очиститься от постоянно возникающих грехов. Это осознание на языке православной аскетики называется смирением. И лишь по мере смирения Господь помогает человеку освобождаться от страстей и приобретать то, что является действительной любовью ко всем, а не мимолётным чувством к какому-то отдельному человеку.

Семья в этом отношении является благом для человека. В условиях семейной жизни большинству людей намного легче прийти к самопознанию, которое становится основанием для искреннего обращения к Христу-Спасителю. Обретя через самопознание и молитвенное обращение к Нему смирение, человек тем самым обретает в своей душе мир. Это мирное состояние души не может не распространяться и вовне. Тогда и в семье может возникнуть прочный мир, которым семья будет жить. Только на этом пути семья становится малой церковью, становится лечебницей, подающей лекарства, которые в итоге приводят к высочайшему благу – и земному, и небесному: твёрдой, неискоренимой любви.

Но, конечно, далеко не всегда это достигается. Часто семейная жизнь становится невыносимой, и для верующего человека возникает важный вопрос: при каком условии расторжение брака не станет грехом?

В Церкви существуют соответствующие церковные каноны, которые регулируют брачные отношения и, в частности, говорят о том, по каким причинам допусти́м развод. По этому вопросу есть целый ряд церковных правил и документов. Последний из них, принятый на Архиерейском Соборе в 2000 году под названием «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», даёт перечень допустимых причин для развода.

«В 1918 году Поместный Собор Русской Церкви в определении о поводах расторжения брачного союза, освящённого Церковью, признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также следующее:

Противоестественные пороки ;

Неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения;

Заболевание проказой или сифилисом;

Длительное безвестное отсутствие;

Осуждение к наказанию, соединённому с лишением всех прав состояния;

Посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей ;

Снохачество или сводничество;

Извлечение выгод из непотребств супруга;

Неизлечимую тяжкую душевную болезнь;

Злонамеренное оставление одного супруга другим».

В «Основах социальной концепции» этот перечень дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа.

Однако все эти основания для развода нельзя рассматривать как необходимые требования. Они – только допущение, возможность для расторжения брака, окончательное же решение всегда остаётся за самим человеком.

А какие возможности вступления в брак с человеком другой веры или вообще с неверующим? В «Основах социальной концепции» такой брак, хотя и не рекомендуется, но и не запрещается безусловно. Такой брак является законным, поскольку заповедь о браке дана Богом изначала, с самого сотворения человека, и брак существовал и существует всегда и во всех народах, независимо от их религиозной принадлежности. Однако такой брак не может быть освящён Православной Церковью в таинстве Венчания.

Чего лишается в таком случае нехристинин? И что даёт человеку церковный брак? Можно привести самый простой пример. Вот две пары вступают в брак и получают квартиры. Но одним из них предлагается всяческая помощь в обустройстве, а другим говорят: «Извините, мы вам предлагали, но вы не поверили и отказались…».

Поэтому, хотя любой брак, но, конечно, не так называемый гражданский брак, является законным, только верующим в таинстве Венчания подаётся благодатный дар помощи в совместной христианской жизни, воспитании детей, устройстве семьи как малой церкви.

«Верующий и неверующий в семье». Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (04.02.2017)

Протоиерей Артемий Владимиров

Гость программы — духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров. Мы говорим о том, как строить отношения в семье, где есть верующие и неверующие люди. Кому и на какие уступки можно идти и в каких ситуациях всё-таки нужно проявлять твёрдость.

Тутта Ларсен

– Здравствуйте, друзья. Вы слушаете «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров. Здравствуйте, батюшка.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Приветствую вас, дорогие мои друзья.

Тутта Ларсен

– Батюшка, сегодня, по счастью, тему для вас придумала не я и не мои редакторы, а наши слушатели. Наконец-то мы стали получать уже не просто письма с впечатлениями, но и с какими-то для нас задачами.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Это очень ценно.

Тутта Ларсен

– Вот что написала нам наша слушательница Марина: «Здравствуйте, если можно, хотела бы попросить сделать передачу на одну тему. Я вас часто слушаю, почти всегда ваши темы актуальные, но только если в том случае, если оба взрослых человека в семье верующие. Хотелось бы услышать передачу про взаимоотношения в семье, когда один верующий или воцерковлённый, а второй нет. Мне кажется, что это очень частая ситуация, и советы от батюшки Артемия Владимирова было бы услышать особенно интересно». И, наверное, действительно мы как-то упустили этот момент в обсуждении. То есть иногда касаемся, когда говорим о семейных конфликтах или каких-то сложностях в семейной жизни, но так всерьёз и чтобы целый час этому посвятить, так мы к этой теме не подходили глубоко.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мне очень приятно, что наши радиослушатели следят за последовательностью передач. И, конечно, жизнь многообразна, ни в какой каталог её не уложишь и, безусловно, эта тема имеет право на существование.

Тутта Ларсен

– Но тогда давайте, кого мы назначим неверующим? Это важно вообще, кто в семье верит, а кто нет: муж или жена? Или просто двое, и неважно, кто из них воцерковлён.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Нужно сказать, что апостол Павел в одном из двух Посланий к Коринфянам затрагивает эту ситуацию. Она была, конечно, очень животрепещущей в I столетии, когда многие супружеские пары, соответственно, языческие пары, то есть сложившиеся ещё до проповеди апостолов, затем претерпели изменения – кто-то из некрещёных супругов, услышав слово о Воскресшем Христе, воспламенившись верой, принимал Таинство Крещения. Что говорит апостол Павел о ситуациях, которые возникали в семье. «Если неверующий муж или жена – он не делает разницы между мужеским или женским полом – готовы жить со своей половиной уверовавшей, к миру призвал вас Господь». То есть если новокрещёная, просвещённая половинка не встречает отчаянного сопротивления, вражды и ненависти, но её вторая половинка принимает эту новизну, эту неслыханную новость, этот разворот событий – прекрасно. К миру призвал вас Господь. И далее апостол Павел говорит очень важные вещи: «Муж или жена неверующие (то есть некрещёные) освящаются, в качестве супруга и супружеских обязанностей, верующей половиной и дети, зачатые в этом браке, святы», – то есть освящены через крещение кого-то из родителей. Если же языческая половинка восстает и идёт войной на Христа, не желает уживаться с новообращённым христианином, что же, вы свободны. Вот о чём говорит апостол Павел применительно к ситуации I столетия. И, может быть, следует ещё добавить несколько ценных апостольских указаний, которые являются основополагающими и для нас, христиан XXI столетия. «Не устрашайтесь никакого страха, – обращается апостол к христианкам (очевидно, разумеется, что неверующие мужья не слишком, может быть, спокойно смотрят на походы в храм, на благочестие, на готовность христианок жертвовать бедным), – но живите так, чтобы мужья без лишних слов с вашей стороны были приобретены Христу». То есть сияйте терпением, смирением, кротостью, верой и любовью, не имея возможности проповедовать мужьям – как известно, в своём отечестве пророка нет – старайтесь приобретать их Господу, во многом уступая, принося себя в жертву, но не отступая от Христа.

Тутта Ларсен

– Но всё-таки, если апостол не делает такой гендерной дифференциации, мне хотелось бы, может быть, всё равно здесь определиться. Вот на вашей практике чаще как бывает: верующая жена и неверующий муж или наоборот? Мне кажется, женщины чаще, раньше приходят к Христу, чем мужчины.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Некоторые говорят, что женщина, знакомая со страданиями в родах, женщина, как существо, более одарённое способностью чувствовать, сопереживать, действительно проповедь о Христе воспринимает всеми фибрами своей души. Мужчина, в его мнимой самодостаточности…

Тутта Ларсен

– Логике.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Гордостном самоутверждении, часто, покуда он находится на гребне, на волне жизни, носим на крыльях успеха, навряд ли прислушивается к словам: «Блажены милостивые, ибо они помилованы будут… Уничижающий себя будет вознесён». И в этом смысле, действительно, как правило, батюшка приходской или духовник монастырский встречается с ситуациями, когда христианки тихонечко плачутся в жилетку и рассказывают о том, как им непросто обходиться со своими принцами и повелителями, которые в силу какой-то инертности, психологических каких-то препон, никак не раскачаются и не удосужат своих жён согласием вместе с ними прийти в храм. В этом смысле, конечно, нам чаще приходится иметь дело с жёнами-христианками и беседовать с ними о том, как ненасильственно привлечь спутников жизни ко Христу.

Тутта Ларсен

– Мне кажется, что такие мужчины, у которых жена христианка, а он далёк от всей этой темы, им вообще кажется, что это всё какая-то бабья блажь, тем более, у людей непосвящённых церковь итак ассоциируется с бабульками, платочками, юбками в пол. И мне кажется, что для современного мужа это должно представляться каким-то капризом таким женским, какой-то её женской слабостью, с которой он мирится, но всерьёз к которой не относится.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Если бы мы жили в 60-е годы, слова ваши были бы совершенно точны и соответствовали действительности. Сегодня, когда вы зайдёте в любой столичный храм, увидите, что старушки, бабульки составляют абсолютное меньшинство, но преимущественно это студенчество, это какие-то молодые семьи. Может быть, и найдётся такой муженёк, для которого вера ассоциируется с дремучей стариной, с какими-то салопами, с какими-то накрученными на шею и голову оренбургскими платками. Однако думается, что многое обусловлено в движении мужа к области веры конституцией, душевным устроением его супруги. Если она интеллектуальна, если она психологична, то есть угадывает душевные струны своего мужа, чувствует, если она человек умственного труда, если она культурна, в самом хорошем смысле этого слова, то конечно, навряд ли муж обзовёт её деревенщиной, или какой-нибудь монашкой, или сектанткой. И всё-таки мы живём в России, а не в штате Арканзас или Иллинойс. Ведь в большинстве своём наши мужчины это внуки своих бабушек, и интернет сегодня достаточно обширное поле, где мы можем знакомиться с самыми разными, пусть и в негативном освещении, сторонами церковной жизни. Мне кажется, что сегодня христианское просвещение делает большие успехи. И я, как священник, находящийся в гуще народной жизни, конечно, не рискнул бы делать какие-то слишком широкие обобщения, но как приходят вот такие инертные мужчины в храм? Иногда это бывает на стадии жениховства. То есть девушка-христианка, ставит перед фактом своего Ромео, что она не согласна просто на светскую церемонию, ей важно венчание, она просит милого удостоить её вхождения в храм, знакомства с духовником, священником. И здесь, в этой ситуации, в период жениховства, когда влюблённые наши Лели готовы на всё, только бы свою звезду заветную обрести и перо жар-птицы спрятать за пазухой, батюшке, конечно, удобно воздействовать на их мысли и чувства, помочь им раскрыться, скажем, принести первую исповедь. И многое обусловлено тем, насколько священник тепло, приветливо встретит такого Митрофанушку, насколько он сумеет завоевать его сердце, в лучшем смысле этого слова. Но типична иная ситуация, когда священник уже постфактум поставлен в необходимость такого муженька, которому ничего не нужно, который всем доволен, который покровительственно крутит у виска в ответ на предложение супруги сходить в Божий храм, в субботу всенощную посетить, и наконец-то, по тем или иным обстоятельствам, удостаивает её этого праздника. Впрочем, гром грянет – мужик перекрестится. Вы знаете, едва лишь только возникнет угроза сокращения на работе, а особенно чуть что-то кольнёт или заболит под ребром – мы, мужчины, крайне чувствительны ко всяким таким ударам судьбы, когда небо покажется с овчинку, когда уйдёт от нас вот эта независимость, самодостаточность, батюшка оказывается третьим, но не лишним человеком, который в такой переломный момент и может пообщаться с муженьком и помочь ему найти за пазухой Христа.

Тутта Ларсен

– Ну это, конечно, была бы идеальная ситуация. Но ведь бывают же такие непробиваемые люди, которых и колет, и колет, и под ребро уже практически…

Протоиерей Артемий Владимиров

– Места живого нет.

Тутта Ларсен

– Места живого нет, да, крючья загнали, а они по-прежнему ну вот не просто там не понимают, не замечают, а наоборот, как-то ещё дальше убегают, да, есть такие вот прямо воинствующие, недовольные люди. И я вам даже сейчас готова рассказать одну историю…

Протоиерей Артемий Владимиров

– Очень интересно.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. С моим гостем, протоиереем Артемием Владимировым рассуждаем о том, как выстраивать отношения в семье, где один из супругов верующий, а другой неверующий, ну или вообще есть верующие и неверующие родственники. Так вот у меня есть одна знакомая девочка, она хорошая, милая девочка, воцерковлённая христианка. Встретила прекрасного молодого человека, который ей очень понравился, за которого она собралась замуж. И вот незадолго до того, как они расписались, подали заявление мы все вместе поехали в паломническую поездку в Оптину пустынь. Ну и там жили в гостинице, им не разрешили спать в одной комнате, поскольку они ещё не были супругами, вот. Ну там какие-то были достаточно строгие условия, долгие службы. Мы там, слава Богу, причастились. Вернулись, они поженились, уехали жить в другую страну. И только уже там, какое-то время спустя, когда я с ней начала общаться, переписываться и прочее, оказалось, что эта поездка его просто страшно потрясла, причём негативным образом. Он сказал, он был в ужасе, он сказал: да вы вообще все сектанты, да её надо от вас от всех спасать. Ну, собственно, он её и спас – он на ней женился, увёз её в другую страну. И сейчас у них двое детей. Первого ребёнка он запретил крестить в Русской Православной Церкви, она его еле-еле уговорила крестить в греческой. Они живут на другом континенте отдельном, далеко очень. Там есть миссия и православная, но хотя бы в греческой. Второго ребёнка он, слава Тебе, Господи, разрешил крестить в Русской Православной Церкви, спустя пять лет, но крестики детям надевать не разрешает, иконы в доме ставить не разрешает. И, в общем, молится она тоже где то тихо в уголке. И, поскольку они живут за границей, и храм там православный не на каждом шагу, то причастить детей у неё от силы раз в год получается. И вот такая вот у неё жизнь. И я вижу, что она уже и не тяготится этим даже. То есть он какие-то для неё типа сделал послабления, уступки ей какие-то, детей окрестили, и на том спасибо. Я вижу, что она крайне редко стала и молиться, и практически не ходит в храм. Они хорошо живут, у них очень милая семья, но… Я не могу, конечно, сказать, что она перестала быть христианкой, но её церковная жизнь радикальным образом, ну практически прекратилась.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да-да, вы совершенно правы. Ведь в сообщающихся сосудах уровень жидкости норовит войти в одну плоскость, уровень жидкости должен быть одинаковым. И в этом смысле, в принципе, положение женщины не главенствующее, не господствующее. Как правило, муж с ярко выраженной позицией лидера, кормильца, заправилы, командарма, конечно же, мало-помалу будет и в душевном, духовном отношении главенствовать, доминировать, ну с каким-то исключением, над своей супругой. Вот почему меня, например, никогда не восторгает эта перспектива, достаточно распространённая для российский девушек, выйти замуж за иностранца любой ценой.

Тутта Ларсен

– Но это-то русский был парень.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Понятно.

Тутта Ларсен

– Но хотя он, да, предпочёл бы родиться иностранцем, это правда.

Протоиерей Артемий Владимиров

– И, конечно, для меня самое драгоценное в супружестве это единомыслие, единодушие, это общая философия супружества, единый идеал, единые цели…

Тутта Ларсен

– Ну а если ради единодушия тебе приходится отказываться от веры или от тех, скажем так, исполнений веры и заповедей, к которым ты привыкла до брака, а мужа они раздражают и… Ну тут всё хорошо, душа в душу, прекрасный брак чудесные дети, все здоровы. Только, пожалуйста, убери свои иконы, сними с детей крестики и не надо в церковь ходить.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Ну вопрос отказа от веры для нас не стоит. Потому что не муж взошёл на Крест ради нашего спасения, а Христос Искупитель. И, конечно, здесь уместно вспомнить каноны, которые на протяжении двух тысяч лет в Церкви в отношении брачного законодательства были уже проложенным руслом. По этим канонам девушка-христианка, безусловно, в период жениховства и самоопределения не должна была входить за иудея, или за язычника, или за человека инославного. Но если он её полюбил и увидел в этом перст судьбы, то он призван, благодаря её мудрости, её бескомпромиссности, проповеди слова Божия воспринять веру православную, покаяться или креститься, воцерковиться. В противном случае наступает как раз момент компромисса, который не всегда благотворно отражается на судьбе самой женщины и её детях. И как часто наши барышни, так выскакивая по понятным, с человеческой точки зрения, причинам – как бы не остаться одной, хорошо бы скорее найти твёрдое плечо, нужно родить дитя. Выскакивая замуж за людей, чуждых духа веры, потом оказываются заложницами, вступают в область бесконечных компромиссов и уступок. И дай Бог, чтобы искорка эта, в Таинстве Крещения в них воззжённая, совершенно не погасла. Гори, гори ясно, чтобы не погасло. Очень часто действительно происходит обмирщение и крещением младенчиков – это ещё хорошо, что позволят принять крещение – и завершается их духовное развитие. Конечно же, сегодня множество ситуаций, с которыми сталкивается священник, и иногда мы, духовники, пастыри, уже имеем «статус кво» – какую-то сложившуюся ситуацию, и вместе с нашими прихожанками раздумываем, как двигаться дальше, как приобрести Христу такого муженька. Здесь, конечно, приходится вспоминать такое название «Раба любви» – известный фильм. Если христианка приносит себя в жертву Господу Богу и своему спутнику, она, развивая в себе чувство такта, деликатности, размышляет, куда ступить, что молвить. Она, естественно, уже не может афишировать свою веру, коль скоро встречается с глухим раздражением или грубым окриком, как-то сокрывает эту святыню в глубине своего сердца. Но старается дышать с тёплотой, уступчивостью, милостью, радостью, мало-помалу ожидая, когда растает его душа, хоть чуть-чуть помягчеет. Я, в этом смысле, всегда рекомендую таким заложницам супружеской любви, вспыхнувшей зачастую ещё до воцерковления подлинного крещёной женщины, какое-то ежедневное маленькое правильце, иногда сам принимаю в этом участие. Например, утром и вечером вместе с пришедшей к вам прихожанкой – ну не вместе, в смысле каждый у себя дома, – вы полагаете по пяточку, по семь, по три, как там желает человек, поклончика. На каждый поклончик свершая какую-то молитвочку, но вкладывая в неё частичку своего сердца, своими словами молясь: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Богородицы, святителя чудотворца Николая, просвети ум, умягчи сердце супруга моего, даруй ему покаяние, воцерковление. Да будет с нами святая и благая воля Твоя». И вы знаете, как утешает христианку сознание – живёт она где-нибудь в Дубае, или где-нибудь в Цюрихе, батюшка в Москве – как ей приятно знать и помнить, что где-то на другом меридиане старенький батюшка вместе с ней (несмотря на разницу часовых поясов, здесь не нужно выверять всё по секундомеру и хронометру) молится о том, чтобы Господь Бог этого Джона, или Винсента, или…

Тутта Ларсен

– Абдуллу.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Абдуллу – вы угадываете мои мысли – просветил, укротил и потихонечку раскрыл пред ним таинство веры.

Тутта Ларсен

– Да, было бы здорово, если бы у нашей молитвы была такая сила, чтобы этим можно было менять наших мужей.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мы сами можем этого только желать. Но есть ещё и Промысел Господень. Ведь если подумать, то Господь Бог христианку являет тому или иному человеку, конечно же, в видах его просвещения. И, по крайней мере, я как пастырь, почти 30 лет священствующий, наверное, не один десяток пар вспоминаю, в которых вот эти наши Йоханы, или какие-то финны, или шведы, или даже турки пришли к Православию. Благодаря уму русских женщин, их светлым улыбкам, их дипломатическим способностям и, конечно, бесконечному терпению и снисхождению наши европеизированные муженьки вдруг становятся православными, русскими по духу людьми.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров, и мы рассуждаем о том, как выстроить отношения в семье, где не все родственники являются верующими православными христианами, может быть, еще людьми других конфессий. Вы говорите о том, что часто встречались в своем пастырском опыте с тем, как мужчины-иностранцы женятся на православных русских женщинах и приходят в храм вместе с ними. И мне кажется, что эта ситуация даже более реальна, чем наши воинствующие русские мужчины, неверующие или там ну как-то имеющие какие-то претензии к вере. Потому что все-таки иностранцы, особенно западноевропейцы, они привыкли быть терпимыми, толерантными, они привыкли все принимать и с этим…

Протоиерей Артемий Владимиров

– Люди определённой культуры.

Тутта Ларсен

– Да, это люди определённой культуры, и вот таких вот воинствующих антихристиан, как россияне, которые и крещены-то, может, бабушка их в храм водила в детстве, я не встречала. Хотя бывают, конечно, ситуации, когда, ну всё равно чаще всегда женщина принимает веру мужа, чаще. Я знаю истории просто, когда женщины выходили замуж за мусульман и обращались в мусульманство, это скорее, чем их мужья принимали православное христианство, по крайней мере, в России. Но даже если люди действительно носят определённую культуру, они могут найти как-то общий язык: я не захожу на твою территорию, ты не настаиваешь на том, чтобы я участвовал в каких-то твоих религиозных движениях. Но бывают ситуации гораздо более жёсткие, когда не просто там женщина не может вовлечь мужа в своё духовное пространство, но когда она просто вынуждена нарушать заповеди в очень серьёзных моментах или выбирать между тем, совершить какой-нибудь реально страшный грех или остаться женой своего мужа. Опять же, ещё одна история. У меня была прекрасная знакомая семья. Он – богатый обеспеченный мужчина (может быть, даже я эту историю рассказывала, не помню), в общем, такой высокопоставленный топ-менеджер хорошей компании. У них было двое детей, она забеременела третьим. А он ей сказал: слушай, мне нет ещё 35 лет, я не готов к трём детям. У меня у всех знакомых двое детей. Я что тут вообще какой-то старый мракобес? Я не хочу много детей. Нам не нужен третий ребёнок, у нас всё хорошо сейчас. Давай пока мы его не будем рожать. А она, может быть, не очень воцерковлённым была человеком, но всё-таки христианкой, и для неё аборт это было абсолютно…

Протоиерей Артемий Владимиров

– Неприемлемо.

Тутта Ларсен

– Да, совершенно нереальная ситуация. Она рыдала просто неделю, и дорыдалась просто до выкидыша. Получается, что вроде бы как бы она и грех не совершила. Но эта история разрешилась таким образом, видимо, тоже каким-то Божественным промыслом, Господь их освободил, видимо, так от этой непростой ситуации.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Хотя, справедливости ради, скажем, что в требнике священника есть особая молитва на жене, извергшей чадо – речь идёт не об аборте – где это извержение названо вольным и невольным убийством. В том смысле, что женщина проявила неосторожность, подняв тяжёлое, или не сберегла своего внутреннего мира. Ёжику понятно, что всякая стрессовая ситуация…

Тутта Ларсен

– Конечно.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Всякое потрясение души может провоцировать такое несчастье.

Тутта Ларсен

– Но вот эта женщина, по крайней мере, не совершила вольного убийства ребёнка. Но ведь сколько таких ситуаций, когда супруг не хочет, ну то есть не осознаёт, например, что супружеские отношения это во имя деторождения, в первую очередь.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Во всяком случае, они не допускают прямого посягновения на уже появившуюся жизнь. Мне вот как священнику приходится время от времени встречаться с такими случаями, когда муженёк, ну молодой человек очень сильно зависим от родителей и от…

Тутта Ларсен

– Мнения.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Уклада жизни, мировоззрения мамаши. Вот, скажем, пришлось венчать, на первый взгляд, замечательную русскую пару, очень гармоничную. Он лет двадцати двух – двадцати трёх, красивый, такой славянской внешности, молодец удалой, она, безусловно, прилепившаяся к своему избраннику. Казалось бы, ничего не предвозвещало драматичного развития событий. Появилась малышка. И вдруг оказалось, что мама этого молодого человека резко противостояла воцерковлению…

Тутта Ларсен

– Ребёнка.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Семьи. Молодая супруга венчанная, как это свойственно бывает русской натуре, действительно почувствовала, что Церковь это не институт, не лавка древностей, а это мать родная. И для неё воскресные походы в храм стали внутренней необходимостью, причащение малышки – радостью. И до времени её муж как-то приходил, хотя я видел его некоторую отстранённость, чувствовал напряжение, такую жёсткость его сердца. Но, конечно, как батюшка что-то понимающий, я не вламывался в посудную лавку его души, а так, пару раз поисповедовал, всегда старался как-то его утешить, ободрить. Однако это не спасло ситуацию. Через какое-то время муж резко развернулся и стал просто высказывать своё недовольство супруге. Область веры, христианской жизни для него стала абсурдом. Видимо, мама…

Тутта Ларсен

– Накрутила.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Продолжала накручивать молодого человека, и наметился кризис. Как мы ни старались с благочестивой его супругой смягчить ситуацию (действительно побеждает тот, кто умеет отступать), я просил её не навязывать ему исполнение правила, не слишком беседовать с ним, в пылу юности она пыталась просветить его и рассказать, как прекрасно жить благочестиво. Коса нашла на камень. И я видел страдания молодой женщины. Потихонечку и ребёночек стал чувствовать эту разность потенциалов, и мне стало окончательно видно, что тот идёт на разрыв, вопреки разуму. Молодые, красивые, здоровые, прекрасный ребёночек такой, просто как ангелок Рафаэля. Нет, вот эта гордыня, ограниченность, и слепое выполнение маминых указаний привели к тому, что он насильственно заставил её развестись. К сожалению, у нас ещё и светские такие законы, они не очень-то берегут, как я вижу, семью. В Италии так просто там…

Тутта Ларсен

– Не разведёшься.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Развода не оформишь. Сейчас эта молодая мама с девочкой регулярно ко мне приходит. Отец вроде так появляется, но не меняет своей фактуры. Честно говоря, в наше время это почти уникальная ситуация, потому что сегодня все разумные, мыслящие люди, пытающиеся осознать и найти своё место в России XXI столетия, как-то легко интегрируются в поле церковной жизни. У каждого своя мера благочестия. Но вот такое упорство, такое отрицание, я просто чувствую, что это какая-то патология духовная. Идёт она, к сожалению, в той семье от родителей, которые, наверное, прожив постсоветскую жизнь, совершенно не готовы ничего переосмыслить, фактически вбили клин в эту семью.

Тутта Ларсен

– Я знаю и ещё одну, как минимум, семью, где тоже проблема между верующим и неверующим родителем как раз начала заостряться, когда появился ребёнок и встал вопрос о том, как воспитывать ребёнка в духовной традиции. И мама хотела, конечно, ребёнка и крестить, и регулярно водить в храм ко причастию, и как-то чтобы ребёнок читал Библию, учился молиться. Папа был категорически против. И даже тоже была такая удивительная история. Поскольку это очень близкие мои люди, один раз нам удалось их уговорить, уже в три года, первый раз после крещения, чтобы её причастили. Они её причастили, часов в одиннадцать дня причастили, и к вечеру, то есть в шесть часов вечера у неё поднялась температура, её вырвало непереваренной частичкой, представляете? И всё это время, что они ехали туда, он ворчал, а когда вот это случилось, страшное такое для меня, например, событие, он стал орать вообще, что вы мне отравили ребёнка, ваши попы, значит, подлили какое-то там просроченное вино, и вообще больше ноги нашей в храме не будет. И вот реально он уехал работать в другой город на очень долгий срок и ездит к своей семье сейчас крайне редко, там раз в месяц они видятся. И уже ребёнку там 10–11 лет, и они только сейчас начали с мамой более-менее регулярно ходить в храм. И мама выдохнула, и она говорит, я знаю, зачем его Господь отправил в такую длительную командировку, потому что мы хоть как-то более-менее свою духовную…

Протоиерей Артемий Владимиров

– Смягчить ситуацию.

Тутта Ларсен

– Ну а с другой стороны, как им тяжело вести-то жизнь на расстоянии. Это всё равно какая-то ситуация для семьи небезопасная. Вот и получается, что из двух зол случилось меньшее, но проблема всё равно не решена, он по-прежнему остается воинствующим атеистом, и она так вот тихонько от него… Он знает, что они ходят в храм, но поскольку он при этом не присутствует, его это и не бесит. Но если бы он был дома, наверное, он опять бы начал ныть. И вот бывает так, что, например, когда молодые тоже муж и жена, там родители вот нецерковные люди, неверующие люди, а бабушка тихонько водит внучонка в храм тоже в какой-то тайне, ну это же тоже ненормальная ситуация, неправильная.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Может быть, маленький комментарий относительно рассказанного вами случая. По учению святых отцов, Иоанна Златоуста, Таинство Причащения принимается сердцем, а не чревом, не желудком. Если происходит такая беда, подобная описанной вами, нельзя считать, что Причастие осквернено, это непроизвольная ситуация…

Тутта Ларсен

– Странная, как минимум, да.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Конечно. Практический совет: родители, скажем, должны бы в непопираемое место куда-то отправить вот то, что изошло из уст. Тем не менее, Христос принимается сердцем, и всякие физиологические особенности, безусловно,не столь значимы в данном случае. Второе, что мне хочется сказать. Дети это действительно очень чувствительные, нежные, тонкие существа, и малейший дисбаланс во взаимоотношениях родителей тотчас ведёт к каким-то невротическим реакциям. В этом смысле, разность потенциалов: верующий – неверующий, воцерковлённый или активно упирающийся рогами и копытами супруг, конечно, такая вольтова дуга накладывает всегда отпечаток на детскую психику, и детям очень трудно стать гармоничными в духовном отношении личностями. Они, скорее, будут приспосабливаться, и какое-то раздвоение в них мы будем наблюдать. В-третьих, ситуация, когда кто-то из благочестивых взрослых домочадцев всё-таки старается под покровом тайны ребёночка приобщить, это достаточно типично было для советского времени, когда наши бабушки, тётушки, таясь от партийных родителей, как-то на Пасху, на Рождество стремились деток приобщить. И их скорбный труд не пропадал во глубине сибирских руд, из искры их любви и терпения возгоралось пламя. В таком смысле, что дети, не получая полноценного гармоничного христианского воспитания, по достижении ими разумного возраста, согретые в юности или в нежные годы Божественной благодатью, сами того не понимая (не таковы ли были все мы?), находили свой путь к Церкви, зачастую к удивлению для невоцерковлённых родителей. И, наконец, действительно часто бывает, что ребёнок становится как бы полигоном для наземных испытаний. Худо, когда родители не имеют достаточно такта и культуры, и даже какого-то педагогического чутья и отрабатывают на ребёнке свои, так сказать, бзики и чудинки. Я имею в виду, мама скажем, что-то рассказывает ребёнку святое, папа вечером придя, начинает выкорчевывать это из нежной души. Не приведи Господь! Так можно просто покалечить душу. И, в этом смысле, умные родители, хоть сколько-нибудь чувствующие нежную фактуру, скорее могли бы заключить паритет: давайте не будем нажимать на дитя, не будем делать его заложником наших нестыковок, будем проводить как-то общую нравственную линию, предоставив дитяти самому со временем сделать выбор.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете программу «Семейный час» на радио ВЕРА, у нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о том, как выстраивать отношения в семье, где не все верующие люди. Можно привести ещё массу примеров таких бытовых, наверное, более прикладных, когда возникают трения между супругами по причине их разных взглядов в духовных вопросах. Там даже всё, что связано с аскезой, с какими-то ограничениями, с постом. Вот жена себя ограничивает, лишний раз себе конфет не купит каких-нибудь, а муж, значит, требует, чтобы она его кормила скоромным на протяжении всего поста – и тут начинаются тоже какие-то проблемы. Или, например, у неё там пост, она не хочет сидеть в фейсбуке, или смотреть какие-то сериалы, или идти в гости – и это тоже повод для конфликта. Опять же, те же самые супружеские отношения. И вообще какие-то взгляды и на развлечения и на отношения с другими людьми, да даже на то, что где можно врать, где нельзя врать, даже взятка кому-нибудь. Верующий член семьи скажет: давай не будем коррумпировать полицейского. А неверующий скажет: да это лучший способ решения вопросов, давай сделаем это. И в итоге получается, что даже если ты молишься каждый день, но если твоя вторая половина, так или иначе, не приходит к вере, то мне кажется, всё равно, настолько много подземных, подводных вот этих камней, настолько много…

Протоиерей Артемий Владимиров

– Рифов.

Тутта Ларсен

– Да, рифов, это как минное поле, ты так или иначе, постоянно будешь на это наступать. И через 10, 20 лет совместной жизни в таком режиме, мне кажется, семья всё равно не жилец. Нет?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Здесь, конечно, хочется вспомнить русское присловье: «Бог не в брёвнах, а в рёбрах». И истинное благочестие и дух истиной веры и любви, безусловно, будет внушать просвещённой благочестием половине не устраивать войну Алой и Белой Розы в отношении вот этих внешних аспектов. Безусловно, уступать оставаясь при своём, уступать, не ведя какой-то бесконечной войны партизанской, но покрывая всё великодушием, благородством. И мне священнический мой опыт наблюдения подсказывают, что всё-таки 5, 10, 20 лет… Есть ещё и Промысел Господень, Который хочет каждой душе спастись и в разум истины прийти. Всё-таки любовь, деятельное милосердие – это безусловное доказательство того, что есть Господь. Капля точит камень. Если мы сами бессильны, но при этом всю надежду возлагаем на Господа, как учил в такой ситуации супругов один из почивших епископов нашей Церкви: «Господи, я слаба и немощна. Господи, ты видишь, как мне дорога душа этого человека. Господи, вверяю её Тебе, настави, вразуми меня, как жить, мыслить, действовать и чувствовать, дабы эта душа не погибла в неведении». Собственно, эти слова близки к знаменитой молитве Оптинских старцев, которую многие из наших радиослушателей наверняка знают, любят и читают: «Научи меня, Господи, действовать кротко и разумно со всеми членами моей семьи, никого не обижая и не огорчая. Научи меня верить, надеяться, терпеть прощать и любить». Надежды юношей питают. И, конечно, очень хочется, чтобы и в ваших, дорогие друзья, семьях Бог наградил тех, кто тайно верит, тайно светит и, мало-помалу прогревая внутренние ткани души своих половинок, надеется на то, что Господь откроет им духовное зрение и направит их стопы на стезю веры, смирения, покаяния и любви.

Тутта Ларсен

– Ну вы приводите в пример, конечно, уже христиан, которые находятся на достаточно высоком духовном уровне, подвизаются в благочестии и способны, даже уступая во всём, поступаясь какими-то внешними формами своей веры, сохранять её глубину и чистоту.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да, да.

Тутта Ларсен

– Но ведь это же очень сложно и доступно далеко не всем. А так получается, что ты, как по словам апостола, вроде бы как своей верой мужа тоже освящаешь, но постоянно уступаешь его каким-то требованиям. Здесь там съела не то, здесь посмотрела не то, здесь, значит, какие-то позволила себе удовольствия. И мало-помалу ты начинаешь сам остывать, сам начинаешь отходить, потому что это же все затягивает. И уже не так часто ты молишься, и уже не так часто ты в храм ходишь, и вся твоя духовная жизнь как-то замыливается, оседает и в итоге становится такой, не очень настоящей.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Опасность эта подстерегает каждого из нас и каждого из наших слушателей. Вот почему мне вспоминается часто такая карикатура, вы её, наверное, тоже помните: «Никогда не сдавайся». Она часто в офисах висит. Пеликан раскрыл клюв, уже заглотил лягушку, видны только её задние ножки. Но лягушка сжимает горло пеликана и не дает ему заглотить всё туловище. Действительно, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Всё-таки мы с вами принадлежим ещё к тому поколению, которое помнит такую песню: «We shall overcome» – мы всё преодолеем. И, безусловно, теплохладность — это не наш удел. Вот почему, кстати, нам важно всё-таки иметь батюшку, доктора Айболита, священника, духовника, к которому раз в месяц, но обязательно нужно прийти на какую-то нейрохирургическую операцию. Батюшка вас и пожурит, и приласкает, и, может быть, лёгкий даст щелбан по лбу, если вы были не на высоте. А самое главное, помолится вместе с вами, чтобы огонёк веры не затух. Опыт показывает, что если в семье есть хоть один светлячок… Да, конечно, он не ангел благочестия, да, конечно, errare humanum est – человеку свойственно ошибаться и оступаться, но через храм и его Таинства, особенно через Таинство покаяния, куда придя в состоянии своей вины, слабости, повторения уже, может быть, в пятидесятый раз одних и тех же согрешений, вы, как побитый щенок, поджав хвостик и ушки прижав, поскуливая, уткнётесь батюшке в коленки. А он вместе с вами помолится и попросит Господа снизойти, простить, исцелить. И вы знаете (с этой ситуацией я сталкиваюсь ежедневно, потому что исповедую каждый Божий день), такие христиане обретают вновь лампадку воззжённой в своей душе. «Батюшка, вы верите, что мой Навуходоносор когда-то изменится к лучшему? – Верю. Отступать мы не вправе, ни шагу назад, позади Москва. Ни пяди родной земли врагу не отдадим. Только вперёд, с надеждой и любовью». Да, не все меняется так быстро, как бы нам хотелось. Однако постоянство: не можешь лететь – беги, не можешь бежать – иди, не можешь идти – ползи. И Бог, конечно, ближе к нам, чем мы думаем. И я убеждён, что вот в ситуации, которую мы сегодня описываем, находится немало наших радиослушателей. И из двух миллионов шестидесяти сорока лиц, которые нас сегодня слушают, три вот этих самых неподъёмных мужика, часто подтрунивающих над своими благочестивыми женами, сейчас, может быть, скупую мужскую слезу утирают кулаком, чувствуя, что эта передача радиостанции ВЕРА стала для них судьбоносной. И уже в ближайшее воскресенье они готовы будут надеть на главу свою алмазный венец венчания. Я романтик, меня исправить невозможно.

Тутта Ларсен

– Я хотела дополнить вашу прекрасную цитату: «Не можешь идти – ползи, не можешь ползти – хотя бы ляг лицом в нужном направлении». А всё-таки вопрос остается открытым. Если ты взрослый человек, ты действительно можешь вести какую-то внутреннюю духовную жизнь. Но дети! Если муж запрещает водить ребёнка в церковь и причащать? Водить и причащать втайне всё-таки? Это же новый источник конфликтов.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Думается, что здесь каждую ситуацию нужно рассматривать особо. Однако, даже при отсутствии вот этого драматичного конфликта, очень часто дети-подростки, переростки, мы об этом с вами часто вспоминаем, вдруг сами обнаруживают неготовность, как это в детстве было, задрав штаны, бежать за комсомолом – обращаться к батюшке на предмет исповеди и причастия. И если ситуация такова, что благочестивое желание мамы сейчас реализовать невозможно, не будем забывать, что семена разумного, доброго и вечного, слова, исходящие из глубины любящего сердца, о чести, честности, долге, ответственности, тоже очень важны. И сегодня взрастить эти начатки нравственности, желать вырастить из детей порядочных людей, очень и очень важно. Нам нужно понимать, что современные дети легко ожесточаются. Важно помогать им преодолеть собственное лукавство, нечестность, вселять в них дух какого то прилежания, усидчивости, учить преодолевать самих себя. Не хочется взять в руки скрипку, не хочется лишний раз проверить написанное домашнее задание – вот наши мамочки, кумушки, нянюшки, бабушки, как такие наседки-несушки, крылышками своими покрывая непоседливых внуков и неуёмных детей, всё-таки могут и должны вкладывать в них эти импульсы, эти принципы какие-то человечности и порядочности. И это будет золотой запас, имея который, ребёнок, преодолев турбулентность переходного возраста или выйдя уже к самостоятельному сознательному периоду жизни, обязательно найдёт храм и вновь встретится с Господом Богом в Его Таинствах.

Тутта Ларсен

– Спасибо огромное, батюшка. Я очень надеюсь, что мы ответили на вопросы нашей слушательницы, которая нам написала письмо с просьбой обсудить эту тему. И верю в то, что, может быть, и без скупой мужской слезы, но слушатели наши сегодня какие-то для себя почерпнули новые и полезные вещи.

Протоиерей Артемий Владимиров

– На том стоим. Жизнь, конечно, всегда многообразней всех теоретических рассуждений о ней. Я думаю, наша с вами заслуга перед историей и всемирным историческим процессом заключается не в том, чтобы ответить на незаданные вопросы, а в том чтобы их задать, поразмышлять над ними и, в конечном счёте, заключить: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете».

Тутта Ларсен

– Спасибо. Вы слушали «Семейный час» Тутты Ларсен на радио ВЕРА. У нас в гостях был старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей Артемий Владимиров

– До скорых встреч.

Протоиерей Александр Дягилев — о современной семье, поздних родах и многодетности

Все привыкли думать, что православная семья обязательно должна быть с детьми, желательно — тремя и более. Но есть реальная жизнь. Молодые люди сегодня, даже вступая в брак, не торопятся рожать ребенка. Протоиерей Александр Дягилев, председатель Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии, рассказал «Правмиру», почему в современных семьях поздно появляются дети, надо ли посвящать ребенку все свое время и все ли могут стать многодетными.

— Отец Александр, какое место дети занимают в христианской системе ценностей?

— В основе семьи — постоянный союз мужчины и женщины. Чадородие — Божие благословение, это одна из функций семьи, но не единственная. И если бездетные супруги сохраняют верность друг другу, если заботятся друг о друге, то, конечно, они семья. Они могут либо усыновить или удочерить ребенка, либо взять на себя какое-то служение в Церкви (если речь идет о людях, стремящихся жить по заповедям Иисуса Христа). Они имеют преимущество во времени, которого нет у пар, много времени посвящающих детям. Можно сказать, что бездетность открывает перспективу для определенного подвига и особого служения: социального, миссионерского, молитвенного.

— Возможен ли сознательный отказ от деторождения? Если не брать ситуацию, когда супруги живут фактически монашеской жизнью, как брат с сестрой.

— Казус Иоанна Кронштадтского — это все-таки исключение из правила. Основной путь для семейного христианина — чадородие. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» сказано, что «намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом».

— Наверно, нужно объяснить, что такое «эгоистические побуждения»?

— В рамках нашего проекта по подготовке к вступлению в брак «Счастье навсегда» мы обычно целое занятие посвящаем этой проблеме. И почти всегда возникает этот вопрос: какие причины являются эгоистическими?

Неэгоистические — это, например, соображения безопасности женщины, когда роды могут привести к тяжелой болезни или летальному исходу. Сюда же можно отнести экстремально тяжелое материальное положение — крайнюю бедность, отсутствие жилья, например, из-за бедствий, войн и катастроф.

Понятно, что если женщина забеременела, то аборт в любом случае будет грехом. Но если есть возможность здесь и сейчас не беременеть, то лучше подождать, когда катастрофы кончатся. Речь идет о любых факторах, которые ставят под вопрос нормальное воспитание и даже физическую безопасность детей.

Мы знаем пословицу «Дал Бог младенца, даст и на младенца», в ней есть доля правды, поскольку Бог выручает тех, кто обращается к Нему, однако некорректно все вешать на Бога. «Супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей» — это тоже из «Основ социальной концепции». Поэтому если планируете ребенка, все-таки стоит отдавать себе отчет в том, в каких условиях вы находитесь. Где ребенок будет расти, где он будет учиться, будет ли у него собственный уголок, например, письменный стол и полка для хранения книг.

Но если экстремальных условий нет, а люди все равно отказываются от детей, то это близко к современной идеологии «чайлдфри». Типа: «Пусть у нас будет много путешествий, развлечений, много возможностей строить карьеру, получать образование, зарабатывать деньги. Зачем нам дети? Дети — это обуза». Но если Бог дает человеку все возможности, хорошее здоровье, плюс все условия — и материальные, и психологические — для увеличения семьи, но человек этим пренебрегает, то это можно назвать грехом.

«Мы отдали тебе столько любви, а ты…»

— С материальными условиями более или менее понятно. Но часто ссылаются на то, что не готовы к родительству психологически, не могут целиком посвятить себя ребенку, его воспитанию и образованию.

— Психологические проблемы сами собой не разрешаются. Если они существуют, стоит обратиться к грамотным специалистам и разобраться, откуда эти фобии, где их первоисточник. С другой стороны, можно сказать, что в каком-то смысле, как ни готовься, ты никогда не будешь готов к рождению детей, к таким мощным качественным изменениям жизни, к сильнейшей встряске, которой подвергается брак, вся семья. Жизнь с появлением ребенка действительно становится другой, но нельзя сказать, что она становится хуже. Со вторым ребенком и последующими детьми уже намного легче, нет таких мощных стрессов и перемен.

Спорный вопрос, стоит ли посвящать детям «всего себя», 100% времени. Потому что ребенок, которому родители полностью себя отдают, потом как бы чувствует себя должником, особенно если отец и мать выкатывают счет повзрослевшему чаду за причиненное в детстве счастье. «Мы тебе отдали столько любви, заботы, времени и денег, а ты…»
Нет, ребенок должен иметь возможность для самостоятельных поступков, для самостоятельного развития. Задача родителей — не развивать его, а помогать ему развиваться. Потому что цель воспитания — ответственность, самостоятельность, в том числе самостоятельность духовная. Но их невозможно достичь, если ребенку не предоставлять определенного свободного времени, свободы принятия решений, по крайней мере, лет с трех, когда начинаются более или менее сознательные действия.

И еще: для ребенка любовь папы к маме и мамы к папе важнее даже, чем их любовь к нему. Поэтому семья, в которой постоянные конфликты, на мой взгляд, не готова к рождению ребенка. Идея «давай родим и благодаря ребеночку помиримся» глубоко неверна. Как правило, появление ребенка только усугубляет конфликт.

И наоборот, способность супругов поддерживать мир в своих отношениях — хороший показатель готовности к ребенку, готовности дать ему пример семейных отношений, христианского образа жизни. Ведь ребенок впитывает и копирует потом, в своей жизни, то, что он видел в детстве. Например, бесполезно говорить ребенку «не делай, как папа», если куришь в его присутствии. Лучше бросить курить — это будет эффективнее слов и поучений. Так что критерий психологической готовности — когда мы готовы показать ребенку пример такой своей жизни, за которую нам не стыдно.

Юноши и девушки в 25 лет — еще дети

— Многие сознательно откладывают рождение ребенка на условные «после 30 лет». Сначала образование, карьера, житейский опыт, материальный достаток. Потом — как венец всего — ребенок. Насколько это разумная позиция?

— Это общемировая тенденция, которая все больше проявляется у нас. Я сталкивался с таким утверждением некоторых врачей, что процесс созревания нервной системы у современных людей происходит несколько медленней, чем у их предков. Если раньше условный дворянин мог в 20 лет водить полки в атаку под Бородино, к 30 — написать уже все книги в своей жизни, а в 35 уже считаться стариком, то сейчас только в 35 лет человек перестает быть молодежью. По каким-то причинам на тот психологический уровень, на который еще недавно люди выходили годам к 30, современный человек выходит к 40 годам.

С чем это связано? Некоторые исследователи винят в этом массовое использование антибиотиков. Есть и другие объяснения, все это нужно исследовать, но факт в том, что тело работает по своим часам, а психика — по своим.

22–23 года с биологической точки зрения — это оптимальный возраст для рождения первенца. И с точки зрения протекания родов, и с точки зрения болезненности в период вынашивания. В 20 лет родить здорового ребенка шансов больше, чем в 30 и, тем более, в 40.

С другой стороны, современные девушки и юноши в 23–25 лет — это еще дети, они не самостоятельны, зависят от родителей. Большинство людей, которым я задавал вопрос «С какого возраста вы перестали считать себя молодежью», называют 35-летний возраст. Тогда они говорят о себе: «Я еще не старик, но уже не молодежь. Молодежь — это другое поколение с уже не совсем понятными песнями, сленгом, интересами».

— И именно в это время начинают задумываться о ребенке?

— Да. В народе используют слово — «перебесившись». Если они выжили, пройдя через молодость (не у всех она протекает мирно, без алкоголя и наркотиков), то осознают ценность семьи. Проблема в том, что при нездоровом образе жизни и плохой экологии в этом возрасте организм мужчины оказывается очень изношен, не говоря уж об организме женщины: не то количество коллагена, не столь гибкие связки, не столь подвижные суставы…

Поэтому посоветовать: «Женщины, стройте карьеру, развивайтесь и рожайте в 35», — я не могу. Но надо осознавать и разрыв между биологическим и психологическим созреванием. На эту проблему невозможно закрывать глаза.

— Люди, которые откладывают рождение ребенка — опять-таки не берем «кейс Иоанна Кронштадтского» — обычно продолжают заниматься сексом…

— По учению Церкви интимные отношения существуют не только ради чадородия. По крайней мере, толкуя слова апостола Павла «Но, блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1 Кор. 7, 2-5), Иоанн Златоуст подчеркивает, что в данном случае речь идет не только о производстве потомства. «Жена не должна воздерживаться против воли мужа, и муж (не должен воздерживаться) против воли жены. Почему? Потому, что от такого воздержания происходит великое зло; от этого часто бывали прелюбодеяния, блудодеяния и домашнее расстройство».

Секс нужен для того, чтобы супруг осознавал, что он в безопасности, что он принят, что его любят, то есть помимо приятных телесных ощущений важна психологическая составляющая. Поэтому нельзя людей, находящихся в законном браке, принуждать к воздержанию. При этом возникает вопрос, что делать, если семья здесь и сейчас по объективным причинам не готова к появлению ребенка?

Возникает потребность подумать о контрацептивах, однако абортивные контрацептивы являются безусловным грехом. Неабортивные не осуждаются, но «Основы социальной концепции» однозначно о них не говорят. Слова «разрешается» там нет, и окончательное решение возлагается на духовника. Мой духовник архимандрит Кирилл (Начис) когда-то сказал мне: «Я не могу запретить, но не могу и благословить». Некоторая неестественность в контрацептивах все-таки есть. И кроме того, ни один из них не дает стопроцентной гарантии.

Поэтому, вступая в брак, нужно отдавать себе отчет: даже если ты не планируешь ребенка, он все равно может появиться, и ты должен быть готов принять его. Слава Богу, на переосмысление и принятие у нас есть девять месяцев.

— У католиков вообще запрещены любые контрацептивы…

— Да, разрешается только один — так называемый «естественный способ распознавания плодности», при котором рассчитываются дни женского цикла. И хотя этот метод, который называют «ватиканской рулеткой», может дать сбой, у людей появляется возможность для планирования естественным образом.

При многих католических храмах есть специальные курсы для прихожанок. Жаль, что этого почти нет на православных приходах. Я знаю, что в Минске этим занимается центр «Матуля». Мы об этом рассказываем в рамках проекта «Счастье навсегда».

— Есть представление о том, что православная семья должна быть многодетной…

— Я все чаще сталкиваюсь с тем, что семьи, которые делали ставку на «традиционные ценности» и на «рожать, рожать, рожать», оказываются в сложной ситуации и зачастую разваливаются. Мужья бросают жен и детей — такие истории случаются даже в священнических семьях. Может быть, развод официально не оформляется, но де-факто мужчина просто уходит из семьи. Бывает, что и супруга находит любовника, а мужа оставляет с детьми. Это происходит от того, что современный человек далеко не всегда готов к многодетной жизни.

При этом я убежден, что много детей — это желаемая цель, идеал. Однако для того, чтобы этой цели достичь, важно создать условия. Семейный человек подобен альпинисту, который взбирается на пик и который должен соизмерять свои силы с высотой горы. Может быть, лучше остановиться где-нибудь, не дойдя до вершины, честно признав свою слабость, чем дойти до вершины, но потом не иметь сил спуститься – замерзнуть, сорваться и погибнуть.

У нас с супругой трое детей. И мы пришли к выводу, что мы еще к одному ребенку не готовы. Хотя у нас была одна замершая беременность. Ребенок незапланированный, но мы готовились его принять. Господь судил иначе. Пережив эту потерю, мы тем не менее говорим, что нет, мы не отважимся на четвертого, точнее пятого ребенка. Мы полагаем, что нам разумнее готовиться к воспитанию внуков и, конечно, сосредоточиться на старых и новых церковных проектах. Если матушка вновь забеременеет, наши текущие проекты просто остановятся, могут пострадать какие-то люди. Приходится выбирать… Но, повторюсь, если это случится, мы примем новую беременность.

— И все-таки не до конца понятно: где грань между греховным эгоизмом и разумным регулированием? Может быть, для какой-то семьи разумнее всего вовсе не иметь детей? А для какой-то ограничиться тремя — это эгоизм?

— Проблема в том, что христианство — это не религия закона, когда расписаны все возможные ситуации и, как в Талмуде, им дана оценка, что грех, что не грех, где греховный эгоизм, а где — благоразумное решение. Христианство сознательно не пошло по такому пути, поскольку он противен идеям Евангелия.

Поэтому даже церковные каноны — не законы, а ориентиры, и не случайно в Церкви существуют понятие «акривия» — строгое следование нормам канонов, и «икономия» — в общем-то, нарушение канонических норм ради пользы церковной. И как правильно жить, по акривии или по икономии? Однозначного ответа нет. Истина — где-то между этими понятиями, и в каждой конкретной ситуации нужно принимать решение исходя из принципа любви к Богу и ближнему.

Я не дерзну давать однозначный ответ о том, как правильно, как неправильно, могу лишь поделиться своим опытом… Например, я знаю семью, где движимые глубокой верой и благословением известного старца люди продали городскую квартиру в Санкт-Петербурге, переехали в Псковскую область, в глухую деревню, завели хозяйство, нарожали детей. Кто-то их осуждал, кто-то смотрел на их решение с восхищением.

Но что произошло потом. Подсобное хозяйство не позволяло зарабатывать достаточное количество денежных средств, да и, как люди городские, они многого в сельском хозяйстве и сельском укладе не понимали, совершили много ошибок. Деньги были нужны. То, что осталось от продажи квартиры и покупки домика в деревне, скоро закончилось. Через несколько лет муж был вынужден уехать в другую область, устроиться на лесозаготовки, но там платили немного, и того, что он отсылал, тоже не хватало на жизнь. Он месяцами не бывал дома, потом там начал пить с лесопильщиками, пропивать зарплату, а жена, будучи беременной, реально голодая, не выдержав лишений, взяв детей, была вынуждена продать домашнюю скотину, бросить дом и уехать обратно в Санкт-Петербург к своим родителям. В итоге они развелись.

Слава Богу, сейчас эта женщина снова замужем, за другим человеком. Она имеет музыкальное образование, и несмотря на годы деревенской жизни, сейчас она талантливый регент церковного хора — я рад за нее. Что важно вынести из этой истории: глубокая вера и даже благословение старца не отменяют трезвомыслия и здравой оценки ситуации — иначе семья даже самых верующих людей рискует прийти к весьма грустному финалу.

Жизнь многодетной семьи уже не вертится вокруг детей

— Есть ли какие-то специфические психологические, духовные проблемы у многодетных семей?

— Если у родителей нет каких-либо явных психических расстройств, то в многодетной семье атмосфера, как правило, складывается более здоровая, чем в «малодетной». Больше факторов, способствующих тому, чтобы дети воспитывались в самостоятельности и ответственности. Когда ребенок один, он — гвоздь программы, он в центре внимания семьи, на малейший его писк следует реакция мамы, папы, бабушки или дедушки. Но когда все проблемы ребенка мгновенно решаются — это не всегда полезно. Он никогда не научится решать их самостоятельно.

Да, в многодетной семье возникает конкуренция. Очень тяжело бывает первому ребенку, потому что он помнит о времени, когда он был один и любили только его. Тяжело и второму, потому что он видит, что есть еще кто-то, кто умнее, кто более развит, с кем его постоянно сравнивают. Он начинает тянуться за старшим, начинается соревнование за вкусности, за место в машине и за столом, за любовь родителей. А когда появляется третий, второй ощущает себя вдвое недолюбленным.

Но при этом в целом в семье атмосфера становится более здоровой. Оказывается, что есть «мы» мужа и жены и есть «дети» как нечто автономное. Как это ни парадоксально, жизнь многодетной семьи уже не вертится вокруг детей. Семья воспринимает себя как единый механизм, где у каждого своя роль, свои права, свои обязанности. Дети начинают понимать, что не только мама должна мыть тарелки на кухне, подметать пол, не только папа должен мусор выносить и в магазин ходить.

— Но дети все равно отнимают львиную долю времени. Супругам не остается времени друг на друга, разве нет?

— В рамках нашего проекта «Супружеские встречи» мы организуем выезд, во время которого муж и жена, оставляя детей дома на попечение родственников, могут два дня побыть наедине друг с другом. Многие признаются, что такая возможность им представилась впервые за многие годы.

И опыт таких встреч показывает, что как бы супруги ни были заняты детьми (и в том числе работой из-за детей, потому что нужно их кормить), как воздух необходим хотя бы один вечер в неделю (или в две недели), когда они остаются только вдвоем. Хотя бы пару часов в кафе или на прогулке. Нужно услышать друг друга: как прошла неделя у тебя, как прошла неделя у меня, чем мы дышим, чем мы живем.

Плюс к этому нужно находить пару часов в неделю, когда мы точно так же проводим время с детьми. Иначе раздробленность: папа весь день работал, пришел уставший, поел, сразу лег спать, а с утра опять на работу и так далее. Мама тоже крутится целый день, часто тоже работает. Дети, особенно подросшие, тоже живут в каком-то своем ритме. Это уже напоминает коммунальную квартиру. Поэтому мы с супругой решили, что в наших ежедневниках обязательно должны быть совместные семейные мероприятия.

— Многодетность — это заметное ухудшение материального положения семьи. Мы не можем купить всем одинаково дорогую одежду, одинаково дорогие гаджеты. Как объяснить ребенку, почему он беднее своих сверстников?

— Во-первых, не надо думать, что дети настолько глупые, они прекрасно понимают реальное положение своей семьи и ценят мир и любовь больше гаджетов. Во-вторых, у них есть то, чего нет у одноклассников — братья и сестры, это огромное богатство.

Кроме того, как говорят, ребенок — это не только дополнительный рот, но и две дополнительные руки. Да, маленький ребенок требует особенного внимания, особенных усилий. Но со временем он начинает поддерживать родителей. И чем больше детей, тем поддержка сильнее.

Если у меня проблемы, то в зрелости или в старости у меня будет три (и более) варианта, куда я смогу обратиться за помощью. Правда, для этого нужно сохранить хорошие отношения со всеми детьми. Бывает такое, что один из детей достигает радикально иного, более высокого социального статуса и поддерживает не только меня, но и всю семью. Это банально, но факт: дети — инвестиция в будущее.

— Как Церковь может поддержать многодетные семьи?

— Бережно заниматься конкретной семейной ситуацией, вникать в суть происходящих семейных конфликтов, и что даже более важно, обращать внимание на профилактику этих конфликтов. Все это, конечно, дело не государства, которое способно, как правило, только наказывать и поощрять, а именно Церкви. Ее, Церкви, будущее, я в этом убежден, в том, чтобы разрабатывать и проводить специальные программы для супружеских пар, семей с детьми, молодоженов, разведенных, — в общем, помогающие людям улучшить ситуацию в семье, в том числе и материальную, научиться получать радость от семейной жизни, сделать свои семьи проводниками христианской любви.

Однажды один высокопоставленный священнослужитель, встретив меня, мимоходом заявил: «Ну что, опять со своими семейными парочками какие-то встречи проводишь?! Престолу Божьему служить надо, а не ерундой заниматься». Для меня это было шоком: служение людям, помощь им в соблюдении заповеди «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19:6) воспринимается как ерунда, как нечто второстепенное и даже бессмысленное. А не ерундой считается ритуал.

Я сам очень люблю служить Литургию. Это особенный момент моего личного общения с Богом, моего единения с приходом. Я не отрицаю, что это ключевой момент священнического служения. Но нигде не сказано: будь рабом престола.

Кроме того, формы служения Богу могут быть разные. Апостол Павел пишет о «благодати быть служителем (λειτουργὸν) Иисуса Христа у язычников и совершать священнодействие благовествования Божия, дабы сие приношение (προσφορὰ) язычников, будучи освящено Духом Святым, было благоприятно Богу» (Рим. 15:15-16). То есть его проповедь язычникам (служение слова) является священнодействием, а сами язычники становятся как бы просфорой, которая приносится на Литургии Богу. Но так же можно сказать и о других видах служения.

Помочь людям обрести мир в семье, чтобы в этой семье, в том числе, дети и рождались, и росли в атмосфере любви — это тоже священнодействие, а значит — Литургия.

Сейчас в Церкви, к сожалению, это еще не осознано до конца. Мы под церковной заботой о семье чаще подразумеваем выступление за или против каких-нибудь внешних для нас инициатив, но недостаточно предлагаем позитивной повестки — проектов, направленных на решение конкретных человеческих нужд. Наши соотечественники должны получить возможность почувствовать на себе: Церковь — это то место, где я получу поддержку.

По материалам портала «Православие и мир»

Теги: Святость материнства