Святая иулиания ольшанская

Iulianiya2

Память 19 июля

В дни блаженной памяти архимандрита Печерской Лавры Елисея Плетенецкого в Киеве скончалась девственница некая, которую хотели похоронить в Печерском монастыре. Стали копать гроб близ Печерской церкви Успения Пресвятой Богородицы, перед приделом святого Иоанна Предтечи. И вот копающие неожиданно нашли честные мощи святой богоугодной княжны Иулиании, почивающие в нетлении. Умершая лежала как будто живая — уснувшая; тело ее было благообразно и бело. Почившая была одета в многоценную, украшенную шелковыми и золототкаными обложениями одежду; на шее были надеты золотые гривни со многими бисерами, на руках — золотые драгоценные кольца, на голове ее — девический золотой венец с бисерами; в ушах были золотые серьги, украшенные золотыми бисерами и драгоценными камнями. Лежала она при церковной стене, головой на юг и ногами на север. Над ракой ее был положен камень, на котором было начертано знамя или герб благочестивых князей Ольшанских. На самой же раке прибита серебряная позолоченная дощечка, на ней изображен герб, а под ним надпись: «Иулиания, княжна Ольшанская, дочь князя Григория Ольшанского, преставившаяся девой, в лето от рождения своего 16-ое». Все ее одеяние казалось совершенно новым, словно никто не прикасался к нему. Святые эти мощи были положены в церкви Печерской. Прошло немного времени, когда митрополитом Киевским и архимандритом Печерским был преосвященный отец Петр Могила, явилась ему в чудесном видении эта святая богоугодная княжна Иулиания, обличая за небрежение ее святых мощей и за маловерие к ним. Тогда тот ревностный пастырь повелел немедленно искусным и благочестивым девственницам иноческого чина приготовить для святых мощей достойные одеяния и благолепную утварь. По его повелению также была сделана новая рака, в которую и были положены благочинно святые мощи; они были торжественно перенесены в иное место. Облекшись в святительские одежды и созвав весь освященный собор, Петр Могила совершил праздничное моление и пение с благодарением Богу и Богородице, и преподобным отцам Печерским за явление честных мощей святой девственницы. С тех пор эти мощи оказывают помощь всякому, кто с благоговением и верой притекает к ним. Сохранился следующий рассказ о чуде, бывшем от святых мощей.

Однажды прибыл в монастырь некий человек. Архимандритом монастыря был в то время Елисей Плетенецкий. Кто был прибывший,— не знали. Как оказалось потом, он был еретик, последователь Ария, по имени Василий. Притворившись верующим и приняв внешний вид благоговения, он явился в монастырь, будто бы с целью посетить святые места и поклониться чудотворным мощам святых Печерских угодников. Он вошел дерзновенно в великую Печерскую церковь. Скрывая свое лукавство, он обратился к диакону Ливерию, в то время экклесиарху, с просьбой открыть ему раку блаженной княжны Иулиании. Лицемерный пришелец выражал при этом желание поклониться тем мощам. Просьба его была исполнена; он начал лицемерно кланяться.

Но вот экклесиарх на время отлучился. Льстец тогда и решился привести в исполнение задуманное им. Приступив к честным мощам святой Иулиании и как бы усердно лобызая их, он ухитрился снять драгоценный перстень с перста правой руки святой княжны. Совершив кражу и радуясь приобретению, похититель стал выходить из церкви. Едва только он ступил за церковную дверь, как внезапно взбесился; с ним произошел страшный припадок беснования; он упал на камень и стал кричать, как неистовый вол, и болезненно метался во все стороны. В таких мучениях святотатец вскоре и испустил дух. Экклесиарх, ужаснувшись, известил об этом архимандрита. Тотчас тот явился с братией; все дивились внезапной и страшной кончине пришельца. Желая узнать причину такового события, игумен приказал внимательно осмотреть умершего: нет ли при нем какой-либо похищенной церковной вещи. Его осмотрели и в пазухе нашли перстень. Архимандрит спросил экклесиарха: откуда мог быть этот перстень? Тот посмотрел, почитал и нашел на всех иконах все в целости. Тогда ему пришло на мысль открыть раку святой Иулиании. Он припомнил, что внезапно умерший особенно прилежно молился и прикладывался к честным мощам девственницы. И вот, когда он открыл раку и осмотрел ее, то тотчас же убедился, что перстень снят с перста правой руки святой Иулиании. Об этом возвещено было настоятелю.

Когда это происходило, пришел случайно к церкви благоверный муж Варфоломей. Взглянув на бездушно лежащего, он тотчас узнал его, назвал по имени и рассказал о его роде и происхождении. Архимандрит после этого приказал похищенный перстень для большей похвалы того чуда приложить к иконе Пресвятой Богородицы между прочими священными утварями. А святотатца и грешника повелел предать погребению вне монастыря. Благодаря такому чуду все убедились и уверились в святости и богоугождении девственницы Иулиании.

О святости княжны Иулиании свидетельствует еще и следующее обстоятельство. Однажды Феодосий Сафонович, игумен монастыря святого Архистратига Михаила, Киевского Златоверхого, нарочито пришел в обитель Печерскую. Он обратился к экклесиарху с просьбой — открыть ему мощи святой Иулиании. Игумен объяснил, что он ни разу не удостоился поклониться им, а имел видение. После утреннего пения и выхода из церкви он немного уснул, и вот, во сне явился в лучезарном свете лик многих святых дев. Одна из них, обратившись, сказала: «Я Иулиания, мощи которой лежат в святой Печерской церкви. Ты же почему вменяешь меня и мощи мои ни во что? Ради этого Господь и явил тебе знамение, дабы ты понял, что и я Господом Богом причтена к святым девам, угодившим Ему». С тех пор тот всечестной игумен, приходя в святую обитель Печерскую, никогда не забывал поклониться благочестиво, со всяким усердием, со смиренным и умиленным лобзанием нетленным мощам святой угодницы Божией Иулиании.

В своей «Тератургиме» 1638 года лаврский инок Афанасий Кальнофойский поместил сочиненную им надгробную эпитафию «святой Юлиане Георгиевне Дабровской, княжне Ольшанской, нетленно в церкви Пречистой Богородицы Печерской определения Праведного Судии чудотворно ожидающей». В эпитафии угодница Божия упомянута как «Юлиана помощница, сильная на небе заступница», а к читателю обращены слова: «Против смерти и нездоровья ты найдешь себе рецепт в этом св. гробе».

Посвященная святой Иулиании глава «Патерика» содержит также известие о том, как в 1667 году игумен Киевского Свято-Михайловского Златоверхого монастыря Феодосий Сафонович пришел в Печерскую церковь и рассказал, что прежде не удостаивался молиться у гроба подвижницы, но недавно она явилась ему в сновидении и укорила за нерадение к ее мощам.

По словам митрополита Самуила (Миславского), в 1718 году мощи святой Иулиании пострадали от пожара и были перенесены в Ближние пещеры, где почивают доныне в малой закрытой раке. В XIX в. историк М. Максимович высказал предположение, что св. Иулиания жила не ранее первой половины XVI века. В этом случае, по мнению А. Чумаченко, подвижница могла приходиться дочкой Георгию (Юрию) Ивановичу Ольшанскому-Дубровицкому, сыну Ивана Юрьевича, который первым обрел фамилию Дубровицкого, организовал заговор против господства литовцев в Южной Руси, но был разоблачен и казнен в Киеве в 1481 году. В свою очередь Н. Яковенко считает, что святая Иулиания являлась не внучкой, а сестрой Ивана Юрьевича. Если это так, то время земной жизни подвижницы должно быть отнесено к более ранней эпохе.

Отдельно память святой Иулиании отмечается 19 (6 по ст. ст.) июля.

Среди множества мощей святых Божьих угодников, которые покоятся в Ближних пещерах Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, находятся также нетленные останки святой девы Иулиании Ольшанской. Ее Православная Церковь чтит 19 июля.

У некоторых паломников, посещающих обитель, факт присутствия мощей юной девы в мужском монастыре, известном своими суровыми мужами-аскетами и подвижниками, вызывает удивление. Однако в этом нет ничего необычного, потому что святость – это то состояние, которое не знает ни возраста, ни пола, ни национальности. Ведь, как писал апостол Павел в Послании к Галатам (3: 27–29), во Христе нет никаких различий. А блаженный Иероним Стридонский в толковании на это апостольское послание отмечал: «Если кто однажды облачился во Христа и, ввергнутый в пламя, загорелся огнем Святого Духа, то непонятно будет, есть ли он золото или серебро. Пока жар таким образом охватывает все вещество, заметен бывает один лишь огненный блеск, и всякое различие рода и телесных особенностей сокрыто этого рода облачением».

В течение года Православная Церковь не единожды поминает разных праведных славных дев, достигших святости различными путями. Среди них есть мученицы и подвижницы, молитвенницы и исповедницы, есть те, которые были известны своими особыми прижизненными дарами и чудотворением. Ничего из перечисленного не упоминается в житии святой Иулиании Ольшанской, ее еще называют Печерской. Но было, по-видимому, в душе и сердце этой целомудренной, чистой и светлой девушки нечто такое, сокрытое от посторонних глаз и ведомое только Богу, что Он сохранил и прославил в нетлении ее тело. Впрочем, чудеса были, но начались они лишь после удивительного обретения мощей, когда окружающим открылась святость умершей юной праведницы.

С личностью самой княжны связано очень много загадок и тайн, которые не удалось раскрыть до сих пор. Практически ничего точно неизвестно ни о дате ее рождения и времени жизни, ни о том, почему она так рано умерла. Единственным неоспоримым фактом является лишь то, что святая Иулиания происходила из древнего знатного рода князей Ольшанских, – они определенное время были литовскими наместниками в Киеве. Особое влияние и высокий статус фамилия приобрела благодаря женщинам рода, вступавшим в браки с представителями польской, литовской и русской правящих династий. Софья Ольшанская (1405–1461) была женой польского короля Владислава II Ягайло и стала родоначальницей европейской династии Ягеллонов. Еще одну Софью (1371–1453) – дочь Иулиании Ольшанской и Великого князя литовского Витовта – выдали замуж за Великого князя московского Василия I (1371–1425), старшего сына Димитрия Донского, после смерти которого из-за малолетства наследника она управляла Московским княжеством по завещанию супруга.

Есть предположение, что отцом праведной девы был Георгий Иванович Дубровицкий-Ольшанский (1480–1536) – известный государственный деятель Великого княжества Литовского, неоднократно участвовавший в военных операциях против татар. Именно его имя было указано на дощечке гроба, в котором первоначально покоилось тело святой. В одном из древних синодиков князь Георгий Ольшанский упоминается как благотворитель Киево-Печерской обители. Отец князя Георгия, Иван Юрьевич, был личностью весьма именитой. Он принимал участие в заговоре против литовского правителя Казимира IV с целью отсоединения восточных земель княжества и перехода в подданство к Великому князю московскому Иоанну III. Его казнили в 1481 г. Но существуют и иные точки зрения. Отцом княжны вполне мог оказаться князь Георгий Семенович Ольшанский, который жил на полвека раньше и тоже имел дочь по имени Иулиания. Преосв. Филарет Черниговский (Гумилевский) в своем труде о русских святых высказал догадку, что кончина праведной девы последовала никак не позже 1540 года, так как та часть церкви, у которой осуществили ее погребение, была обустроена только в начале XV века.

Святая Иулиания Печерская умерла на 16-м году жизни. Об этом свидетельствовала надпись на найденной дощечке. Поскольку князь Георгий был меценатом и оказывал постоянную помощь монастырю, то его юную невинную дочь похоронили в подвенечном наряде возле придела св. Иоанна Богослова Великой соборной церкви. Стоит заметить, что к концу XVI столетия род князей Ольшанских за отсутствием наследников по мужской линии практически угас. И, скорее всего, за могилой праведной Иулиании не было кому ухаживать и она очень быстро оказалась полностью заброшенной. Однако святая дева была позабыта людьми, но не Богом. В самом начале XVII века при архимандрите Киево-Печерской Лавры Елисее Плетенецком (+1624) в том месте, где была захоронена святая, возникла необходимость выкопать могилу для некой девственницы, которую родители пожелали упокоить на территории монастыря. Вот тогда-то копавшие и наткнулись на надгробный камень с гербом князей Ольшанских, под ним находилось захоронение. При вскрытии гроба обнаружилось, что тело девушки было совсем не затронуто тлением. Она лежала как живая, с прекрасным белым лицом и имела вид уснувшего человека. Одежда ее и дорогие украшение выглядели совсем новыми. Святые мощи юной княжны были перенесены в церковь и поставлены в углу.

Согласно сказанию о праведной деве Иулиании, в 1617 году один посетитель, прибывший в монастырь, изъявил желание поклониться мощам святой княжны, которые для него и открыли. Однако, как оказалось, на самом деле этого «паломника» интересовали вовсе не мощи праведницы, а ее драгоценности. Снявши тайком дорогой перстень с руки княжны, он вышел за порог церкви, где с ним сразу же случился припадок беснования, закончившийся смертельным исходом. В это время в обители находился благоверный муж Варфоломей, знавший злодея. Он рассказал, что умерший был еретиком-социнианином. Когда вора обыскали, то нашли при нем перстень, и тут сразу же всем стала ясной истинная причина его интереса к мощам святой княжны.

В 1667 году игумен Киевского Свято-Михайловского Златоверхого монастыря Феодосий Сафонович имел видение, в котором ему явилась Божья угодница Иулиания в окружении других святых дев. Она стала укорять его в том, что он имеет нерадение к ее мощам и сомневается в ее святости. С тех пор игумен Феодосий при каждом своем посещении Печерской Лавры непременно благоговейно и смиренно прикладывался к нетленным мощам святой Иулиании. Праведная княжна была канонизирована при святителе Петре Могиле, которого она тоже однажды посетила в видении, когда он был еще архимандритом Печерской обители. После этого посещения мощи одели в новое одеяние, обустроили другую раку и торжественно под праздничное пение и благодарственные молитвы перенесли в лучшее место. В житии упоминается, что с тех пор почитание Божьей угодницы увеличилось и начали происходить исцеления. Было замечено, что чаще всего помощь получали люди, страдающие душевными расстройствами.

В 1718 году в лаврской церкви случился большой пожар. Мощи святой праведной Иулиании значительно пострадали. Их останки положили в новую раку и поставили в Ближние пещеры Киево-Печерской Лавры, где они покоятся и доныне под благодатным покровом Пречистой Богородицы.

Житие святой Иулиании, княжны Ольшанской – это еще один пример для всех нас, который свидетельствует о том, что святость бывает разная. Божья угодница Иулиания достигла ее, стяжав смирение и любовь ко Христу тихим и неприметным образом за такую короткую жизнь. Мы не знаем, какими добродетелями обладала юная дева, но они, безусловно, были, если Господь удостоил ее святости и дал ей посмертный дар помогать людям и утешать страждущих. На иконах святую Иулианию изображают в сонме преподобных отцов Киево-Печерских. Так удел Божьей Матери стал вечным уделом и для праведной девы, которую Небесный Жених призвал к себе еще в расцвете лет:
В твой лик гляжу с благоговеньем,
Святая дева, чистый цвет.
Свое любимое творенье
Господь призвал в расцвете лет.
Ушла без слез, упреков дерзких,
Оплаканная женихом,
Под сень обители Печерской,
Под Богородицы Покров.

Эти короткие строки из стихотворения христианской поэтессы и публициста Т. Лазаренко, посвященного святой Иулиании, княжне Ольшанской, чудесным образом передают историю ее непродолжительного земного пребывания, овеянного тайной, которая откроется только в вечности.

Валентина Новикова (Чернышева)

Тропарь:
Яко непорочная невеста Нетленнаго Жениха Христа, праведная дево Иулиание, со светлою свещею добрых дел вошла еси в чертог Его Небесный и тамо со святыми блаженства вечнаго наслаждаешися. Тем же моли, Его же возлюбила еси и Ему же девство твое обручила еси, спастися душам нашим.

Молитва:
О, святая праведная дево Иулиание, княжно Ольшанская, помощнице всем жаждущим спасения исцеления от болезней душ и телес! О, святая агнице Божие, яко имея дар мнози болезни целити и от всех козней врагов ограждати, исцели убо наша страсти душевныя и облегчи тяжкия болезни телесныя, отраду в скорбех даруй и избави нас от всяких бед и напастей. Призри на вся предстоящия честным твоим мощем (иконе) просящим твоея помощи сердцем сокрушенным и духом смиренным, да принесем во всем житии нашем плоды духовныя: любовь, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание, да сподобимся жизни вечныя и да любовию твоею ограждаеми, поем прославльшему тя Господу Иисусу Христу. Ему же подобает всякая слава и честь со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Праведная дева Иулиания, княжна Ольшанская (1550)Праведная дева Иулиания, княжна Ольшанская, жила в первой половине ХVІ века. Она была дочерью князя Георгия (Юрия) Дубровицкого-Ольшанского, одного из благотворителей Киево-Печерской лавры. Праведная Иулиания скончалась на шестнадцатом году жизни и была погребена в Киево-Печерской Лавре. В начале ХVII-го века, при архимандрите Елисее Плетенецком (1599-1624), святые мощи праведной Иулиании были обретены нетленными. При копании могилы близ Успенской церкви, у придела во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, обнаружили гробницу, на которой была прибита дощечка с гербом князей Ольшанских и надписью: «Иулиания, княжна Ольшанская, дочь князя Георгия Ольшанского, преставльшаяся девою на шестнадцатом году от рождения». Когда открыли гроб, увидели святую Иулианию как бы спящей; она была одета в шелковые, шитые золотом одежды, шея и руки были украшены драгоценностями, а голова увенчана золотым венцом с жемчугом. Однако при прикосновении одежды рассыпались в прах. Святые мощи были облечены в новые одежды и положены в Успенском храме.

В 1617 году некий еретик-арианин по имени Василий пришел в Успенскую церковь и просил екклесиарха Ливерия открыть ему гробницу праведной Иулиании. Прикладываясь к святым мощам, он похитил драгоценный перстень с руки святой. Но когда святотатец вышел с похищенным из храма, он упал у церковных дверей и умер. При осмотре тела умершего нашли перстень святой девы и поняли причину его внезапной смерти.

Святая Иулиания в чудесном видении явилась архимандриту Петру Могиле (впоследствии митрополиту Киевскому) и укоряла его за небрежение к ее мощам. После этого была устроена новая гробница для святых мощей праведной Иулиании.

На гробнице святой тогда была сделана надпись: «По воле Творца неба и земли живет по всея лета Юлиания, помощница и великая в Небе заступница. Здесь кости — врачевство против всех страданий… Райские селения собой украшаешь, Юлиания, как цветок прекрасный».

Праведная Иулиания являлась также в числе многих святых дев игумену Златоверхого Киевского монастыря Феодосию. При этом она сказала игумену: «…Господь затем явил тебе это видение, чтобы ты узнал, что и я причтена Господом к святым девам, угодившим Ему».

При пожаре Успенской церкви в 1718 году святые мощи праведной Иулиании сгорели. Их останки были перенесены в Ближние пещеры Киево-Печерской Лавры. В 1889 году, по ходатайству архиепископа Волынского Модеста, часть святых мощей была перенесена в кафедральный собор в Житомире.