Щелкане дудентьевиче

Щелкан Дудентьевич, главный персонаж одной из старинных русских исторических песен – любимый шурин татарского царя Азвяка. Щелкан ездит по покоренной татарами русской земле и берет с русских людей жестокую дань:

С князей брал по сту рублев,
С бояр – по пятидесяти,
С крестьян – по пяти рублев;
У которого денег нет,
У того – дитя возьмет;
У которого дитя нет,
У того жену возьмет;
У которого жены нет,
Того самого с головой возьмет.

В песне рисуется тяжелая картина сбора дани. Пока Щелкан таким образом собирает дань, в «Большой Орде» (Золотой Орде) царь Азвяк делит между татарскими вельможами русские города: одному дарит Вологду, другому – Кострому, и только любимому шурину, Щелкану Дудентьевичу, он ничего не подарил.

Щелкан тогда возвращается в Орду и просит Азвяка подарить ему «Тверь старую, Тверь богатую». Получивши Тверь, Щелкан едет в свое новое владенье и начинает так круто расправляться с тверичами, что они, доведенные до отчаяния, идут жаловаться на него своим русским князьям-Борисовичам.

Князья хотят заступиться за своих мужиков и отправляются к Щелкану с подарками. Щелкан подарки принимает, но князьям «чести не воздает». Тогда, потерявши терпенье, они расправляются со злым татарином: один берет его за волосы, другой – за ноги и разрывают его пополам. «И ни на ком не сыскалося»…

В этих словах, которыми заканчивается песня, народ выражает свою заветную мечту – жажду освобождения от тяжкого ига татар. В основе песни о Щелкане лежат события в Твери 1327 года, когда местные жители восстали против приехавшего за данью ордынца Чолхана. То восстание окончилось гораздо трагичнее: в следующем году тверичи были кроваво усмирены. Лишь через полвека Дмитрий Донской одержал свою великую победу над татарскими захватчиками в Куликовской битве.

В Повести (здесь рассматривается редакция Рогожского летописца и Тверского сборника, что приходится уточнять, так как Повесть, как и многие произведения древнерусской литературы, существовала в нескольких редакциях, значительно отличающихся по содержанию) рассказывается о событиях 1326–1327 гг.

Тверской князь Александр Михайлович получает в Орде ярлык на великое княжение. По «наущению диавола» татары решают, что нужно подчинить своей власти русских князей, а для этого погубить в первую очередь князя Александра. «Наученный диаволом», татарский посол Шевкал вызывается исполнить разорение. Он приходит в Тверь, творит там «поругание», которое начинается сразу с силового утверждения собственной значимости и власти: Шевкал выгоняет великого князя с его двора и воцаряется там «со многою гордостью и яростью». Достаётся и тверичам. Оскорблённые горожане обращаются за защитой к князю, но тот уговаривает их потерпеть.

Продолжение после рекламы:

15 августа, в большой праздник Успения Пресвятой Богородицы, чаша терпения тверичей переполняется: польстившись на «тучную» кобылу некоего диакона Дудко, татары отнимают её, на крик ограбленного диакона сбегаются люди. Начинается драка, которая затем перерастает в вооружённое столкновение. В случившейся «замятне» разгневанные тверичи убивают не только множество татар, но и самого Шевкала. Спасаются лишь татарские пастухи, пасшие скот за городом, они бегут через Москву в Орду, куда приносят весть о восстании.

За смерть Шевкала хан жестоко мстит: Тверь и «все города» он сжигает огнём. Александр Михайлович оставляет великокняжеский престол и уходит с семьёй во Псков.

Повесть о Щелкане Дудентьевиче (повесть о Шевкале) — памятники тверской средневековой литературы, в которых описано восстание жителей Твери против ордынского наместника Шевкала (Чол-хана) 15 авг. 1327 г. Первая «Повесть о Щелкане» сохранилась в 2-х редакциях: т.н. Музейного фрагмента Рогожского летописца (хранится в ГИМ в Москве) и Тверского сборника. 2-я редакция отличается наличием вставного рассказа очевидца событий, передающего яркие конкретные детали восстания, но не стремящегося дать какую-либо оценку событиям в целом.

Первая «Повесть о Щелкане» создана сразу после событий 1327 года. В отличие от нее, 2-я «Повесть о Щелкане» написана примерно спустя 10 лет после восстания и дошла до нас в Тверском летописании. В ней инициатива восстания приписана тверскому князю Александру Михайловичу: он ведет тверичей на битву, по его повелению поджигают двор его отца, в котором укрылся Чол-хан.

Обе повести характеризуются ярко выраженными антиордынскими мотивами: Чол-хан, хан Узбек, татары неоднократно именуются «безбожными», «беззаконными», «треклятыми». В проклятьях ордынцам отразились новые политические мотивы (отношение к татарам, как к врагам Руси, установка на борьбу с ними), явившиеся началом психологического перелома в сознании русских людей, который завершился победой на Куликовском поле 1380. Своеобразное отражение события 1327 получили в фольклоре (см. «Песнь о Щелкане Дудентьевиче»).

Повесть о Шевкале

Оригинал Перевод
В лeто 6834. <…> Того же лѣта князю Александру Михайловичу дано княжение великое, и прииде из Орды, и сѣде на великое княжение. Потом, за мало дний, за умножение грѣх ради наших, Богу попустившу диаволу възложити злаа въ сердця безбожным татаром глаголати безаконному царю: «Аще не погубиши князя Александра и всѣх князий русскых, то не имаши власти над ними». И безаконный и треклятый всему злу начальник Шевкалъ, разоритель христианскый, отверзъ сквернаа своя уста, начат глаголати, диаволом учим: «Господине царю, аще ми велиши, азъ иду въ Русь и разорю христианство, а князя их избию, а княгини и дѣти к тебѣ приведу». И повелѣ ему царь сътворити тако. В год 6834 (1326). <…> В том же году Александру Михайловичу было дано княжение, и он пришел из Орды и сел на великокняжеский престол. Потом, немного дней спустя, из-за умножения наших грехов, когда Бог позволил дьяволу вложить в сердце безбожных татар злую мысль, сказали они своему беззаконному царю: «Если не погубишь князя Александра и всех князей русских, то не получишь власти над ними». Тогда беззаконный и проклятый зачинатель всего зла Шевкал, разоритель христианства, отверз свои скверные уста и начал говорить, наученный дьяволом: «Государь царь, если ты мне велишь, я пойду на Русь, разорю христианство, убью их князя, а княгиню и детей приведу к тебе». И царь велел ему так сотворить.
Безаконный же Шевкал, разоритель христианскый, поиде въ Русь с многыми татары и прииде на Тфѣрь и прогна князя великаго съ двора его, а сам ста на князя великагодворѣ с многою гръдостию и яростию. И въздвиже гонение велико на христианы насилством и граблением, и битием, и поруганием. Народи же гражданстии, повсегда оскорбляеми от поганых, жаловахуся многажды великому князю, дабы их оборонил. Он же, видя озлобление людий своих и не могы их оборонити, трьпѣти им веляше. И сего не трьпяще тфѣричи искаху подобна врѣмени. Беззаконный же Шевкал, разоритель христианства, пошел на Русь со многими татарами, и пришел в Тверь, и выгнал великого князя с его двора, а сам поселился на великокняжеском дворе, исполненный гордости и ярости. И сотворил великое гонение на христиан — насилие, грабеж, избиение и поругание. Люди же городские, постоянно оскорбляемые нехристями, много раз жаловались великому князю, прося оборонить их. Он же, видя озлобление своих людей и не имея возможности их оборонить, велел им терпеть. Но тверичи не терпели, а ждали удобного времени.
И бысть въ день 15 аугуста мѣсяца, въ полутора, как торгъ сънимается, нѣкто диаконъ тфѣритинъ, прозвище ему Дудко, поведе кобылицу младу и зѣло тучну, напоити ю на Волзѣ воды. Татарове же, видѣвше, отъяша ю, диакон же, съжаливъси зѣло, начатъ въпити, глаголя: «О мужи тфѣрстии, не выдавайте!» И случилось так, что 15 августа, ранним утром, когда собирается торг, некий диакон-тверянин, — прозвище ему Дудко, — повел кобылицу, молодую и очень тучную, напоить водой в Волге. Татары же, увидев ее, отняли. Диакон же очень огорчился и стал вопить: «Люди тверские, не выдавайте!»
И бысть между ими бой. Татарове же, надѣющеся на самовластие, начаша сѣчи, и абие сътекошася человѣци и смятошася людие. И удариша въ вся колоколы, и сташа вечемъ, и поворотися град весь, и весь народ в том часѣ събрася. И бысть в них замятня, и кликнуша тфѣричи и начаша избивати татаръ, где котораго застропивъ, дондеже и самого Шевкала убиша. И всѣх по ряду, не оставиша и вѣстоноши, развѣ иже на поли пастуси стада конева пасущеи. Тии похватавше лучшии жребци и скоро бѣжаша на Москву и оттолѣ въ Орду и тамо възвѣстиша кончину Шевкалову. <…> И началась между ними драка. Татары же, надеясь на свою власть, пустили в ход мечи, и тотчас сбежались люди, и началось возмущение. И ударили во все колокола, стали вечем, и восстал город, и сразу же собрался весь народ. И возник мятеж, и кликнули тверичи и стали избивать татар, где кого поймают, пока не убили самого Шевкала. Убивали же всех подряд, не оставили и вестника, кроме пастухов, пасших на поле стада коней. Те взяли лучших жеребцов и быстро бежали в Москву, а оттуда в Орду, и там возвестили о кончине Шевкала <…>
А убиен бысть Шевкал в лѣто 6835. И то слышав, безаконный царь на зиму посла рать на землю Русскую, 5 темников, а воевода Федорчюк, и людий множество погубиша, а иныя в плѣнъ поведоша, а Тфѣрь и вся грады огнем пожгоша. Великый же князь Александръ, не трьпя безбожныя их крамолы, оставль княжение русское и вся отчьствиа своя, и иде в Пьсковъ с княгинею и съ дѣтми своими, и пребысть в Пьсковѣ. Убит же был Шевкал в 6835 (1327) году. И, услышав об этом, беззаконный царь зимой послал рать на Русскую землю — пять темников, а воевода у них Федорчук, и убили они множество людей, а иных взяли в плен; а Тверь и все тверские города предали огню. Великий же князь Александр, чтобы не терпеть безбожных преследований, оставив русский великокняжеский престол и все свои наследственные владения, ушел во Псков с княгиней и детьми и остался в Пскове.

Примечания:

Того же лѣта князю Александру Михайловичу дано княжение великое… — Назначению тверского князя Александра Михайловича в 1324 г. великим князем владимирским (т. е. великим князем всей северо-восточной Руси) предшествовал ряд событий. Β 1318 г. в Орде был казнен отец Александра великий князь Михаил Ярославич — первый русский князь со времени монголо-татарского завоевания, осмелившийся оказать вооруженное сопротивление хану. Но его соперник и претендент на великое княжение Юрий Данилович Московский тоже был убит; в 1324 г. в Орде старший сын Михаила — Дмитрий Михайлович Грозные Очи, мстя за отца, заколол Юрия и в свою очередь был казнен по приказу хана (1326). Правители Орды дали великое княжение второму сыну Михаила — Александру, но одновременно послали в Тверь наместника с большими полномочиями — Шевкала. (См. в наст. т. Житие Михаила Ярославича Тверского и коммент. κ нему).

…безаконному царю… — Царем (ханом) Золотой Орды был в 1313—1342 гг. Узбек, первый правитель Орды, введший ислам как государственную религию.

…всему злу начальник Шевкалъ… — Шевкал, Щолкан (по Новгородской первой летописи младшего извода); именуется в поздней Никоновской летописи и исторической песне Щелканом Дудентьевичем (Дюденевичем). Если это отчество исторически верно, то Щелкан (правильнее, вероятно, Чол-хан) был, возможно, сыном Тудана (Дюденя), ходившего в 1293 г. с карательной экспедицией на Русь, и внуком хана Менгу-Тимура; следовательно, находился в родстве с ханом Узбеком.

…и прогна князя великаго съ двора его, а сам ста на князя великаго дворѣ… — Приезд Шевкала в Тверь и занятие им княжеской резиденции имели, очевидно, важное политическое значение. Вплоть до конца XIII — первой четверти XIV в. существовала система посылки на Русь баскаков — непосредственных представителей хана, ведавших сбором дани и учетом населения русских княжеств. Шевкал, видимо, имел подобные особые полномочия, сводившие на нет власть великого князя.

…въздвиже гонение велико на христианы насилством и граблением, и битием, и поруганием. — Это описание насилий, учиненных Шевкалом в Твери, перекликается с аналогичным описанием в исторической песне ο Щелкане Дудентьевиче (см.: «Исторические песни XIII—XVI вв.». Издание подготовили Б. Н. Путилов, Б. М. Добровольский. М.—Л., 1960, с. 78).

…и сташа вечемъ, и поворотися град весь… — Роль городских вечевых движений в борьбе с монголо-татарским игом постоянно обнаруживается в XIII—XV вв. Β исторической песне инициатором борьбы со Щелканом также оказываются горожане — «мужики посадские» («Исторические песни XIII—XVI вв.», с. 78).

Α убиен бысть Шевкал в лѣто 6835. — Β Тверском сборнике текст расположен несколько иначе: слова ο смерти Шевкала помещены в конце годовой статьи 6834 г. (вместе с известием ο смерти митрополита Петра), а под датой 6835 г. помещен следующий далее в обеих летописях рассказ ο походе Федорчука (см. прим. 8).

…5 темников, а воевода Федорчюк… — Темниками в татаро-монгольском войске именовались начальники самых больших подразделений — «тем» (тьма — десять тысяч человек).