Тришка

Басня «Тришкин кафтан» – произведение, высмеивающее поспешное разрешение далеко не главных проблем, приносящее, подобно снежному кому, неприятность за неприятностью.

Басня «Тришкин кафтан»

У Тришки на локтях кафтан продрался.
Что долго думать тут? Он за иглу принялся:
По четверти обрезал рукавов —
И локти заплатил. Кафтан опять готов;
Лишь на четверть голее руки стали.
Да что до этого печали?
Однако же смеется Тришке всяк,
А Тришка говорит: «Так я же не дурак
И ту беду поправлю:
Длиннее прежнего я рукава наставлю».
О, Тришка малый не простой!
Обрезал фалды он и полы,
Наставил рукава, и весел Тришка мой,
Хоть носит он кафтан такой,
Которого длиннее и камзолы.
Таким же образом, видал я, иногда
Иные господа,
Запутавши дела, их поправляют,
Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют.

Мораль басни Крылова «Тришкин кафтан»

Мораль басни «Тришкин кафтан» автор не вынес отдельной строкой, хотя и пронес ее на поверхности по всему произведению: ко всякому делу нужно подходить с умом и без спешки, иначе вместо решения, можно получить порцию новых проблем.

Анализ басни «Тришкин кафтан»

Главным героем басни «Тришкин кафтан» представляется перед нами некий простой парнишка Тишка, который, порвав рукав своего кафтана, пытается загладить содеянное с помощью поспешных действий. На первый взгляд кажется, что решения, принятые мальчиком, достаточно логичны, ведь они направлены на разрешение нелепой ситуации (некая видимость совершаемой работы). Но если присмотреться внимательнее – любое действие Тишка совершает, не думая о последствиях, поэтому лишь добавляет этим себе проблем. А ведь все можно было решить куда быстрее и проще.

Современный мир, к сожалению, полон подобных персонажей, которые хватаются с молниеносной скоростью за разрешение разного рода ситуаций, руководствуясь первыми, зачастую неверными, порывами, и совершенно забывают о том, что большинство проблем следует решать с «головы», применяя максимум рассудительности и мудрости. Но ведь не просто же так испокон веков в народном фольклоре «гуляет» пословица: поспешишь, людей насмешишь, – которая, к слову, просто идеально выражает мораль рассматриваемой басни.

Крылатые выражения из басни «Тришкин кафтан»

В настоящее время ни одна из фраз басни «Тришкин кафтан» не используется вне авторского текста Крылова, однако есть одно сборное выражение, ставшее нарицательным: «латать Тришкин кафтан». Сегодня оно используется как насмешка/упрек тем, кто бросает все силы на решение сиюминутных мелких задач в ущерб общему делу.

Читать все басни Крылова

Помимо замечательных нестареющих по своей актуальности басен у поэта и публициста Ивана Андреевича Крылова есть ещё одна заслуга — он обогатил русский язык целым рядом устойчивых метафорических словосочетаний и выражений. Ярким примером таких красочных крылатых оборотов речи являются «а ларчик просто открывался», «как белка в колесе», «слона – то я и не приметил», «а Васька слушает да ест» и многое другое.

Забавная басня про кафтан бестолкового Тришки, также родила яркую метафору, при этом словосочетанием «тришкин кафтан» широко стали пользоваться ещё современники Крылова (например, Н.В. Гоголь). Сама же басня прочно вошла в русское литературное наследие, став одной из самых известных у писателя.

Впервые произведение было опубликовано в 1815 году в издании «Сын Отечества», время же написание басни доподлинно неизвестно.

Герои и сюжет басни

Героем басни выступает некий молодой человек по имени Тришка, и даже не сам он, а его кафтан. Кафтан – это мужская уличная длинная одежда из тонкого сукна.

И вот однажды у кафтана протёрлись рукава, и Тришка не придумал ничего лучше, чем залатать дырки, обрезав у кафтана рукава. Стали люди Тришке на слишком короткие рукава кафтана указывать, но и в этот раз «не растерялся» владелец кафтана – отрезал у него полы и фалды, удлинив таким образом одежду.

В заключение басни Крылов замечает что частенько видал людей, которые поправляют свои дела например Тришки, то есть решает какую-либо проблему, создавая при этом десяток новых.

Анализ басни и мораль

Кафтан в басни носит яркий метафорический характер. Более того, со времён Крылова в русский язык прочно вошло устойчивое сочетание «тришкин кафтан», как пример бестолкового ведения дел.

Руководствуясь жадностью, нежеланием признавать свои ошибки и проблемы, а то и вовсе глупостью, человек может годами «латать свой кафтан» вместо того, чтобы пошить новый.

Данная басня имеет совершенно конкретный исторический подтекст. Считается, что через свою басню Крылов высмеивал помещиков, которые обращались в Опекунский совет, оставляя в залог свои имения в желании поправить финансовые дела.

Гораздо эффективнее было бы разумно управлять своей собственностью, нежели закладывать её, рискуя потерять всё в одночасье. Однако люди часто предпочитают сиюминутно бороться с проблемами, решая их поверхностно, вместо того, чтобы сразу взяться за устранение причин.

Примеры

Константин Симонов

«Живые и мертвые» (1955—1959):

«Сами где-нибудь увидите — столб, а около столба, как грибы, шесть или семь пеньков. Так и во всем! Посмотрите, какие здесь железные дороги у немцев в тылу — как тришкин кафтан, все в латках!»

Чехов Антон Павлович (1860 – 1904)

Письмо А. С. СУВОРИНУ 27 октября 1888 г. Москва:

«Начинаю я рассказ 10 сентября с мыслью, что я обязан кончить его к 5 октября — крайний срок; если просрочу, то обману и останусь без денег. Начало пишу покойно, не стесняя себя, но в средине я уж начинаю робеть и бояться, чтобы рассказ мой не вышел длинен: я должен помнить, что у «Северного вестника» мало денег и что я один из дорогих сотрудников. Потому-то начало выходит у меня всегда многообещающее, точно я роман начал; середина скомканная, робкая, а конец, как в маленьком рассказе, фейерверочный. Поневоле, делая рассказ, хлопочешь прежде всего о его рамках: из массы героев и полугероев берешь только одно лицо — жену или мужа, — кладешь это лицо на фон и рисуешь только его, его и подчеркиваешь, а остальных разбрасываешь по фону, как мелкую монету, и получается нечто вроде небесного свода: одна большая луна и вокруг нее масса очень маленьких звезд. Луна же не удается, потому что ее можно понять только тогда, если понятны и другие звезды, а звезды не отделаны. И выходит у меня не литература, а нечто вроде шитья Тришкиного кафтана. Что делать? Не знаю и не знаю. Положусь на всеисцеляющее время.»

Гоголь Николай Васильевич (1809 – 1852)

Мертвые души. Том 2 (1842 г.):

«Зевота была видна на всех строениях; крыши также зевали. Платонов, глядя на них, зевнул. Заплата на заплате. На одной избе вместо крыши лежали целиком ворота. В хозяйстве исполнялась система Тришкина кафтана: отрезывать обшлага и фалды на заплату локтей.»