Святой со львом

Отвечает Анатолий Влезько, руководитель мастерской «Палехский иконостас»:

Укротителем святой Герасим, конечно, не был, но лев после общения с ним действительно стал кротким.

Святой Герасим Иорданский происходил из богатой семьи. Но он решил оставить все свое имущество и стать отшельником. Он ушел в иорданскую пустыню и основал там монастырь с исключительно строгим уставом. Одной из традиций его обители было уходить всем инокам на все время Великого поста — поодиночке или небольшими группами — в пустыню и возвращаться только на Пасху.

Вот во время такого молитвенного уединения в пустыне и встретился святому Герасиму израненный лев. Святой выходил льва, и тот стал приходить к старцу в гости в его келию.

Почему святого Герасима изображают на иконах со львом? Он что, был укротителем?

После смерти святого Герасима, лев пришел к нему на могилу. Там он и умер и был погребен рядом со своим старцем.

Эта история и легла в основу традиции изображать святого Герасима Иорданского — со львом. Руководство по иконографии XVIII века дает такое рекомендательное описание этого сюжета: «…лев под ногами его вохрян, Герасим рукою благословляет, а в левой свиток, а в свитце глаголет: Именем Господним зверь повиновение имеет, а Инде пишет: сие повиновение имели ко Адаму зверие».

Память святого Герасима Церковь празднует 17 марта.

До XII в. изображения Г. И. в визант. искусстве неизвестны, нек-рые исследователи связывают это с упоминанием в «Житии св. Евфимия» Кирилла Скифопольского о ереси Г. И., носившей временный характер. Впосл. возобладало почитание этого святого как одного из столпов палестинского монашества. Самое раннее известное изображение Г. И. сохранилось на сев. откосе арки центральной апсиды в соборе Рождества Пресв. Богородицы Антониева новгородского мон-ря, 1125 г. Святой изображен оплечно в медальоне, в правой руке крест, левая развернута ладонью вовне. В памятниках визант. круга этого времени образ святого имеет те же черты, что и на новгородской фреске. Это старец с клиновидной бородой средней длины, разделенной на 2 пряди, в монашеском облачении (хитон, мантия), с непокрытой головой. Так Г. И. представлен в росписи алтаря Энклистры в мон-ре св. Неофита в Пафосе (Кипр), 1183 г., выполненной худож. Апсевдом Феодором: фронтально в рост, в левой руке — развернутый свиток, правая — в жесте благословения и в то же время указует на свиток; в росписи алтаря пещерной ц. мон-ря прп. Феоктиста близ Иерусалима, кон. XII в. Уже в этих памятниках изображение Г. И. помещается в ряду палестинских аскетов: в соборе Антониева мон-ря — среди др. палестинских преподобных, в паре с прп. Харитоном Исповедником (на противоположном откосе); на кипрской фреске — с преподобными Ефремом Сирином, Кириаком Палестинским, Феодором Иорданским, Пахомием Великим, Иларионом Великим и Евфимием Великим; в ц. мон-ря прп. Феоктиста — вместе с прп. Саввой Освященным.

Изображения XIII-XVI вв. в основном повторяют композиционное расположение (в ряду преподобных) и иконографию святого, представленную в мон-ре св. Неофита (чаще поясное изображение, свиток свернут): юго-зап. угол собора Тимотесубани (Грузия), 1205-1215 гг.,- в окружении преподобных и мучеников; нартекс собора в Милешеве, ок. 1228 г.,- среди палестинских преподобных (Иларион Великий, Феоктист Палестинский, Евфимий Великий, Савва Освященный); в росписи диаконника ц. вмч. Георгия в Старо-Нагоричино (Македония), 1317-1318 гг.,- в паре с прп. Харитоном среди др. преподобных; в нартексе собора мон-ря Хиландар на Афоне, 1319 г.; в мон-ре св. Иоанна Предтечи в Серрах (Сере, Греция), между 1333 и 1345 гг.,- рядом с преподобными Макарием Александрийским, Макарием Египетским, Сисоем, Аммоном, Иоанном Коловом, Макарием Римским и др.; в трапезной ц. Великой Лавры св. Афанасия на Афоне, 1512 г.,- в рост, с развернутым свитком, рядом с прп. Евфимием Великим; в ц. Панагии Равиотиссы в Кастории, 1533 г. В минейных циклах Г. И. часто представлен и единолично: напр., во фресковых минологиях в ц. Успения Богородицы мон-рей Грачаница (Косово и Метохия), ок. 1320 г.,- оплечно в медальоне и Трескавец (Македония), между 1334-1343 гг.,- в рост; на миниатюре из греко-груз. рукописи XV в. Г. И. изображен на л. 47 — фронтально в рост, в красной мантии и зеленом подряснике, на л. 48 — оплечно в медальоне, мантия коричневая; в ц. свт. Николая в Пелинове (Черногория), 1717-1718 гг.,- в рост; на рус. минейных иконах на март (напр., XVI в., ВГИАХМЗ, кон. XVI в., КОХМ) и на минее годовой нач. XIX в. (УКМ).

Прп. Герасим Иорданский. Икона. Кон. XVII - нач. XVIII в. (ГМЗК)

Прп. Герасим Иорданский. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ГМЗК)

Прп. Герасим Иорданский. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ГМЗК)

В нач. XIV в. появилось изображение житийного цикла Г. И., известного по изложенному в Синайском Патерике рассказу Иоанна Мосха. Самый ранний цикл жития представлен в росписи в ц. свт. Николая Орфаноса в Фессалонике (Греция), 1309-1319 гг.,- на сев. стене юж. части нартекса. Композиция читается слева направо и расположена в 2 не отделенных друг от друга регистрах (нижняя часть со значительными утратами). Среди сюжетов, представленных в верхней части: Г. И. извлекает из лапы льва занозу — святой без мантии, в хитоне и схиме, сидит на скамье с подножием, в его левую руку, к-рой опирается на колено, вложен посох (художник наделил льва трогательной чертой — ему боязно смотреть на врачевания Г. И. и он повернул голову от святого); лев ведет за узду осла с водоносами, слева его встречает Г. И. (в полном монашеском облачении), справа — молодой монах, жестом вопрошающий Г. И. о чуде; кража осла — похитители представлены в образе темнокожих мужчины и женщины в характерных головных уборах, с серьгами в ушах, едущих на верблюдах. В нижнем регистре сохранилась верхняя часть фигуры Г. И., очевидно порицающего льва за якобы съеденного осла; нападение льва на похитителей. Сходный по составу клейм житийный цикл представлен в росписи сев.-вост. капеллы в скальной ц. с. Иванова (Болгария), 3-я четв. XIV в.

Изображения Г. И. со львом, как правило сидящим или лежащим у ног святого, вошли в лицевые Минеи. Так святой представлен на миниатюре из греко-груз. рукописи (РНБ. O. I. 58. Л. 102 об., XV в.) — Г. И. в темно-коричневой мантии и светло-синем хитоне, в схиме, в правой руке держит крест, левая перед грудью развернута ладонью вовне, у ног Г. И.- маленькая фигурка стоящего льва; изображения Г. И. со львом встречаются в поствизант. время и в росписях: в экзонартексе мон-ря Воронец (Румыния), 1547 г., в настенном минологии в притворе ц. св. Апостолов , Печская Патриархия (Косово и Метохия), 1561 г.,- сидя на саркофаге, вынимающий занозу из лапы льва (под 5 марта). Этот вариант изображения сохраняется и в единоличном изображении Г. И. как чтимого святого (напр., в росписи собора Рождества Богородицы в Ферапонтовом мон-ре, 1502, на сев. стене).

На Руси житийная композиция получила распространение в XVI-XVII вв., хотя время появления самого раннего изображения «Герасим, вынимающий занозу из лапы льва» относится к 1359 г. и связано с новгородским памятником — Людогощенским крестом. Этот же сюжет выводится позже в средник икон, замещая, т. о., единоличное изображение святого, напр., на иконе «Преподобный Герасим, иже на Ердане» (надпись на обороте иконы: «Герасим иже на Иордане со львом»; 1-я пол. XVI в., ГТГ),- на фоне белых скалистых горок на позолоченном троне с позолоченным же подножием сидит Г. И., вынимающий из лапы льва занозу. На переднем плане, параллельно линии ковчега,- поток Иордана, в лев. верхнем углу за высокими каменными стенами с входными воротами — обитель Г. И. с одноглавым храмом в центре и 3 палатами. Ко 2-й пол. XVII в. относится икона сев. писем «Герасим иже на Иордане» с 12 житийными сценами» (ГТГ)- в среднике на фоне арки изображен Г. И. с развернутым свитком в руке, у его ног — лев. В клеймах подробно проиллюстрирована история Г. И.: 1. «Преподобный Герасим обвязал ногу льву»; 2. «…лев ведет осла»; 3. «Пояде лев осла преподобного Герасима»; 4. «Мужи аравийские отведоша осла ото льва»; 5. «Герасим дал льву хлеб и сочиво»; 6. «Лев погуби осла, пришед смирен, зрит долу»; 7. «Лев узна своего осла, приведе преподобному Герасиму»; 8. «Приведе лев к Герасиму осла и верблюды»; 9. «Приде преподобный Изосим преподобному Герасиму, лев паде к ногам его»; 10. «Преподобный Герасим благослови льва, он же отиде от Герасима»; 11. «Прииде лев к Изосиму, не виде преподобного Герасима и возрыда»; 12. «Преподобный Изосим показа гроб преподобного Герасима, лев паде на гроб, возрыда и умре». На иконе кон. XVII — нач. XVIII в. (ГМЗК), как следует из названия на верхнем поле, представлена «Обитель прподобного Герасима иже на Иордане ему же лев поработа». Икона имеет вытянутую по горизонтали форму и включает неск. эпизодов жития Г. И., расположенных в пределах одной композиции: на 1-м плане показан святой, исцеляющий льва,- изображение построено по традиц. схеме (у Г. И. ноги полусогнуты в коленях, как у сидящего, но скамья и подножие отсутствуют); на 2-м плане в меньшем масштабе еще 2 эпизода: прп. Зосима показывает льву гроб Г. И., и лев умирает на гробе святого («Умре же и лев над гробом Герасима и закопаша (Зосима) льва подле гроба преподобнаго»). Верхний регистр занят далеким от палестинской топографии изображением обители Г. И.: белокаменные постройки с кокошниками, луковичными вызолоченными главами, красными кровлями крыш за каменной, красного кирпича оградой.

Из коллекции Н. П. Лихачёва происходит сборник кон. XVII в., в составе к-рого на первых 14 листах представлено «Слово о святем Герасиме, емуже лев поработа», проиллюстрированное 12 миниатюрами,- это единственный известный сегодня иллюстрированный рукописный список повести о Г. И. (ФИРИ РАН. Собр. Лихачёва. № 638). Характер миниатюр, раскрашенных в 2-3 цвета, напоминает лубочные картинки.

О популярности жития Г. И. свидетельствует неоднократное его воспроизведение в гравюре. По своду Д. А. Ровинского известны 4 изображения: лист «Прп. Герасим» работы Леонтия Бунина (1714) с 4 сюжетами Жития, с подписями в 2 клеймах с историей Г. И.; гравюра в 3 листа «Преподобный Герасим с деянием», 1-я пол. XVIII в.,- слева ростовой образ Г. И., остальная часть разделена на 2 полосы, в к-рых 10 сюжетов жития; гравюра в 4 листа «С. Преподобный Герасим иже на Иордане» работы Ивана Любецкого, датированная 1735 г.,- в среднике представлен Г. И., по сторонам 10 клейм жития, аналогичных предыдущей гравюре, с небольшими изменениями в тексте; листовая гравюра «Препод. Герасим с деянием», 1820-1830 гг.,- в среднике Г. И., по сторонам и сверху 10 сюжетов жития, внизу подпись с кратким изложением в 10 строках (есть варианты в 9 и 8 строк) истории Г. И.

В росписи нач. XXI в. Введенской ц. Герасимова Болдинского мон-ря (над входом в храм из трапезной палаты) преподобный изображен в предстоянии Иисусу Христу вместе с прп. Герасимом Болдинским.

В «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота, нач. XVIII в., в разд. «Преподобные отцы наши отшельники» Г. И. описан как «старец с густою бородою» (Ч. 3. § 13. № 32). В иконописном подлиннике сводной редакции, XVIII в. (собр. С. Т. Большакова), облик Г. И. уподобляется свт. Власию Севастийскому, «…лев под ногами его вохрян, рукою благословляет, а в левой свиток, а в свитце глаголет: Именем Господним зверь повиновение имеет, а Инде пишет: сие повиновение имели ко Адаму зверие».

Лит.: Ерминия ДФ. С. 171; Большаков. Подлинник иконописный. С. 77; Ровинский. Íародные картинки. Кн. 3. С. 571-574. № 1419-1422; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. Кат. 518, 1047; LCI. Bd. 6. Sp. 391-393; Ξυγγόπουλος Α. Αἱ τοιχογραφίαι τοῦ καθολικοῦ τῆς μονῆς Προδρόμου παρὰ τὰς Σέρρας. Θεσσαλονίκη, 1973. Σ. 13-15. Pl. 9-11; Bakalova E. Scenes from the Life of St. Gerasimus of Jordan in Ivanovo // ЗЛУ. 1985. T. 21. С. 105-122; Tomekovic S. Note sur saint Gerasime dans l’art byzantin // Там же. С. 277-285; Kühnel G. Wall Painting in the Latin Kingdom of Jerusalem. B., 1988. P. 187-191; Евсеева. Афонская книга. С. 199, 201, 281; Полякова О. А. Шедевры рус. иконописи XVI-XIX вв. М., 1999. № 40; Костромская икона XIII-XIX вв.: Кат. М., 2004. С. 480. Кат. 27; Сарабьянов В. Д. Собор Рождества Богоматери Антониева мон-ря 1125 г. // Лифшиц Л. И., Сарабьянов В. Д., Царевская Т. Ю. Монументальная живопись Вел. Новгорода: Кон. XI — 1-я четв. XII в. СПб., 2004. Разд. 2 . C. 597-600; Лебедева И. Н. К проблеме взаимоотношения рус. книжной миниатюры и иконописи // Хризограф. М., 2005. Вып. 2. С. 289.

Э. В. Шевченко

Жития святых. Преподобный Герасим Иорданский.

Gerasimus_of_JordanНе каждая история может стать легендой, но те, что становятся, переживают века. И встают перед нами удивительные образы: ослепительные пески, опаленные солнцем монастырские стены, кувшины с водой, брошенные в пальмовой тени… И гордый лев, склонивший свою огромную голову к старцу, который ласково треплет его гриву. Этого старца звали Герасим, жил он в пятом веке нашей эры на берегу Иордана, и весь христианский мир почитает его как святого.

Преподобный родился в Ликии – древней стране, что располагалась когда-то на территории современной Турции, у побережья Средиземного моря. Его семья была зажиточной, но мальчик, получивший при рождении имя Григорий, с ранних лет жаждал не материальных, а духовных благ. Мысль о принятии монашества также пришла к нему рано. Сначала юноша удалился в египетскую пустыню, а позднее отправился на поклонение святым местам в Палестину, где и поселился на берегу Иордана.

К тому моменту подвижник уже давно принял монашество и носил имя Герасим. Как и всякий, кто вступает на путь богоискания, он пережил немало скорбей. Герасим стремился отдаться Богу всем сердцем и разумом, а потому находился в непрерывном духовном напряжении. Пройдя мучительный путь сомнений, испытаний и побед над собой, он основал в пустыне монастырь, который отличала строгость устава.

1-й караванщик:
Знаешь ли ты, что за место мы проезжаем?

2-й караванщик:
Это какой-то монастырь, я слыхал про него. (Со смешком) Говорят, люди там по пять дней сидят взаперти, едят траву да сухой хлеб, молятся и плетут корзины. Не хотел бы я провести здесь хоть день.

1-й караванщик:
Не хотел бы? А зачем, по-твоему, они это делают?

2-й караванщик:
Откуда мне знать… Может, боятся чего-то?

1-й караванщик:
Боятся?.. Поверь, нам и не снились те враги, которых они побеждают каждый миг своей жизни. А ты боишься… смерти?

2-й караванщик :
К чему поминать это здесь?

1-й караванщик:
Даже имя страшно произнести? А они, говорят, побеждают смерть…

Монастырь Герасима действительно требовал от братии непрерывного подвига. Монахи практически не покидали келий, их главными правилами были нищета, нестяжание и самоотвержение. Но те, кто смирялся и с прилежанием нес бремя лишений, открывали в себе неведомую доселе свободу и ясность духа.

Сам Герасим подавал братии пример, даже монахов поражая своей скромностью и подвижничеством. Однажды, когда преподобный уединенно молился в пустыне, к нему подошел хромающий лев. В лапе у животного торчала большая колючка. Нимало не испугавшись, старец вытащил занозу, промыл рану от гноя и ласково потрепал зверя по гриве. С тех пор лев не уходил далеко от монастыря. Даже полностью исцелившись, он приближался к монахам, как ручное животное, охотно брал хлеб из рук и ни разу не бросился на людей или скот. Герасим дал зверю имя Иордан.

Старец настолько доверял льву, что позволял ослу, который носил с реки воду для жителей монастыря, беззаботно пастись неподалеку от зверя. Однажды проходивший мимо с караваном купец увидел оставленного без присмотра осла, решил, что он потерялся в пустыне, и увел с собой. Герасим, не найдя верного водоноса, подумал, что лев изменил своим привычкам и съел его. Хищник стоял, опустив глаза, а старец строго выговаривал ему…

Герасим:
Ах ты, негодник! Неужели ты заел осла? Кто же будет помогать монахам носить воду?

Герасим:
Тебе стыдно! Но благословен Господь, ты не уйдешь отсюда, а будешь делать для обители всё то, что делал осёл.

После этого старец повелел навьючивать на льва бочонки с водой, которые прежде таскал осел. И лев безропотно выполнял эту работу. Через некоторое время купец, который увел осла, возвращался со своим караваном по той же дороге. Увидев монастырского ослика, лев радостно помчался к нему. Перепуганный купец убежал, а лев зубами взял осла под уздцы и отвел к Герасиму, доказав тем самым свою невиновность. Старец много хвалил умного и послушного хищника, а тот, даже освобожденный от своей повинности, продолжал все время приходить к монастырю.

Когда Герасим, прожив многотрудную жизнь, скончался, лев пришел на его могилу и долго лежал на ней, выражая рычанием свою скорбь. Зверь не принимал ни пищу, ни воду и скоро тоже умер. И по сей день на иконах рядом с великим подвижником, святым Герасимом Иорданским, изображается верный лев. Та вера и любовь, что когда-то покорила даже звериное сердце, продолжает согревать и поддерживать верующих во все времена.