Трансцендентное

УДК 101.1 Кант

Бурханов Рафаэль Айратович

доктор философских наук, профессор, профессор кафедры социально-гуманитарных наук и туризма Нижневартовского государственного университета

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ, ИММАНЕНТНОЕ И ТРАНСЦЕНДЕНТНОЕ В ФИЛОСОФИИ ИММАНУИЛА КАНТА

Аннотация:

Статья посвящена анализу фундаментальных концептов «трансцендентальное», «имманентное» и «трансцендентное» в философии Иммануила Канта. Автор выявляет и обосновывает их связь с понятиями «вещь в себе» и «явление», «ноумен» и «феномен», «априорное» и «апостериорное», «трансценденция» и «трансцендирование».

Ключевые слова:

критицизм, вещь в себе, явление, ноумен, феномен, априорное, апостериорное, трансцендентальное, имманентное, трансцендентное, транс-ценденция, трансцендирование.

Burkhanov Rafael Ayratovich

D.Phil. in Philosophy, Professor, Social Sciences, Humanities and Tourism Department, Nizhnevartovsk State University

THE TRANSCENDENTAL, THE IMMANENT AND THE TRANSCENDENT IN THE PHILOSOPHY OF IMMANUEL KANT

В ряде научных статей и монографий, учебников и учебных пособий, опубликованных в России, встречаются искаженные и даже неверные представления о ключевых концептах философии Иммануила Канта (1724-1804). В частности, их авторы иногда смешивают понятия «вещь в себе» и «ноумен», «явление» и «феномен», «трансцендентальное», «имманентное» и «трансцендентное». В некоторых работах до сих пор можно найти нелепые высказывания о том, что в системе критицизма «явления» суть «феномены», «вещи в себе» суть «ноумены», а «трансцендентальное внутренне присуще сознанию», т. е. имманентно , что в значительной степени упрощает проблематику учения Канта.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В его теоретической и практической философии смыслы понятий «вещь в себе» и «явление», «ноумен» и «феномен», «априорное» и «апостериорное», «трансценденция» и «трансцен-дирование» в полной мере могут быть раскрыты только через анализ значений фундаментальных концептов «трансцендентальное», «имманентное» и «трансцендентное» .

Понятие «вещь в себе» (нем. Ding an sich, Ding an sich selbst; англ. thing in itself; фр. chose en soi) в истории мысли обозначает вещи, существующие «сами по себе», независимо от наших ощущений, восприятий и представлений.

У Канта этот термин имеет много смыслов. Во-первых, понятие «вещь сама по себе» предполагает бытие внешнего возбудителя ощущений и служит как бы иероглифом, символом той части всеобщего и универсального объекта, которая недоступна для познания и практики людей в определенный период общественно-исторического развития. В качестве материальных объектов вещи сами по себе воздействуют на нашу чувственность, способствуя появлению в ней различных модификаций, хотя процесса отражения при этом не происходит. Философ подчеркивает, что, не будучи явлением, вещь в себе составляет причину явления .

Кант выделяет две стороны объекта познания и практики: ту, которая освоена и организована людьми, и ту, которая действует на человека, аффицируя его чувственность, но о которой ничего определенного сказать нельзя. Первую часть объекта немецкий мыслитель называет «вещью для нас», или «природой», а вторую — «вещью самой по себе», воздействие которой опосредовано «природой». В признании такого внешнего источника наших ощущений его позиция сближается с материализмом. Однако значения этого понятия вовсе не исчерпываются данным определением, так как вещи в себе не сводятся только к материальным предметам.

Во-вторых, вещь в себе — это всякий в принципе непостижимый и непознаваемый предмет, выходящий за пределы возможного опыта. Человек не способен познавать вещи в себе, поскольку понятие «в себе» ничего не обозначает, кроме того, что люди своими действиями пола-

гают границы некой неведомой им реальности. Мы можем лишь допустить, что вещи в себе «существуют», но не можем сказать о них ничего положительного. «…Предметы сами по себе отнюдь не известны нам, — отмечает Кант, — вещь в себе. вовсе не познается и не может быть познана.» . Знание о них по содержанию отрицательно и, строго говоря, не является достоверным знанием. О вещах в себе в сознании мы не имеем ничего, кроме ноуменов -интеллигибельных, т. е. абстрактно умопостигаемых, объектов. Активность познания направлена не на вещи в себе, а на ощущения чувственности и категориальные схемы рассудка.

В-третьих, понятие «вещь в себе» обозначает трансцендентные духовные объекты, которые «находятся» за пределами сферы опыта и трансцендентальных принципов разума. Оно указывает на ту область бытия, которая характеризуется не только как непознаваемая, но и как внеприродная и сверхприродная. В этом смысле к области вещей в себе относится то, что «выходит» за пределы познания и практики субъекта. По Канту, это прежде всего трансцендентные для теоретического разума свобода воли, бессмертие души и бытие Бога . Человек также является вещью в себе, поскольку находит внутри себя основания для познания и практики.

В-четвертых, понятие «вещь в себе» указывает на область трансцендентных идеалов -недостижимых во всей полноте целей и ценностных устремлений субъектов (например, совершенное правовое государство и совершенное моральное общественное устройство). Характеризуя эти идеалы, Кант пишет: «.То, что может быть представлено только чистым разумом, что должно быть причислено к идеям, адекватно которым не может быть дан в опыте ни один предмет, — .это вещь в себе» .

В результате кенигсбергский мыслитель находит, с одной стороны, реальный способ связи человека и природы, где природа формируется человеком, а с другой — потенциальный, но не менее значимый способ, связывающий человека и природу с вещами в себе как единой средой их бытия. «Природа, как она сама по себе может быть, является непознаваемой, — пишет немецкий исследователь Г. Бёме. — Вещь в себе оказывается символом противоречия. <.> На этом фоне становится понятным тревожащий нас вопрос. существуют ли вообще вещи?» .

Противопоставление вещей в себе и явлений — основная онтологическая и гносеологическая предпосылка философии Канта. Поэтому корректнее говорить не о том, что вещи в себе непознаваемы, а о том, что такие «вещи» в принципе не могут быть объектами теоретического, научного познания. В практическом же отношении вещи в себе в определенных аспектах (в частности, как идеалы совершенного правового и морального устройства общества) вполне могут быть объектами познания людей, но не научного, а метафизического. Понятия разума, которые выступают предметом исследования метафизики, представляют собой трансцендентальные идеи, превышающие возможности опыта, а не эмпирически обоснованные теоретические концепты .

Согласно критической философии, мир явлений обладает определенной совокупностью свойств. Во-первых, к сфере явлений относятся пространство и время — чувственные и одновременно «чистые» априорные созерцания, не имеющие ничего общего с вещами в себе. Во-вторых, явления суть предметы чувственности людей. Это антропологическая реальность, имманентная познавательной и практической деятельности человека. В-третьих, содержание явлений складывается из воздействий вещей в себе на чувственность людей, хотя это не объективная сущность, а субъективное представление. В-четвертых, явления суть результаты осуществляемого рассудком синтеза категорий. В этом значении явления выступают как феномены, поскольку мыслятся в единстве категорий . Теоретическое мышление, подчеркивал немецкий мыслитель, может привести нас к постижению явлений, а не вещей в себе .

Другими важнейшими категориями в учении Канта являются понятия «ноумен» (от греч. уои^еуоу — ‘постигаемое’) и «феномен» (от греч. фамо^еуоу — ‘являющееся’). Эти термины обозначают умозрительно постигаемые и чувственно воспринимаемые предметы. Ноумены относятся к мыслям людей, а не к объективной реальности самой по себе .

Во-первых, понятие «ноумен» не имеет отношения к ощущениям и восприятиям наших органов чувств и служит для обозначения вещей в себе. Во-вторых, это специфическое «демаркационное» понятие, которое указывает на возможные пределы познания, ограниченного сферой явлений; оно призвано определить то «место», которое нельзя «заполнить» с помощью опыта и «чистого» рассудка. В-третьих, ноумены — это умопостигаемые сущности, т. е. предметы интеллектуального, а не чувственного созерцания. Кант подчеркивает, что данное понятие всего лишь обозначает границу опыта, поскольку вещи сами по себе «находятся» за границей той реальности, с которой люди вообще имеют дело.

В теоретической философии трансцендентализма ноумены — это умозрительные идеи, которым не соответствуют никакие онтологические объекты (так называемые «негативные ноумены»). В практической же философии ноуменам присуще иное интеллектуальное созерцание, например нравственное и правовое (так называемые «позитивные ноумены»).

В противоположность ноуменам феномены представляют собой то, с чем разум имеет дело в эмпирическом, чувственном познании. К ним относятся, во-первых, явления, которые люди воспринимают в опыте; во-вторых, объекты чувственного созерцания; в-третьих, сами чувственные созерцания, которые упорядочиваются категориями рассудка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако явления и феномены — вовсе не одно и то же. Феномен как «себя-в-себе-самом-показывание означает особый род встречи чего-то», нечто, возникающее на границе явления и вещи в себе. Явление, напротив, указывает на «сущую в самом сущем отсылающую связь» , порождаемую трансцендентальными принципами познания и воления. По Канту, феномен есть кажимость, но не вещи в себе, а субстанциального целого, которое он именует «трансцендентальный субъект», явление же представляет собой его «ткань», «тело», структуру. Феномены и ноумены противостоят друг другу как чувственно воспринимаемый (сенсибельный) и умопостигаемый (интеллигибельный) миры .

Тем самым философ противопоставляет априорный (от лат. a priori — ‘из предшествующего’), т. е. доопытный, и апостериорный (от лат. a posteriori — ‘из последующего’), т. е. опытный, виды познания. Применение апостериорного заключается только в границах опыта, априорное познание, напротив, независимо от опыта и наших органов чувств .

«Чистыми» априорными, т. е. независимыми от всякого опыта, являются: во-первых, формы чувственного созерцания (пространство и время); во-вторых, категории рассудка, синтезирующие чувственные созерцания; в-третьих, принципы и методы, применяя которые можно установить условия и предпосылки познания, т. е. правила, на основе которых возможен опыт (например, «трансцендентальный метод»). Следует признать априорные основания не только в интеллекте, утверждает Кант, но также в чувственности и опирающемся на ней опыте.

В свою очередь, апостериорными называются: во-первых, эмпирические восприятия, упорядоченные формами чувственного созерцания; во-вторых, продукты категориального синтеза рассудка; в-третьих, всякое знание, возможное посредством опыта. В процессе познания, считал философ, априорная форма наполняется апостериорным содержанием, придавая научному знанию характер всеобщности и необходимости. Мышление в принципе не может выйти за границы возможного опыта, поэтому сверхопытное знание невозможно, а любые претензии на познание сверхчувственного научно несостоятельны.

Но хотя теоретическое знание не выходит за сферу опыта, оно несводимо к эмпирическим знаниям, послужившим его основой. Априорные принципы познания не заключают в себе никакого знания, они — субъективные формы синтеза чувственного созерцания и мышления. Априорное выступает только формальным условием опытного познания, не отвлеченным от опыта, а лишь конституирующим понятие опыта. Эти формы мышления Кант называет «трансцендентальными», противопоставляя трансцендентальное как имманентному, так и трансцендентному.

Трансцендентальное (от лат. transcendens — ‘перешагивающий, выходящий за пределы’) -это такое априорное, доопытное, которое упорядочивает чувственные, эмпирические данные, делая возможным человеческий опыт и познание в целом. Именно в применении «трансцендентального принципа» выражается активный, творческий характер познания человека как представителя рода homo sapiens. Через этот принцип «a priori представляется всеобщее условие, единственно при котором вещи могут стать объектами нашего познания вообще» . В ходе мышления вещи сообразуются с сознанием, отмечает философ, а не сознание с вещами.

В критической философии понятие «трансцендентальное» обозначает: во-первых, всякие приемы и методы, имеющие целью априорно выявить условия и предпосылки познания; во-вторых, вопросы об отношениях представлений и предметов, обладающих абсолютной реальностью (например, немецкий мыслитель противопоставляет трансцендентальную идеальность и эмпирическую реальность пространства и времени); в-третьих, некоторые условия познания, которые выявляются посредством так называемого «трансцендентального метода» (в частности, единство самосознания, без которого принципиально невозможен познавательный процесс, основоположник критицизма называет «трансцендентальной апперцепцией», а «чистые» априорные формы познания, определяющие содержание знаний отдельных эмпирических субъектов, -«трансцендентальным субъектом»).

Всякое трансцендентальное априорно, но не всякое априорное трансцендентально, считает Кант. Несмотря на свою независимость от эмпирического опыта, трансцендентальное имеет силу лишь в нем, т. е. апостериори. Тем самым трансцендентальное, как и вообще априорное, не представляет собой явления или вещи в себе .

В свою очередь, имманентное (от лат. immanentis — ‘пребывающий в чем-либо, свойственный чему-либо’) означает эмпирическое, опытное, обусловленное нашими чувственными восприятиями; именно в нем находят применение трансцендентальные принципы познания и воления. В системе трансцендентализма это понятие обозначает: во-первых, явления как субъективные

представления; во-вторых, сферу нашего опыта; в-третьих, предметы человеческой чувственности; в-четвертых, результаты синтеза категорий рассудка; в-пятых, такие понятия разума, которые опираются на опыт; в-шестых, методы, которые определяются предметом исследования. Имманентное, подчеркивал философ, — это совокупность конкретных опытов людей, которая в трансцендентально-диалектической взаимосвязи образует способное безгранично расширяться «поле» познания и практики.

Тем самым имманентное противопоставляется как трансцендентному, так и трансцендентальному. Трансцендентное — это сверхопытное, потустороннее, выходящее за пределы опыта и его возможностей. Кант полагал, что «существует… недоступная всей нашей познавательной способности… сфера сверхчувственного, в которой мы. не можем иметь. области теоретического познания ни для понятий рассудка, ни для понятий разума» .

Понятие «трансцендентное» (от лат. transcendere — ‘выходить за границу’) указывает: во-первых, на вещи в себе как материальные объекты, которые аффицируют человеческую чувственность, хотя при этом не происходит процесса отражения; во-вторых, на всякие в принципе непостижимые предметы, символы непознанной части всеобщего объекта познания и практики; в-третьих, на границу нашего опыта; в-четвертых, на духовные объекты, «находящиеся» за пределами опыта и самих трансцендентальных принципов разума (например, Бог, бессмертие и свобода); в-пятых, на сферу идеалов разума как полностью недостижимых целей и ценностей субъектов (в частности, совершенное правовое государство и моральное общественное устройство); в-шестых, на понятия разума, употребление которых выходит за сферу опыта и, следовательно, сверхчувственно (так, космологические идеи «чистого» разума кенигсбергский мыслитель именует «трансцендентными понятиями природы»); в-седьмых, на методы, применение которых направлено за пределы опыта .

Поэтому трансцендентное — не особая онтологическая «реальность», куда можно «войти» и откуда можно «выйти» по своему усмотрению. Трансцендентное мы полагаем сами как результат и границу наших действий. Имманентным для нас выступает то, что содержится в сфере познания и практики; то, что «находится» за этой сферой, — трансцендентно. Но трансцендентное не есть и ничто, поскольку без такой границы имманентное не являлось бы самозамкнутым. Трансцендентное всегда «находится» за сферой чувственности и любых возможных представлений и теоретических построений человека, за сферой социума и культуры. Можно лишь умозрительно зафиксировать предполагаемое бытие трансцендентного в особых понятиях, которые не будут иметь под собой опытной, эмпирической основы.

Следовательно, в системе Канта трансцендентное имеет не онтологический статус реально существующих вещей, а гносеологический статус понятий теоретического и практического разума. «Трансцендентными» философ именует понятия разума, которые имеют сверхчувственное применение, выходят за рамки возможного опыта. «Основоположения, применение которых целиком остается в пределах возможного опыта, — пишет он, — мы будем называть имманентными, а. основоположения, которые должны выходить за эти пределы. трансцендентными» .

Кант выявляет два вида взаимосвязи мира и человека. Первый вид — это трансценденция, исходящая из мира вещей в себе в мир человека, которая оказывает влияние на его чувственность и мир явлений в целом. «Трансценденция предстает нам тогда, когда мир познается нами уже не как. само по себе сущее. а когда он постигается как переход.» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Второй вид связи — это трансценденция как проявление в мир вещей в себе субъективности человека, его самобытия. Такая трансценденция представляет собой трансцендирование, т. е. «выхождение за пределы самого себя, переход через границы своей собственной области бытия» , расширение и усложнение мира людей посредством их собственных усилий — актов познания и практики. Через трансцендирование мир вещей в себе превращается в мир вещей для нас, в теоретически и практически имманентную человеку реальность. Трансцендирование, по Канту, выступает как родовое свойство человека в качестве существа, превосходящего себя.

Таким образом, в критической философии бытие трансцендентного и его границы выявляются только в процессе трансцендирования. Само трансцендирование как полагание конечности конкретных видов деятельности людей выступает не как прорыв в трансцендентное, но как устремление к трансцендентному, поскольку граница трансцендентного есть в то же время и граница имманентного. В ходе познания и практики происходит усложнение мира человека как родового существа, расширение границ опыта как сферы приложения его сущностных сил. Трансценденция предполагает «переход» из сферы вещей в себе в сферу явлений, а трансцендирование — «выход» человека за границы своего наличного бытия, преобразование трансцендентного в имманентное, расширение и укоренение в бытии мира людей .

Ссылки:

1.Васильев В.В. Немецкая классическая философия // Философия : учеб. для вузов / под общ. ред. В.В. Миронова. М., 2005. С. 111-137.

2.Кармин А.С., Бернацкий Г.Г. Философия : учеб. для вузов. 2-е изд. СПб., 2006.

3.Философия в вопросах и ответах : учеб. пособие / Е.В. Зорина, Н.Ф. Рахманкулова и др. ; под ред. А.П. Алексеева, Л.Е. Яковлевой. М., 2003.

4.Бурханов Р.А. Трансцендентальная философия Иммануила Канта. Екатеринбург ; Нижневартовск, 1999.

5.Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Сочинения : в 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 69-695.

6.Там же. С. 135.

7.Там же. С. 656-657.

8.Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Кант И. Сочинения : в 6 т. М., 1965. Т. 4, ч. 2. С. 107-438.

10.Бурханов Р.А. Проблема трансцендентального, имманентного и трансцендентного в философии Иммануила Канта : автореф. дис. … д-ра филос. наук. Екатеринбург, 2000.

11.Кант И. Критика чистого разума. С. 93-94, 135, 139, 151, 301, 498.

12.Там же. С. 451-452, 498.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13.Там же. С. 333.

14.Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997.

15.Кант И. Критика чистого разума. С. 332-333, 451-452, 486-487, 498.

16.Там же. С. 106, 128, 214.

17.Кант И. Критика способности суждения // Кант И. Сочинения : в 6 т. М., 1966. Т. 5. С. 161-527.

18.Кант И. Критика чистого разума. С. 105-106, 214, 338.

19.Кант И. Критика способности суждения. С. 173.

20.Кант И. Критика чистого разума. С. 89-90, 146, 338, 346-347, 365, 498-500, 689.

21.Там же. С. 338.

22.Ясперс К. Шифры трансценденции // Культуры в диалоге / отв. ред. А.С. Гагарин. Екатеринбург, 1992. С. 104-115.

23.Франк С.Л. Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии // Франк С.Л. Сочинения. М., 1990. С. 181-559.

24.Бурханов Р.А. Проблема трансцендентального, имманентного и трансцендентного … С. 50-51.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Frank, SL 1990, ‘Inconceivable. Ontological introduction to the philosophy of religion’, Works, Moscow, pp. 181-559, (in Russian).

Heidegger, M 1997, Being and Time, Moscow, (in Russian).

Kant, I 1964, ‘Critique of Pure Reason’, Works: 6 vols, Moscow, vol. 3, pp. 69-695, (in Russian).

​ ​ ​

В этой рубрике Лайфхакер выясняет значения не самых простых слов и рассказывает, откуда они произошли.

История

Слово начали активно использовать приверженцы философии неоплатонизма. Её основоположник Плотин считал, что человек никогда не познает Бога, а сам Бог — часть недоступного для понимания Единого начала мира. Всё, что относилось к непознаваемому, называли трансцендентным.

Позднее слово стали употреблять без привязки к философии: в сегодняшнем понимании трансцендентное — то, что невозможно потрогать или прочувствовать.

Антоним

«Имманентный» — познаваемый. Также понятие имманентности означает связь качества и объекта, которому присуще это качество. Иными словами, имманентное качество есть неотъемлемая часть чего‑либо.

С чем можно спутать

Существует близкое по написанию и звучанию, но несколько отличное по значению понятие «трансцендентальный» — согласно Трансцендентальный. — Толковый словарь Кузнецова «Толковому словарю Кузнецова», относящийся к области высших понятий, постигаемых умом (например, истина, добро). Интересно, что оба понятия, «трансцендентный» и «трансцендентальный», ввёл в философию и развил немецкий мыслитель Иммануил Кант.

Примеры употребления

  • «В следующий час к нам попыталось приблизиться ещё несколько лодок с приветливыми гражданками, на которых я окончательно отработал трансцендентный удар веслом». Виктор Пелевин, «Бэтман Аполло».
  • «Простой шаман, не имеющий подготовки, так не нарисует, какой бы трансцендентный опыт ему ни довелось переживать». Александр Волков, «Магия пещерных галерей».
  • «Как и любая исламская молитва, намаз ― это мистический мост между человеком и его непостижимым Создателем; мост, соединяющий земную реальность с её человеческим измерением и трансцендентный мир Бога, Вечного и Единого Творца всего сущего». Шамиль Аляутдинов, «Метафизика исламской молитвы».

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ (от лат. transcendens, transcendentia, transcendentalis – перешагивающий, выходящий за пределы) – фундаментальный философский термин, претерпевший за свою историю существенные изменения своего значения. Его истоки уходят в античную философию (см. Трансцендентное), латинские выражения появляются уже у Августина, однако как таковая история понятия трансцендентального началась в Средние века, когда по крайней мере с 1-й четверти 13 в. стало употребляться выражение «nomina transcendentia», ставшее распространенным, однако, лишь в рамках скотизма. Роланд из Кремоны для обозначения вещи и нечто использует термин «transcendentes». Альберт Великий употребляет уже термин «transcendentia». Раймонд Луллий использует термин «трансцендентальный пункт» (punctus transcendens). Он возникает в том случае, если познавательная способность человека в определении предмета перешагивает другую способность или выходит за рамки самой себя. Классическую для Средневековья интерпретацию трансцендентального (transcendentia) как надкатегориального дал Фома Аквинский. Это понимание сохраняется и у Дунса Скота, значительно обогатившего трансцендентальное разделительными атрибутами сущего (см. также ст. Трансценденталии, Трансцендентальное отношение).

Большое влияние на дальнейшее развитие трансцендентального оказал Ф.Суарес, сузивший сферу трансцендентального до единого, истинного и благого. Ф.Бэкон называет привходящие свойства сущего трансценденциями (transcendentes); к ним он относит большое и малое, подобное и различное, возможное и невозможное, бытие и небытие и др. Изучением трансценденций, основывающимся на законах природы, должна заниматься первая философия. Дж. Бруно выделяет два вида форм: трансцендентные, стоящие выше рода и называемые началами, и формы известного рода, отличные от другого рода. Трансцендентные формы являются свойствами единой универсальной субстанции до разделения на телесность и бестелесность. Р.Декарт употребляет термин «трансцендентальное» лишь однажды, однако в 20 в. под влиянием трансцендентальной феноменологии и истолкования в ней трансцендентальной субъективности он стал рассматриваться как первый трансцендентальный философ. Но и в картезианстве трансцендентальные определения в средневековом смысле слова тоже играли некоторую роль у И.Клауберга, воспринявшего формулировки традиции о трансценденталиях и пытавшегося придать им смысл в рамках учения Декарта. Трансцендентальное Клауберг понимал в онтологическом смысле, как то, что свойственно вещам всем вместе и каждой в отдельности. Дж. Беркли понимает под трансцендентальными положения, выходящие за рамки отдельных наук и оказывающие влияние на все частные науки.

Понятие трансцендентального продолжает свое развитие и в творчестве таких протестантских мыслителей, как К.Мартини, И.Г.Альстед, И.Шарф и др.; трансцендентальное по-прежнему означает у них надкатегориальное. К.Шайблер начинает применять уже термин transcendentalis, однако трансцендентальное и трансцендентное в этот период остаются синонимами. Некоторая разница между ними состоит в том, что первый термин употребляется в немецком аристотелизме чаще в значении надприродного, второй же – как обозначение для общих понятий. Г.Гутке выделял трансцендентные суждения, которые как со стороны субъекта, так и со стороны предиката представлены трансцендентными терминами, а также свободны от ограничивающих определений предикабилий и предикаментов. Лейбниц употребляет понятие трансцендентного в своем собственном, еще не устоявшемся значении в математике; он пишет о трансцендентном числе, трансцендентных алгебре и геометрии, трансцендентном анализе и т.д. Трансцендентными являются для него величины и функции, которые не могут быть изображены обычными арифметическими операциями. А.Калов понимает под трансцендентальными надприродные сущности. И.Юнгиус определяет «transcendentalis» и «transcendens» как отношение, которое не абстрагировано от какого-либо предикамента, а распространяется на множество предметов. У Ф.А.Аэпинуса объединяются трансцендентность (transscensus) сущего и его общие атрибуты.

Наиболее существенную трансформацию после Фомы и Дунса понятие трансцендентального претерпело в трансцендентальной космологии Хр.Вольфа. Общая, или трансцендентальная, космология рассматривает мир в целом и раскрывает, чтó общего есть у действительного мира со всяким возможным, и развивает эти общие понятия. Как онтология создает общие понятия и основоположения для философских дисциплин, так и трансцендентальная космология совершает это для физики. Это новое значение трансцендентального более не является надкатегориалъностыо характеристик сущего, а связано с априорными понятиями и основоположениями для эмпирических наук; трансцендентальное теперь состоит не в объединенности и всеобщности сущего, а во всеобщности априори в отношении к единичному опыту. Новое заглавие Вольфа стремительно распространялось; оно встречается у Г.Б.Билфингера, И.П.Ройша, X.Ф.Баумайстера, И.Г.Винклера, Д.С.Аничкова и др. И.Г.Дарьес говорит не только о трансцендентальной космологии, но по аналогии и об общей, или трансцендентальной, монадологии. Предмет трансцендентальной космологии Дарьеса отличен от вольфианцев: он состоит не в изучении всеобщих априорных законов мира вообще, а в изучении распространенных между «механическим» и «пневматическим миром» отношений. Если у Вольфа еще, хотя бы в виде аналогии, сохранялась связь между трансцендентальной космологией и учением о трансценденталиях, то у его последователей исчезла всякая связь между трансцендентальной космологией и онтологией. Но в метафизике у Вольфа сохраняется и средневековое значение трансцендентального как онтологического: трансцендентальная истина есть свойство самой вещи, упорядочение признаков, присущих какой-либо вещи, трансцендентальное благо есть полнота (совершенство) в многообразном, а их трансцендентальное единство – это единство в отношении свойств, определяющих сущность вещи. Почти никто из вольфианцев не использовал средневековое значение понятия трансцендентального; исключение составляют X.Ф.Баумайстер и А.Г.Баумгартен. Последний трансцендентальное единое объясняет как существенно единое, трансцендентальную истину проясняет как необходимую метафизическую истину, а трансцендентальное совершенное – как существенное совершенное. Тем самым еще до Канта в трансцендентальной космологии и онтологии Вольфа, Баумайстера и Баумгартена наметился разрыв со средневековой традицией истолкования трансцендентального, движение к чему началось еще у Дунса Скота и Ф.Суареса.

У И.Г.Ламберта и И.Н.Тетенса понятие трансцендентального (transcendent) появилось уже на немецком языке. Ламберт выступил против трактовки Баумгартеном трансцендентального как существенного. Говоря в своих сочинениях по метафизике о трансценденталиях, Баумгартен и Баумайстер опирались на их средневековую интерпретацию, одной из самых характерных черт которой являлось онтологическое истолкование трансценденталий. И если Баумайстер еще пытается разъяснить становящийся непонятным онтологический смысл трансценденталий, то у Ламберта онтологическая интерпретация трансценденталий уже вызывает полное непонимание. Сам он истолковывает понятие трансцендентального, исходя из его этимологии. Употребляя термин «трансцендентный» (трансцендентное и трансцендентальное для Ламберта тождественны, поскольку, выступая против латинского термина Баумгартена transcendentalis, он сам употребляет немецкий термин transcendent) в собственном смысле, мы имеем, согласно Ламберту, дело с понятием, которое переносит нас от своего предмета к другому предмету иного вида. Тетенс называет основной наукой общую трансцендентальную (transcendente) философию. В ней он выделяет трансцендентальные понятия, которым свойственна всеобщность. Первой операцией на пути к ним является отделение имматериального и материального от общего им трансцендентального; трансцендентальными являются понятия действительности, субстанции, причины, действия, изменения. Понятие трансцендентального было существенно переосмыслено в философии И.Канта, в которой оно связывается с априорностью, критикой разума и его возможностей и противопоставляется трансцендентному. Однако в высказываниях Канта о трансцендентальных реализме, предмете, объекте и субъекте заметны следы средневекового, онтологического понимания трансцендентального. В критической философии трансцендентальное стало у Канта центральным понятием; оно используется для обозначения большинства разделов, рубрик, для характеристики познавательных способностей, представлений и т.д. Кант называет трансцендентальным «всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori» (Кант И. Критика чистого разума. М., 1994, с. 44). Самое его известное определение гласит: «трансцендентальным (т.е. касающимся возможности или применения априорного познания) следует называть не всякое априорное знание, а только то, благодаря которому мы узнаем, что те или иные представления (созерцания или понятия) применяются и могут существовать исключительно a priori, а также как это возможно» (там же, с. 73). Кант утверждает, что «термины трансцендентальный и трансцендентный не тождественны» (там же, с. 217), чем порывает с многовековой историей отождествления трансцендентального и трансцендентного и превращает грамматическое отличие в понятийное: «слово трансцендентальное… означает не то, что выходит за пределы всякого опыта, а то, что опыту (а priori) хотя и предшествует, но предназначается лишь для того, чтобы сделать возможным опытное познание. Когда эти понятия выходят за пределы опыта, тогда их применение называется трансцендентным и отличается от имманентного применения, т.е. ограничивающегося опытом» (Он же. Соч. в 6 т., т. 4(1). М., 1965, с. 199).

У Фихте понятие трансцендентального встречается уже в его ранних сочинениях в связи с «трансцендентальной свободой» как способностью быть первой независимой причиной; позднее Фихте употребляет понятие трансцендентального для обозначения своей собственной позиции. В вопросе различения трансцендентального и трансцендентного Фихте идет вслед за Кантом. Особенностью фихтевского понимания трансцендентального является его истолкование «трансцендентального пункта», который понимается им как описание интеллектуального созерцания в том виде, в каком оно может быть мыслимо. Ф.Шеллинг также первоначально употребляет понятие трансцендентального в связи с понятием свободы: трансцендентальной свободы как «эмпирически-бесконечной» свободы, а затем абсолютной трансцендентальной свободы. В зрелый период творчества трансцендентальное употребляется Шеллингом в рамках его трансцендентального идеализма, трансцендентальной философии. Трансцендентальное рассмотрение состоит «в постоянной самообъективации субъективного» (Шеллинг Ф. Система трансцендентального идеализма.– Соч. в 2 т., т. 1. М., 1987, с. 237). В поздних работах Шеллинг использует понятие трансцендентального уже в историческом смысле. Сходным образом оно употребляется и Гегелем, у которого трансцендентальное существенной роли не играет. Объясняя кантовское понятие трансцендентального, Гегель сближает трансцендентальное и трансцендентное; трансцендентализм понимается им как философия, показывающая источники того, что становится трансцендентным. Размыванию значения трансцендентального способствовали Новалис и Ф.Шлегель. Новалис говорил о трансцендентальном искусстве, трансцендентальной поэзии, считая, что все истинные поэты, даже если и неосознанно, творили трансцендентально. Шлегель полагал, что учение досократиков является трансцендентальной физикой, и утверждал, что трансцендентальное – это то, что может и находится в «вышине».

Дальнейшее развитие понятия трансцендентального шло в двух направлениях: во-первых, в истолковании кантовского понятия трансцендентального (трансцендентальное как априорное – Г.Гельмгольц, Г.Спенсер, Б.Баух и др.; трансцендентальное как выяснение условий возможности чего-либо – П.Наторп, И.Б.Лотц и др.; трансцендентальное как противоположность трансцендентному, или эмпирическому, – Г.Коген, В.Виндельбанд и др.) или понятия трансцендентального субъекта (В.С.Соловьев, С.Н.Булгаков, М.Адлер, А.Зон-Ретель и др.), во-вторых, в игнорировании кантовских различений или апелляции к средневековому значению трансцендентального как синонима трансцендентного или внутренне тесно связанного с ним (американские трансценден-талисты, частично – X.Файхингер, Г.Риккерт, X.Книттермейер, Б.И.Лонерган и др.).

Самую существенную после Канта трансформацию понятие трансцендентального претерпело у Э.Гуссерля. Несмотря на преемственность, трансцендентальная феноменология как универсальнейшее сущностное изучение сознания вообще вела гуссерля к изменению и расширению кантовского смысла трансцендентального. Он пишет: «Я сам употребляю слово «трансцендентальный» в самом широком смысле для… такого оригинального мотива, который благодаря Декарту является смыслопридающим во всех нововременных философиях и во всех них приходит… к самому себе… Это мотив обращающегося назад вопрошания о последних источниках всех познавательных образований, самоосмысления познающим самого себя и своей познающей жизни… это мотив чисто обоснованной из этого источника, окончательно обоснованной универсальной философии. Этот источник имеет название Я-сам со всей моей действительной и возможной познавательной жизнью, в конце концов со всей моей жизнью вообще. Вся трансцендентальная проблематика кружится вокруг отношения этого моего Я-ego – к тому, что, само собой разумеется, для этого полагается: к душе, а затем снова вокруг отношения этого Я и жизни моего сознания – к миру» (Husserl Ε. Die Krisis der europaischen Wissenschaften und die transzendentale Phänomenologie. – Husserliana, Bd. 6. Den Haag, 1954, S. 100–101). Гуссерль рассматривает понятие трансцендентального наряду с его коррелятом – понятием трансцендентного. Я, несущее в себе мир как значимый смысл, называется Гуссерлем трансцендентальным. Трансцендентально-философскими проблемами являются проблемы, произрастающие из соотношения трансцендентального и трансцендентного. В целом термин «трансцендентальный» встречается у Гуссерля в отношениии феноменологии, логики, идеализма, сознания, субъективности, анализа, редукции, метода, опыта и др; Гуссерль употребляет также выражения трансцендентальная философия и трансцендентализм. М.Хайдеггер понимает трансцендентальное онтологически, как исследование сущности априорного синтеза в его возможности и тесно связывает трансцендентальное и трансцендентное: «Трансцендентальным является то, что касается трансценден-ции. С трансцендентальной точки зрения мышление рассматривается в своем выхождении к предмету. Трансцендентальное рассмотрение обращается не к самим предметам, не к самому мышлению как только лишь представлению отношения «субъект–предикат», а к выхождению и к отношению к предмету – как такое выхождение» (Heidegger M. Die Frage nach dem Ding. Zu Kants Lehre von den transzendentalen Grandsätzen. Tüb., 1962, S. 50).

С.Л.Франк истолковывает трансцендентальное как направленность мысли на саму рациональность; осознание основы рациональности делает видимым то, из чего рациональность проистекает и что само является трансрациональным, непостижимым. Поэтому трансцендентальное мышление является трансцендированием. В трансцендентальной медитации Махариши Махеш Йоги трансцендентальное понимается как переход к трансцендентному.

В рамках аналитической философии трансцендентальное привлекло внимание в связи с возникшей под влиянием П.Стросона и И.Беннета полемики по вопросу о трансцендентальном аргументе, в которой приняли участие Б.Страуд, Ю.Миттельштрас, Я.Хинтикка, Е.Шапер, Р.Уолкер, Р.Ашенберг, К.Гартман и др. Аргумент называется трансцендентальным, если он показывает, что оспариваемое совершается или уже совершилось, что прагматически нельзя не признавать определенные предпосылки; иногда его определяют также как аргумент пресуппозиции. Подобное значение трансцендентального является доминирующим для современной англоязычной литературы. Однако в последнее время в рамках аналитической философии трансцендентальное критикуется (Р.Рорти и др.) и ввиду «паразитизма» трансцендентального ставится задача «детрансцендентализации».

П.Рикёр определил структурализм как «кантианство без трансцендентального субъекта», с чем согласился К.Леви-Строс. На идею трансцендентальной субъективности направлена и критика М.Фуко; трансцендентальное связывается им с формой субъекта и с возвращением к истокам. Усилия Фуко направлены на искоренение «трансцендентального нарциссизма» и избавление истории от «дурной бесконечности обретения и потери истоков» (Фуко М. Археология знания. К., 1996, с. 199). Критику Фуко продолжает Ж.Деррида; трансцендентальное объясняется им следующим образом: «Изначальное Различие абсолютного Начала, которое может и должно неограниченно и с априорной уверенностью удерживать и возвещать свою чистую конкретную форму, давая, подобно посю – и потусторонности, смысл любой эмпирической гениальности и любой фактичной продуктивности, – может быть, это и имелось в виду всегда под понятием «трансцендентального», через всю загадочную историю его смещений» (Деррида Ж. Введение. – В кн.: Гуссерль Э. Начала геометрии. М., 1996, с. 209). Деррида критикует «трансцендентально означаемое» как порождение западной логоцентрической традиции, стремящейся во всем найти порядок и смысл. Определенной «ревизии» и изменению подвергается понятие трансцендентального и у К.-О.Апеля и Ю.Хабермаса (см. Трансцендентальная философия). Наряду с различной критикой трансцендентального в конце 20 в. предпринимаются также попытки реабилитации трансцендентальной постановки вопроса.

См. также ст. Трансценденталии, Трансцендентное, Трансцендентальный метод, Трансцендентальная философия, Трансцендентальное отношение, Трансцендентальный идеализм.

Сочинения:

1. Рорти Р. Философия, или Зеркало природы. Новосибирск, 1997;

2. Фуко М. Археология знания. К., 1996;

3. Он же. Слова и вещи. СПб., 1994;

4. Деррида Ж. Введение. – В кн.: Гуссерль Э. Начала геометрии. М., 1996;

5. Махариши Махеш Йоги. Трансцендентальная медитация. – В кн.: Трансцендентальная медитация, вып. 1. М., 1991;

6. Кант И. Критика чистого разума. М., 1994;

7. Он же. Пролегомены. – Соч., в 6 т., т. 4 (1). M., 1965;

8. Булгаков С.Н. Трансцендентальная проблема религии. – Вопросы философии и психологии, 1914, кн. 4 (124), кн. 5 (125);

9. Он же. Философия хозяйства. – Соч. в 2 т., т. 1. М., 1993;

10. Франк С.Л. Непостижимое. – Соч. М., 1990;

11. Аничков Д.С. Annotationes in logicam et raetaphysicam. M., 1782;

12. Беркли Дж. Трактат о принципах человеческого знания,– Соч. М., 1978;

13. Бэкон Ф. О достоинстве и приумножении наук. – Соч. в 2 т., т. 1. М., 1977;

14. Бруно Дж. О причине, начале и едином. – Он же. Диалоги. М., 1949;

16. Idem. Cosmologia generalis. Francofurti, 1731;

19. Idem. Erste Philosophie. – Ibid, Bd. 7. Den Haag, 1956;

20. Idem. Hat Kant wirklich das Grundproblem der Erkenntnistheorie getroffen? – Ibid;

21. Idem. Kants kopernikanische Umdrehung und der Sinn einer solchen kopernikanischen Wendung überhaupt. – Ibid;

22. Idem. Zur Kritik Kants und Leibnizs. – Ibid;

23. Heidegger M. Die Frage nach dem Ding. Zu Kants Lehre von den transzendentalen Grundsätzen. Tüb., 1962;

24. Sohn-Rethel A. Geistige und körperliche Arbeit. Fr./M., 1972;

25. Strawson P. The Bounds of Sense. L., 1966;

26. Bennet I. Kant’s Analytic. L., 1966;

27. Idem. Kant’s Dialectic. Cambr., 1974;

Литература:

1. Historisches Wörterbuch der Philosophie, Bd. 10, hg. von I.Ritter und K.Gründer. Basel, 1998;

2. Hinske N. Kants Weg zur Transzendentalphilosophie. Stuttg., 1970;

3. Gideon A. Der Begriff transzendental in Kants Kritik der reinen Vernunft. Darmstadt, 1977;

4. Lauth R. Transzendentale Entwicklungslinien von Descartes bis zu Marx und Dostojewski. Hamb., 1989;

6. Knoepfler N. Der Begriff transzendental bei I.Kant. Innsbruck, 1996;

Примеры употребления слова трансцендентный в литературе.

Трансцендентный всепроникающий Брахман — это квантовые законы, которые начинает постигать физик.

Вначале происходит осознание трансцендентного, всепроникающего Брахмана.

Отдавая дань уважения его памяти, я посвящаю ему свой самый трансцендентный и приобретший самую стремительную известность портрет Сократа, засиженный мухами и как нельзя подходящий для того, чтобы служить гениальной обложкой для этого дневника моего гения.

Затем можно было переходить к рядам степеней и таким элементарным трансцендентным функциям, как синусы, косинусы, логарифмы и экспоненты.

Жизненная стихия, которой недоставало олимпийской религии, но в полной мере присущая мистериям и орфизму, являет собой трансцендентный внеземной дух, который мы предполагали найти в религии смутного времени, но не времени юности и роста.

Воспринимая преходящность и собственную бренность на глубоком эмпирическом уровне, мы обнаруживаем в себе то, что по сути своей трансцендентно и бессмертно.

Это проявляется в просвещенческом культе высшего существа, которое сохраняет трансцендентный характер, хотя ему и нельзя приписать никаких антропоморфных предикатов.

Мы все ещЕ переживали славный опыт метаконцерта, слияния двух умов, обладания трансцендентной силой, превысившей сумму еЕ составляющих.

В совершенно ином плане, а именно с точки зрения метода, со всеми крайностями такой позиции, Гуссерль и феноменологи восстановили мир в его многообразии и отвергли трансцендентное могущество разума.

А в результате трансцендентные ценности, изобретенные для защиты от ничтожения и бренности, сами стали силой, направленной на нигилистическое обесценение жизни.

Мышление трансцендентной аналитики есть сама дистинкция в трех ее ипостасях: реальной, формальной, умозрительной.

Опыт мышления и трансцендентной аналитики есть опыт отношения некоторой сущности к чему-либо, показывающей себя в этом отношении, онтологический опыт, его суть в дистинкции филологии и логики.

Трансцендентный объем неставшего — это некое пространство для эволюционного творчества человека, это его потенциальная свобода — разделить судьбу Творца, это его возможность дорасти, а затем вступить в богочеловеческий диалог, это и право, и обязанность одновременно.

Умирающие, переживающие этот заключительный обзор, страстно утверждают трансцендентное значение факта своего существования и включают его в мировой порядок, смысл которого они постигают.

Ибо разум не достигает уровня Божественного и лишь вступает в компромисс с трудностями жизни, а культуре для достижения Трансцендентного и Бесконечного требуется стать культурой духовной — т.

Источник: библиотека Максима Мошкова