Страдание

Тест по всеобщей истории Историческое познание сегодня, Первобытность, Древний Восток с ответами для учащихся 10 класса. Тест состоит из 2 вариантов в каждом варианте по 13 заданий.

1 вариант

1. Историография изучает

1) даты исторических событий и явлений
2) развитие письменности, помогает определить авторство документа
3) историю денежного обращения, монетной чеканки
4) концепции, взгляды учёных, закономерности становления самой исторической науки

2. Человек современного вида появился

1) 2—1,5 млрд лет назад
2) 4—3 млн лет назад
3) 100—40 тыс. лет назад
4) 6—5 тыс. лет назад

3. Признаки неолитической революции

1) возделывание злаков и разведение животных
2) отсутствие частной собственности
3) преимущественно кочевой образ жизни
4) существование соседской общины
5) возникновение племенных богов
6) преобладание собирательства

4. На рубеже IV—III тыс. до н. э.

1) возникли первые цивилизации
2) началась неолитическая революция
3) появился человек современного вида
4) зародилась религия

5. Установите соответствие между народами и их достижениями.

Народы

А) Шумеры
Б) Китайцы
В) Финикийцы
Г) Египтяне

Достижения народов

1) Создание шестидесятеричного счёта
2) Создание алфавита
3) Строительство гигантских усыпальниц-пирамид
4) Изготовление шёлка

6. В основе развития китайской государственности и цивилизации лежали идеи

1) буддизма
2) даосизма
3) ведизма
4) конфуцианства

7. Возникновение цивилизации в Месопотамии связано с народом

1) аккадцы
2) шумеры
3) ассирийцы
4) хетты

8. На Древнем Востоке

1) возникла письменность
2) произошёл переход к кочевому скотоводству
3) появилось классическое рабство
4) зародилась монотеистическая религия
5) зародилась демократия

9. Древневосточный правитель

1) имел неограниченную власть над подданными
2) выбирался высшей знатью
3) имел лишь религиозные функции
4) не имел никакой собственности

10. Высказывание «Никакие явления социальной, политической, материальной жизни не могут быть правильно поняты без рассмотрения картины мира, присутствующей в сознании людей, без понимания ментальности» характерно для

1) цивилизационных теорий
2) исторической антропологии
3) теорий модернизации
4) сравнительного изучения истории

11. Вера в происхождение человека от воображаемого предка (человека, животного или растения) и поклонение ему — это

1) тотемизм
2) анимизм
3) фетишизм
4) магия

12. «Нет многих богов, а только великий Ахурамазда, который есть Добро и Свет». Такова основная идея религии

1) иудаизма
2) буддизма
3) зороастризма
4) ведизма

13. Дайте определение понятию

1) история
2) древневосточная деспотия

2 вариант

1. Палеография изучает

1) авторство, время и место создания письменного источника
2) историю денежного обращения
3) даты исторических событий и явлений
4) значение гербов

2. Эволюционная теория происхождения человека создана

1) А. Тойнби
2) Ч. Дарвином
3) М. Блоком
4) Ф. Энгельсом

3. Признаки неолитической революции

1) существование родовой общины
2) второе разделение труда — выделение ремесла
3) преимущественно кочевой образ жизни
4) появление пахотного земледелия
5) переход к монотеизму
6) появление семейного хозяйства и зачатков частной собственности

4. Переход человечества от первобытности к цивилизации произошёл

1) 40 тыс. лет назад
2) в IX тыс. до н. э.
3) во II тыс. до н. э.
4) на рубеже IV—III тыс. до н. э.

5. Установите соответствие между народами и их достижениями.

Народы

А) Шумеры
Б) Египтяне
В) Индийцы
Г) Китайцы

Достижения народов

1) Возникновение буддизма
2) Создание клинописи
3) Изготовление шёлка
4) Строительство гигантских пирамид

6. «Жизнь есть зло, несущее всему существующему страдания. Чтобы обрести спасение, надо отказаться от всех желаний, вести праведную жизнь». Такова основная идея религии

1) зороастризма
2) иудаизма
3) буддизма
4) ведизма

7. Небо считалось высшим божеством, правитель — Сыном Неба, а само царство стало называться Поднебесным. Речь идёт о

1) Персии
2) Египте
3) Индии
4) Китае

8. В эпоху первобытности

1) появилась письменность
2) были созданы первые государства
3) зародилась религия
4) появились научные знания
5) произошёл переход к земледелию и скотоводству

9. Для древневосточной деспотии характерно

1) участие народа в управлении государством
2) всеохватывающее господство государства над подданными
3) отсутствие налоговой системы
4) отсутствие письменных законов

10. Высказывание «В истории существовали и существуют определённые типы человеческих сообществ, вызывающие устойчивые ассоциации в области религии, архитектуры, живописи, нравов, обычаев, т. е. в области культуры» характерно для

1) цивилизационных теорий
2) исторической антропологии
3) теорий модернизации
4) сравнительного изучения истории

11. Вера в одушевлённость окружающего мира, в существование духов природы и людей — это

1) тотемизм
2) анимизм
3) фетишизм
4) магия

12. Особенность финикийской цивилизации

1) создание крупнейшей империи Древнего Востока
2) значительное отставание в политическом развитии от других государств
3) создание первой монотеистической религии
4) преобладание в хозяйственной жизни ремесла и торговли

13. Дайте определение понятию

1) исторический источник
2) неолитическая революция

Ответы на тест по всеобщей истории Историческое познание сегодня, Первобытность, Древний Восток
1 вариант
1. 4
2. 3
3. 145
4. 1
5. А-1, Б-4, В-2, Г-3
6. 4
7. 2
8. 14
9. 1
10. 2
11. 1
12. 3
2 вариант
1. 1
2. 2
3. 246
4. 4
5. А-2, Б-2, В-1, Г-3
6. 3
7. 4
8. 35
9. 2
10. 1
11. 2
12. 4

Физический труд помогает забывать о нравственных страданиях; поэтому бедняки – счастливые люди.
Ф. Ларошфуко

Созидать – это великое избавление от страдания и облегчение жизни. Но чтобы быть созидающим, надо подвергнуться страданиям и многим превращениям.
Ф. Ницше

Мужество – лучшее смертоносное оружие: мужество убивает даже сострадание. Сострадание же есть наиболее глубокая пропасть: ибо, насколько глубоко человек заглядывает в жизнь, настолько глубоко заглядывает он и в страдание.
Ф. Ницше

Долгие и великие страдания воспитывают в человеке тирана.
Ф. Ницше

Где всегда добровольно берут на себя страдания, там вольны также доставлять себе этим удовольствие.
Ф. Ницше

Если обладаешь волей к страданию, то это лишь шаг к тому, чтобы возобладать и волей, к жестокости, – именно в качестве как права, так и долга.
Ф. Ницше

Человек же – самое мужественное животное: этим победил он всех животных. Победной музыкой преодолел он всякое страдание; а человеческое страдание – самое глубокое страдание.
Ф. Ницше

Бурное страдание всё же предпочтительнее вялого удовольствия.
Ф. Ницше.

Великие страдания не слезливы. Человек, убитый горем, не плачет — он обливается кровью.
Ф. Жерфо

Всякое страдание есть не что иное, как неисполненное и пресечённое хотение.
А. Шопенгауэр

Глубочайшие страдания приносят с собою безошибочные прозрения инстинкта.
П . Бурже

Для тех, у кого совесть свободна, в страданиях животных есть что-то ещё более невыносимое, чем в человеческих страданиях. Здесь по крайней мере признано, что страдания — зло, и что тот, кто причиняет их, преступен.
Р. Роллан

Жажда страдания — это тоже сладострастие.
Ф. Мориак

Мелкое страдание делает нас мелкими; великое страдание возвышает нас. Следовательно, воля, требующая великого страдания, должна быть требованием любви человека к себе.
Ф. Ницше

Минутное удовольствие часто бывает причиной долгих страданий.
X. Виланд

Страдание есть результат несоответствия между желаемым и достигнутым.
X. Марта

Страдание не облагораживает: оно портит человека. Под действием его люди становятся себялюбивыми, подленькими, мелочными, подозрительными. Они дают поглотить себя пустякам. Они приближаются не к Богу, а к зверю.
С. Моэм

Страдание озлобляет натуры холодные, с корыстной душой и умом либо слабым, либо чересчур однобоким.
И. Миклухо-Маклай

Страдание — отец мудрости, любовь — её мать.
К. Берне

Страдания есть самый скорый способ для достижения истины.
Ф. Ницше

Страдания памяти хуже страданий тела.
Публий Сир

Страдания правого — приговор неправому.
Э. Золя

Страдать, но жить — таков удел людей.
Ж. Лафонтен

Страдать от любви — значит страдать оттого, что ты живёшь. Это неисцелимая рана.
М. Даффи

Хоть плохо мне, но это не причина,
Чтоб доставлять страдания другим.
Эсхил

…Люди плачут над вымыслами поэтов, а на подлинные страдания… взирают спокойно и равнодушно.
Исократ

Лучше вытерпеть эти некоторые страдания, чтобы насладиться большими удовольствиями; полезно воздерживаться от этих некоторых удовольствий, чтобы не терпеть более тяжких страданий.
Эпикур

Страждущий душою.
Энний Квинт

Величайшее зло — страдание.
Цицерон Марк Туллий

Если человек не страдает, значит ли это, что он наслаждается высшим благом?
Цицерон Марк Туллий

Помни, что сильные страдания завершаются смертью, слабые дают нам частые передышки, а над умеренными мы владыки.
Цицерон Марк Туллий

Кто страдает, тот помнит.
Цицерон Марк Туллий

Человеку свойственно чувствовать и испытывать страдания, но в то же время бороться с болью и слушать утешения, а не просто не нуждаться в утешениях.
Плиний Младший

Не заживает рана в сердце.
Вергилий Марон Публий

Страдания, неразлучные с любовью, бесчисленны, как раковины на морском берегу.
Овидий

Смерть — конец страданий.
Неизвестный автор

Бесполезны труды такого врача, который больного не вылечит, и суетно то философское слово, которому не исцелить душевных страданий.
Василий I Македонянин

Если ты равнодушен к страданиям других, ты не заслуживаешь названия человека.
Саади

Коль горе чужое тебя не заставит страдать,
Возможно ль тебя человеком тогда называть?
Саади

Кто боится страдания, тот уже страдает от боязни.
Мишель де Монтень

Бедное раздавленное насекомое страдает так же, как умирающий гигант.
Уильям Шекспир

В страданиях единственный исход —
По мере сил не замечать невзгод.
Уильям Шекспир

Сильней страдают те, чье горе молчаливо.
Жан Расин

Старая рана никогда не затягивается.
Томас Фуллер

За все утехи и развлечения нам воздастся сполна страданиями и тоской — это все равно, что до времени промотать накопленные сбережения.
Джонатан Свифт

Я буду стремиться увидеть страдания мира, ибо зрелище это совершенно необходимо для счастья.
Сэмюэл Джонсон

Страдание — первое, чему надо учиться и что впоследствии больше всего понадобится.
Жан Жак Руссо

Гуманность в человеке есть результат воспоминания о страданиях, которые ему знакомы либо по собственному опыту, либо по опыту других людей.
Клод Адриан Гельвеций

Вопрос не в том, одарены ли животные разумом, могут ли они говорить, а в том — могут ли они страдать.
Джордж Бентам

Малые страдания выводят нас из себя, великие же — возвращают нас самим себе. Треснувший колокол издает глухой звук: разбейте его на две части — он снова издаст чистый звук.
Жан Поль

Страдание — это побуждение к деятельности.
Иммануил Кант

Страдание, понимаемое в человеческом смысле, есть самопотребление человека.
Карл Маркс

Великие души переносят страдания молча.
Иоганн Фридрих Шиллер

Душевные страдания возвышают, телесные — принижают.
Джузеппе Джусти

Страдание есть результат несоответствия между желаемым и достигнутым.
Хосе Хулиан Марти

Страдание, боль — это вызов на борьбу, это сторожевой крик жизни, обращающий внимание на опасность.
Александр Иванович Герцен

Хочешь быть счастливым? Выучись сперва страдать.
Иван Сергеевич Тургенев

Неправда, что страдания облагораживают характер, иногда это удается счастью, но страдания в большинстве случаев делают человека мелочным и мстительным.
Уильям Сомерсет Моэм

Страдания делают сильного сильнее.
Лион Фейхтвангер

Главное, чему учит человека жизнь, это не тому, что в мире существует страдание, а тому, что от него самого зависит, обратит ли он страдание себе на благо, превратит ли он его в радость.
Рабиндранат Тагор

Страдание — истинное богатство таких несовершенных созданий, как мы, оно возвеличило нас и сделало достойными занять место рядом с совершенными.
Рабиндранат Тагор

Страдание — наша тяжелая плата за все, что есть ценного в этой жизни, — за силу, за мудрость, за любовь.
Рабиндранат Тагор

Страдание символизирует бесконечную возможность совершенствования, постоянное открытие радости.
Рабиндранат Тагор

Жизнь немногому может научить того, кто не научился переносить страдание.
Артуро Граф

Переносить страдание, просто страдать, — это, может быть, даже и сладко. А страдать активно, действовать, брать власть в борьбе со злом — вот это настоящее.
Михаил Михайлович Пришвин

Издевательство над чужими страданиями не должно быть прощаемо.
Антон Павлович Чехов

Есть лишь одно страдание: быть одиноким.
Габриель Оноре Марсель

Без страдания и смерти человеческая жизнь не может быть полной.
Виктор Франкл

Если есть смысл жизни вообще, то должен быть смысл жизни и в страдании.
Виктор Франкл

Иногда удар, который даже не оставляет следа, при определенных обстоятельствах вызывает страдание большее, нежели удар, оставляющий след.
Виктор Франкл

Наибольшее страдание, вызываемое избиением, обусловлено заключающимся в нем оскорблении.
Виктор Франкл

Страдание не будет иметь смысла, если оно не абсолютно неизбежно.
Виктор Франкл

Без страдания не могла бы сложиться душевная жизнь и законченная полноценная индивидуальность.
Вильгельм Дильтей

Теодицея страдания может носить оттенок затаенной обиды.
Макс Вебер

Во всяком страдании человек может утешиться.
Дмитрий Сергеевич Мережковский

Истолкование страдания имеет куда большие возможности, чем толкование действия.
Ханна Арендт

В страдании сокрыта огромная сила, возносящая мир.
Пьер Тейяр де Шарден

Те, кто страдает, просто расплачиваются за продвижение вперед и всеобщую победу. Это павшие на поле брани.
Пьер Тейяр де Шарден

В страданиях разум обнаруживает свою слабость.
Жорж Батай

Человек рождается на страдание, как искры, чтоб устремляться вверх.
Книга Иова, 5:7

В каждом страдающем человеке земли страдает Иисус Христос.
Мать Тереза

С трагедией мира можно примириться только потому, что есть страдание Бога. Бог разделяет судьбу своего творения.
Николаи Бердяев

Воображение доставляет нам больше страданий, чем действительность. Многое мучит нас больше, чем нужно, многое — прежде, чем нужно.
Сенека

Кто из нас не преувеличивает своих страданий и не обманывает самого себя?
Сенека

Кто страдает раньше, чем нужно, тот страдает больше, чем нужно.
Сенека

Для ищушего чрезмерных удовольствий страданием будет уже отсутствие чрезмерности.
Аристотель

И в глубочайшем страдании есть еще блаженство — сознание того, что ты способен страдать.
Кристиан Фридрих Геббель

Больные, право, аристократичнее здоровых; ведь только больной человек становится человеком, у его тела есть история страданий, оно одухотворено. Мне думается даже, что путем страдания и животные могли бы стать людьми; я видел однажды умирающую собаку: она в своих предсмертных муках смотрела на меня почти как человек.
Генрих Гейне

В жизни приходится выбирать между скукой и страданием.
Жермана до Стиль

Душевные страдания невыносимы, если нет физических.
Атксандр Кулич

Жизнь полна невзгод, одиночества и страданий — и к тому же заканчивается все это слишком рано.
Вуди Аллен

Психиатры называют человека невротиком, если из-за своих проблем он страдает сам, и психотиком, если он заставляет страдать других.
Томас Сас

Бывают несчастные существа, у которых есть сердце, чтобы страдать, но нет сердца, чтобы любить.
Этьен Рей

Люди, бывает, страдают молча; но одни все же громче, чем другие.
Морри Брикман

Нет ничего болтливее женщины, страдающей молча.
Поль Жеральди

Рубрика
Близкие темы

А. В. СЕНКЕВИЧ (Воронеж)

ФЕНОМЕН СТРАДАНИЯ В СУДЬБЕ ЧЕЛОВЕКА

В контексте судьбы человека анализируется один из феноменов человеческого бытия-страдание. Страдание рассматривается как источник саморефлексии и индивидуализации, импульс к поиску смысла жизни и формированию человеком собственной судьбы.

Ключевые слова: человек, личность, судьба, страдание, смысл жизни.

Судьба человека — проблема, вызывающая интерес как на обыденном, так и на теоретическом уровне, поскольку она затрагивает каждого из нас независимо от того, делает ли он свое бытие предметом философской рефлексии. Судьба человека понимается как процесс, формируемый объективными условиями человеческого бытия и субъективно-личностной позицией индивида по отношению к этим условиям. Такое понимание позволяет преодолеть фатализм, часто присутствующий в обыденном сознании и в отдельных философских учениях прошлого, и рассматривать индивида как активного в процессе самотворчества субъекта. К объективным составляющим судьбы человека относятся планетарно-космический фактор, выражающийся в природных закономерностях, биологические предпосылки, определяющие конечность человеческого бытия и Ьвозможноетелесноенесовершенство, и со-

циальное бытие в его многообразных проявлениях на макро- и микроуровнях.

Многие составляющие нашей жизни являются нам как нечто неотвратимое и предзаданное. Мы не властны над самим нашим появлением в мире, изначальным окружением, телесными особенностями и т.д. Выступая в форме данности для человека, такие обстоятельства требуют от него бесконечных усилий по воплощению себя как «проекта» или «программы», что отмечено в высказывании X. Ортеги-и-Гассета: «Человек-это то, чего еще нет, а также то, что силится быть» . Как представляется, идеи философии экзистенциализма могут быть мировоззренческим и мето-

дологическим фундаментом для осмысления и разработки проблем судьбы и человеческого страдания.

Субъективно-личностная позиция человека подразумевает моральный выбор какого-либо варианта поведения в решающей ситуации и соответствующий поступок. При этом субъект ищет и выделяет формы и сферы деятельности, которые в наибольшей степени отвечают его интересам и являются эффективными для достижения существенных жизненных целей. Желание самоутверждения превращает хаотичный и бессвязный поток событий в осмысленное и завершенное целое-личную судьбу.

По определению С.Л. Рубинштейна, личность — это не просто существо, пассивно пребывающее в окружающей среде, «личностью является лишь человек, способный выделить себя из своего окружения для того, чтобы по-новому, сугубо избирательно связаться с ним» . Такой человек имеет свои позиции, свое ярко выраженное творчески-преобразовательное отношение к объективно данной ему ситуации. Он не приспосабливается, а направляет ее в сторону индивидуально значимых ценностей, одновременно принимая на себя ответственность за выбор. Здесь мысль Рубинштейна перекликается с идеями западных экзистенциалистов. Традиционно обстоятельства и условия жизни человека представлялись мыслителям как данность. Разработанная Рубинштейном концепция субъекта и лежащий в ее основе принцип творческой самодеятельности позволяют рассмотреть этапы жизни, их содержание как зависимые не только от внешних факторов, но и от индивидуальной активности человека. Сам субъект определяет последовательность жизненных этапов и их продолжительность.

Эта идея находит подтверждение, в частности, в современной социологии, отмечающей гибкий жизненный цикл индивида в нынешних сложных обществах. Важнейшие, судьбоносные события уже не привязаны так жестко к биологическим рубежам жизненного цикла. Например, человек может продолжать учиться не только в юности, но и в гораздо более позднем возрасте, и это не только является его личной потребностью, но и обусловлено уско-

© Сенкевич А.В., 2010

ряющимися темпами общественной жизни. Создание семьи все чаще отодвигается к тридцати годам, когда индивид имеет прочную материальную базу для этого и уже достиг определенных успехов в профессиональной сфере.

Категория субъекта указывает на потенциальную возможность, способность личности быть объединяющим центром, координатором составляющих своего жизненного пути. Проблемы, возникающие перед индивидом, оригинальны в силу неповторимости его судьбы, и их адекватное разрешение достигается при достаточном уровне личностной зрелости. Это предполагает рефлексию и последующее стремление организовать свою жизнь не подражательно, стандартно и усредненно, а в соответствии с собственными идеалами и планами. Как пишет в своем исследовании М. Эпштейн, «судьбы нет там, где есть совпадение вещи с порядком вещей, где растение растет, а животное живет» .

На обыденном уровне сравнение своего и чужого жизненного пути чаще всего происходит в рамках оппозиций: счастливый — несчастливый, справедливый — несправедливый. Значит, основой для рефлексии можно считать страдание как неотъемлемую часть человеческого бытия и фактор индивидуализации. В современной философской литературе присутствуют напряженные размышления об истоках и причинах страдания как такового, независимо от форм его проявления. Плодотворной альтернативой имеющимся объяснениям представляется рассмотрение страдания как проявления несовершенства и незавершенности человека, его бесконечного стремления к тотальности. Эта трактовка универсальна, поскольку охватывает моральное, телесное (от болезни до смерти) и другие виды страдания.

Страдание различается и по степени тяжести, и по субъективной значимости для индивида. Видимо, его можно разделить на два вида: страдание, общее для всех индивидов как представителей человеческого рода и вытекающее из набора фундаментальных человеческих потребностей, и страдание, присущее конкретному человеку в его уникальной жизненной ситуации и ставящее под угрозу его «проект». Первый вид можно обозначить как обыденное страдание, второй — как экзистенциальное страдание.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Человек — не изолированное от мира существо и его многочисленные потребности, по словам С.Л. Рубинштейна, «выражают его практическую связь с миром и зависимость от него» . Потребность — объективная, заложенная в самом бытии индивида, нужда в чем-либо, будь то вещь или другой человек. Очевидно также, что люди обладают не только биологическими потребностями, но и социальными, и духовными. Классификация и иерархия потребностей основательно разработаны А. Маслоу. Он предложил исходить из динамической природы потребностей и выстраивать их в определенной иерархии.

Так, на низшей ступени располагаются физиологические потребности — насущные, самые необходимые для выживания. Если они регулярно и постоянно удовлетворяются, то перестают активно воздействовать на поведение человека и переходят в разряд потенциальных. Их место занимают другие потребности, находящиеся на более высоком уровне, которые можно объединить в категорию безопасности. В противном случае, если удовлетворение базовых физиологических потребностей оказывается проблематичным, если человек начинает слишком сильно от них зависеть, то, по мысли X. Ортеги~и-Гассета, скорее предпочтет погибнуть.

Следующая ступень представлена потребностью в принадлежности и любви. Человек нуждается в принятии и поддержке социальной группы, будь то семья или дружеский коллектив. Ему необходимы эмоциональное соучастие и доверительные отношения. На четвертом уровне располагается потребность в признании, т.е. стремление инДивида к высокой самооценке и уважению окружающих. Удовлетворение потребности в оценке, уважении вызывает чувство уверенности в себе, чувство собственной значимости и уверенность в своей полезности и необходимости. Неудовлетворенная потребность, напротив, вызывает у индивида чувство униженности, слабости, беспомощности, которые, в свою очередь, могут стать причиной неврозов и различных форм антисоциального поведения.

Наконец, на высшей ступени находится потребность в самореализации. Она означает стремление человека к самово-площению в той или иной сфере деятельности, к актуализации заложенных в нем

потенций. Индивидуальные задатки и способности определяют те виды деятельности, которые могут принести удовлетворение человеку, дать ему почувствовать, что он «на своем месте».

Обыденное страдание становится экзистенциальным, когда от него зависят дальнейший жизненный путь индивида, возможность реализации его наиболее существенных целей. Воспринимаемое человеком как крайняя несправедливость, выпавшая на его долю, экзистенциальное страдание резко индивидуализирует своего носителя: «Почему я?». В.Л. Лехциер так говорит о физической боли: «Боль с необходимостью повергает человека в подвешенное состояние вопросительности, переводит его существование в бытие-подвопросом… Боль есть то, что требует прояснения причин не только самой себя, но и всего остального, так как невозможно объяснить причины боли, не выясняя причины всего остального» . Сказанное вполне можно отнести и к душевной боли. Экзистенциальное страдание вызывает вопрос не только о смысле произошедшего с отдельным человеком, но и о смысле всего сущего.

Одна из важнейших способностей и потребностей человека — понимание себя и окружающего мира, то, что В. Франкл обозначил как «волю к смыслу». Утрата смысла жизни, по мысли ученого, может быть названа экзистенциальной фрустрацией. Это еще не патология, но при определенных условиях она может вести к нооген-ному неврозу, а он, в свою очередь, может привести к суициду. Ноогенный невроз -особый невроз. Это не психическое заболевание, а духовное страдание.

Продолжая разработку этой проблематики, современная философия указывает на столкновение человека с абсурдными, трагическими, иррациональными фактами как источник экзистенциальной фрустрации. В самой крайней форме последняя приводит к тому, что человек «серьезно заболевает, утрачивает душевное равновесие, ориентацию в мире, сексуальную идентичность, игнорирует нормы морали, деградирует, впадает в детство, а подчас просто перестает быть человеком, превращаясь в животное» .

Перенесенное насилие, смерть близкого человека, утрата собственного будущего из-за неизлечимой болезни и другие

подобные ситуации подрывают ощущение безопасности мира и доверие к нему, обнаруживают наше бессилие перед трагическими случайностями. Непреодоленное, неизжитое страдание продолжает «свое разрушительное действие на подсознательном уровне», заявляет о себе «через «надрывы”, истерики или телесные недомогания» .

Чем же может помочь философия человеку, находящемуся в глубоком отчаянии? Прежде всего, она помогает осознать, что не всякое страдание есть наказание, не всегда у страдания есть виновник. Тем самым блокируются разрушительные чувства самобичевания и желания мести. Но самый трудный и наиболее важный шаг-понять утрату как «жестокий подарок», по выражению известного современного психотерапевта В. Волкана. Он пишет: «Когда мы полностью переживаем горе, мы глубже узнаем себя» .

Итогом освоения и преодоления страдания становятся наша личностная зрелость, полученные моральные уроки и способность вновь радоваться жизни. Пережитое не забывается, но мы принимаем его как свершившуюся часть нашего «проекта», который еще далеко не завершен. Обретая смысл жизни, человек воспринимает свое бытие не как совокупность отдельных эпизодов и событий, а как целостность. Хотя его этапы качественно различаются, все они охвачены единым осознаваемым стремлением полноты самореализации. Обретение смысла жизни — это не только избавление от подавляющей и пугающей бессмысленности жизненных событий, это также необходимое условие и процесс выстраивания собственной судьбы.

Литература

1.Волкан В., Зинтл Э. Жизнь после утраты: Психология горевания. М. : Когито-Центр,

2007.160 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2.Лехциер В.Л. Боль и переходность: набросок экзистенциальной альгодицеи // Вопр. философии. 2007. №12. С. 41 -50.

3.Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Вопр. философии. 1993. №10. С. 32-68.

4.Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб. : Питер, 2000. 720 с.

5.Франкл В. Основы логотерапии. Психотерапия и религия. СПб. : Речь, 2000. 286 с.

6.Эпштейн М. Поступок и происшествие. К теории судьбы // Вопр. философии. 2000. № 9. С. 65-77.

7.Янцен В. Человек-страдающий: герменевтика иррационального // Вопр. философии.

2008.№6. С. 166- 168.

Phenomenon of suffering in the human fate

Key words: human, personality, fate, suffering, meaning of life.

И.Л. КУШОВА (Киров)

СОЗНАНИЕ, ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЕ СВОБОДУ, В ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМЕ Ж.-П. САРТРА

Раскрывается феноменология Ж.-П. Сартра, центром которой являются внутренний мир человека, его сознание, рассматриваемые не только как специфическая проблема метафизики, но и как проблема социальной практики человека. Экзистенция определяется как специфический способ существования, который позволяет видеть в человеке уникальное существо, познающее в своем сознании смысл свободы и ответственности как основных характеристик бытия.

Ключевые слова: экзистенциализм, человек, сознание, бытие, свобода, ответственность.

В философском трактате «Бытие и ничто» Ж.-П. Сартр писал: «История жизни человека, какой бы жизнь не была, есть история неудачи» . Человек-это, прежде всего, проекг, который переживается субъективно, существо, которое постоянно устремлено к будущему, сознательно себя в него проецируя. Исходным пунктом онтологических размышлений Ж.-П. Сартра является убеждение о существовании отличного от человека и не сводимого к его мысли мира вещей, с которы-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ми, однако, человек настолько неразрывно связан, что эту связь философ определяет как «бытие — в — мире», а сознание — как «бытие — для — себя». По мнению мыслителя, сознание спонтанно, активно, а мир вещей инертен. Поэтому Сартр определяет мир вещей как «бытие — в — себе», утверждая при этом, что ни одна характеристика «для — себя» не может быть характеристикой «в-себе» . Следуя этой логике, можно предположить, что если сознание изменчиво и активно, то вещи, являющиеся объектами сознания («феноменами»), должны быть инертны и неподвижны; если сознание заключает в себе внутреннее противоречие, то вещи наполняются чистой позитивностью. Ж.-П. Сартр писал: «О мире вещей можно сказать лишь следующее: бытие есть. Бытие есть в себе. Бытие есть то, что оно есть. Сказать что-либо о развитии мира, изменяющихся состояний мы не можем. Мы имеем возможность лишь улавливать настоящий, застывший миг» (Там же).

На часто задаваемый вопрос о том, созданы ли бытие феноменов и бытие сознания Богом, Сартр давал отрицательный ответ. Гипотеза божественного начала отвергалась им как «предрассудок креационизма», что придавало экзистенциализму мыслителя атеистический характер . Однако сам Сартр акцентировал внимание на том, что его учение коренным образом отличается от всех известных форм атеизма. Главное отличие заключается в том, что для него вопрос о существовании или несуществовании Бога остается открытым. «Экзистенциализм — это не такой атеизм, который тратит все свои силы на то, чтобы доказать, что Бога не существует. Наоборот, он призван доказать, что если бы Бог и существовал, это ничего не изменило бы» .

При рассмотрении вопроса о возможном отношении Бога к вещам («феноменам») Сартр исходит из отождествления бытия феноменов с чистой объективностью. В силу этой противоположности Бог, даже если он и существует, не только не может создать феномены, но и не в состоянии иметь представление о них. Философия Сартра развивается на основе абсолютного противопоставления и взаимоисключения таких понятий, как «объективность» и «субъективность», «необходи-

Страдание — болезненное состояние организма в результате холода, голода, травм и других неприятностей.

Страдание часто отождествляется с чувством страдания, но это неточно.

Страдание как чувство

Страдание как чувство — (душевная боль) может быть и при отсутствии реальных страданий, также как и при наличии реальных неприятностей у человека может быть оптимистичный и позитивный настрой, без переживания страданий. Характерны для людей с негативным мышлением. Типичные проявления страдания — обида, плач, причитания, печаль, расстройство, горе.

Страдание как переживание, как чувство страдания часто отождествляется со страданием как событием и фактом, но это неточно. Чувство страдания (чувство голода, холода, душевной боли) может быть и при отсутствии реальных страданий, также как и при наличии реальных неприятностей у человека может быть оптимистичный и позитивный настрой, без переживания страданий.

Страдание может быть способом требовать с другого человека: ты видишь, как мне плохо, поэтому ты, сволочь, обязан… Своеобразный способ привязывать и тянуть с другого человека.

Люди переживательного типа (и аналогичные общества) величину ценности измеряют временем и глубиной страдания при ее потери.

Вдова плачет — значит, любит. «Всякое истинное желание должно быть выстрадано…»

Понятно, что это не самый разумный подход. Люди деятельного типа (и аналогичные общества) величину ценности измеряют готовностью добыть и бережностью в использовании.

Жена заботится — значит, любит.

Какова природа чувства страдания? Чаще всего это выученное поведение, иногда имеющее целью (условной выгодой) привлечение внимания, когда-то оправдание или самооправдание — через убеждение себя или других в том, что потеря была ценима, и нередко является игрой на жалость. Если ребенок расстроился и расплакался, когда разбил чашку — его не накажут. А если не расстроился…

Страдать даже в трудных ситуациях не обязательно, есть более удачные способы поведения.

Господь дал мне три замечательных качества:
Мужество бороться там, где есть шанс победить,
Терпение — принять то, что победить не в силах и
Ум — способность отличать одно от другого.

И еще раз: посмотрите далее статью Душевная боль.

Клуб distant-nik
Кураторы Клуба

Жизнь и судьба — далеко не всегда оставляет человеку возможности реализовать свой смысл в ценностях созидания или переживаний. На каком-то этапе каждому из нас придется испытать страдание, а для кого-то страдание становится единственным доступным смыслом жизни. В своей книге «Человек в поисках смысла» Виктор Франкл доказывает, что жизнь действительно способна наполниться благородным смыслом даже тогда, когда неожиданно нарушается привычный ход событий. Это становится возможным, если мы правильно определим свое отношение к трудной жизненной ситуации.

В переносимых нами страданиях мы черпаем мудрость, превосходящую возможности рассудка. Самый яркий пример — неразделенная любовь, чей вечный спутник — бессонные ночи, сомнения и переживания знаком большинству из нас. Достаточно честно спросить себя: «вычеркнул бы я навсегда эти моменты из своей жизни если бы тогда имел возможность выбрать?» И большинство из нас скорее ответит, что, конечно же, нет. Напротив, это время роста человека, как личности и одна, пусть даже и неразделенная любовь для нас значит больше, чем целая вереница блестящих мимолетных побед на любовном фронте.

С другой стороны, временные неудачи в любви помогают осознать, что возможно что-то упущено в аспекте ценностей созидания, и оттого жизнь в отсутствии любимого дела заставила преждевременно искать пути реализации в «устройстве» ценностей любви. Сосредоточившись на любимом деле человек, таким образом, может «перерасти» своего партнёра, а вместе с этим и свои страдания, заменяя их осмысленной реализацией творческих ценностей.

Одна из самых ответственных задач логотерапии — поиск способов научить человека правильно относиться к страданию. Такой подход актуален в тех случаях, когда единственным способом реализовать смысл жизни оказывается путь страдания. Показательный пример того, насколько кардинально может измениться человек, переживший крайнюю степень страдания приводит Франкл. Перенеся тяготы концентрационного лагеря ранее избалованная в крайней степени женщина, в прошлом окруженная заботой и вниманием в свои последние дни нашла в себе силы прийти к выводу: «Я благодарна своей судьбе за то, что она была со мной столь сурова. Ведь моя жизнь до лагеря не представляла для меня никакой ценности и смысла». И многие из нас, честно признавшись себе, придут к выводу: в прошлом наиболее отчетливо запомнились именно те непростые эпизоды, которые так или иначе были связаны со страданием и преодолением сопряженных с ним трудностей.

Разочарование, испытываемое в связи с неудачным финалом какого-либо начинания вовсе не означает его бессмысленности. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно вернуться к прошлому и вспомнить те моменты неудач, которые имели место в жизни. Страдание для большинства из нас не воспринимается как факт, лишенный смысла.

Одно из свойств человека — указывает Франкл, переоценка как положительных, так и отрицательных сторон своей жизни, приятных и неприятных переживаний. Следствие такого преувеличения — наша привычка клясть судьбу тогда, когда жизнь не оправдывает надежд и ожиданий. Но человек пришел в этот мир не за наслаждениями и удовольствие не способно сделать его жизнь осмысленной. Поэтому вынужденное отсутствие удовольствий в жизни не может умалять ее смысла, как не может умалить ценность гениальной симфонии то, в мажорных или минорных тонах она написана.

Наполняя страдания смыслом, человек реализует ценности отношений. Перенося страдание, мы внутренне дистанцируемся от его причины. Пока мы воспринимаем болезненную ситуацию как то, что быть не должно, мы вынуждены пребывать в состоянии напряжения, «разрываясь» между реальностью происходящего и той идеальной картинкой, которая представляется нам в нашем воображении. Сохраняя дистанцию, мы сохраняем в своем представлении свой идеал, а с ним и возможность к нему стремиться. Переживаемое внутреннее напряжение помогает нам на эмоциональном уровне осознать то, чего в нашей жизни быть не должно. Напротив, стремясь уменьшить свои страдания и стирая грани между «есть» и «должно быть», между действительностью и идеалом, мы, тем самым, молчаливо соглашается с происходящим в жизни, снижаем планку «до удобной». Мы лишаем свою жизнь смысла, ценностных ориентиров и возможностей для своего развития.

О пользе скорби и раскаяния

В страдании, неизбежно затрагивающем чувства человека, заключена глубочайшая мудрость. В этом контексте Франкл предлагает рассмотреть скорбь и раскаяние, представляющиеся среднестатистическому прагматику абсолютной бессмыслицей. Здравый смысл подсказывает — рассуждает он, — скорбеть о чем-то, что уже больше никогда не появиться в жизни бесполезно, как бессмысленно сожалеть о не поправимом поступке. Франкл категорически не согласен с таким убеждением: утраченный возлюбленный или возлюбленная в некотором смысле продолжают жить благодаря скорби о них, в то время как искреннее раскаяние дает возможность виновному справиться с чувством вины, вновь поднять голову для жизни и позитивных изменений.

Ушедший человек, о котором мы скорбим, в реальном времени объективно потерян, но субъективно, во времени внутреннем он сохраняется. В этом смысле скорбь, как и раскаяние, опираясь на прошлое, создают человеку возможность для внутреннего развития в будущем, находятся в диалектическом единстве с его ответственностью. И хотя ни один из поступков человека невозможно вычеркнуть из прошлого, благодаря раскаянию человек получает шанс порвать с совершенным, вернуть и вновь пережить содеянное, по-новому осмысливая его в своем духовном, нравственном времени.

И скорбь и страдание, таким образом, — это единственная доступная нам возможность «корректировать» наше прошлое в своем внутреннем измерении. Это единственные спасительные таблетки, способные принести нам душевное облегчение. И по степени воздействия эти таблетки не сравняться ни с одним наркотиком — заключает Франкл.

Скука и тревога — наши естественные «стимуляторы»

Как заметил Шопенгауэр, жизнь человека «… болтается между скукой и тревогой». В действительности, уверен Франкл, оба эти прекрасно знакомых нам состояния имеют глубокий смысл. Ведь скука — ничто иное, как замечательный стимул порвать, наконец, с бездействием и отправиться на поиски смысла своего бытия. Жизнь удерживает нас в напряжении, которое ощущается в той мере, в какой мы справляемся с выполнением поставленной перед нами жизненной задачи. Но такое напряжение не имеет ничего общего с состоянием, связанным с дефицитом острых ощущений или же поддержки и одобрения, характерного для невротиков и истериков.

Смысл, заключенный в тревоге также можно трактовать как напоминание, призыв к действию. В духовном аспекте тревога выполняет функцию стража и хранителя, аналогичную болевым ощущениям на биологическом уровне.

Тот глубокий внутренний дискомфорт, который мы испытываем в состоянии тревоги и скуки, отмечает Франкл, — эффективный инструмент жизни, позволяющий спасти человеческую природу от духовного окоченения и апатии. До тех пор, пока мы способны страдать, мы остаемся живы духовно. Стойко перенося страдания мы становимся духовно богаче, сильнее, жизнеспособнее.

Алкоголь, наркотики и обезболивающая меланхолия

Обезболивающие в виде наркотиков, алкоголя, безудержного секса и прочих «транквилизаторов», используемых в качестве духовной анестезии, никогда и никому еще не помогли в решении проблемы смысла. Бегство от действительности и личной ответственности не способны устранить объект переживаний. Также и вытеснение из сознания объекта скорби не способно заставить нас перестать скорбить.

Активное искусственное подавление действительно значимых эмоциональных болевых импульсов — пишет Франкл, — простой, надежный и скорейший способ убить свою внутреннюю жизнь. В качестве доказательства смысла эмоциональных переживаний как свойства человеческой природы Франкл приводит пример достаточно редко встречающегося вида «обезболивающей» меланхолии, при которой человек никогда не испытывает печали. Такие пациенты, обращаются к психоаналитикам с жалобами на то, что никогда и ни при каких обстоятельствах не могут испытать чувства грусти, «поплакаться». Они всерьез обеспокоены тем, что общаясь с окружающими людьми остаются внутренне мертвыми и эмоционально холодными.

Не специалистам в области психиатрии, отмечает Франкл, трудно себе представить ту степень отчаяния и беспокойства, которую испытывают такие пациенты в связи с выпавшей на их долю крайностью — полной невозможностью испытать состояние обыкновенной человеческой грусти. С точки зрения патопсихологии мы констатируем парадокс: страдающий от обезболивающей меланхолии страдает по причине неспособности страдать. С точки зрения экзистенциального анализа никакого парадокса нет, поскольку в страдании, грусти, тревоге и скорби логотерапевт видит глубокий смысл

Пример, описанный Франклом ясно показывает: принцип удовольствия — не более, чем абстрактный конструкт, но никак не фундаментальное свойство человека. Скорее движимый «логикой сердца», человек стремиться оставаться духовно живым и бежит от апатии, погружаясь в грустные или, напротив, радостные переживания.

Страдание — право Человека, если так распорядилась Судьба

Горе и страдание, как судьба и смерть — часть нашей жизни. Ни одну из составляющих в этой триаде нельзя изъять произвольно, не искажая смысла человеческой жизни. Жизнь, лишенная смерти, судьбы, горя и страдания теряет присущую ей форму и содержание, поскольку «… лишь под ударами молота судьбы, в горниле страданий обретает жизнь свои содержание и форму». Судьба, переживаемая человеком содержит двоякий смысл: человек формирует ее, где и насколько это возможно. Там же, где это оказывается необходимо — он должен достойно принять ее и терпеть.

Франкл предостерегает от опасности и соблазна преждевременно сдаться и сложить оружие, рассматривая любую проживаемую ситуацию как волю судьбы. Взвалить на себя «судьбоносный крест» осуществив выбор в пользу ценностей отношений имеет смысл лишь в том случае, если больше нет никаких возможностей реализовать ценности созидания и никаких способов воздействовать на судьбу. Если же из ситуации есть достойный выход или человек осознает, что оказался в затруднительном положении по собственной очевидной глупости, то сознательно отказываться от исправления ошибки и во всем винить злодейку судьбу — значит совершать еще большую.

Проявляя терпение в какой-то некомфортной для нас ситуации, мы уже совершаем действие, даже если оно лишь подразумевается. Вместе с тем, терпение оправдано только тогда, когда сама судьба поставила человека в условия, где кроме терпения у него нет никаких других способов изменить или избежать такой ситуации. Тогда терпение и мужественное перенесение бед и болезней становится нравственным достижением и заключает в себе смысл.

«Жизнь ничто, это лишь возможность что-то совершить» — сказал Геббель и эту фразу, отмечает Франкл можно было бы рассматривать как ответ на вопрос о смысле жизни. Можно работать в векторе судьбы, лепить и придавать ей форму, реализуя себя в ценностях созидания, либо, если другого не дано, покориться ей в благородном страдании, реализуя ценности отношений.

О смысле болезни, как источника страдания

С одной стороны — пишет Франкл, люди могут болеть, не «страдая» в обывательском смысле этого слова психически или физически. И цель психоанализа — вернуть человеку способность испытывать удовольствие и действовать. Но очень часто болезнь и сопутствующие ей страдания приходят в жизнь человека, как последняя возможность наполнить ее смыслом. В таких случаях возможностей психоанализа для поиска выхода из глубоких личностных кризисов оказывается явно не достаточно и в действие вступают инструменты логотерапии.

Множество примеров из личной практики и самой жизни Виктора Франкла подтвердили истину: болезнь и угроза смерти, как никакая другая причина способны «взорвать» внутренний мир человека, пробудить его от «пожизненной спячки», развернуть в сторону скрытых до этого момента талантов и возможностей, закалить и очистить душу, пересмотреть свое отношение к личной ответственности и отпущенному судьбой времени.

Как заметил Виктор фон Вайцзэкер, больной в чем-то превосходит врача. Врач, не очерствевший в процессе своей профессиональной деятельности — соглашается с ним Франкл, находясь у постели обреченного человека всегда будет испытывать нечто сродни стыду, ибо весь его опыт и знания в этот момент оказываются слишком ничтожны для того, чтобы вернуть человеку надежду на выздоровление. Больной, воспринимающий свою участь как закономерный логический финал жизни, перенося свои страдания психологически способен взять верх над ситуацией, в то время как врач со связанными руками терпит поражение.

Франкл любил образное сравнение нашей жизни с отрывным календарем. Обычное отношение пессимиста — оторвать очередной листочек и выбросить со скорбью, постаравшись побыстрее забыть. Оптимисту же свойственно делать заметки в дневнике и бережно складывать каждый оторванный листок в стопочку. Приступая к работе с пациентом, страдающим от неизлечимого заболевания, Франкл просил его отмотать ленту жизни назад и вспомнить все хорошее, что в ней имело место:

— Неужели вы считаете, что все это исчезло бесследно?

— Нет, — соглашается пациент, это было бы неправильно.

— Точно также никто не располагает властью отменить те добрые дела которые вы успели совершить в жизни и те радостные моменты, которое вам посчастливилось пережить. Как и все те начинания, которые вам удалось осуществить и лишения, которые вам было суждено перенести. Ничего из этого не может быть удалено из вашего прошлого.

Рассуждая таким образом, Франкл помогал пациенту изменить точку зрения на болезнь и неминуемо приближающуюся развязку, возвращал ему веру в то, что его жизнь не прошла бессмысленно. «Даже в самом безнадежном случае, считал Франкл, логотерапевт не имеет права отказать больному в утешении». Он всегда должен быть готов стать врачевателем человеческой души.

В одинаковой жизненной ситуации, сталкиваясь со страданиями одни люди сохраняют человеческий облик и выходят из испытания окрепшими и обогащенными, другие же утрачивают все то, что дает им право называться человеком. И исход определяет то отношение, которое человек занимает в отношении страдания, готов ли он познать его смысл или намерен бежать от него.

Источник: Франкл Виктор «Человек в поисках смысла».