Церковь и гомосексуализм

Письмо профессора криминалистики университета Северной Каролины, в котором тот объясняет, почему он считает правильными лишь браки между мужчиной и женщиной, стало в первые дни 2014 года самым популярным постом американского интернета. Корреспонденту «Известий» Майк Адамс рассказал о том, почему появление однополых семейных пар ведет к упадку Америки и почему российские запреты в этом вопросе тоже не являются выходом.

— Что побудило вас сделать скандальное по нынешним временам заявление, что брак должен быть заключен только между мужчиной и женщиной?

— Настоящий брак между одним мужчиной и одной женщиной дает три преимущества для общества. Он защищает женщин, укрощает мужчин, а также обеспечивает благоприятную среду для воспитания детей. Однополые браки практически не отвечают этим условиям, то есть государство и общество не имеют от них никакой выгоды. За что же их признавать наряду с обычными?

— Вы не согласны с законами некоторых американских штатов, разрешающими регистрацию однополых браков?

— Не согласен. Семейный союз является творением Бога, и Он один может определять, что такое брак и между кем он заключается. Правительства могут лишь разрешить или не разрешить регистрацию. Но они не имеют права пересматривать саму основу института семьи.

— То есть вы не признаете и гомосексуальные отношения в целом?

— Я признаю, что они существуют, но я не принимаю их как вид самоутверждения. Движение за права геев в Америке стремится утвердить себя, отказываясь признавать и даже уважать взгляды тех, кто не согласен с сегодняшней либеральной политикой. Все мы грешники и нуждаемся в Спасителе, а сегодняшняя американская политика в отношении секс-меньшинств всячески отрицает идею, что гомосексуализм — это грех. Я считаю, что это вредно прежде всего для самих же геев, ведь отрицая свой ​​грех, они отрицают возможность спасения. При этом борцы за права секс-меньшинств в Америке считают, что заслуживают особого к себе отношения. Люди не заслуживают новых прав, потому что предпочитают не реализовывать те, что уже имеют.

— Может быть, демократия должна быть и в выборе партнера?

— Совершенно верно. Геи, к примеру, обладают правом выбрать мужчину в партнеры. Но это не означает, что правительство обязано регистрировать их выбор или наделять их правами и социальными выгодами, как в гетеросексуальных браках.

— То есть российская политика в отношении людей нетрадиционной ориентации разумнее?

— Идея запрета гей-пропаганды тоже является большой ошибкой. Но обществу необходимо решить, когда люди уже будут полностью готовы к обсуждению секса. И если речь об однополых отношениях — должна быть свобода, принимать их или критиковать. Пусть свободный и открытый рынок идей поможет разобраться, где истина, а где ложь. Сейчас Америка находится в кризисе, потому что она запрещает критику гомосексуализма. В то же время Россия придет к кризису, если будет позволять только критику. Цензура не работает, потому что она заставляет людей бунтовать. Люди хотят выражать свои Богом данные права, но также они хотят проверять правильность того или иного явления на свободном рынке идей. Правительство должно оставаться нейтральным в таких дискуссиях.

— А в какой стране политика в отношении секс-меньшинств правильнее всего, на ваш взгляд?

— Такой страной раньше была Америка, где сексуальность находилась вне политики. Это было в те дни, когда права принадлежали отдельному человеку, а не группам, когда идеи человека были важнее его идентичности. Задолго до того, как люди стали причислять себя к гетеросексуальным или гомосексуальным группам.

Ватикан отказался благославлять гомосексуальные браки, но при этом папа римский призывает относиться к представителям ЛГБТ-сообщества с любовью.

Конгрегация доктрины веры, отвечающая за сохранение католической догмы, в распространённом в понедельник пояснении на семи языках и одбренном понтификом подтвердила, что церковь рассматривает гомосексуализм как «грех», и однополые пары не могут получить таинство брака. Документ вызвал разочарование среди правозащитников:

«Это послание показывает, насколько Ватикан далёк от своей паствы, насколько оторван от реальности, не отдавая себе отчёт в том, однополые пары не только принимаются в обществе, но и приветствуются и благословляются. И это просто показывает, что Ватикан не видит картины во всей её полноте», — говорит Фрэнсис де Бернардо, руководитель организации New Ways Ministry.

От папы Франциска, который считался более толерантным, чем его предшественники, ждали большего: в октябре прошлого года понтифик выступил за регистрацию однополых браков в светской жизни, отметив, что все люди имеют право на семью. Конгрегация подчеркнула невозможность церковного благословния однополых браков, отметив, что это не дискриминация, а лишь напоминание об истинности литургических обрядов и сути богослужения. Но геи и лесбиянки могут получать благословение как отдельные лица.

Андрей Кураев. Фото ИТАР-ТАСС / Интерпресс / Петр Ковалев

Накануне Нового года из Московской духовной академии был уволен один из самых известных спикеров Русской православной церкви (РПЦ) – протодиакон Андрей Кураев. По его собственным словам, это произошло из-за записей в блоге о расследовании скандала с гомосексуалистами в правлении Казанской епархии. Скандал осложнился тем, что в последние годы РПЦ стала одним из самых агрессивных борцов за традиционные ценности в обществе. Slon встретился с Кураевым, чтобы поговорить, насколько существенна проблема гомосексуализма в церкви.

– Скандал с Казанской епархией развернулся сейчас, но мне всегда казалось, что мужские монастыри и церковь вообще еще с эпохи Средневековья считались местами, где гомосексуализм как минимум присутствует.

– Сам по себе гомосексуализм – это антропологический феномен, то есть его распространение не связано с нациями, образованием или профессией. А церковь – это модель общества.

Сколько в обществе будет блондинов – столько же будет и среди христиан. Сколько в обществе будет хромых – столько же будет и у христиан.

Так же и с гомосексуалистами: сколько их в обществе – почти такой же процент будет и среди христиан. Поэтому само по себе их наличие в церкви не должно удивлять. Но есть вполне четкие критерии отбора церковных руководителей: да, членом общины могут быть люди с такой особенностью поведения (при условии их покаянной самооценки), но среди руководителей это нетерпимо. Отсюда же возникает и другой вопрос: насколько церковная община способна делать выбор своих руководителей? Реально в нашей церкви это право у общин отнято. Даже монашеские братства не могут выбирать себе игуменов. Всюду наместники (назначенцы епископа), а не настоятели.

– А вы хотите сказать, что сейчас в РПЦ с гомосексуализмом сложилась какая-то экстраординарная ситуация, которая никогда прежде не встречалась?

– Она уникальна, во-первых, потому, что сейчас мы живем в условиях настоящей независимости церкви. Мы не можем перекладывать ответственность на чужих, на светскую власть. Она за нас ничего не решает. Церковь сейчас абсолютно самостоятельна в решении своих внутренних вопросов. Во-вторых, мы живем в условиях невероятной церковной прозрачности: один интернет чего стоит. Грех одного воняет на всю страну. В-третьих, совсем другое качество прихожан: это отнюдь не крестьяне, как было до революции. И в-четвертых, сейчас у этих гомоиерархов образовалась такая спайка, которой я нигде в истории не встречал.

– А вы даете оценку этой ситуации исходя из буквы устава церкви или из своих этических убеждений?

– Я исхожу из тех ценностей и нравственных ориентиров, которые существуют в самой церкви. Церковно-нравственное понятие «грех» и правовое понятие «преступление» порой не совпадают. Но из этого не следует, что церковь должна пересматривать свои евангельские оценки, подстраиваясь под общественную моду или даже право. Но думаю, и чисто светское сознание не сможет дать положительной оценки столь вопиющему лицемерию: эти иерархи ночью участвуют в гомосексуальных играх, а днем они же с кафедры обличают «гейропу».

– Но церковь, хотя и является консервативным институтом, все же иногда пересматривает свои взгляды на некоторые вещи. В данном вопросе это возможно?

– Никогда не говори «никогда». Под давлением властей эти гнилые гомоиерархи могут дать слабину и уже открыто предать церковный народ и церковное учение.

Но по доброй воле это вряд ли случится. К тому же эта проблема выходит за рамки внутрицерковных правил. Тут 133-я статья Уголовного кодекса (а именно – «Принуждение к сексуальным отношениям лиц, находящихся в подчинении»). Когда речь идет о семинаристе и проректоре, то такая квалификация совершенно очевидна. Даже если нет физического насилия, есть давление психологическое. Ну а в ряде случаев можно говорить о педофилии, потому что возраст послушников бывает ниже 18 лет.

– А как вообще сложилось такое положение вещей в РПЦ?

– Ситуация с поощрением гомосексуализма возникла с конца 60-х годов не без помощи КГБ. Потому что гомосексуалисты были людьми, заведомо скомпрометированными и перед церковным правом, и перед законами страны. Раз люди скомпрометированы, то они хорошо управляемы. Если же вдруг такой человек сделал не то, что ему сказали, – его легко было арестовать, причем не за проповедь христианства, а по такой статье. А потом Западу сказать, что у нас свобода веры не нарушается, а проповедник осужден по обычному уголовному делу. Это не значит, что гомосексуалисты специально засылались Комитетом в церковь. Просто спецслужбы относились к ним очень доброжелательно, подставляли свое могучее плечо для карьерного роста.

– Однако без прямого давления спецслужб у нас церковь живет уже больше 20 лет. Почему прежде такие скандалы, как с инспекцией в Казанскую епархию, не случались?

– Потому что за советское время выросла группа людей, способная к самоорганизации. За четверть века постоянных поездок по стране, в разговорах с сотнями священников я узнал много горькой информации по этому поводу. И при этом я видел, как годами копилось чувство возмущения у низового духовенства.

– Почему именно сейчас в Казань послали проверку?

– Полагаю, это была внутривидовая борьба. Один кандидат в будущие митрополиты казанские настучал на другого кандидата.

– А вы прежде писали какие-то жалобы по этому поводу?

– Нет. Потому что я знаю: это бесполезно. Система церковной самоочистки сейчас засорена. Как человек, живущий внутри аппарата, я это хорошо понимаю. Это вина и упомянутого лобби в том числе. Я не мальчик, и я видел, что происходило с людьми, пытавшимися наивно пожаловаться о чем-то патриарху.

– Он в курсе происходящего?

– Если я скажу, что патриарх не в курсе, то упрекну его в неполном служебном соответствии. Почему за это не брался, я тоже не могу сказать. Спросите его пресс-службу. Хотите, телефончик дам?

– Недавно вы опубликовали свидетельства о гомосексуализме епископа Никодима Ротова…

– Хочу уточнить, что то письмо нельзя в полной мере назвать свидетельствами автора. Автор письма ведь не сожительствовал с Никодимом. Он писал о себе: да, я живу в православной среде, да, я являюсь гомосексуалистом и у меня в окружении есть люди, вхожие к Никодиму. Остальное – это просто его предположение.

– Хорошо. Но сам Никодим сыграл известную роль с будущим патриархом Кириллом: Гундяев был его личным секретарем, затем был положен Ротовым в сан архимандрита, а после назначен им же на должность ректора Ленинградской духовной академии. Вы разве не понимали, что публикация такого письма подталкивала читателей к определенному выводу о сексуальной ориентации Кирилла?

– А еще я бы предложил вспомнить, как два года назад ваши коллеги обсуждали слух о том, что с ним в квартире сожительствует какая-то женщина, возможно, гражданская жена. Так что я бы посоветовал сразу определиться с предположениями – то ли у патриарха есть жена, то ли он, так скажем, женоненавистник!

Но если говорить серьезно, то письмо я сопроводил комментариями о том, что я отлично знаю как минимум двух настоящих подвижников, которые были по-настоящему близки к Никодиму и которые стали очень достойными монахами-схимниками.

– Но зачем тогда напечатали это письмо, если еще до публикации предполагали, на какие очевидные выводы о патриархе оно может натолкнуть ваших читателей?

– По двум причинам. Во-первых, это очень интересный исторический документ. Мне нравится идея о том, что настоящая история – это история маленьких людей. И эта история не должна теряться. Я человек с историческим вкусом, это письмо у меня давно лежало. А тут как раз пошли дискуссии на казанскую тему – мои оппоненты заявили, что православный человек по определению не может быть гомосексуалистом. А я предложил им прочитать и поразмыслить на этот счет. Я рассчитывал на здравомыслие своих читателей, которые не стали бы отбрасывать с этого письма тень на нашего патриарха.

– Скажите, а как конкретно гей-лобби, по-вашему, влияет на жизнь РПЦ?

– Эти люди делают то же самое, что и обычные священники, – проводят службы, чем-то управляют. Но эта тема очень чувствуется, когда они решают какие-то кадровые вопросы. Пусть даже епископ очень старенький, у него вся сексуальная жизнь позади и он не опасен ни мальчикам, ни девочкам. Но, помимо православной идентичности, он все равно имеет еще и другую идентичность, гомосексуальную. И тут я скажу на языке Путина: госслужащий не должен иметь счетов и имущества за границей или второго гражданства, потому что у чиновника должна быть одна идентичность – российская. На Западе не должно быть авуаров, за которые тебя можно поймать и управлять через них тобой. Это вполне здравая мысль. И точно так же я считаю, что у священника не должно быть двойной идентичности, в том числе и, скажем, партийно-политической. Но если человек идентифицирует сам себя как гомосексуалист, то у него появляется вторая идентичность, которая влияет на его решения в качестве христианского пастыря и коррумпирует его. Она влияет на то, кого он возвысит.

Осознавая себя гомосексуалистом, епископ как минимум не будет внутренне осуждать других людей той же ориентации. У него есть «гей-радар», помогающий находить ему подобных. И ему психологически приятно себя окружать похожими. А окружение большого начальника – епископа – это начальники маленькие. Епископ стареет, и они постепенно забирают полномочия у слабеющего епископа. Так потихонечку эти голубки взлетают выше и выше, заполняя все небо и засирая землю.

– То есть гомосексуализм приводит к коррупции в церкви?

– Это не в смысле дачи денег, а в том смысле, что это печальным образом влияет на жизнь и развитие церковного аппарата. Вопрос назначений из-за этого решается не по талантам, а по кумовству. И мы знаем, к чему, например, клановое кумовство приводит в управлении регионами и распределении госбюджета.

– А как это повлияло на Казанский епископат?

– Это привело к тому, что нравственный авторитет Казанской епархии в Татарстане нулевой. Христиане Татарстана не видят в своем митрополите нравственного лидера. Татарстан – сложный регион, и быть русским там очень нелегко. Еще сложнее быть кряшеном – татарином по языку, но носителем православной веры. И было бы правильно, чтобы епархия таких людей защищала. Для этого церкви даже не обязательно делать какие-то громкие заявления, нужно хотя бы иметь какие-то договоренности с властями. А на какие договоренности пойдет с такой церковью власть, когда она знает, с кем разговаривает? Светской власти Татарстана идеально подходит такое скомпрометированное учреждение, которое ни на что влиять не может. Если я руководитель, зачем мне лишний ориентир, на который нужно оглядываться при принятии решений?

– Не могу не спросить про Pussy Riot. Зачем вам вообще понадобилось с ними встречаться?

– Я долго (целый час) думал, принимать мне приглашение или нет. И понял, что у меня нет ни одного евангельски обоснованного мотива для отказа. Странно было бы представить, что апостолы или Христос не пришли на какую-то беседу, когда их приглашают. Так что мои богословские знания не позволили найти мне повода отказать. К тому же я понимал, что это решение не просто частное: если бы я отказался, пресса стала бы говорить о фарисействе и жестокосердии всех церковников вообще.

– А что отталкивало?

– То, что у меня к ним вопросов не было. Я же не журналист, интервью брать не умею… Я никому не навязываюсь и ни к кому не хожу со своим чемоданом вопросов. То есть люди, которых я хотел бы просто слушать, есть, но Pussy Riot в их круг не входят. Однако разговор, я думаю, получился. Для меня всегда радостно, когда человек оказывается сложнее, чем ты о нем думал, и не укладывается в ту маску, которую он сам на себя надевал. Я думаю, что девушки за эти два года изменились – но они и сами об этом говорят. Понятно, что мы больше не увидим их с аналогичными акциями в храмах. Они собираются помогать маленьким людям – в том числе и заключенным.

– А вы чем теперь будете заниматься после увольнения?

– Скажу словами Высоцкого: «Мне вчера дали свободу». Дело не в том, что работа в академии требовала много времени. Все эти годы о многом я мог лишь молчать, о чем-то мог говорить лишь намеками. Я чувствовал себя членом команды и старался поддерживать всех остальных. Понуждал себя искать логику и правду в их действиях и словах. А теперь я стал свободным. Моя совесть снова только моя.

И конечно, мое время тоже стало просто моим. Теперь не только академия закрыта для меня. Разные епархии будут бояться приглашать меня. А значит, я перестану жить в самолетах. Но я и так налетал столько, что, будь я летчиком, уже давно был бы на пенсии. За год я, бывало, читал лекции в 110 городах мира. Так что я давно готовился к тому, что у меня когда-то должна начаться пенсия. Поэтому произошедшее увольнение я могу воспринять лишь с благодарностью.

– Ну о патриархе вы до сих пор аккуратно говорите. Но скажите, раз у вас появилось свободное время, вы сходили поклониться Дарам волхвов?

– Нет. Это подарки не мои и не мне, почему я должен их целовать? Думать надо о том, что я могу Христу подарить, а не о том, что ему подарили другие люди. Христос в сердцах людей рождается каждый день, а не только там, в далеком прошлом. Главная святыня христианина находится рядом – в алтаре каждого нашего храма стоит чаша с Телом и Кровью Христа. Так зачем кланяться золоту древних персов, если сам Христос с тобой?

Вопрос:

Почему Православная Церковь так резко отрицательно относится к гомосексуализму? Я не говорю о гей-парадах, сама этого не понимаю, хотя и живу с женщиной. Чем мы-то отличаемся? Чем мы грешнее всех остальных? Мы такие же люди, как и все. Почему к нам такое отношение? Спасибо.

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Святые отцы научают нас отличать грех и человека, душа которого больна и нуждается в лечении от тяжелого недуга. Такой человек вызывает сострадание. Однако невозможно исцеление того, кто пребывает в слепоте и не видит своего бедственного состояния.

Священное Писание называет грехом всякое нарушение Божественного закона (см. 1 Ин. 3: 4). Господь Творец наделил мужчину и женщину душевными и телесными особенностями, чтобы они дополняли друг друга и тем самым составляли единство. Святая Библия свидетельствует, что брак как постоянный жизненный союз между мужчиной и женщиной был установлен Богом в самом начале человеческого бытия. По замыслу Творца, смысл и цель брака состоит в совместном спасении, в общем труде, взаимопомощи и телесном соединении для рождения детей и их воспитания. Из всех земных союзов брак является самым тесным: будут одна плоть (Быт. 2: 24). Когда люди ведут половую жизнь вне брака, они извращают Божественный замысел о благодатном жизненном союзе, сводя все к чувственно-физиологическому началу и отбрасывая духовные и социальные цели. Поэтому святая Библия определяет всякое сожительство вне семейных уз смертным грехом, ибо попирается Божественное установление. Еще более тяжким грехом является удовлетворение чувственной потребности противоестественным способом: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость» (Лев.18: 22). В равной степени это относится и к женщине. Апостол Павел называет это постыдной страстью, срамом, непотребством: «Женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим. 1: 26–27). Люди, живущие в содомском грехе, лишаются спасения: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10).

В истории наблюдается печальная повторяемость. Общества, переживающие периоды упадка, бывают поражены, как метастазами, некоторыми особенно опасными грехами. Чаще всего больные общества оказываются охвачены массовым корыстолюбием и развратом. Исчадием последнего является содомский грех. Массовая развращенность как кислота разъела римское общество и сокрушила мощь империи.

В оправдание содомского греха пытаются привести «научные» аргументы и убедить, что к этому влечению имеется врожденная предрасположенность. Но это – типичный миф. Беспомощная попытка оправдать зло. Нет совершенно никаких данных, что гомосексуалисты генетически отличаются от других людей. Речь идет только о духовно-нравственной болезни и неизбежной отсюда деформации в области психики. Иногда причиной могут быть детские развратные игры, которые человек забыл, но они оставили болезненный след в подсознании. Вошедший в человека яд противоестественного греха может проявить себя гораздо позже, если человек не ведет правильную духовную жизнь.

Слово Божие, чуткое ко всем проявлениям человеческой жизни, не только ничего не говорит о врожденности, но называет этот грех мерзостью. Если бы это зависело от определенных нейроэндокринных особенностей и половых гормонов, с которыми связана физиологическая регуляция репродуктивной функции человека, то в Священном Писании не говорилось бы о противоестественности этой страсти, не называлось бы это срамом. Не кощунственно ли думать, что Бог может создавать некоторых людей с физиологической расположенностью к смертному греху и тем самым обрекать их к гибели? Против попытки привлечь в оправдание науку свидетельствуют факты массового распространения в некоторые периоды истории данного вида разврата. Хананеяне, жители Содома, Гоморры и других городов Пятиградия (Адмы, Севоима и Сигора) поголовно были заражены этой скверной. Защитники содомского греха оспаривают мнение, что жители этих городов имели эту постыдную страсть. Однако в Новом Завете прямо сказано: «Как Содом и Гоморра и окрестные города, подобно им блудодействовавшиеи ходившие за иною плотию, подвергшись казни огня вечного, поставлены в пример, так точно будет и с сими мечтателями, которые оскверняют плоть» (Иуд. 1: 7–8). Это очевидно также из текста: «Вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их» (Быт. 19: 5). Слова «познаем их» имеют в Библии совершенно определенный характер и указывает на плотские отношения. А так как пришедшие ангелы имели вид мужей (см.: Быт. 19: 10), то из этого видно, какой отвратительной развращенностью были заражены все («от молодого до старого, весь народ»; Быт. 19: 4) жители Содома. Праведный Лот, исполняя древний закон гостеприимства, предлагает двух своих дочерей, «которые не познали мужа» (Быт. 19: 8), но извращенцы, распаляемые мерзкой похотью, пытались изнасиловать самого Лота: «Теперь мы хуже поступим с тобою, нежели с ними» (Быт. 19: 9).

Современное западное общество, лишившееся христианских корней, пытается быть «гуманным» в отношении к гомосексуалистам, называя их нравственно нейтральным словом «сексменьшинство» (по аналогии с нацменьшинством). На самом деле это очень жестокое отношение. Если бы врач, желая быть «добреньким», внушал тяжело больному, что он здоров, только по природе не похож на других, то он мало бы отличался от убийцы. Священное Писание указывает, что Бог «города Содомские и Гоморрские, осудив на истребление, превратил в пепел, показав пример будущим нечестивцам» (2 Пет. 2: 6). Оно говорит не только об опасности потерять вечную жизнь, но и о возможности исцелится от любой, даже самой тяжкой и закоренелой духовной болезни. Апостол Павел не только сурово обличал коринфян за постыдные грехи, но и укреплял в них надежду примерами из их же среды: «И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1 Кор. 6: 11).

Святые отцы указывают, что центр тяжести всех страстей (включая плотские) находится в области человеческого духа – в его поврежденности. Страсти являются результатом удаления человека от Бога и проистекающей от этого греховной развращенности. Поэтому исходной точкой исцеления должна быть решимость навсегда «покинуть Содом». Когда ангелы выводили семью Лота из этого города гнусного разврата, один из них сказал: «Спасай душу свою; не оглядывайся назад» (Быт. 19: 17). В этих словах было нравственное испытание. Прощальный взгляд на развращенный город, которому уже был вынесен Божий приговор, свидетельствовал бы о сочувствии к нему. Жена Лота оглянулась, потому что душою не рассталась с Содомом. Подтверждение этой мысли мы находим в книге премудрости Соломона. Говоря о премудрости, автор пишет: «Она во время погибели нечестивых спасла праведного, который избежал огня, нисшедшего на пять городов, от которых во свидетельство нечестия осталась дымящаяся пустая земля и растения, не в свое время приносящие плоды, и памятником неверной души – стоящий соляной столб (Прем. 10: 6–7). Жена Лота названа неверной душой. Господь наш Иисус Христос предупреждает своих учеников: «В день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный и истребил всех… Вспоминайте жену Лотову» (Лк. 17: 29, 32). Не только тем, кто своим опытом заглянул в бездну, но и всем оправдывающим этот порок, нужно постоянно помнить жену Лотову. Путь к реальному падению начинается с морального оправдания греха. Нужно ужаснуться вечного огня, и тогда лживыми покажутся все либеральные речи о «праве» на то, о чем Господь устами священных писателей сказал: «Мерзость пред Господом развратный, а с праведными у Него общение» (Прит. 3: 32).

Необходимо войти в благодатный опыт Церкви. Прежде всего, надо (не откладывая) подготовиться к генеральной исповеди и пройти ее. С этого дня надо начать исполнять то, что веками святая Церковь предписывает своим членам: регулярно участвовать в таинствах исповеди и причастия, ходить на праздничные и воскресные службы, читать утренние и вечерние молитвы, соблюдать святые посты, быть внимательным к себе, чтобы уклоняться от греха). Тогда придет всесильная помощь Божия и исцелит окончательно от тяжелого недуга. «Познавший свою немощь из многих искушений, из телесных и душевных страстей, познает и бесконечное могущество Бога, избавляющего вопиющих к Нему молитвой от всего сердца. И молитва ему уже бывает сладостна. Видя, что без Бога он ничего не может сделать, и страшась падения, он старается быть неотступно при Боге. Он удивляется, размышляя о том, как Бог избавил его от стольких искушений и страстей, и благодарит Избавляющего, и с благодарением получает смирение и любовь, и никого уже не смеет презирать, зная, что как Бог помог ему, так может и всем помочь, когда захочет» (преподобный Петр Дамаскин).