Собор 8

Восьмой Вселенский Собор?

Для многих кажется иронией, что Восточная Церковь, которая гордится своей соборностью, не созывала Вселенских Соборов с 787 года . Такое критическое отношение не совсем справедливо, потому что в истории Восточной Православной Церкви Вселенские Соборы были отнюдь не единственным способом выражения соборности Церкви, есть и другие, не столь яркие методы ее выражения: обмен письмами, визиты иерархов, а самое главное – проведение местных Синодов, решения которых затем утверждаются всей Церковью.

Даже в эпоху Семи Вселенских Соборов с IV по VIII века Вселенский Собор считался исключительным событием, последним средством в момент кризиса, а не регулярно проводимым мероприятием, обычным событием в жизни Церкви.

Однако в наше время все больше и больше православных христиан ощущают необходимость в этом «последнем средстве». Они убеждены, что пришло или даже уже прошло время, когда необходимо созвать «Святой и Великий Собор», представляющий Православную Церковь во всей ее полноте. Они называют этот будущий собор «Святым и Великим», а не «Вселенским», потому что (как им видится) никто заранее не может сказать, будет ли то или иное собрание епископов, священников, мирян действительно вселенским, так как вселенским собор делает не число делегатов или географическое расположение тех стран, из которых они приехали, а то, что они говорят по вдохновению Святого Духа, и никто не может обрести Духа Утешителя заранее.

Некоторые православные называют еще одну причину. Они считают, что при современном разделенном состоянии христианства Православный собор не может считаться Вселенским собором Всемирной Церкви. Однако есть среди православных богословов и те, кто отвергает эту позицию и считает, что Православие является единственной Христианской Соборной Церковью на земле и может созывать по своему усмотрению Вселенские соборы, которые по милости Божией будут равноправны первым семи.

Отдаленные приготовления

Хотя после того, как прошел Второй Ватиканский Собор (1962-1965), православным еще сильнее захотелось провести свой «Вселенский собор», было бы неправильно полагать, что Восток просто подражает Риму. Подготовка к Всеправославному Собору велась уже за тридцать лет до II Ватиканского Собора. В 1923 году в Константинополе состоялся Всеправославный конгресс, но он получился далеко не таким всеправославным, как хотелось, так как многие автокефальные Церкви не были на нем представлены.

В 1930 году на горе Афон заседал Всеправославный комитет. Предполагалось, что после него пройдет синодальное собрание, за которым, в свою очередь, последует полноценный «Святой и Великий Собор», но этим планам не суждено было осуществиться. Однако после войны планы Православной Церкви провести собор начали обретать вполне осязаемые формы, особенно после того, как 25 января 1959 года папа Иоанн XXIII объявил о своем намерении созвать Второй Ватиканский Собор. Причем, когда папа сообщил об этом, он, похоже, рассчитывал на ответную реакцию Востока .

Повестка дня

Православная Церковь сделала решительный шаг вперед на первой Всеправославной конференции на Родосе (24 сентября – 1 октября 1961 г.). На ней делегаты от всех Православных Церквей договорились активно работать с целью провести «Великий Священный конгресс». Они снова пересмотрели идею предварительного «синодального собрания», перед созывом которого следовало провести несколько подготовительных Всеправославных конференций. Делегаты также подготовили полный список тем для обсуждения на будущем «Святом и Великом Соборе».

Всеправославная конференция на Родосе

Еще один важный шаг был сделан на IV Всеправославной конференции в Шамбези и в Женеве (8-15 июня 1968 г.). Идею проведения «синодального собрания» оставили, и вместо этого предложили провести ряд «предсоборных конференций», непосредственно направленных на проведение «Святого и Великого Собора». Материалы для этих конференций должна была подготовить Межправославная Подготовительная комиссия, состоящая из епископа и по одному представителю от каждой автокефальной Церкви.

Из всего громадного списка тем для обсуждения, выработанного в 1961 году на Родосе, для первоначального рассмотрения было выбрано шесть, а различным Автокефальным Церквям предложили составить по ним меморандум.

После перерыва, намного более продолжительного, чем предполагалось, 16-28 июля 1974 года в Шамбези состоялось первое заседание Межправославной Подготовительной комиссии. Меморандум автокефальных Церквей обсудили, исправили и одобрили для публикации. Они были опубликованы на греческом в конце 1971 года, и сейчас их можно почитать на английском под заголовком «На пути к Святому и Великому Собору».

Подготовительная комиссия также решила, что список тем 1961 года нуждается в значительной переработке. В том виде он был слишком длинным, несистематизированным, можно даже сказать, что в нем царила полная неразбериха, не было даже попытки разделить проблемы на насущные и второстепенные. Делегаты видели, что необходимо выработать новую повестку.

Межправославная комиссия в июле 1971 года объявила, что первая «предсоборная конференция» соберется через год, в июле 1972 года. Но на практике это оказалось неосуществимо, главным образом из-за того, что у автокефальных Церквей было слишком мало времени, чтобы составить шесть отчетов. Затем конференцию перенесли на лето 1973 года.

В течение этой передышки было полезно поразмышлять над основными вопросами. Во-первых, является ли отчет из шести пунктов исчерпывающим? Насколько затрагиваемые в них проблемы насущны для современного Православия? Во-вторых и в главных, так ли уж необходимо на современном этапе проводить Православный «Святой и Великий Собор»?

Кто созывает Вселенский Собор?

Прежде чем ответить на эти вопросы, нужно упомянуть следующее. Знатоки церковных канонов иногда спрашивают: в условиях современного государственного устройства мира кто имеет право созывать Вселенский Собор? Первые семь Вселенских Соборов созывали императоры; после разделения Соборы созывал Римский Папа. Но сегодня нет Православного Императора, а Папа стоит вне Православного мира. Кто же имеет такую власть в Православной Церкви?

Межправославная конференция 1961-1971 ясно ответила на этот вопрос. Общепризнано, что инициатива должна исходить от Константинопольского трона, как высшего (первого) среди равных, действующего не автократично, но коллегиально. По всей видимости, когда придет время, если вообще придет, «Святой и Великий Собор» будет созывать Константинопольский патриарх после того, как проведет совещания с главами других автокефальных церквей.

Константинопольский Патриарх Варфоломей

Шесть докладов

Поговорим теперь о шести докладах. В каждом случае первоначальный проект был подготовлен одной из автокефальных церквей, а затем передавался другим для обсуждения и замечаний. Проекты с внесенными замечаниями к июлю 1971 года были рассмотрены на заседании Межправославной комиссии в Шамбези, и после этого был представлен согласованный текст. Вот темы, представленные в нем:

  • «Божественное Откровение в контексте спасения человека» (проект подготовлен Константинопольским Патриархом, замечания и дополнения внесены Кипрской и Польской Церквями), на 21 страницах в английском издании.
  • «Более активное участие мирян в богослужениях и церковной жизни» (проект – Болгария, замечания – Сербия и Польша), 1,5 страницы.
  • «Корректировка церковных правил относительно поста и приведение их в соответствие с нормами современной жизни» (проект – Сербия, замечания – Кипр, Польша, Чехословакия), 7 страниц.
  • «Препятствия к заключению брака» (проект – Россия и Греция, работали отдельно; замечания – Сербия, Румыния, Болгария, Кипр, Польша, Чехословакия), 4 страницы.
  • «О церковном календаре и дате Пасхи» (проект – Россия и Греция, работали отдельно; замечания – Румыния, Болгария, Кипр, Чехословакия), 3 страницы.
  • «Домостроительство» (проект – Румыния; замечания – Польша), 16 страниц.

Заговор молчания

Стыдно сказать, но по мере чтения этих докладов во мне росло чувство разочарования и даже уныния. Я искал хлеба, а мне дали шесть серых холодных камней. Живое горение Святого Духа отсутствовало напрочь. В этих докладах не было и намека на новое видение места Православия в современном мире, новую надежду, живительную силу. Они никаким боком не затрагивали те наболевшие проблемы, которые во всей своей неприглядности стоят перед современным Православием.

На обсуждение выносятся либо отвлеченные, теоретические вопросы (Божественное Откровение, Домостроительство), либо узкоспециальные предметы (правила поста, препятствия к браку, календарь). И только доклад о роли мирян еще хоть как-то касается насущной проблемы; но это – самый короткий, на удивление скучный доклад, в нем и слова нет о реальных трудностях.

Впрочем, возможно, что я сгущаю краски. В конце концов, проекты докладов для Второго Ватиканского Собора тоже были далеко не идеальны – сухие и абстрактные, написанные с использованием устаревшей терминологии, не затрагивающие насущных проблем. А уже на самом Соборе в процессе личного общения его делегатов, первоначальные документы изменились до неузнаваемости. Может, с Божией помощью, то же произойдет и на православном «Святом и Великом Соборе».

Пока же слишком очевидно, что Подготовительная комиссия еще даже по-настоящему не приступила к своей работе. Сегодня в православном мире со всей очевидностью существуют две больших темы, которые просто вопиют о рассмотрении: рассеяние и объединение. Читатели колонки «Новости и комментарии» знают о неприятных юридических недоразумениях между православными общинами на Западе.

Проблема еще больше усугубилась, когда в 1970 году Московский патриархат даровал автокефальность бывшей Русской митрополии в Северной Америке, которую большая часть православного мира до сих пор отказывается признавать. Совершенно очевидно, что эту проблему можно решить только на межправославном уровне.

Эти мелкие, подчас до смешного доходящие споры о подчиненности дезорганизуют внутреннюю жизнь Церкви и мешают ее служению во внешнем мире. Вот по-настоящему насущная проблема; однако делегаты на совещании в Шамбези даже не вспомнили о ней.

Столь же безотлагательного решения требует и вопрос об объединении христиан. В 1960-х отмечалась резкая поляризация внутри Православия «прогрессистов» и «традиционалистов», и если позволить ситуации развиваться в том же направлении, то может возникнуть реальная угроза раскола. С одной стороны, Московский патриархат официально разрешил католикам причащаться в православном храме ; совместное причащение также открыто поддерживал патриарх Афинагор, хотя официального разрешения на это Священный Синод Константинопольского патриархата не давал.

С другой стороны, Греческая Церковь недвусмысленно дала понять, что осуждает решение Московского патриархата. Половина Афонских монастырей и три епископа Северной Греции прекратили общение с Константинопольским патриархатом; и в среде греческой, сербской и русской эмиграции найдется много христиан, которые рассматривают Москву и Фанар как отступников, предавших истинное Православие и de facto униатов. И это тоже необходимо обсудить на межправославном уровне.

Гора Афон

Эти два вопроса – рассеяние и объединение – следует решать не только на уровне высшего духовенства или ученых-богословов. Эти проблемы затрагивают жизнь простых православных, они не дают покоя бессчетному количеству приходских священников. Интересно, скольких верующих сейчас волнует вопрос о Божественном Откровении и способах его проявления, о статусе второканонических книг или точном отношении между Священным Писанием и Священным Преданием?

Хотя все эти вопросы имеют непреходящее значение для православной богословской науки, и к их рассмотрению следует постоянно обращаться, они не являются насущными проблемами, не требуют сиюминутного решения. Нет большой нужды обсуждать их на «Святом и Великом Соборе». В то же время тысячи православных на Западе возмущены конфессиональным формальным разделением, иногда это разделение даже мешает им участвовать в церковной жизни; им непонятно, как относиться к другим христианам.

Сколько им еще ждать, когда делегаты в Шамбези придут им на помощь?

Сторонники и противники «Святого и Великого Собора»

Нужен ли современному Православию «Святой и Великий Собор»?

Из того, что только что было сказано о рассеянии и объединении становится очевидно, что потребность в этом есть. Желание провести «Святой и Великий Собор» с особой силой выразило молодое поколение православных на недавних международных встречах. На Восьмой Генеральной ассамблее «Синдесмос» («Syndesmos»), всемирной организации православных молодежных движений, проходившей в Бостоне с 18 по 24 июля 1971 года, его участники выразили горячее стремление активно участвовать в подготовке к проведению этого Собора. На этой ассамблее было заявлено: «Первостепенное внимание следует уделить тому, что называется православным объединением».

Примерно такое же заявление было сделано на конгрессе молодых франкоговорящих православных, собравшихся в Аннеси с 30 октября по 1 ноября 1971 года. «Юноши и девушки, собравшиеся в Аннеси, со всей ответственностью выразили свое желание принять активное участие в подготовке к Собору всех православных, который необходимо провести, чтобы решить проблему рассеяния православных».

Но далеко не все православные относятся к этой идее с таким энтузиазмом. Резко отрицательно относится к этой идее Сербский архимандрит преподобный Иустин (Попович). Свое отношение он выразил в письме Священному Синоду в Белграде. Он призывал Сербскую Церковь не принимать участия в подготовке Собора и не посещать его заседания, если этот Собор когда-нибудь все же соберется.

«Почти все поместные славянские Православные Церкви, – пишет он, – находятся под антирелигиозным игом коммунизма… Поэтому в сложившихся условиях я не вижу никакой необходимости проводить Вселенский Собор.

Но даже если предположить, что такая необходимость все же существует, никогда в истории Церкви не было еще более неудачного времени для его проведения, чем сейчас… В эту драматическую эпоху вследствие человеческой слабости многим иерархам поместных Православных Церквей будет трудно, даже невозможно на этом предполагаемом Вселенском Соборе открыто исповедать свою веру, согласную с Православным Святоотеческим Преданием, с истиной православных догматов и канонов. По этой причине большинство Православных Церквей решат не созывать Собор сейчас, или, по крайней мере, не участвовать в его работе…

И, в конце концов, что мы можем ожидать от этого Собора? Только лишь одного: расколы, ереси и всяческое зло».

За исповедание православной веры отец Иустин сидел в коммунистических застенках. И будучи выдающимся богословом, в 1968 году наряду с другими православными учеными он получил от Академии святого Владимира в Нью-Йорке степень почетного доктора богословия. Поэтому к мнению отца Иустина следует прислушаться.

Преподобный Иустин (Попович)

Его сдержанное отношение в большой степени разделяет и отец Иоанн Мейендорф. который писал редакторские статьи в официальном журнале Православной Церкви Америки, в прошлом – Русской митрополии.

«С некоторыми оговорками этот автор разделяет точку зрения уважаемого сербского богослова. И потом, если взять чисто практическую сторону вопроса, немыслимо, чтобы Советское правительство или правительства стран социалистического лагеря разрешили своему епископату в полном составе выехать за границу. Столь же трудно представить, чтобы «Святой и Великий Собор» мог пройти в какой-нибудь коммунистической стране, где вплоть до последнего времени ни одному церковному собранию не позволялось свободно обсуждать свои проблемы».

И дальше отец Иоанн говорит, что вместо того, чтобы организовывать какие-то грандиозные мероприятия, было бы лучше укреплять сотрудничество на более скромном уровне.

«Различные межправославные комиссии должны продолжить работу. В некоторых областях (например, в нашем диалоге с «нехалкидонскими» Восточными Церквями) они добились весьма существенных результатов. Но им следует обратить свой взор на самые важные проблемы сегодняшней Православной Церкви.

Например, сейчас широко обсуждается конфликт между Москвой и Константинополем по вопросу автокефалии Православной Церкви в Америке. Почему так случилось, что ни одна комиссия – официальная или неофициальная, – представляющая все Православные Церкви, за два года не обсудила эту проблему?.. Вот какие вопросы должны стать ближайшей тактической целью нашей «соборности»» (Православная Церковь, февраль 1972 г.).

«Давайте готовиться вместе»

Известно, что самое убедительное обоснование созыва «Святого и Великого Собора» — от двух православных мирян, грека и француза: Павла Евдокимова и Оливье Клемана. В июле 1970 года, незадолго до смерти Евдокимова, они составили совместное послание, озаглавленное «Навстречу Собору: Воззвание к Церкви».

Клеман продолжил двигаться в этом направлении и написал статью «Давайте готовиться к Собору вместе», которая стала ответом отцу Иустину. Мы настоятельно рекомендуем нашим читателям ознакомиться с полным текстом этих двух статей, здесь же мы можем привести лишь основные положения.

Оливье Клеман

Прежде всего, Евдокимов и Клеман считают, что будущий Собор не должен замыкаться в себе, погружаться во «внутренние проблемы Православия», но должен стремиться «охватить весь мир, найти животворящее слово для всех людей».

«Сегодня каждое большое событие в Церкви – явление в жизни всего человечества. Церковь стала «малым стадом», и отношение к ней людей – двойственное: они относятся к ней с презрением, но в то же время ждут, что она своим словом и делом покажет им направление в жизни. Благотворное влияние Иоанна XXIII или Афинагора I полностью подтверждают следующие слова: «в определенные времена Церковь может быть совестью потерянного человечества».

Поэтому если Православная Церковь созовет Собор, на нас обратит свои взоры весь мир, ожидая животворящее слово, обращенное ко всем… Мы должны явить всеобщность Православия… Мы должны избегать исторической ограниченности, мы должны стать выше политики и религиозного национализма и, осознавая ответственность православия перед всем христианством, достичь творческого богословия».

Вместо того, чтобы сосредоточиться исключительно на своих внутренних проблемах, Православный Собор должен в первую очередь обратить свой взор на нужды всего человечества, на основные христианские ценности, так как внутренние проблемы можно решить только в контексте всего человеческого общества.

«Только через это обновление в живом источнике внутренние проблемы православия предстанут в своем истинном свете, и мы увидим их важность, но второстепенность, и сможем изучить их в атмосфере мира и согласия. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6:33)».

Оливье Клеман указывает, что сегодня православие страдает от многоглаголанья (заметим мимоходом, что яркое свидетельство этому – первый доклад в недавно опубликованной статье «Навстречу Великому Собору»). Мир ждет от Православной Церкви не многословия, а слов властных и сильных.

«Цель проведения Собора ясна: необходимо сформулировать, емко и сжато, просто и сильно то, что объединяет православных, и, к тому же, составляет самую суть христианства, значение христианства hic et nunc, здесь и сейчас для спасения мира. И Собор должен не просто сформулировать это, но помочь людям этим жить. Таким образом, задача Собора видится апостольской и пастырской в своей основе. Собор должен попытаться ответить на два вопроса: Что есть христианство сегодня? Как мы должны жить как члены Церкви Христовой?

… Необходимо выработать документ, который был бы кратким, смиренным и емким, чтобы напомнить современному человеку, Кто есть Бог и что Бог создал человека, чтобы он стал богом.

Я размышляю о совместном богословском заявлении, черновик которого был написан в эти последние годы на встречах сторонников и противников Халкидонского Собора; о недавних посланиях Патриарха Афинагора I, особенно на Рождество Христово в 1970 году и на Пасху в 1971 году; о кратких определениях православного понимания мира, которые дал отец Думитру Станилое в 1969 году во время визита в Англию, опубликованных в журнале «Соборность»; о некоторых высказываниях Павла Евдокимова в его «Этапах духовной жизни» или об исследовании митрополита Игнатия Хазима «Современный человек и Воскресение»… Вот тексты, которые Собор мог бы взять в качестве образца».

Специальные вопросы

Что есть христианство сегодня? Чтобы ответить на этот вопрос, Второй Ватиканский Собор перво-наперво рассмотрел проблему Церкви в современном мире. «Мы, православные, видим в Церкви истоки и цель творения, видим окружающий нас мир в процессе преобразования, и для нас вопрос о христианстве можно сформулировать точнее как вопрос о месте мира в Церкви».

Оливье Клеман предлагает следующие специальные вопросы для рассмотрения на будущем Соборе:

1. Как, если это возможно, превратить приход в живой организм?

2. Как сделать литургию общим действием и центром, освящающим все сущее?

3. Как восстановить истинное значение канонов (пост, семейная жизнь, положение женщины)?

4. Как способствовать обновлению духовной жизни христианина?

(здесь он призывает подготовить новое «Добротолюбие»).

Клеман также советует Собору рассмотреть два не терпящих отлагательства вопроса, касающихся внутренней жизни Церкви:

1. Взаимодействие различных Православных Церквей.

2. Объединение с Церквями, не признающими Халкидонский собор.

В более общем плане Собору также необходимо рассмотреть отношения Церкви с государством и структуру Вселенской Церкви. Первый вопрос касается как Греции, так и стран с коммунистическим режимом; второй в основе своей затрагивает проблему экуменизма.

В заключение, Клеман делает очень важное замечание, касающееся подготовки Собора: «Число богословов, на постоянной основе участвующих в работе Подготовительной комиссии, очень ограничено. Что же до мирян, страстно приверженных Церкви, которых волнует ее будущее, ни у кого даже и в мыслях нет обратиться к ним. И однако мы все время славим нашу «соборность» и осуждаем клерикализм католиков». Необходимо дать простор для апостольского духа во всем народе Божием. «Все, что православные богословы привыкли писать об «отклике» (реакции на созыв Собора), должно присутствовать в его подготовке: соработничество епископата и простых верующих, взаимодействие духовенства с Божественной силой».

Так когда же?

Да, программа, которую предлагают нам Евдокимов и Клеман, воистину впечатляет; настолько даже, что невозможно отделаться от ощущения, что она невыполнима. Но с другой стороны, если мы не будем мыслить масштабно, если не будет ожидать от Господа великих деяний, зачем тогда вообще пытаться созывать собор? Самое время вспомнить предупреждение святого Григория Богослова: «Постережемся, братья, в молитве нашей осуждены быть за тщетность речей наших, ибо просим лишь малого, недостойного Даятеля».

Но, по крайней мере, одно совершенно ясно. Если будущему Собору надлежит стать таким всеобъемлющим, как хотят Евдокимов и Клеман, если в его подготовке должен принимать активное участие весь народ Божий, то до его открытия нужно многое сделать. А реальная работа по подготовке еще даже не началась. На второй обложке английского издания статьи «Навстречу Великому Собору» написано: «Святой и Великий Собор Православной Церкви планируется провести, по всей вероятности, в 1974 году». Судя по всему, это выглядит уж очень оптимистично!

Примечание переводчика

Последняя фраза владыки Каллиста оказалась пророческой. Со времени написания этой статьи прошло почти полвека. Давно канули в лету коммунистические режимы и в России, и в странах Восточной Европы. Однако Святой и Великий Собор все еще не состоялся.

С тех пор было проведено множество мероприятий, направленных на то, чтобы все же осуществить этот грандиозный замысел. Всего было проведено четыре Всеправославных предсоборных совещания (Шамбези, 1976, 1982, 1986, 2009) и несколько межправославных подготовительных комиссий, кроме тех, что уже описаны владыкой Каллистом (Шамбези, 1986, 1990, 1993, 1999 и 2009). На десять лет работа подготовительных комиссий была прервана в связи с осложнением в отношениях между Московским и Константинопольским Патриархатами из-за разногласий по вопросу церковного устройства в Эстонии.

В октябре 2008 года состоялась встреча предстоятелей и представителей поместных Православных Церквей в Стамбуле, и таким образом возобновилась подготовка к проведению собора. В мае 2010 года Патриарх Варфоломей заявил, что он и Патриарх Московский Кирилл приняли решение ускорить процесс созыва собора.

6-9 марта 2014 года в Стамбуле состоялось Совещание глав Православных Поместных Церквей, созванное Патриархом Константинопольским Варфоломеем для обсуждения деятельности подготовительного комитета Всеправославного собора. Присутствовали делегации от 13 Поместных Православных Церквей. На нем было принято решение, помимо прочего, создать специальную Межправославную комиссию, в которую вошло бы по одному архиерею и одному советнику от каждой автокефальной Церкви.

Работа комиссии проходит с сентября 2014 года до Святой Пасхи 2015 года. В ее задачи входят пересмотр ряда подготовленных в ходе предсоборного процесса документов, редактирование, если это будет необходимо, текстов уже принятых документов, касающихся таких тем повестки дня Святого и Великого Собора, как «Календарный вопрос», «Препятствия к браку», «Значение поста и его соблюдение сегодня».

Также принято решение о созыве в первой половине 2015 года Предсоборного Всеправославного Совещания с целью принятия документа «Автономия в Православной Церкви и порядок ее провозглашения».

Результатом Совещания стало Послание Предстоятелей Православных Церквей.

В приглашениях, разосланных Патриархом Варфоломеем предстоятелям Поместных православных Церквей, указано десять основных тем будущего Всеправославного Собора:

  1. Православная диаспора. Определение юрисдикции православных объединений за пределами национальных границ.
  2. Процедура признания статуса церковной автокефалии.
  3. Процедура признания статуса церковной автономии.
  4. Диптих. Правила взаимного канонического признания Православных Церквей.
  5. Установление общего календаря праздников.
  6. Правила и препятствия для совершения таинства брака.
  7. Вопрос поста в современном мире.
  8. Связь с другими христианскими конфессиями.
  9. Экуменическое движение.
  10. Вклад православия в утверждение христианских идеалов мира, братства и свободы

Следует отметить, что намечающийся в 2016 году Всеправославный собор не позиционируется как Вселенский, хотя диспуты по этому поводу не умолкают до сих пор.

‘Towards the Great Council?’, Kallistos Timothy Ware.

Опубликовано в Eastern Churches Review, Volume IV, Number 2, autumn 1972.

Перевод – Александр Шперл

1. Некоторые православные считают Восьмым Вселенским Константинопольский Собор (879-880), созванный святым Фотием Великим; а Исихастский Собор в Константинополе в 1341 году иногда называют девятым Антилатинским. Соборы в Константинополе в 1054, 1283 и 1484 годах греческими авторами также называются «Вселенскими». Но в общепринятой православной практике принято говорить лишь о семи Вселенских Соборах.

2. Заявление было сделано в рамках обмена посланиями, можно даже сказать, во время диалога Папы Римского со Вселенским Константинопольским Патриархом.

3. В 1969 году такое событие действительно имело место, однако затем эта возможность была упразднена в 1980-х. В 2005 году Ватикан разрешил католикам причащаться в православных храмах.

Вы прочитали статью Вселенский Собор — состоится ли восьмой? Читайте также:

  • Бог сокрытый и явленный
  • Православие и Запад: богословие разделения
  • Монах и мирянин: Кто ближе к спасению?

В пятницу начался первый рабочий день собора на Крите, которому так и не удалось стать Всеправославным. Русская православная церковь (РПЦ) отказалась от участия в этом важнейшем собрании православных иерархов вслед за рядом других церквей. «Газета.Ru» разбиралась, как историческое духовное событие пало жертвой мирской и церковной политики Константинополя, Москвы и Анкары.

17 июня на Крите состоялось первое «рабочее заседание» в рамках восьмого Всеправославного собора — Малый синаксис предстоятелей автокефальных православных церквей. Еще месяц назад все были уверены, что на нем будут обсуждаться самые важные проблемы восточного христианства, которые давно назрели и требуют решения на самом высоком уровне.

В православной традиции самый высокий уровень и есть Вселенский собор — то есть собрание всех церквей. Однако 13 июня РПЦ стала последней и самой авторитетной православной церковью, которая отказалась ехать на Крит. Ранее в июне присутствовать на соборе отказались Болгарская, Грузинская и Антиохийская (объединяет часть ближневосточных земель, а также арабские приходы в Северной и Южной Америке) православные церкви. Сербская церковь долго колебалась, но в итоге на собор поехала. Патриарх Константинопольский Варфоломей заявил, что собор все-таки состоится и все равно будет называться Всеправославным.

Многие предстоятели с ним не согласились: фактически критский собор потерял право называться Всеправославным и стал региональным. Духовное событие, которое верующие ожидали три сотни лет, так и не состоялось.

«В Русской церкви подготовка к собору шла очень активно, до последней недели была готовность номер один и большое воодушевление, — рассказала «Газете.Ru» Анна Данилова, главный редактор портала «Православие и мир». — Наши журналисты должны были работать в составе пула, было много обсуждений готовящихся материалов. Внезапный отказ нескольких церквей стал большой неожиданностью, по крайней мере для нас».

По словам собеседницы «Газеты.Ru», Грузинская и Болгарская церкви объяснили свое решение отказаться от поездки на Крит из-за несогласия с несколькими документами, которые планировалось принять на соборе.

«Это меня тоже очень удивило. Документы собора настолько формальные, общие и безликие, по остроте и актуальности они настолько далеки от многих актуальных проблем церковной жизни сегодня — например, Основ социальной концепции Русской церкви, принятых целых 16 лет назад, что казалось, по ним не может быть никаких разногласий и дискуссий, — рассказала Данилова. — Кстати, насколько мне известно, документы были опубликованы именно по настоянию РПЦ, изначально не предполагалось их делать публичными».

РПЦ объяснила свою позицию в пространном официальном документе. В нем несколько туманно рассказывалось о том, что необходимо сохранять принцип консенсуса и присутствия каждой автокефалии (независимой православной церкви) на соборе. По мнению Русской церкви, на этот раз при подготовке к Всеправославному собору эти принципы оказались попраны, причем с одобрения патриарха Константинопольского Варфоломея (главы Греческой православной церкви).

Широкой православной общественности стало ясно: традиционное соперничество между Московским и Константинопольским патриархатом бросило тень на подготовку восьмого Всеправославного собора, который должен был продемонстрировать способность всех православных мира оставить распри и собраться вместе во имя веры.

«Очевидно одно: соперничество между Москвой и Константинополем и примерный список союзников той и другого», — прокомментировал «Газете.Ru» неявку делегации РПЦ и трех других церквей на собор библеист Андрей Десницкий.

Конфликт, древнее РФ и США

В России в связи с этим встал вопрос: насколько на процесс влияет политическое руководство страны, которое в последние годы взяло курс на сближение с руководством РПЦ?

Одна из популярных версий заключалась в том, что вокруг собора вновь закрутилась привычная коллизия: Кремль и Вашингтон — через Константинопольского патриарха Варфоломея — пытаются упрочить свое влияние над православным миром.

«Я не сторонник теории заговоров. Разговоры про проамериканскую позицию звучат тем более странно, что в США много православных церквей, много верующих. Самая быстрорастущая церковь Америки — как раз Антиохийская православная, отказавшаяся сейчас принимать участие в соборе, — считает Анна Данилова. — Я думаю, что есть ряд вопросов, которые надо урегулировать, но уверена, что собор будет проведен чуть позже».

Источник «Газеты.Ru», близкий к структурам РПЦ, рассказал, что о «проамериканской» политике Варфоломея можно говорить лишь в том контексте, что на него влияют настроения греческой православной диаспоры в США.

По его мнению, критский собор пострадал от противоречий не «мирской» политики, а внутрицерковной. Они на сотни лет старше соперничества Кремля и Вашингтона. Автокефальная Константинопольская церковь появилась в IV веке нашей эры. Московская автокефалия — в XV веке.

«Глубинные расхождения заключаются в том, что Константинопольский патриархат и союзные ему поместные церкви, имеющие грекоязычную иерархию, рассматривают своего патриарха как церковного монарха. А РПЦ, а также многие национальные церкви считают, что православная церковь устроена как сообщество равных независимых церквей (по аналогии с суверенными государствами) и над ними не может быть никакого «монарха», — рассказал собеседник «Газеты.Ru». — Этот фактор необходимо учитывать, потому что он постоянно проявляется, если начинать разбирать все конфликты и споры между церквами».

По его мнению, проблема с кипрским собором заключается в постоянных попытках монополизировать процесс подготовки со стороны Константинопольской церкви. «Предсоборный процесс не раз заходил в тупик именно из-за того, что представители Константинополя проводили некоторые действия, касающиеся подготовки собора единолично, то есть без согласия других церквей».

По версии источника, близкого к РПЦ, ситуация развивалась следующим образом. В январе 2016 года на синаксисе (собрании) предстоятелей православных церквей в швейцарском Шамбези было принято решение о создании Всеправославного секретариата по подготовке собора. В него вошли представители всех церквей. Однако Константинопольская церковь вновь попыталась взять предсоборный процесс под свой единоличный контроль, что вызывало недовольство со стороны других церквей. Этот факт мог быть расценен как попытка манипулирования.

«Эта монополизация — не какой-то злой умысел Константинополя, — оправдывает греческих священнослужителей собеседник «Газеты.Ru». — На мой взгляд, об умышленной манипуляции речь, скорее всего, не идет. Это просто стиль работы Константинопольского патриархата, восходящий к представлениям об особой роли этой церкви и ее предстоятеля в мировом православии».

Патриарх «под турками»

Тем не менее позиция Варфоломея была неприемлема для РПЦ: орган, созданный для подготовки собора, со своей работой не справлялся. «Механизм сотрудничества, запущенный январским синаксисом в Шамбези (а это действительно был прорывной момент) дал сбой, и включились старые механизмы недоверия и изоляции друг от друга, — рассказал источник. — Первыми «сорвались» болгары, которые исторически наиболее чувствительны к греческим обидам».

Немалое раздражение у национальных церквей вызывает и турецкая проблема. Константинопольский патриарх не может не ощущать давления турецких властей, которые пристально следят за его деятельностью в Стамбуле. На фоне популяризации традиционных исламских ценностей, которая происходит при деятельной поддержке президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, давление Анкары на Варфоломея только усилилось.

«На главенство в мировом православии претендует первоиерарх, избирающийся не на общецерковном соборе всем православным епископатом, а вынужденный быть турецким гражданином и жить под контролем турецких властей. Национальные церкви не понимают, почему они должны подчиняться патриарху, который избирается только иерархами, имеющими турецкие паспорта, и сам подчиняется турецким властям», — объясняет собеседник «Газеты.Ru».

После отказа Болгарской церкви ехать на Крит сработал «эффект домино». У Антиохийской церкви был серьезный конфликт с Иерусалимской из-за назначения иерусалимского иерарха архимандрита Макария главой православного епископата Катара. У Грузинской церкви также было множество нареканий по документам, согласованным на подготовительных этапах. Был лишь необходим первый импульс, и эти противоречия вновь стали препятствием для Всеправославного собора.

Религиовед Сергей Чапнин, который в 2015 году был уволен с должности главреда «Журнала Московской патриархии» указом патриарха Кирилла из-за критических высказываний о внутренних порядках РПЦ, считает, что именно они и являются одной из главных причин срыва Всеправославного собора.

«Если бы в марте-апреле состоялась свободная и открытая дискуссия, то такой критической ситуации, возможно, и не сложилось. Патриарх и его команда были в курсе всех событий подготовки собора. Но им тогда казалось, что все идет хорошо, и от публичных высказываний они уклонялись, — рассказал он в интервью томскому агентству новостей ТВ2. — Им потребовалось время, чтобы понять, что невозможно игнорировать критику в адрес собора. Вал критики нарастал, время до собора стремительно таяло, и когда спохватились, то оказалось, что исправить документы в дни до собора уже не получится. В результате четыре церкви официально объявили о своем неучастии в соборе».

Украинское напряжение

По мнению отца Якова Кротова, публициста и ныне украинского священника, срыв Всеправославного собора был гарантирован уже в Шамбези, когда предстоятели договорились о единой системе принятия решений. Вину он возлагает именно на Кремль и его политику манипулирования руководством РПЦ.

«Что Московский патриархат не поедет на собор, стало ясно, когда в регламент был введен принцип равного, а не пропорционального представительства, — написал он в фейсбуке. — В течение десяти лет Ридигер (Алексей Ридигер — мирское имя предыдущего патриарха Московского и всея Руси Алексия II. — «Газета.Ru») и Гундяев (Владимир Гундяев — мирское имя нынешнего главы РПЦ Кирилла. — «Газета.Ru») создали сотни новых епархий только для того, чтобы на соборе количеством своих представителей обеспечить подавление всех других церквей — как это сделано было в российской Думе Путиным». От дальнейших комментариев «Газете.Ru» он отказался.

Отец Яков — священник Украинской автокефальной православной церкви (обновленной), которая не признается каноническим православным течением. Более того, независимая Украинская церковь — отдельная точка напряженности в православном мире.

Сегодня параллельно с Украинской церковью, входящей в Московский патриархат, существуют две параллельные юрисдикции, не признаваемые мировым православием, — Украинская православная церковь Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь. Первая в разы крупнее второй.

По мнению собеседников «Газеты.Ru», на Крите вопрос автокефальной Украинской церкви вряд ли будет поднят.

Во-первых, этот вопрос не стоит в повестке собора, которую церкви могут менять, только приняв единогласное решение. Во-вторых, это может иметь негативные последствия для самого Константинопольского патриархата, рассказал источник, близкий к структурам РПЦ.

«В случае провозглашения украинской автокефалии Константинопольский патриархат может потерять всю свою украинскую паству в диаспоре, проживающую преимущественно в США и Канаде, — добавил он. — Украинская диаспора, которая тоже мечтает о собственной национальной автокефальной церкви, при реализации этого проекта вряд ли останется в Константинопольском патриархате».

«Недавно (после кончины митрополита Киевского и всея Украины Владимира) вопрос об автокефалии поднимался на собрании украинских епископов и было голосование, — рассказала Анна Данилова. — Так вот, если я не ошибаюсь, только двое епископов Украины проголосовали за автокефалию, остальные были против».

По ее словам, политики стараются использовать любой предлог, ситуацию и людей в своих целях, поэтому сегодня предложение об автокефалии исходит «от нескольких, кстати, не особенно церковных депутатов Рады».

Уже несколько человек спросили, как я отношусь к идеям о том, что «сейчас грядет восьмой вселенский собор, который будет антихристовым и еретическим, и потому надо очень бояться и громко кричать про то, что скоро в храмы нельзя будет ходить». Это все связывается с намеченным на июнь Всеправославным Собором. Якобы он «тот самый, предсказанный старцами». Что могу на этот счет сказать.

1. Вселенский Собор по определению не может быть ни еретическим, ни тем более антихристовым. Если какой-то собор еретический, то это автоматически означает, что он для нас НЕ вселенский. Если же мы называем какой-либо собор вселенским, то это означает, что он для нас не еретический. Поэтому фразы типа «Восьмой Вселенский Собор будет еретическим» являют собой либо запредельное невежество, либо сознательное глумление над понятием «Вселенский Собор».

2. Всеправославный Собор, который предполагается созвать в этом году, не претендует на звание Вселенского Собора. Сами организаторы не называют его таковым. Странно, что именно противники этого собора неоправданно повышают его статус, упорно именуя его Вселенским.

3. Это вообще-то не первая официальная встреча представителей всех Православных Церквей после Вселенских Соборов. Можно вспомнить Всеправославное совещание 1948 г., Всеправославные Соборы 1998 и 2005 годов. Почему они не стали «тем самым восьмым вселенским», а Всеправославный Собор 2016 г. им непременно станет?

4. По поводу цитат, которые в связи с этим распространяются. Единственная цитата, которая в точности излагает и подтверждает всю эту истерию, — та, которая приписывается прп. Кукше Одесскому:

«Скоро будет экуменический Собор под названием «святой». Но это будет тот самый «восьмой собор, который будет сборищем безбожных». На нем все веры соединятся в одну. Затем будут упразднены все посты, монашество будет полностью уничтожено, епископы будут женаты. Новостильный календарь будет введен во Вселенской Церкви. Будьте бдительны. Старайтесь посещать Божии храмы, пока они еще наши. Скоро нельзя будет ходить туда, все изменится. Только избранные увидят это. Людей будут заставлять ходить в церковь, но мы не должны будем ходить туда ни в коем случае».

Проверив ссылки, предлагаемые в интернете, я нигде не смог обнаружить чтобы был указан источник данной цитаты. Что неудивительно, потому что на самом деле перед нами фейк. Не так уж редко в последние годы тиражираются выдуманные цитаты, ложно приписываемые святым. Нередко их фабрикуют в раскольничьих кругах, и от этой псевдоцитаты пахнет теми же кругами. Этот текст мало того, что богословски безграмотный (например, его автор одновременно и признает Церковь Вселенской и говорит, что в ее храмы нельзя будет ходить), так еще и выставляет прп. Кукшу лжепророком. поскольку приписывает ему пророчество: «Скоро будет… тот самый восьмой собор… Скоро нельзя будет ходить в храмы». Однако прп. Кукша умер более пятидесяти лет назад. А более чем пятидесятилетнее ожидание — это никак не «скоро».

5. В этих сборниках цитат намешаны прямо противоположные высказывания. Например, в цитате из прп. Нектария Оптинского говорится, что «Вселенского Собора больше не будет». Но в цитате из Мотовилова, который будто бы приводит слова прп. Серафима Саровского, и в цитате из текста, приписываемого прп. Нилу Мироточивому, описывается, что Восьмой Вселенский Собор будет, и это подается как положительное событие, как настоящий Собор. Вот первая цитата, из Мотовилова:

«До явления Антихриста должен состояться Восьмой Вселенский Собор всех Церквей под Единую Главу Христа Жизнодавца и под единый Покров Божией Матери… с оставлением за первым патриархом его царственной власти… также для объединения и воссоединения всех святых Христовых Церквей против назревающего антихристианского направления под Единую Главу Христа-Жизнодавца… и для окончательного проклятия всего масонства и всех подобных партий».

Мотовилов подает это как настоящий Собор, позитивное явление. То же в «Посмертных вещаниях»:

«Потом соберется восьмой собор, чтобы разобрать спор и сотворит благое благим и злое злым… будут отлучены, отделены добрые от злых, т.е. — правоверующие от еретиков, и на некоторое малое время мирствовать будут люди».

То есть, нам приводят прямо противоречащие друг другу цитаты: одна говорит, что восьмого Собора не будет в принципе, другая — что будет, но еретический, еще две — что восьмой Собор будет благочестивый.

6. В традиции греческих Церквей еще с Византийских времен распространено мнение о том, что Вселенских Соборов было восемь, последним из них считают собор 879 г. при свт. Фотии Константинопольском. Восьмым Вселенским Собором его называли, например, св. Николай Кавасила (PG 149, col. 679), св. Симеон Фессалоникийский (PG 155, col. 97), поднее свт. Досифей Иерусалимский (в своем Томосе 1705 г.) и др. То есть, по мнению целого ряда святых восьмой Вселенский Собор не только возможен, но уже был.

7. В распространяемых в интернете подборках типа «ПРОРОЧЕСТВА СВЯТЫХ О ВОСЬМОМ ВСЕЛЕНСКОМ СОБОРЕ» к цитатам, подписанных именами святых, непременно добавляют цитаты из церковных деятелей, которые никогда не были прославлены (архиеп. Феофан Полтавский), а некоторые и ныне здравствуют (иером. Рафаил (Берестов)). Открою секрет: так поступают в тех случаях, когда цитат из настоящих святых найти не могут. Что уже само по себе свидетельствует, что перед нами — не то учение Церкви, в которое верили «все, всегда и всюду».

Итого — мы имеем какой-то дикий винегрет из цитат 1) ложных 2) противоречащих друг другу 3) из не канонизированных лиц. Все это сдобрено совершенно абсурдными идеями (типа Вселенский Собор может быть еретическим). А все ради того, чтобы поднять панику среди православных, и подтолкнуть их к расколам. Как говорили отцы Двукратного Собора, «вселукавый, посеяв в Церкви Христовой семена еретических плевел, и видя, что они мечом Духа подсекаются под корень, вступив на другой путь козней, покушается безумием раскольников рассекать тело Христово». И на примере истерии про «восьмой собор» мы хорошо видим, как именно диавол это делает. Желаю всем православным хранить трезвомыслие и не поддаваться на бесовские провокации.

Можно вспомнить и Большие Московские Соборы ХVII века, на которых были представители всех древних Патриархатов, т.е. были представлены все поместные Церкви. — Прим. БО.

Благодатный Огонь