Стражи ночи

Этот роман я уже читала раньше в переводе Шидфара под названием «Винтовая лестница». По-прежнему он остается единственным вариантом, доступным для чтения в электронном виде. Я знала, что роман сокращен, но тогда другого выбора не было, а познакомиться с писательницей хотелось. Теперь появилась возможность прочитать полный вариант, поэтому я ею воспользовалась. К тому же в этом произведении самое главное – атмосфера. Даже в урезанном варианте ощущалось напряжение, но тогда плюсом еще было мое незнание преступника.
Перечитав роман, я в полной мере смогла оценить великолепную идею и искусное ее воплощение. Это высококлассный саспенс. Сравнить могу с повестью Люсиль Флетчер «Алло, вы ошиблись номером». Никаких особенных хитростей, читатели примерно догадываются, куда повернет действие, но переживают все вместе с героиней и гадают, в какой момент наступит кульминация, принимая за нее новые повороты сюжета. Создается неповторимая давящая и тревожная атмосфера. Никакой экранизации не нужно – мозг сам рисует картинки. И вот эту прелесть напрочь убил сокращенный вариант. Они оставили только те реплики, которые были необходимы для понимания происходящего и полностью выбросили то, ради чего роман создавался. Захватили при этом еще и кое-какие события. Видимо, посчитали их незначительными. Тупо подумали «ну раз про маньяка, то зачем эти лишние бла-бла-бла?».
Я не люблю, когда кто-то по каким-то причинам что-то делает с авторскими текстами, потому что уверена, что писатели и писательницы сами знают, что должно, а чего не должно быть в их произведениях. Они уже все сократили и выдали конечный продукт, который от дальнейших сокращений и переделок будет только портиться.
Для сравнения выкладываю одни и те же кусочки полного и сокращенного текста.
Полный вариант:
«Напряженная атмосфера царила в доме неспроста: на кухне судачили об убийстве. Убийство. От одного слова Элен стало не по себе. Когда у тебя чистые помыслы, преступление видится лишь выдумкой журналистов, призванной превратить обыкновенную газету в популярное чтиво, каким торгуют в киоске на железнодорожном вокзале».
Сокращенный вариант:
«Эти предосторожности имели прямое отношение к взволнованным разговорам на кухне и перешептыванию в гостиной, а причиной всего было убийство.
Элен инстинктивно поежилась, произнося про себя это слово».
Полный вариант:
«Когда Элен шла здесь днем, то главным образом была занята поиском сухой тропинки среди сырых, почерневших куч палой листвы. Еще она думала, что в этом укромном местечке весной наверняка появится много первоцветов. Теперь мысли о весне показались смешными. В унылой котловине, заваленной прелыми листьями и стволами упавших деревьев, все звуки сжались до слабых шорохов, а свет поглотила тьма, в которой деревья принимали очертания мужских фигур.
Убийства почему-то перестали казаться вымыслом газетчиков. Элен больше не могла сдерживать тревожные мысли и начала перебирать в уме все, что миссис Оутс рассказывала о преступлениях. Поговаривали о четырех убийствах. Вероятно, их совершил какой-то маньяк, выбиравший себе в жертвы девушек».
Сокращенный вариант:
«Четыре убийства, совершенные, по всей вероятности, каким-то маньяком. Все убитые были молодыми девушками».
Полный вариант:
«Элен заторопилась домой и чуть было не пустилась бегом, как вдруг сердце у нее ушло в пятки.
Самое дальнее дерево сделало шаг в сторону.
Элен замерла, присмотрелась и решила, что это обман зрения. Дерево стояло безжизненно и неподвижно, как и все остальные. Однако было в нем нечто странное – то ли изгиб ствола, то ли еще что-то вызывало в ее душе пугающие сомнения…
В общем, проходить мимо этого дерева ей совсем не хотелось».
Сокращенный вариант:
«Элен ускорила шаг, но внезапно замерла. У нее перехватило дыхание. Она была уверена, что дерево у самых ворот пошевелилось».
На примерах видно, как тщательно нагнетаемая писательницей атмосфера в сокращенном варианте вырубается под корень. Остаются только сухие телеграфные фразы, словно из полицейского протокола. Целые куски просто стираются, будто их никогда не было. Поэтому советую купить книгу и прочитать в нормальном качестве, а о существовании электронного варианта забыть до лучших времен. Любители саспенса не пожалеют.
О сюжете в аннотации сказано. Молодая девушка приезжает в уединенный особняк на службу. Место это непопулярно не только из-за отрезанности от цивилизации, но и из-за произошедших рядом с ним убийств. Героиня опасается, что может стать очередной жертвой. По законам жанра ясно, что маньяк находится ближе, чем ей кажется. Девушка тоже ощущает, что в доме не чувствует себя в безопасности. Будто бы кто-то управляет ими всеми, заставляя совершать поступки, приводящие к определенному результату.
После прочтения в первый раз в сокращенном варианте у меня не сложилось четкого мнения, но теперь могу сказать, что роман отличный в своем жанре. Конечно, не без недостатков и стереотипов, но тогда время было такое. Зато сейчас можно посмеяться над подобными перлами:
«Ее самостоятельность и волшебная хрупкость воздействовали непосредственно на защитный инстинкт мужчин».
«В глубине души она была бесконечно женственна, однако непривлекательная наружность помешала ей обрести счастье, и потому она озлобилась».
Я не жалею о том, что перечитала этот роман и о том, что купила сборник. Надеюсь, издатели на нем не остановятся и выпустят что-нибудь еще из творчества Этель Лины Уайт.

Вопрос:

Вторая и третья стража – это который час получается?
Спасибо.

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Ночь у евреев разделялась на три стражи: ночную, полуночную и утреннюю, а после вавилонского плена они стали по греко-римскому обычаю делить 12 часов ночного времени (от 6 часов по полудню до 6 часов по полуночи) на четыре стражи. Они назывались: вечер, полночь, пение петухов, утро: Итак бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру (Мк. 13: 35). Спаситель назвал все четыре стражи, чтобы показать, что хозяин дома может прийти в любое время ночи. Иногда при названии стражей использовали порядковое числительное. Например, четвертая стража: В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю (Мф. 14: 25).

Время этих страж измерялось по 3 часа: с 6 до 9 ч. вечера; с 9 ч. вечера до полуночи; с полуночи до 3 ч. утра; с 3 до 6 ч. утра. Римские солдаты сменялись каждые три часа. Следовательно, вторая стража начиналась в 9 часов вечера, а заканчивалась в полночь; третья продолжалась с полуночи до 3 часов утра.

В молитве Моисея стража упоминается как образ быстротечности времени: Яко тысяща лет пред очима Твоима, Господи, яко день вчерашний, иже мимоиде, и стража нощная (Пс. 89: 5).

С 6 часов утра начиналось деление 12 часов дневного времени на часы: 1, 3, 6 и 9-й (по три часа).