Церковь в уборах

Проезд общественным транспортом: от Москвы с Белорусского вокзала до станции Перхушково — 31 км., далее автобусом до ост. Успенское — 6 км., далее пешком — 3 км.

Проезд автомобилем: от Москвы по Ильинскому шоссе до Петрова-Дальнего — 15 км., оттуда по указателю до Дмитровского — 5 км., в Дмитровском — левый поворот по главной дороге сразу за церковью, далее 3,5 км. до с. Уборы.

Можно ехать по Рублево-Успенскому шоссе через Успенское — Николину гору — Маслово. Дорога запутанная и с плохим покрытием.

Храм Спаса Нерукотворного Образа в селе Уборы был построен в 1694-1697гг. в вотчине графов Шереметевых.

В 1610г. граф Иван Петрович Шереметев получил это село, совершенно брошенное и бедное, в приданое за своей женой, княжной Марфой Васильевной Волконской. При его внуке, Петре Васильевиче Шереметеве, в Уборах в 1673 г. была сначала поставлена небольшая деревянная церковь Спаса Нерукотворного. В 1694 г. Шереметев заказал постройку новой каменной церкви уже известному тогда зодчемуЯкову Григорьевичу Бухвостову. Строительство планировали окончить уже к 1695г., но зодчий, постоянно уезжавший в Рязань на строительство Успенского собора, сорвал сроки, из-за чего по требованию заказчика оказался в заключении и был даже приговорен к битью кнутами. Но Шереметев, к тому времени уже чувствовавший себя очень плохо, сам же ходатайствовал перед царем о помиловании зодчего, так как опасался, что подобное наказание надолго отодвинет сроки завершения строительства. К сожалению, владелец села так и не дождался завершения строительства роскошного храма – он умер в том же 1697 году, когда и было окончено строительство. Внутренняя отделка была завершена только к 1700г.

Первоначальным планом зодчего была постройка храма, сходного с построенным в 1684-1688 гг. Успенским храмом в с. Петрово-Дальнее (Дурнево). Это был необычный для своего времени по композиции храм: его четверик скрывали широкие округленные притворы с алтарем. Но, вероятно, после возведенияхрама Покрова в Филях Шереметев потребовал изменения плана и постройки сходной с филевской церкви.

В итоге была построена высокая стройная церковь, состоящая из основания-четверика и поставленных на него трех уменьшающихся восьмериков. Высокий четверик окружен тремя округлыми притворами и алтарем, прежде увенчанных главами (сняты в 1842г.). В среднем восьмерике устроена колокольня; на верхний, такой маленький, что его можно было бы назвать барабаном, поставлена небольшая луковичная главка, украшенная звездами. Окружает храм гульбище с невысоким парапетом.

Окна обрамляют очень красивые и сложные по исполнению наличники в виде растительного орнамента, характерного для московского барокко. Не гладкие, а резные также и колонки на углах восьмериков. Грани восьмериков украшены узорчатыми резными фронтонами.

В советское время резное внутреннее убранство было уничтожено, а уникальный иконостас сожжен прямо в храме. Церковь долго простояла заброшенной; в 1990-х гг. ее снова передали верующим.

Местность, в которой поставлена церковь в Уборах, отличается необычайной живописностью. Храм стоит на излучине Москвы-реки, на холме, и таким образом он оказывается главной, притягивающей взгляды точкой, видной издалека. По мере приближения к селу она то исчезает за деревьями, то появляется вновь, пока вдруг улица под необычным названием «Путь к храму» не выводит прямо к стенам высокого и стройного творения зодчего Якова Бухвостова.

Входит в проекты: Яков Григорьевич Бухвостов, храмы «под звоном»

Село Уборы с церковью Спаса Нерукотворного стоит на старой дороге, по которой шли паломники из Москвы на богомолье в Саввино-Сторожевский монастырь. Уборский храм – памятник нарышкинского барокко, стоящий в одном ряду с признанными образцами этого стиля, московским храмом Покрова Богородицы в Филях, Знаменской церковью на Шереметевом дворе и Троицкой церковью в Троице-Лыково.

В 1878 году архимандрит Троице-Сергиевой лавры Леонид Кавелин издал книгу «Московский Звенигород и его уезд в церковно-археологическом отношении». К тексту издания прилагалось пять литографий красивейших церквей уезда: Никольской в Вяземах, Димитрия Солунского в Дмитриевском, Благовещенской в Павловской Слободе, Никольской в Урюпине и, наконец, Спасской в селе Уборы. Сегодня эти отмеченные архимандритом храмы находятся в разных частях Подмосковья – Истринском, Одинцовском, Красногорском районах, которые в XIX веке составляли единую территорию Звенигородского уезда. Спасская церковь в Уборах может считаться одной из красивейших не только в западной части Подмосковья, но и во всей области. Подобный ей по архитектуре храм нарышкинского барокко есть лишь в селе Софрино в бывшей усадьбе Салтыковой-Ягужинской.

Название села Уборы по словарю народных географических терминов Э.М. Мурзаева, возможно, восходит к диалектным словам убор, уборье – возвышенность, высокое место. За свою историю селение несколько раз меняло имя. В начале XVI века местность значится в документах как «Луг Избореск», а в XVII веке по церкви Спаса Нерукотворного стало называться Спасским или Спас-Уборы.

Уникальность Уборской церкви в том, что этот прекрасный образец архитектуры нарышкинского барокко был выстроен человеком простого происхождения – крепостным крестьянином Якушкой Григорьевым, впоследствии именовавшимся Яковом Григорьевичем Бухвостовым. Зодчий-самородок родился на подмосковной земле в селе Никольское-Сверчково Берендеевского стана Дмитровского уезда. В 1690-х годах владелец Убор, воевода и начальник Поместного приказа Петр Васильевич Шереметев Меньшой задумал строительство в своей вотчине каменного Спасского храма, который бы не уступал по красоте лучшим на то время московским церквям. Шереметев поручил стройку уже знаменитому к тому времени «подрядчику каменных дел» Яшке Бухвостову и его товарищам Мишке Тимофееву и Митрошке Семенову.

Яков Григорьевич Бухвостов не единственный в русской архитектуре известный зодчий, который вышел из среды крепостных крестьян. Почти одновременно со строительством Спасской церкви в Уборах в Москве на Покровке возводился большой Успенский храм на средства купца Сверчкова. Его строителем стал зодчий Петрушка Потапов, как считается, крепостной крестьянин и самоучка. Красота этого удивительного храма в стиле нарышкинского барокко поражала Ф.М. Достоевского, а позднее – И. Э. Грабаря, Д.С. Лихачева. Выстроенный выходцем из народа храм после революции отмечал и первый комиссар народного просвещения РСФСР А.В. Луначарский. Он даже настоял на присвоении соседнему с церковью переулку имени зодчего Потапова. Увы, в 1930-е году Успенский храм на Покровке закрыли и снесли.

Можно вспомнить и крепостных зодчих, чье происхождение подтверждено документально. В усадьбах графской ветви Шереметевых работала целая династия крепостных художников и архитекторов Аргуновых. Федор Семенович Аргунов спроектировал несколько павильонов в усадьбе графа П.Б. Шереметева в Кусково, а Павел Иванович Аргунов выстроил позже дворец-театр в имении его сына в Останкино. Даже знаменитый Казанский собор на Невском проспекте в Санкт-Петербурге был воздвигнут по проекту бывшего крепостного крестьянина Андрея Никифоровича Воронихина.

Яков Бухвостов был предприимчивым мастером «каменных дел», легко брался за несколько подрядов одновременно, правда, не всегда разумно рассчитывал свои возможности. Еще не до конца завершив работы по возведению стен и башен Ново-Иерусалимского монастыря, Бухвостов взялся в 1693 году сразу за еще два больших дела: строительство нового Успенского собора в городе Рязани и каменной церкви под Москвой в Уборах для боярина П.В. Шереметева. Такая самонадеянность чуть не стоила «мужицкому» архитектору позорного наказания.

Бухвостов пообещал П.В. Шереметеву построить Спасскую церковь в Уборах за два года, однако, почти сразу забросил подмосковную стройку и уехал в Рязань, все время работая над возведением грандиозного собора. Заказчик пожаловался на зодчего в приказ каменных дел, после чего в Рязань за нарушителем выехал пристав. Посыльный не смог поймать и арестовать Бухвостова в Рязани, но спустя какое-то время зодчий сам явился к Шереметеву и заключил с боярином договор на новый срок. Однако и на второй раз Бухвостов не успел построить церковь в Уборах вовремя. Зодчего посадили за решетку и обязали срочно закончить дело, предварительно побив «нещадно кнутом». Позорное наказание, однако, было отменено по просьбе самого Шереметева, и к 1697 году великолепный каменный храм на берегу реки Москвы все же был возведен.

Неприятности с П.В. Шереметевым не исправили привычку неутомимого Бухвостова браться за несколько больших дел сразу. Известно, что после Рязанского собора зодчий одновременно принялся строить в этом городе архиерейские каменные житницы, палаты и сразу четыре церкви. Однако и там из-за спешки мастера не обошлось без проблем: «в каменном деле учинилась поруха», и Бухвостов «многие недели держан был у того дела по приказу митрополичью в железах».

Спасский храм в Уборах некогда был также великолепен по своему внутреннему убранству, как и внешне. К сожалению, в 1930-е годы он не избежал участи многих подмосковных церквей – был закрыт и разорен. Иконы и резной деревянный иконостас были порублены и расхищены. Однако и в советские годы понимали, что храм представляет большую ценность как памятник архитектуры, и в 1950-е годы специалистами была проведена основательная реставрация. Нынешние иконостас и храмовые образы появились в церкви после ее возвращения верующим в начале 1990-х годов.


Давно хотелось съездить в Уборы, посмотреть на Спасскую церковь — выдающийся образец стиля московского барокко. Мечта осуществилась, и мы побывали в Уборах.
Считается, что архитектором церкви Спаса Нерукотворного был Яков Григорьевич Бухвостов. Тот самый, которому приписывают самые красивые церкви Москвы в стиле «нарышкинского барокко».
1. Среди них и удивительно изящная церковь в вотчине Нарышкиных Троицком-Лыкове. Этот храм строила та же артель, что и Спасскую церковь в Уборах, — Михаил Тимофеев, Митрофан Семенов во главе с Яковом Бухвостовым. Окончено строительство было в 1703 году. Храм стоит на крутом лесистом берегу Москвы-реки и подобно церкви в Уборах имеет невысокий подклет в виде террасы-гульбища.

2. Часто вместе с именем Бухвостова упоминают и восхитительную церковь Знамения иконы Божией Матери на Шереметевом дворе в Романовом переулке. Она была построена боярином К.П. Нарышкиным, отцом царицы Натальи Кирилловны, в конце 1680-х годов и стала родоначальницей стиля нарышкинского барокко. Чувствуется рука Мастера!

3. Спасская церковь села Уборы возводилась в тот же период — в 1697 году. Об истории постройки храма и о тех архитектурных замыслах, которые зодчему не удалось до конца воплотить, можно судить по «делу», возникшему между заказчиком П.В. Шереметевым и строителем. Бухвостов обязался закончить постройку церкви с большим объёмом резных белокаменных работ в два строительных сезона, однако не уложился в этот срок из-за частых отлучек в Рязань, где шло сооружение Успенского собора.

4. Против Бухвостова было начато «судебное дело». Зодчий был «посажен в колодничью палату за решетку». Но, понимая, что дальнейшее преследование мастера может окончательно сорвать строительство храма в Убоpax, Шереметев согласился на мировую.

5. Вот уже 300 лет Спасская церковь стоит вдали от оживлённых дорог, на вершине пологого холма, и ее стройный силуэт парит над всей окрестностью. Богатое белокаменное убранство на фоне красно-кирпичных стен придаёт церкви праздничную живописность.

Спасская церковь — ярусный храм «под звоном», имеет лепестковый план. На нижний ярус (вытянутый по вертикали четверик), с пониженными полукружиями притворов и алтаря, опираются убывающие по размеру восьмерики. Завершено здание миниатюрной главой. Этот четырёхъярусный объём поставлен на высокий стилобат, повторяющий волнообразный план здания, и превращённый в круговую галерею с помощью невысоких парапетов.

Фото
6. Фасад церкви украшен белыми каменными наличниками и витыми колоннами с капителями.

7. Все резные детали, среди которых особенно выделяются сложные по форме наличники окон восьмериков, выступают на фоне терракотовых стен. Объёмная каменная резьба больше похожа на лепнину.

8. Ленты цветочных гирлянд, обвивающих стволы колонн, изящная пластика растительных мотивов белокаменных вставок парапета-гульбища следуют ритмам окружающей природы.

9. В Спасской церкви гармонично сочетаются традиции русского белокаменного зодчества и новшества западноевропейской архитектуры. Великолепны сложные по рисунку наличники окон и обрамления порталов.


11. Для подобных храмов в стиле нарышкинского барокко, вообще, характерны декоративность и яркость, цветовая гамма — контрастность в сочетании красных стен и белых резных деталей.

12. В пышном убранстве чувствуются западноевропейские барочные тенденции. Особенно они ощутимы в ширинках парапета, заполненных барельефными мотивами изобилия (виноградные кисти, заморские плоды и цветы).

13. Традиционные для барокко полуколонки здесь отделились от плоскости стен, и сплошь декорированы либо вогнутыми листьями с каплями росы, либо увиты цветочными гирляндами. Тут же рядом характерные для национального зодчества висячие гирьки и резные гребешки.


16. Вокруг красивая ухоженная территория, и ни души — спокойствие и благодать.

17. Внутри храм производит столь же целостное впечатление, что и снаружи. Архитектору удалось преодолеть массивность стен здания, расширив арки и придав им стрельчатые очертания. Это объединило притворы с центральной частью храма, зрительно расширив всё внутреннее пространство.

18. Во время Отечественной войны 1812 года через Уборы проходила французская армия. Французы храм разорили, и до 1836 года церковь стояла в запустении. В 1840 году настоятелем Спасской церкви стал Николай Тимофеевич Добролюбов, а затем его потомки, вплоть до 1938 года. В 1842 году был сломан господский дом, а также снесены главки на четырех приделах храма и детали украшения нижнего яруса храма. Тогда же, по-видимому, снесли и главный купол, поскольку имеющийся ныне купол не соответствует размерам храма. Сохранилось прошение 1849 года о позволении ремонта храма, замене оконных переплетов и обновлении икон. Храм впоследствии действовал до конца 1930-х годов.

19. В 1938 году единственный в своем роде иконостас был распилен на части и сожжен. Колокола звонницы, отлитые из чистого серебра, сбросили и увезли на переплавку. Сохранился только большой подсвечник, который сейчас стоит у иконы апостолов Петра и Павла. Храм пустовал много лет, потом в нём хранили сено. Возвращён церкви летом 1995 года. Реставрацией храма занимались архитекторы М. О. Пустовалов и А. А. Анисимов.

20. Теперь здесь цветут цветы, зеленеют кустарники и деревья.


25. Это новые постройки на хозяйственной территории храма.

26. На эту территорию проход закрыт.


28. Футбольное поле рядом с храмом всё заросло «трын-травой».


30. Село Уборы расположено на старинной дороге из Москвы в Саввино-Сторожевский монастырь и находится в 26 км от Москвы.

31. Село Уборы, в котором расположен храм, насчитывает около ста дворов. Летом почти во всех живут дачники, а зимой все пустует.