Толкование от Матфея

Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Предисловие

Божественные мужи, жившие до закона, учились не из писаний и книг, но, имея чистый ум, просвещались озарением Всесвятого Духа, и таким образом познавали волю Божию из беседы с ними Самого Бога усты ко устом. Таков был Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Иов, Моисей. Но когда люди испортились и сделались недостойными просвещения и научения от Святого Духа, тогда человеколюбивый Бог дал Писание, дабы, хотя при помощи его, помнили волю Божию. Так и Христос сперва Сам лично беседовал с апостолами, и (после) послал им в учителя благодать Святого Духа. Но как Господь предвидел, что впоследствии возникнут ереси и наши нравы испортятся, то Он благоволил, чтоб написаны были Евангелия, дабы мы, научаясь из них истине, не увлеклись еретическою ложью, и чтоб наши нравы не испортились совершенно.

Четыре Евангелия Он дал нам потому, что мы научаемся из них четырем главным добродетелям: мужеству, мудрости, правде и целомудрию: научаемся мужеству, когда Господь говорит: «не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Матф. 10, 28); мудрости, когда говорит: «будьте мудры, как змеи» (Матф. 10, 16); правде, когда учит: «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лук. 6, 31); целомудрию, когда сказывает: «кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем» (Матф. 5, 28). Четыре Евангелия дал Он нам еще и потому, что они содержат предметы четырех родов, именно: догматы и заповеди, угрозы и обетования. Верующим в догматы, но не соблюдающим заповедей, они грозят будущими наказаниями, а хранящим их обещают вечные блага. Евангелие (благовестие) называется так потому, что возвещает нам о предметах благих и радостных для нас, как-то: об отпущении грехов, оправдании, переселении на небеса, усыновлении Богу, наследии вечных благ и освобождении от мучений. Оно также возвещает, что мы получаем эти блага легко, ибо не трудами своими приобретаем их и не за наши добрые дела получаем их, но удостаиваемся их по благодати и человеколюбию Божию.

Евангелистов четыре: из них двое, Матфей и Иоанн, были из числа двенадцати, а другие двое, Марк и Лука, из числа семидесяти. Марк был спутник и ученик Петров, а Лука Павлов. Матфей прежде всех написал Евангелие на еврейском языке для уверовавших евреев, спустя восемь лет по вознесении Христовом. С еврейского же языка на греческий перевел его, как носится слух, Иоанн. Марк, по наставлению Петра, написал Евангелие спустя десять лет по вознесении; Лука по прошествии пятнадцати, а Иоанн по прошествии тридцати двух лет. Говорят, что ему, по смерти прежних Евангелистов, представлены были, по его требованию, Евангелия, дабы рассмотреть их и сказать, правильно ли они написаны, и Иоанн, так как он получил большую благодать истины, дополнил, что в них было опущено, и о том, о чем они сказали кратко, написал в своем Евангелии пространнее. Имя Богослова получил он потому, что другие Евангелисты не упомянули о предвечном бытии Бога Слова, а он богодухновенно сказал о том, дабы не подумали, что Слово Божие есть просто человек, то есть, не Бог. Матфей говорит о жизни Христовой только по плоти: ибо он писал для евреев, для которых довольно было знать, что Христос родился от Авраама и Давида. Ибо уверовавший из евреев успокаивается, если его удостоверят, что Христос от Давида.

Ты говоришь: «Ужели не довольно было и одного Евангелиста?» Конечно, довольно было и одного, но чтоб истина обнаружилась яснее, дозволено написать четырем. Ибо когда видишь, что эти четверо не сходились и не сидели в одном месте, а находились в разных местах, и между тем написали об одном и том же так, как бы то было сказано одними устами, то как не подивишься истине Евангелия, и не скажешь, что Евангелисты говорили по внушению Святого Духа!

Не говори мне, что они не во всем согласны. Ибо посмотри, в чем они несогласны. Сказал ли кто-нибудь из них, что Христос родился, а другой: «не родился»? Или сказал ли кто из них, что Христос воскрес, а другой: «не воскрес»? Нет, нет! В необходимом и важнейшем они согласны. А ежели они в главном не разногласят, то чему дивиться, что они по-видимому разногласят в неважном; ибо из того, что они не во всем согласны, наиболее видна их истинность. Иначе о них подумали бы, что они писали, сошедшись вместе, или сговорившись друг с другом. Теперь же кажется, что они несогласны, потому, что то, что один из них опустил, написал другой. И это в самом деле так. Приступим к самому Евангелию.

Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Введение

О личности писателя нашего первого Евангелия не известно почти ничего достоверного, кроме того, что сообщается о нем в самих Евангелиях. Он был первоначально мытарем, или сборщиком податей, и назывался Левий и Матфей (последнее – donum Dei, то же, что греческое Θεόδωρος, русское – Феодор). С вероятностью можно установить, что до разрушения Иерусалима римлянами Матфей занимался распространением христианства в Палестине среди иудеев и по их просьбе написал для них свое Евангелие. Сведения о Матфее, сообщаемые некоторыми позднейшими историками (Руфином, Сократом, Никифором Каллистом) о внепалестинской деятельности Матфея крайне скудны и притом отчасти противоречивы, так что на них нельзя вполне полагаться. Согласно этим известиям Матфей проповедовал христианство преимущественно в Эфиопии, Македонии и в азиатских странах и умер мученической смертью или в Иераполе, что во Фригии, или в Персии. Но другие говорят, что он умер естественной смертью или в Эфиопии, или в Македонии.

О поводе к написанию Евангелия от Матфея ничего не известно, и о нем можно только предполагать. Если Матфей действительно проповедовал первоначально свое Евангелие своим соотечественникам, то, при удалении апостола в другие, языческие страны, палестинские иудеи могли обратиться к нему с просьбой письменно изложить для них сведения о жизни Христа, что апостолом и было исполнено. К сожалению, это, по-видимому, все, что можно сказать о данном предмете. Что касается цели написания Евангелия, то и она может быть определена только предположительно, на основании его внутреннего содержания. Эта цель, конечно, прежде всего заключалась в изложении сведений об исторической личности Христа. Но если Матфей проповедовал первоначально среди палестинских иудеев, то было вполне естественно, что, излагая сведения о личности и деятельности Христа в своем Евангелии, он имел в виду и некоторые особенные цели, отвечавшие желанию и настроению палестинских христиан. Последние могли признавать Мессией только лицо, бывшее предметом чаяний ветхозаветных пророков и исполнением древних пророческих предсказаний. Этой цели и удовлетворяет Евангелие от Матфея, где мы встречаемся с рядом ветхозаветных цитат, весьма искусно и в то же время естественно и без малейших натяжек примененных евангелистом к Личности, Которую сам он, несомненно, признавал посланным от Бога Мессией.

По времени своего написания – это самое раннее из всех четырех Евангелий, написано вскоре по вознесении Иисуса Христа, во всяком случае до разрушения Иерусалима.

План Евангелия от Матфея естественен и определяется тем материалом или теми сведениями о Христе, какими обладал евангелист. Он ясно и кратко излагает земную жизнь Христа, начиная от Его рождения и кончая Его смертью и Воскресением. При выполнении такого плана мы не встречаем никакого искусственного группирования материала, хотя и нужно сказать, что, вследствие желания соблюсти краткость, мы в Евангелии встречаемся с многочисленными пропусками и, с другой стороны, находим, что многие события, совершившиеся на более или менее длинном промежутке времени, соединены между собой большей частью только внешней связью. Но это нисколько не мешает ни цельности рассказа, ни общей его последовательности. Приходится положительно удивляться, каким образом на протяжении всего лишь нескольких страниц Евангелия с таким искусством, так просто и естественно сосредоточен, можно сказать, неисчерпаемый по богатству своего содержания материал.

Что касается общего содержания Евангелия, то мы встречаемся здесь с весьма разнообразными делениями. Общее содержание Евангелия от Матфея можно разделить на четыре главные части:

1) Первоначальная история земной жизни Христа до начала Его общественного служения (Мф. 1– 4:11).

2) Деятельность в Галилее – период все более и более возраставшей славы Христа как Учителя и Чудотворца, окончившийся высшим Его земным прославлением на горе преображения (Мф. 4– 17:8).

3) Промежуточный период служения Христа в Галилее и смежных с ней местностях, который служит связью между Его прославлением и страданиями в Иерусалиме (Мф. 17– 20:34).

4) Последние дни земной жизни Христа, Его страдания, смерть и Воскресение (Мф. 21– 28:20).

Литература

Ориген (186–254 гг.). «Толкование Евангелия по Матфею» (Migne, PG.13).

Иларий Пиктавийский (ок. 320–368 гг.). «Толкование на Евангелие Матфея». (Migne, PL.9).

Иоанн Златоуст (347–407 гг.). «Толкование на святого Евангелиста Матфея» (Migne, PG.57–58).

Евсевий Иероним (340–420 гг.). «Толкование на Евангелие Матфея» (Migne, PL.26).

Григорий Нисский (370 – † после 394 г.). «О молитве Господней» (Migne, PG.44). «О блаженствах» (ib.).

!Августин, епископ Иппонский (354–430 гг.). «О согласии евангелистов» (Migne, PL.34). «О нагорной проповеди» (ib.).

Пасхазий Радберт, католический богослов (IX в.). «Толкование на Евангелие Матфея» (Migne, PL.120).

Раббан Мавр (IX в.). «Восемь книг толкований на Матфея» (Migne, PL.117).

!Феофилакт, архиепископ Болгарский (†ок. 1107 г.). «Толкование на Евангелие Матфея» (Migne, PG.123).

Евфимий Зигавин (†1119 или 1120 г.). «Толкование на Евангелие Матфея» (Migne, PG.129).

День памяти: 31 декабря (серб., греч., ПЦА, РПЦЗ), в Соборе Эвбейских святых (греч.)

Общие предварительные сведения

Феофилакт Болгарский почитается Церковью как выдающийся богослов, церковный писатель. Широкому кругу людей он известен как толкователь Священного Писания Нового Завета.

О дне и даже годе рождения Феофилакта Болгарского мы не можем сказать с достоверной определенностью. По разным свидетельствам и оценкам, весьма приблизительным, его дата рождения определяется периодом с 1050 по 1060 год. Родился будущий епископ Феофилакт на острове Эвбея, вероятно, в городе Халкисе. Из дошедших до нас исторических сведений известно, что он имел фамилию Ифест.

По всей видимости он ещё в юности получил хорошее образование. Обучался в Константинополе, величайшем культурном, политическом и образовательном центре страны. Считается, что одним из учителей, сильно повлиявшим на формирование мировоззрения Феофилакта как богослова, был известный мыслитель, Михаил Пселл.

Диаконское служение

По завершении обучения, Феофилакт остался в столице. Здесь его возвели в сан диакона, здесь он служил в храме Святой Софии.

В тот период он носил звание ритора Великой Церкви. Какое-то время служил в школе при Патриаршей кафедре. Одной из его центральных обязанностей было преподавать риторику, толковать тексты Священного Писания, составлять поучения во славу Божию, на благо верующих.

Дарования Феофилакта, преданность идеалам христианской веры, ревность сделали его известным при дворе императора Михаила VII. Сын Михаила VII и Марии Аланской, царевич Константин Дука, потенциально возможный наследник престола, был воспитанником Феофилакта.

Мария Аланская оказывала Феофилакту благочестивое покровительство. По ее просьбам последним было составлено несколько богословских произведений.

Через какое-то время Феофилакт удалился в Охрид. Полагают, что причина переселения могла быть связана с опалой, которой подверглась семья умершего Михаила (наследником престола был объявлен сын императора Алексея Комнина — Иоанн).

Архиерейское служение. Начало пути

Дата возведения Феофилакта на архиепископскую Болгарскую кафедру покрыта забвением. По одним сведениям, это произошло в период 1089 — 1090 годов; по другим, на несколько лет раньше.

Известно, что начало деятельности Феофилакта на новом месте служения сопровождалось многочисленными трудностями. Когда он ещё только въезжал в Охрид, горожане встретили его криками. Однако это не были крики всеобщей народной радости, ликования и дружественного восторга. Напротив, жители города выражали ему недоверие, насмехались и протестовали.

Такой необычный приём был связан не с личными качествами архиерея, а с воспоминанием встречавших о былой независимости и самостоятельности Болгарской Церкви. В новом архиепископе Феофилакте жители видели чужака, назначенца со стороны.

Всё это не могло не отразиться на внутреннем настроении нового архипастыря, не могло не поставить его перед столь же необходимым, сколь и трудным вопросом: как управлять паствой, которая изначально настроена на вражду к своему архиепископу?

Борьба с трудностями. Истинный пастырь Христов

Первое время Феофилакт тосковал по столице, однако при этом хорошо понимал смысл своего епископского призвания и предназначения, и, уповая на Бога, стремился избегать пагубного чувства уныния и отчаяния.

Большую опасность для вверенной ему паствы представляли широко распространённые еретические и раскольнические течения, раздиравшие общность верующих изнутри. Данной напасти он противопоставил молитву и проповедь, организацию приходской жизни.

На эту проблему накладывались другие, в частности, притеснения, связанные с действием светских властей и набегами внешних врагов, чинивших насилие, расхищавших имущество, осквернявших и поджигавших христианские храмы.

Блаженный отец старался преодолеть сложившийся кризис. Проявляя ревность, мудрость, терпение, лидерские способности он всё же сумел наладить доверительные отношения с паствой и взять ситуацию под неусыпный пастырский контроль.

Понимая, что стадо Христово нуждается не в пастырях вообще, а в добродетельных и ответственных священнослужителях, большое внимание он уделял выбору кандидатов в священники и епископы.

Однажды местный правитель решился просить его возвести в епископское достоинство одного из своих фаворитов. При этом он обещал отблагодарить блаженного отца. Святитель же ответил, что если бы тот человек был достойным, то не его, Феофилакта, следовало бы благодарить, но он сам, Феофилакт, должен был бы быть благодарным правителю за рекомендацию и совет; но коль скоро того человека не знают как праведника ни в местной Церкви, ни в Константинополе, то как можно возводить его во епископа?

Немало сил отнимала у него и борьба за церковное имущество. Учитывая, отдаленность тамошней Церкви от столицы, местные сборщики податей стремились взять со служителей Церкви гораздо больше, чем того требовало законодательство. В этой связи он получал множество тревожных сигналов от священнослужителей.

Противодействие Феофилакта желанию обогащения сборщиков за счёт нивы Божьей, воспламенило их гнев против него лично. Движимые жаждой наживы и не только, нечестивцы стали распространять о нём слухи в Константинополе, будто он, в целях собственного обогащения, препятствует политике властей.

В самой Болгарии действующий при их поддержке Лазарь, церковнослужитель, распрострянял о святом ложные слухи, желая настроить против него в первую очередь тех, кого он (Феофилакт) наказал или за ереси, или за неблаговидное поведение, а во вторую — народные массы.

Помощью Божьей блаженный Феофилакт преодолевал все эти трудности, а его доброе делание приносило добрые плоды. В сознании искренне верующих он оставался ответственным и деятельным архипастырем, заботливым отцом.

Много раз он лично ездил в Константинополь, чтобы ходатайствовать о своей пастве. Среди его знакомых были и влиятельные люди, помогавшие Болгарским храмам и обителям.

После того, как покровительствовавшая ему прежде Мария отстранилась от дел и предалась подвижничеству, он продолжал с ней общаться как с другом и как с сестрой во Христе.

Когда именно случилась кончина блаженного Феофилакта, нам неизвестно. Некоторые из его сочинений, дошедших до нашего времени, датируются первой четвертью XII века.

Согласно сведениям, содержащимся в ряде сербских исторических источников, под конец земной жизни он переселился в Солунь, где и встретил свою земную кончину.

По грандиозности концепции и силе, с которой масса материала подчинена великим идеям, ни одно Писание Нового или Ветхого Заветов, имеющее отношение к исторической тематике, не может быть сравнимо с Евангелием от Матфея.

Теодор Зан

Введение

I. ОСОБОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В КАНОНЕ

Евангелие от Матфея является отличным мостом между Ветхим и Новым Заветами. С первых же слов мы возвращаемся к праотцу ветхозаветного народа Божьего Аврааму и к первому великому царю Израиля Давиду. По своей эмоциональности, сильному еврейскому колориту, множеству цитат из еврейских Писаний и положению во главе всех книг НЗ Ев. от Матфея представляет собой логическое место, с которого начинает свой путь христианская весть для мира.

II. АВТОРСТВО

Что Матфей-мытарь, называемый еще Левием, написал первое Евангелие, является древним и всеобщим мнением.

Так как он не был постоянным членом апостольской группы, выглядело бы странным, если бы ему приписали первое Евангелие, тогда как он не имел к нему никакого отношения.

Кроме древнего документа, известного под названием «Дидахэ» («Учение двенадцати апостолов»), Юстин Мученик, Дионисий Коринфский, Феофил Антиохийский и Афенагор Афинянин расценивают Евангелие как достоверное. Евсевий, церковный историк, цитирует Папия, который утверждал, что «Матфей написал «Логику» на еврейском языке, и каждый толкует ее, как может». Ириней, Пантейн и Ориген в основном согласны с этим. Широко распространено мнение, что «еврейский» — это диалект арамейского, которым пользовались евреи во времена нашего Господа, так как это слово встречается в НЗ. Но что такое «логика»? Обычно это греческое слово означает «откровения», т.к. в ВЗ имеются откровения Божьи. В высказывании Папия оно не может носить такой смысл. Есть три основные точки зрения на его утверждение: (1) оно относится к Евангелию от Матфея как таковому. То есть Матфей написал арамейский вариант своего Евангелия специально для того, чтобы приобрести евреев для Христа и наставить христиан евреев, и только позднее появился греческий вариант; (2) оно относится только к высказываниям Иисуса, которые позднее были перенесены в его Евангелие; (3) оно относится к «свидетельствам», т.е. цитатам ветхозаветных Писаний, чтобы показать, что Иисус — Мессия. Первое и второе мнения более вероятны.

Греческий язык Матфея не читается как явный перевод; но такое широко распространенное предание (при отсутствии ранних разногласий) должно иметь фактическое обоснование. Предание говорит, что Матфей пятнадцать лет проповедовал в Палестине, а потом отправился евангелизировать чужие страны. Возможно, что около 45 г. н.э. он оставил евреям, принявшим Иисуса как своего Мессию, первый набросок своего Евангелия (или просто лекции о Христе) на арамейском, а позднее сделал греческий окончательный вариант для всеобщего пользования. Так же поступил Иосиф, современник Матфея. Этот еврейский историк сделал первый набросок своей «Иудейской войны» на арамейском, а потом окончательно оформил книгу на греческом.

Внутренние свидетельства первого Евангелия очень подходят благочестивому еврею, который любил ВЗ и был одаренным писателем и редактором. Как гражданский служащий Рима, Матфей должен был отлично знать оба языка: своего народа (арамейский) и тех, кто стоял у власти. (Римляне пользовались на Востоке греческим, а не латинским.) Подробности, касающиеся цифр, притчи, в которых речь идет о деньгах, финансовые термины, а также выразительный правильный стиль — все это как нельзя лучше сочеталось с его профессией сборщика налогов. Высокообразованный, неконсервативный ученый воспринимает Матфея как автора этого Евангелия отчасти и под влиянием его убедительных внутренних свидетельств.

Несмотря на такие универсальные внешние и соответствующие внутренние свидетельства, большинство ученых отвергают традиционное мнение, что эту книгу написал мытарь Матфей. Они обосновывают это двумя причинами.

Первая: если считать, что Ев. от Марка было первым письменным Евангелием (о котором во многих кругах сегодня говорят как о «евангельской истине»), то для чего апостолу и очевидцу было использовать так много материала Марка? (93% Ев. от Марка есть также и в других Евангелиях.) В ответ на этот вопрос прежде всего скажем: не доказано, что Ев. от Марка было написано первым. Древние свидетельства говорят, что первым было Ев. от Матфея, и так как первые христиане почти все были евреями, то в этом кроется большой смысл. Но даже если мы согласимся с так называемым «Марковским большинством» (и многие консерваторы это делают), Матфей мог бы признать, что труд Марка большей частью создан под влиянием энергичного Симона Петра, соапостола Матфея, как утверждают ранние церковные предания (см. «Введение» к Ев. от Марка).

Второй аргумент против того, что книга была написана Матфеем (или другим очевидцем), — это отсутствие ярких деталей. У Марка, которого никто не считает свидетелем служения Христа, имеются колоритные подробности, из которых можно предположить, что он сам присутствовал при этом. Как мог очевидец писать так сухо? Наверное, сами особенности характера мытаря очень хорошо объясняют это. Чтобы дать больше места речам нашего Господа, Левий должен был отвести меньше места ненужным деталям. Так бы случилось и с Марком, если бы он писал первым, а Матфей видел черты, присущие непосредственно Петру.

III. ВРЕМЯ НАПИСАНИЯ

Если широко распространенное мнение о том, что Матфей прежде написал арамейский вариант Евангелия (или, по крайней мере, высказывания Иисуса) является верным, то дата написания — 45 г. н. э., пятнадцать лет спустя после вознесения, вполне совпадает с древними преданиями. Свое более полное, каноническое Евангелие на греческом языке он, вероятно, закончил в 50-55 г., а может быть, и позже.

Мнение о том, что Евангелие должно быть написано после разрушения Иерусалима (70 г. н. э.), имеет в своем основании, скорее, неверие в способность Христа детально предсказывать будущие события и другие рационалистические теории, игнорирующие или отвергающие богодухновенность.

IV. ЦЕЛЬ НАПИСАНИЯ И ТЕМА

Матфей был молодым человеком, когда его призвал Иисус. Еврей по происхождению и мытарь по профессии, он оставил все ради того, чтобы последовать за Христом. Одним из многих вознаграждений для него было то, что он вошел в число двенадцати апостолов. Другим — избрание его быть автором произведения, которое мы знаем как первое Евангелие. Обычно считают, что Матфей и Левий — это одно лицо (Мк. 2,14; Лк. 5,27).

В своем Евангелии Матфей задается целью показать, что Иисус — долгожданный Мессия Израиля, единственный законный претендент на трон Давида.

Книга не претендует на то, чтобы быть полным повествованием о жизни Христа. Она начинается с Его генеалогии и детских лет, потом повествование переходит к началу Его публичного служения, когда Ему было около тридцати лет. Под водительством Святого Духа Матфей выбирает такие аспекты из жизни и служения Спасителя, которые свидетельствуют о Нем как о Помазаннике Божьем (что и означает слово «Мессия», или «Христос»). Книга ведет нас к кульминации событий: страданиям, смерти, воскресению и вознесению Господа Иисуса.

И в этой кульминации, конечно же, заложена основа спасения человека.

Поэтому книга называется «Благовествование» — не столько потому, что она прокладывает грешникам путь к получению спасения, сколько потому, что описывает жертвенное служение Христа, благодаря которому это спасение стало возможным.

«Библейские комментарии для христиан» ставят перед собой цель быть не исчерпывающими или технически совершенными, но, скорее, вызвать желание лично размышлять над Словом и изучать его. И более всего они нацелены на то, чтобы в сердце читателя возникло сильное желание возвращения Царя.

«И даже я, горя все больше сердцем,
И даже я, питая сладкую надежду,
Вздыхаю тяжко, мой Христос,
О часе том, когда вернешься Ты,
Теряя мужество при виде
Пылающих шагов Твоих грядущих».

Ф. У. Г. Майер («Святой Павел»)

План

Родословие и рождение Мессии-Царя (гл. 1)

Ранние годы Мессии-Царя (гл. 2)

Подготовка к мессианскому служению и его начало (гл. 3-4)

Устройство царства (гл. 5-7)

Чудеса благодати и силы, сотворенные Мессией, и разная реакция на них (8,1 — 9,34)

Апостолы Мессии посланы дальше в Израиль (9,35 — 10,42)

Растущая оппозиция и отвержение Мессии (гл. 11-12)

Отверженный Израилем Царь провозглашает новую, промежуточную форму Царства (гл. 13)

Неутомимая благодать Мессии встречает возрастающую враждебность (14,1 — 16,12)

Царь подготавливает Своих учеников (16,13 — 17,27)

Царь дает наставление Своим ученикам (гл. 18-20)

Представление и отвержение Царя (гл. 21-23)

Речь Царя на горе елеонской (гл. 24-25)

Страдания и смерть Царя (гл. 26-27)

Триумф Царя (гл. 28)

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter