Страх божий, что это?

Начало премудрости страх Господень, разум же благ (бывает) всем творящим и.

Страх, говорит, Господа есть источник, корень и основание мудрости: поскольку, по словам Григория Богослова, где страх, там соблюдение заповеди, а где соблюдение, там и очищение, там и просвещение, а где просвещение, там и исполнение желания. Тем, говорит далее, которые упражняются в мудрости и трудятся и имеют ее, дается доброе разумение и злое, почему и написано: мудры на злодеяние (Иерем. 4,22). Или можно разуметь и иначе, что разумение есть доброе, т. е. полезное, не только для тех, которые просто имеют его, но и для тех, которые употребляют доброе дело и слова.

Слова того же Григория: Что значит начало? Источник, корень и основание; ибо благоговение есть как бы опора и дно для усовершенствования и, так сказать, пелены в стихия, ибо не в созерцании начинают и оканчивают страхом, но полагая в основании страх и очищаясь оным и так сказать, истончаясь, возносятся на высоту (у Никиты). Феодорита: Мудростию называют не красноpечие, но знание божественных предметов. Итак, страх свойствен начинающим, а совершенным—приобретение любви.

Другой говорит, согласно с Феодоритом: Таким образом, страх Божий, как предначинательный, есть начало мудрости, а под мудростию здесь разумеет не состоящую в словах, но и в делах, не красноречие, но познание божественного. Так и внешние определяли мудрость, называя ее знанием божественных и человеческих вещей. A сие знание доставляет страх Божий, истребляющий зло, насаждающий добродетель и преселяющий на небо. Что же мудрее таковой души? Не достаточно, по словам Феодорита, для совершенства одного знания, но созерцание требует и действия, и нужно, чтобы удостоившийся божественного разумения показал знание в делах и усовершился в истинной и первой премудрости, которая не блистает словом, но и есть разумение, обнаруживаемое в делах. Ибо разумение доброе есть, говорит, у всех упражняющихся в ней, а не проповедующих о ней, т. е. у тех, которые делами обнаруживают, а не словами возвещают ее. Ибо она требует не слушателя только, но и исполнителя (у Никиты). Евсевия: Разумение тогда бывает хорошо, когда совершается делами. Потому-то не просто назвал разумением добрым, но у всех трудящихся в нем. Ибо упражняющимся в разумении, по словам Дидима, которое не отлично от добродетели может быть от нее польза, из которой они узнают благо ее.

Хвала Его пребывает в век века.

Хвала, говорит, и славословие Христово есть вечно и бесконечно у ангелов и людей.

Посему и мы должны хвалить и благодарить Его всегда.

Златословесного: Какая хвала, скажи мне? Благодарение, прославление посредством дел. Евсевия: Цель у блаженных та, чтобы быть с Богом, предстоять Ему и упражняться в богословии и хвалении Его. Дидима: Это свойственно богословам—говорит, что хвала Его, т. е. того, о котором богословствуют, пребывает в беспредельное время. Так как хвалимый ими бессмертен, то необходимо, чтоб и хвала была бесконечна и продолжалась во все веки.

Вопрос: Как понимать слова: «Бойся Бога Твоего» (Левит 25:17)? В чем должен состоять страх пред Господом?

Сергей Л.

Ответ: Библия полна текстов, призывающих «бояться” Бога и предлагающих «страх” Господень. Для многих людей, только начинающих свой путь к Богу, это кажется довольно странным. Другие на этом строят свое понимание Бога как жестокого и карающего, которого надо страшиться.

Но что же на самом деле следует понимать под «страхом” в данном случае? Для меня наиболее показательным является текст Притчи 1:7: «Начало мудрости – страх Господень; глупцы только презирают мудрость и наставление”. В другом переводе этот текст звучит следующим образом: «Доброе разумение у всех, водящихся им; а благоговение перед Богом – начало разумения”. Если принять во внимание параллелизм еврейской поэзии, то этот текст подразумевает, что «страх Господень” и «благоговение перед Богом” – это синонимы. То же самое мы видим и в других текстах: «Посему да благоговеют пред Ним люди, и да трепещут пред Ним все мудрые сердцем!» (Иов 37:24); «Хотя грешник сто раз делает зло и коснеет в нем, но я знаю, что благо будет боящимся Бога, которые благоговеют пред лицем Его» (Екклесиаст 8:12); «Завет Мой с ним был жизни и мира, и Я дал его ему для страха, и он боялся Меня и благоговел пред именем Моим» (Малахии 2:5).

Благоговение – это почтение. При этом страх – это боязнь огорчить Бога. Страх Господень – это не страх перед Его наказанием или гневом, а страх обидеть любимого Бога своей непочтительностью или грехом. Если вы попробуете именно так прочесть все библейские тексты о страхе Божьем, то Библия и Сам Бог откроются перед вами в новом свете.

В. Юнак

Конечно, здесь речь не идет о Боге-чудище и тиране, вспышек гнева которого стоит опасаться людям. Ведь от такой личности стоит держаться подальше. Но Господь, наоборот призывает к Себе:

«Придите ко Мне: послушайте, и жива будет душа ваша…»(Ис. 55:3)

«Взыщите Господа и силы Его, ищите непрестанно лица Его…» (1 Пар. 16:11)

«Ищите добра, а не зла … и тогда Господь Бог Саваоф будет с вами» (Ам. 5:14)

Писание возвещает, что Бог есть любовь!

«Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь!» (1 Иоан. 4:8)

Более того, первая из всех заповедей — это любовь к Богу!

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь» (Матф. 28:37,38)

Как же уживаются вместе понятия страха и любви? Ведь сама Библия учит, что любовь и страх не совместимы:

«В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение» (1 Иоан. 4:18)

Неужели Бог лжет людям, что Он есть любовь?! Неужели Господь настолько наивен и самоуверен, что надеется, что верующие будут любить Его искренне из страха перед Ним? Как можно с одной стороны Бога бояться, а с другой, Писание призывает, что к Нему нужно стремиться?Кто обманывает: пророки, апостолы, Бог или вся Библия ложь?

Конечно, нет! Просто Библию нужно воспринимать в совокупности, учитывая все ее тексты, а не вырывать из контекста отдельные ее стихи.

Писание возвещает:

«Начало мудрости — страх Господень; разум верный у всех, исполняющих заповеди Его» (Пс. 110:10)

«Начало мудрости — страх Господень, и познание Святаго — разум» (Прит. 9:10)

Посмотрите на вторые части этих стихов. Они поясняют понятие «страх Господень». То есть мудрость у того, кто исполняет Божьи заповеди и ищет, познает Господа в своей жизни.

Но что тогда означают слова про страх!?

1. Речь идет о том, что нужно признать Бога своим Творцом и Создателем всего — неба, земли, Вселенной!Сегодня очень много атеистов, не верящих в Бога. А раньше было очень много идолопоклонников, не признававших Бога Израилева Господом, но чтущих своих идолов — придуманных ими же богов. В этом контексте, убояться Бога значит, поверить и принять, что Бог Израилев реален, Он живой, а других богов не существует.

«Наведи, Господи, страх на них; да знают народы, что человеки они» (Пс. 9:21)

«Я — и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей» (Втор. 32:39)

Нужно всегда осознавать, что в руках Бога находится жизнь человека и его будущее. Говоря о страхе Господнем, верующий должен всегда помнить, что Бог, хоть и является любовью, но также является и справедливостью и защитником обиженных, поэтому за все свои проступки придет суд от Бога, как здесь на земле, так и на Великом Суде.

«Страх Господень чист, пребывает вовек. Суды Господни истина, все праведны» (Пс. 18:10)

«Путь Господень — твердыня для непорочного и страх для делающих беззаконие» (Прит. 10:29)

«Страх Господень — ненавидеть зло; гордость и высокомерие и злой путь и коварные уста…»(Прит. 8:13)

«Убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его, и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод» (Откр. 14:7).

У некоторых людей возникают сомнения по поводу Божьей любви из-за насилия и смертей, существующих в мире. Об этом можно прочитать материал «Почему Бог допускает зло, ведь в Библии так много жестокости и смерти?»

Интересную аналогию можно найти между Богом и родителями. Ведь не зря Господь называет Себя Отцом людей и в частности верующих.

«Израиль есть сын Мой, первенец Мой» (Исх. 4:22)

«Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах» (Матф. 6:9)

Согласно заповеди Божьей, люди должны бояться своих родителей.

«Бойтесь каждый матери своей и отца своего» Лев.19:3

Неужели здесь говорится о родителях — самодурах, беспричинных и грубых наказаний которых нужно бояться? Естественно, нет! Здесь речь об уважении и почтении к родителям. Поэтому в этой же главе далее в отношении Бога в оригинале используется то же слово «бояться».

«Не обижай ближнего твоего … Не злословь глухого и пред слепым … бойся Бога твоего. Я Господь» (Лев. 19:13,14)

Как видите, здесь четко видна связь страха c уважением к Богу и ответственностью перед Господом за дурные поступки, направленные против других людей.

Таким образом, страх Господень в контексте Священного Писания нужно понимать, как признание Бога Торцом и осознание ответственности перед Ним за свои неблаговидные дела. Если верующий это понимает, то это благо для него, ведь:

«Страх Господень прибавляет дней, лета же нечестивых сократятся» (Пр. 10:27).

«Страх Господень — источник жизни, удаляющий от сетей смерти» (Пр. 14:27).

Валерий Татаркин

Неделя 23 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Каждому из нас знакомо чувство страха. Каждый из нас в долгой или короткой своей жизни переживал состояние лютого ужаса, когда бытие представлялось непереносимой пыткой, а небытие, погибель, исчезновение из мира – единственно желанным исходом. Сколько душ погибло навеки, не перенеся пытки страхом! Сколько несчастных наложили на себя руки только потому, что жизнь, дивный дар Божий, представлялась им непереносимым наказанием, рядом с которым и сам ад не так пугает. Одним словом, как говорит украинская поговорка, «хай гирше, та инше». Пусть хуже, но иначе, пусть как-нибудь по-другому, всё равно – как, потому что душе, измученной страстями, уязвлённой многоразличными похотями, истерзанной грехами, нет больше сил терпеть эту пытку страхом, это не имеющее исхода терзание грядущим ужасом.

«Уж сколько их упало в эту бездну, разверстую вдали!» Уж сколько их последовало путём гадаринских бесов, низринувшихся в водную пучину! Сколько людей, прислушавшись однажды к лживым и соблазнительным шёпотам падших духов, выбрало, как им казалось, сладкий покой небытия, потому что жить во тьме – мучительно страшно, а жить во Свете – непереносимо стыдно, и, значит, лучше – вовсе не быть! При таком раскладе, конечно, небытие – сладостно и вожделенно: радости нет, зато нет и скорби, нет света, зато нет и тьмы.

Всё бы хорошо, да вот беда: сатана, поющий эти сладкие песни, как всегда лжёт, ибо не может не лгать отец лжи. Небытие – просто невозможно. Потому и свидетельствует Господь, обращаясь к народу Своему: «…изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения» (Ин.5.29). Воскреснут все, умереть не удастся никому, только для одних воскресение станет началом вечной радости, а для других – вечной скорби.

Бесы знают это, потому-то они, по слову апостола Иакова, «веруют и трепещут» (Иак.2.19). Трепетать-то они трепещут, но при этом не забывают баюкать нас своими сказками о покое небытия. На эту утешительную приманку попадаются люди, одержимые бесовскими страхами, и, чтобы избавиться от парализующего душу ужаса перед грядущим «воскресением осуждения», начинают уговаривать и себя, и окружающих, что никакого воскресения вообще не существует, а за порогом смерти – пустота, да такая, что «не зашелохнёт, не прогремит». А уж там, где ничего нет – там и спроса нет никакого, да и не с кого спрашивать! Вот как всё гладко и кругло получается и у бесов, и у кадящих им атеистов. И всё – от страха, от мучительного, изнуряющего ужаса, который парализует и сам разум человеческий, не позволяя ему найти средство избавления от этой напасти.

А между тем избавление от бесовского страха возможно, и Церковь знает, как переменить парализующий душу страх бесовский на плодотворный и спасительный страх Божий. Преобразовать леденящий ужас в благой страх можно только покаянием, которое животворит, потому что рождает надежду. А надежда, как пишет апостол Павел, «не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим.5.5). И Дух, животворящий наши истерзанные ужасом сердца, преобразует ужас, внушаемый нам падшими духами, в благой и светлый страх Божий, который есть не что иное, как трепет любящего сердца, страшащегося нанести ущерб или обиду Благому и Вечному Объекту своей любви.

Когда боишься наказания, мести, воздаяния по делам – ненавидишь. Когда боишься оскорбить Святыню – любишь.

Потому в бесовском ужасе гнездится ненависть, и только смерть, только утопление в пучине водной способно, как кажется бесам-насильникам, остудить этот яростный огонь, это пламя, бушующее в душе грешника.

Потому в страхе Божьем нет ничего, кроме любви, доверия и надежды. Надежды на то, что любовь «все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1.Кор.13.7), ибо возможно ли не любить, возможно ли судорожно страшится Того, Кто простил и прощает «до седмижды семидесяти раз» (Мф.18.22)?

Но встречаются сердца, окаменевшие окаменением воистину бесовским. Сердца, в которых не осталось ни надежды, ни доверия, а есть только желание покоя, подобного смерти. Даже бесы, веруя, и те «трепещут» и мечтают погасить этот палящий трепет в водной пучине. Потому-то они, «выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло» (Лк.8.33).

Гадаринские жители вполне и до конца уподобились падшим духам. Те, терзая несчастного бесноватого, выли и стенали: «что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня» (Лк.8.28). Эти ужаснулись тому, что нормального человека обрадовало бы, потому что эти самодовольные нечестивцы, «придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись» (Лк.8.35).

И яростные бесы, и ужаснувшиеся гадаринские жители совершили самоубийство. Одни – скрывшись от Лица Божия в бездонной пучине, другие – изгнав от пределов своих Подателя Жизни.

Где нет Сущего, там нет и существования. Где нет святого и благотворного страха Божия, там поселяется лютый ужас бесовский, от которого не уврачует и сама смерть. Остаётся одно: попытаться покаянием и молитвой истребить в душе своей постыдный ужас бесовский, чтобы святое это место, за вечную жизнь которого принял крестную смерть Сын Человеческий, наполнилось благим и спасительным страхом Божиим, чтобы не умерла душа ещё прежде смерти тела. Чтобы спаслась. Аминь.

  • О страхе Божием Энцик­ло­пе­дия изре­че­ний
  • Слово о страхе Божием и о любви Божией свт. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)
  • О страхе Божием прп. Авва Доро­фей
  • О страхе Божием Сбор­ник
  • О страхе Божием С.И. Фудель
  • Страх Божий. Что это значит? свящ. Геор­гий Чистя­ков
  • Страх Божий свящ. Игорь Прекуп
  • Страх Божий и любовь к чело­ве­че­ству К.Н. Леон­тьев
  • О Страхе Божием архим. Софро­ний (Саха­ров)
  • О страхе Божием свщм. Сергий Мечёв
  • Страх Гос­по­день cоста­ви­тель К.В. Гри­ценко
  • преп. Ефрем Сирин О Страхе Божием и о Послед­нем Суде

***

«Начало муд­ро­сти – страх Гос­по­день»
(Пс. 110:10)

Страх Бо́жий – бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к Богу, про­яв­ля­е­мое в осо­зна­нии и ощу­ще­нии Боже­ствен­ного при­сут­ствия, боязни оскор­бить Бога гре­хов­ным помыс­лом или поступ­ком, фор­ми­ру­е­мое и под­дер­жи­ва­е­мое в чело­веке при содей­ствии бла­го­дати Божией.

Слово «страх» (греч. φόβος) в древ­не­гре­че­ском языке не имело зна­че­ния боязни (греч. τρόμος), но озна­чало ува­же­ние.

***

Через страх чело­век дости­гает любви, а не иначе

«Познав­ший себя, – гово­рит преп. Иоанн Лествич­ник, – достиг разума страха Гос­подня и, ходя в оном, дости­гает врат любви».

«Умно­же­ние страха Божия есть начало любви», – гово­рит он же.

Преп. Исаак Сирин учит:
«Чело­век, пока в нера­де­нии, боится часа смерт­ного; а когда при­бли­зится к Богу, боится сре­те­ния суда; когда же все­цело подви­нется вперед, тогда любо­вию погло­ща­ется тот и другой страх… Кто достиг любви Божией, тот не желает уже снова пре­бы­вать здесь; потому что любовь сия уни­что­жает страх «.

Авва Хере­мон, отшель­ник еги­пет­ский, сказал:
«Три побуж­де­ния застав­ляют людей укло­няться от поро­ков, т. е. страх буду­щего муче­ния в геенне… надежда и жела­ние полу­чить Цар­ство Небес­ное, нако­нец, рас­по­ло­же­ние и любовь к самой доб­ро­де­тели … Посему-то св. апо­стол все дело спа­се­ния заклю­чил в испол­не­нии трех оных доб­ро­де­те­лей. Ныне пре­бы­вают, гово­рит он, вера, надежда, любовь, три сия (1Кор. 13:13). Вера стра­хом буду­щего суда и муче­ний откло­няет нас от скверны поро­ков; надежда ожи­да­нием небес­ных воз­да­я­ний, оттор­гая ум наш от насто­я­щего, застав­ляет пре­зи­рать все плот­ские удо­воль­ствия; любовь, огнем своим вос­пла­ме­няя в душе нашей любовь ко Христу и к пре­спе­я­нию в духов­ных доб­ро­де­те­лях, побуж­дает с совер­шен­ною нена­ви­стью отвра­щаться от всего, что про­тивно им. Хотя эти три доб­ро­де­тели ведут нас, по-види­мому, к одному концу… но сте­пе­нями своего пре­вос­ход­ства много раз­ли­ча­ются между собою. Две первые свой­ственны тем людям, кото­рые ста­ра­ются пре­успе­вать в доб­ро­де­те­лях, но не имеют еще посто­ян­ного рас­по­ло­же­ния к ним; третья же осо­бенно при­над­ле­жит Богу и тем людям, кото­рые вос­ста­но­вили в себе образ и подо­бие Божий…

Поэтому, кто стре­мится к совер­шен­ству, тот с первой сте­пени страха, соб­ственно назы­ва­е­мого раб­ским… (Лк. 17:10), должен посте­пенно вос­хо­дить на стезю надежды. Здесь чело­век упо­доб­ля­ется уже не рабу, а наем­нику, ибо дей­ствует в ожи­да­нии буду­щего воз­да­я­ния. Уве­рен­ный в про­ще­нии грехов своих, он уже не стра­шится нака­за­ния за них, а созна­вая в себе добрые дела, думает полу­чить за них мило­сти­вую награду. Но, несмотря на то, он еще не имеет в себе такого рас­по­ло­же­ния, какое при­лично сыну, кото­рый в полном упо­ва­нии на оте­че­ское бла­го­во­ле­ние к себе не сомне­ва­ется усво­ять себе все, что при­над­ле­жит отцу…

Вели­кое нахо­дится раз­ли­чие между тем, кто стра­хом геенны или надеж­дою буду­щего воз­да­я­ния пога­шает в себе пла­мень поро­ков и, между тем, кто ужа­са­ется пороч­но­сти и нечи­стоты по чув­ству любви боже­ствен­ной… В таком состо­я­нии чело­век, хотя бы не имел ни одного сви­де­теля дел своих, не решится вос­поль­зо­ваться слу­чаем ко греху и не может увлечься самыми сокро­вен­ными, обо­льсти­тель­ными помыс­лами, ибо питая искрен­ней­шую любовь к доб­ро­де­тели, он не только не при­ем­лет серд­цем ничего про­тив­ного ей, но и с вели­чай­шим ужасом отвра­ща­ется сего».

Иногда это третье состо­я­ние назы­вают совер­шен­ным стра­хом. «…Есть два страха, – читаем у аввы Доро­фея, – один пер­во­на­чаль­ный, а другой совер­шен­ный… Напри­мер, кто испол­няет волю Божию по страху мук, тот еще ново­на­чаль­ный, ибо он не делает добра для самого добра, но по страху нака­за­ния. Другой же испол­няет волю Божию из любви к Богу, любя Его, соб­ственно, для того, чтобы бла­го­уго­дить Ему; этот знает, в чем состоит суще­ствен­ное добро, он познал, что значит быть с Богом… тако­вой боится Бога и испол­няет волю Божию уже не по страху нака­за­ния, уже не для того, чтобы избег­нуть муче­ний, но потому, что он, вкусив самой сла­до­сти пре­бы­ва­ния с Богом, боится отпасть, боится лишиться ее. И сей совер­шен­ный страх, рож­да­ю­щийся от этой любви, изго­няет пер­во­на­чаль­ный страх. Поэтому-то апо­стол и гово­рит: совер­шен­ная любовь изго­няет страх . Однако невоз­можно достиг­нуть совер­шен­ного страха иначе, как только пер­во­на­чаль­ным стра­хом».

Польза страха Божьего

«…Когда страх Гос­по­день при­хо­дит в сердце, то пока­зует ему все грехи его».

«Умуд­рись же в осно­ва­ние шествия своего, – гово­рит св. Исаак Сирин, – пола­гать страх Божий; и в несколько дней, не делая кру­же­ний на пути, будешь у врат Цар­ствия».

Еще сказал: «Душа, име­ю­щая в себе страх Божий, не боится чего-либо такого, что вредит ей телесно, потому что на Бога упо­вает отныне и во веки веков».

Св. Иоанн Зла­то­уст так поучает об этом же: «Нет зла, кото­рого не уни­что­жал бы страх Божий. Как огонь, приняв железо, хотя бы самое испор­чен­ное и покры­тое боль­шою ржав­чи­ною, делает его ясным и свет­лым, очищая его и совер­шенно исправ­ляя повре­жде­ние, так и страх Божий в корот­кое время совер­шает все и не допус­кает ничему чело­ве­че­скому вре­дить тем, кото­рые про­ник­нуты им».

«…Чело­век доб­ро­де­тель­ный, име­ю­щий в себе страх Божий, мудрее всех; потому и некий мудрец гово­рит: начало пре­муд­ро­сти страх Гос­по­день (Притч. 1:7). Если же бояться Бога значит иметь муд­рость, а пороч­ный не имеет этого, то, без сомне­ния, он лишен муд­ро­сти, а лишен­ный истин­ной муд­ро­сти бес­смыс­лен­нее всех».

Как при­об­ре­сти страх Божий?

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский при­во­дит сле­ду­ю­щие при­чины, от кото­рых рож­да­ется страх Гос­по­день:

От раз­мыш­ле­ния о страш­ных нака­за­ниях Божиих, пости­гав­ших греш­ни­ков, как-то: Каина (Быт. 4:11–12), погиб­ших от потопа (Быт. 7:21–23), содом­лян (Быт. 19:24–25) и многих других.

От раз­мыш­ле­ния о свой­ствах Божиих, осо­бенно о Его вез­де­су­щии и все­ве­де­нии.

От рас­суж­де­ния, что при­ка­зы­вает страш­ный и вели­кий Бог, а не про­стой чело­век, и притом при­ка­зы­вает не просто, а с пре­ще­нием (Пс. 118:4; Мф. 10:28).

От мысли, что пове­ле­вает Гос­подь, как Отец бла­го­у­троб­ный и нас любя­щий.

Так как истин­ный страх Божий есть дар от Гос­пода, как Сирах гово­рит (Сир. 1:13), то должно нам у Бога про­сить его усерд­ною молит­вой.

Страх сата­нин­ский

Но когда страх, вместо того чтобы быть направ­лен­ным на вечное воз­да­я­ние за гробом, на послед­ний Суд, на неиз­вест­ность буду­щего конца, кото­рый ожи­дает чело­века, «бывает о теле, тогда он дела­ется сата­нин­ским, – гово­рит св. Исаак Сирин, – потому что чело­век поко­ле­бался в вере своей в Про­мысл Божий и поза­был, как печется и про­мыш­ляет Бог о под­ви­за­ю­щихся ради доб­ро­де­тели… (Пс. 24, 14; 33, 16; 90, 10)».

Чело­век начи­нает бояться за свою жизнь, за свое обще­ствен­ное поло­же­ние; боится, что слу­чится с ним какое-либо несча­стье, обкра­дут, сде­ла­ется пожар (поэтому, вну­шает демон, нельзя зажжен­ную лам­падку пред свя­тыми обра­зами остав­лять, когда из дому ухо­дишь), что забо­леет и прочее и прочее. Начи­нают бояться и темной ком­наты (и это когда даже в бесов, гово­рят, не верят), и всякой мелочи, каж­дого стука: мышь, тара­кан или паук про­бе­жит – все при­во­дит в страх и смя­те­ние.

Так, импе­ра­тор Петр I, не бояв­шийся совер­шать чудо­вищ­ные грехи и жесто­ко­сти, от кото­рых кровь стынет в жилах, боялся, однако, очень малой твари – тара­ка­нов. Инте­ресно опи­сы­вает это совре­мен­ник:

«И не можно того думать, чтоб вели­кой и неустра­ши­мой герой боялся так малой гадины – тара­ка­нов: и напе­ред его еду­щего кули-еры бежали, и где над­ле­жит быть стан­ции, осмат­ри­вали, нет ли в избе тара­ка­нов, и по край­ней невоз­мож­но­сти таких изб обыс­кать не можно, то по доро­гам ста­вили избы нароч­ные для охра­не­ния от сей гадины».

Нако­нец, слу­ча­ется с чело­ве­ком так назы­ва­е­мый без­от­чет­ный страх, по-нашему, по-хри­сти­ан­ски ска­зать, от бесов, или стра­хо­ва­ния.

Так как этот страх бесов­ский заде­вает иногда и спа­са­ю­щихся – разу­ме­ется спа­са­ю­щихся неис­кренно и не как должно, – то я при­веду из Иоанна Лествич­ника о нем несколько строк, изъ­яс­ня­ю­щих его про­ис­хож­де­ние, сферу дей­ствия и над­ле­жа­щие про­ти­во­ядия.

«Бояз­ли­вость есть мла­ден­че­ствен­ный нрав в старой тще­слав­ной душе. Бояз­ли­вость есть укло­не­ние от веры в ожи­да­нии неча­ян­ных бед».

«Гордая душа есть раба страха; уповая на себя, она боится сла­бого звука тварей и самых теней».

«Не пустыня и мрач­ность места укреп­ляет бесов против нас, но бес­пло­дие нашей души; иногда же это бывает про­мыс­ли­тельно к вра­зум­ле­нию нашему».

Когда люди были сильны в подви­гах, в вере, а больше всего в сми­ре­нии, то святые отцы так их учили:

«Не ленись в самую пол­ночь при­хо­дить в те места, где ты боишься быть. Если же ты хоть немного усту­пишь сей мла­ден­че­ствен­ной и смеха достой­ной стра­сти, то она соста­ре­ется с тобою. Но когда ты пой­дешь в те места, воору­жайся молит­вою…».

***

«Страх Божий невоз­можно упо­до­бить ника­кому ощу­ще­нию плот­ского, даже душев­ного чело­века. Страх Божий – ощу­ще­ние совер­шенно новое. Страх Божий – дей­ствие Свя­того Духа. Ощутив страх Божий, ощутив от дей­ствия страха Божия при молитве твоей при­сут­ствие Бога, без­видно, духовно уви­дишь Неви­ди­мого, позна­ешь, что молитва есть пред­сто­я­ние на Страш­ном Суде Божием».
епи­скоп Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)

Име­ю­щий страх Божий явно и тайно, то есть перед людьми и без людей, бере­жется от всяких грехов, поскольку везде перед собою видит Бога, Кото­рого опа­са­ется про­гне­вать.
В доме ли я сижу – Гос­подь Бог со мною; выйду ли из дому – Он не остав­ляет меня. По пути ли иду – Он со мною. В городе ли, в пустыне ли, с людьми или без людей, — не отсту­пает от меня Гос­подь. Не вижу Его, ибо хожу верою, а не виде­нием, но делаю ли, или говорю, или мыслю – перед Ним все делаю, говорю или мыслю. На молитве ли стою – перед Ним стою, Он на меня смот­рит и видит меня, видит, когда я сижу и встаю, и разу­меет помыш­ле­ния мои. Перед Ним я пре­кло­няю колени мои, и при­па­даю, и покло­ня­юсь, и взды­хаю, и молюсь Ему, и прошу, и ищу у Него мило­сти, но Его Самого не вижу. К Нему про­сти­раю руки мои и очи мои, но Его Самого не вижу. Это раз­мыш­ле­ние мое учит меня всегда и везде бояться Тебя, о Боже, и тре­пе­тать, со стра­хом и опа­се­нием жить и обра­щаться, делать, гово­рить, мыс­лить и что-либо начи­нать, как дети перед отцом своим, под­дан­ные перед царем своим.
свя­ти­тель Тихон Задон­ский

«Если будешь при­зы­вать знание и взы­вать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыс­ки­вать его, как сокро­вище, то ура­зу­ме­ешь страх Гос­по­день и най­дешь позна­ние о Боге» (Притч. 2:3–5). Корень бого­угод­ной жизни – страх Гос­по­день. Когда придет он, то, как твор­че­ская сила, все в тебе пере­строит и вос­со­здаст в тебе пре­крас­ный поря­док – космос духов­ный. Как стя­жать страх Божий? Он в тебе есть, только заглу­шен, вос­креси его. Для этого дай голос разуму твоему и открой сердце твое для при­ня­тия вну­ше­ний Истины. До сих пор разуму не давали слова, он был в раб­стве и не смел гово­рить здра­вые речи; пусть теперь гово­рит. Он начнет речь о Божием все­дер­жи­тель­стве, дер­жа­щем тебя и могу­щем бро­сить в каждое мгно­ве­ние; о Божием вез­де­су­щии и все­ве­де­нии, все в тебе видя­щем и гне­ва­ю­щемся на тебя за все худое в тебе; о Божием пра­во­су­дии, гото­вом нака­зать тебя сейчас, но удер­жи­ва­е­мом до вре­мени мило­стью; о смерти, в каждое мгно­ве­ние гото­вой схва­тить тебя и пре­дать суду и воз­да­я­нию. Слушай и вводи сердце твое в чув­ство этих истин. Про­бу­дишь чув­ство – придет вместе с тем и страх Божий. Это заря жизни.
Страх Гос­по­день нена­ви­дит неправды, доса­жде­ния же и гор­дыни (Притч. 8:13). А если нена­ви­дит, то про­го­нит их; если про­го­нит, то душа станет чиста от них и поэтому явится правой пред Гос­по­дом. А это и есть все, чего теперь с такой забо­тою ищем. Стало быть, вос­ста­нови в себе страх Божий и под­дер­жи­вай его – и будешь обла­дать самым могу­ще­ствен­ным сред­ством к само­ис­це­ле­нию. Страх Гос­по­день не допу­стит тебя согре­шить, и он же заста­вит тебя делать всякое добро, при всяком к тому случае. И будет у тебя испол­няться запо­ведь: «укло­няйся от зла и делай добро» (Пс. 33:15), кото­рую дает пророк ищущим истин­ной жизни. Как дойти до страха Божия? Ищи и обря­щешь. Здесь нельзя ска­зать: то и то сделай; страх Божий есть духов­ное чув­ство, сокро­венно зачи­на­ю­ще­еся в сердце от его обра­ще­ния к Богу. Раз­мыш­ле­ние помо­гает, помо­гает и напря­же­ние себя на это чув­ство, но делом оно дается от Гос­пода. Взыщи его, как дара, и дан тебе будет. И когда дан будет, тогда только слу­шайся его бес­пре­ко­словно – он выпра­вит все твои неправды.
Страх Божий как при­во­дит к началу святой и бого­угод­ной жизни, так бывает самым верным блю­сти­те­лем ее, когда кто, после­до­вав его вну­ше­ниям, поло­жит это начало. Учит нас этому нынеш­ний апо­стол, при­водя на память гроз­ные суды Божии и нака­за­ния, еще здесь явлен­ные над не поко­ря­ю­щи­мися Его воле. «Анге­лов согре­шив­ших не поща­дил» (2Пет. 2:4). Были чисты и в пре­свет­лом оби­тали жилище. Но как только согре­шили, низ­вер­жены во мрак пре­ис­под­ней. Нас ли с тобою поща­дит, если пойдем против воли Его?! Раз­ли­лось нече­стие при Ное. Бог навел потоп и всех погу­бил, исклю­чая восемь душ семей­ства Ноя. Не посмот­рел, что было много нече­сти­вых. Над тобою ли одним станет Он раз­ду­мы­вать – погу­бить тебя или нет, когда не ста­нешь слу­шать голоса Его?! Долго терпел Гос­подь Содом и Гоморру. Они же вместо вра­зум­ле­ния спе­шили на верх нече­стия, за то, когда не чаяли, пора­жены огнем, во образ веч­ного огня, ожи­да­ю­щего нече­сти­вых. Не мино­вать и тебе этого огня, если пой­дешь теми же путями. При­води все это на память, сидя сам с собой, осо­бенно в ночной тишине и тем­ноте, и, воз­гре­вая тем страх Божий, стра­шись греха, как если бы в нем под­кра­ды­вался к тебе пла­мень огня веч­ного.
епи­скоп Феофан Затвор­ник

Если в при­сут­ствии царя мы не поз­во­лим себе ника­кой небреж­но­сти, а тем более непри­ли­чия, но ста­ра­емся, чтобы всякое наше слово, всякое дви­же­ние было ему угодно, тем более пред­став­ля­ю­щий себя в при­сут­ствии Божием не поз­во­лит себе ника­кого греха, порев­нует о святом деле угод­ном Богу.
свя­ти­тель Фила­рет, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский

«Страх Божий – это не значит бояться Бога, как мы боимся молнии или элек­три­че­ского раз­ряда, страх Божий – это значит бояться поте­рять Его, поте­рять чув­ство пол­ноты, чув­ство веч­но­сти, чув­ство боже­ствен­ного. Это самое высо­кое, поющее чув­ство в чело­веке, даже когда чело­век этого не сознает. Но он может его поте­рять, и поте­рять надолго, а может поте­рять это навсе­гда – вот чего сле­дует бояться».
прот. Алек­сандр Мень

Только страх Гос­по­день осво­бож­дает от страха перед людьми. Бояться Его – это просто при­знать со всем сми­ре­нием, кто Он и кто я. «В любви нет страха, но совер­шен­ная любовь изго­няет страх» (1Ин. 4:18).
свя­щен­ник Геор­гий

Бойся Бога из любви, а не из-за того, что Его счи­тают жесто­ким.
прп. Исаак Сирин

Будем ходить в страхе Гос­под­нем, так как нам пред­пи­сано – со стра­хом и тре­пе­том соде­ло­вать свое спа­се­ние (Флп. 2:12). Страх Гос­по­день иско­ре­няет из души все лукав­ства и грехи. Кто же не боится Бога, тот впа­дает во многая злая.
преп. Анто­ний Вели­кий

Должно всегда иметь Бога пред собою. Страх Божий при­об­ре­та­ется еще испол­не­нием запо­ве­дей Божиих, и чтобы все делать по сове­сти.
преп. Амвро­сий Оптин­ский

Не ради согре­ше­ний только должен чело­век бояться Бога, но потому что Бог любит его, а он не любит Бога, и, будучи недо­стоин, полу­чает бла­го­де­я­ния.
преп. Петр Дамас­кин

Нико­гда не бойся нака­за­ния, но бойся греха, порож­да­ю­щего нака­за­ние.
свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

Страх Божий рож­да­ется от рас­суж­де­ния Божиих свойств, а именно:

  1. Что Бог вез­де­су­щий, и всякое дело, слово и помыш­ле­ние веду­щий.
  2. Что Бог нена­ви­дит всякое без­за­ко­ние и всякое зло.
  3. Что Бог – пра­вед­ный Судия, и вся­кому воз­даст по делам.
  4. Что Его даже и ангель­ские чины тре­пе­щут.
  5. Что Бог весь свет в руке Своей содер­жит.
  6. Что Бог, в мгно­ве­ние ока может греш­ника пра­вед­ным судом погу­бить при самом совер­ше­нии греха…
    свя­ти­тель Тихон Задон­ский

По мере очи­ще­ния пока­я­нием, начи­наем ощу­щать при­сут­ствие Божие: от ощу­ще­ния при­сут­ствия Божия явля­ется святое ощу­ще­ние страха Божия.
свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов

«Не бойся никого, кроме Бога одного» — рус­ская посло­вица.