Тула щегловский монастырь

Ранее в Туле уже существовал мужской монастырь. В страшный день 22 июня 1552 г. отогнали туляне 30-ти тысячную рать хана Девлет-Гирея. В благодарность за спасение Тулы, на костях убиенных воинов, на месте, где особенно много полегло защитников города, воздвигается монастырь в честь пострадавшего за правду Предтечи Иоанна. Это был первый в Туле монастырь, основанный в 1553 году у юго-восточной стены Тульского кремля. С этого года положено начало организованному мужскому монашескому житию в Туле.

Можно установить преемственную связь монашеских обителей в Туле. В 1799 г. решением Священного Синода была открыта самостоятельная Тульская епархия. Именно с этого года начинает явственно проступать образование организованного «монашеского жития» в Земле Тульской. В 1801 году Иоанно-Предтечев монастырь был упразднен, и в нем разместился архиерейский штат открытой Тульской епархии. Однако, «граждане многолюдной Тулы, скорбящие об упразднении Предтечевой обители сердечно желали восстановить прежнюю или основать новую монашескую общину». Этим ходатайством жителей Тулы было предопределено создание нового монастыря, и им оказалась «Богородичная мужская обитель, что в Щеглове».

Сначала для новоназначенного тульского владыки среди прекрасной природы бывшей Щегловской засеки в 1810 году был построен архиерейский вместительный загородный дом-дача. В связи с тем, что в штат архиерейского дома входило несколько монашествующих, на даче был освящен домовый храм и заведен монашеский уклад жизни.

В середине XIX века по инициативе и на средства Московского купца Василия Ивановича Макарухина (основателя монастыря) рядом с архиерейским домом стали возводить комплекс зданий будущего уже самостоятельного монастыря.В мае 1860 г. состоялась закладка центрального собора, который через четыре года (8 сентября 1864 г.) был освящен в честь иконы Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы.

Одновременно с храмом строили колокольню, два корпуса для жилья, каменную ограду протяженностью около 550 м с угловыми башнями и хозяйственные постройки. Весь комплекс зданий был построен в течение 6 лет. Был отремонтирована и архиерейская дача, теперь это были настоятельские покои с домовой церковью в честь Успения Божией Матери. Ранее в соборном храме находился дивный образ Божией Матери «Млекопитательница» в серебряной ризе с бирюзовыми и красными украшениями. Судьба его неизвестна.

Колодец близ Никандровского храма копали сами монахи. Место указал схимонах Варсонофий. На колодце была плита с надписью: «Почерпите с веселием от источника спасения».

Основатель монастыря преподобный Варсонофий, в миру Василий Иванович Макарухин, родом из первопрестольной, будучи в то время сорока трех лет от роду, поклонился святому образу «Млекопитательницы» в Москве,где принесенный с Афона список с иконы пребывал два месяца.

Есть все основания полагать, что во время уединенной молитвы перед этим образом Пресвятой Богородицы он получил укрепление в вере и задумал употребить все свое большое состояние на одно большое богоугодное дело — построить монастырь в честь иконы Божией Матери «Млекопитательница».

В устроении духовной жизни Богородичному Щегловскому мужскому монастырю в XIX веке помогали Русский Пантелеимонов на Афоне монастырь и Глинская пустынь. С Афона были посланы святыни, удостоверенные надлежащей дарственной грамотой Афонского Протата — части Животворящего древа Креста Господня, камня от Гроба Господня, частицы св. мощей Великомученика Пантелеимона Целителя (потому Щегловская обитель была именована еще и Пантелеимоновой) и преподобных мучеников Игнатия, Акакия и Евфимия.

А Глинская пустынь прислала иноков и иеромонахов, учеников Глинских старцев, из которых некоторые были настоятелями и духовниками обители. Присутствие в Богородичном Щегловском мужском монастыре иеромонахов Глинской пустыни было благоприятным для формирования в нем духовной жизни. Иеромонахи Глинской обители принесли на тульскую землю дух старчества, они духовно окормляли страждущих, и Богородичный Щегловский монастырь по праву считался духовным центром Тульской епархии

Особенно известен был праведной жизнью и силой молитвы старец Дометиан, в схиме Серафим Щегловский. Люди приезжали в монастырь сотнями, дожидались от него слова утешения, сидя под деревьями, которые во множестве росли в ограде монастыря. И он, бывало, несколько часов шел после службы из храма до своей келии, останавливаясь возле каждой группы ожидающих его людей, выслушивая нужду и просьбу о молитве за них, беседуя со страждущими.

Похоронен старец Дометиан, в схиме Серафим Щегловский» под папертью храма в честь иконы Божией Матери «Млекопитательница», согласно его завещанию, чтобы люди по его же словам, после смерти попирали его ногами — «за грехи».
В 1921 году Щегловский монастырь, как и все другие монастыри в Туле и Тульской губернии, был закрыт. Весной 1922 года монахов разогнали, церковную утварь вывезли, земли национализировали. В помещениях бывшего монастыря запретили жить остававшимся там больным и состарившимся монахам, которые зачастую не имели ни родных, ни какого-либо жилья. Почти восемьдесят лет на месте Богородичного Пантелеимонова Щегловского мужского монастыря Тулы царила «мерзость запустения». То, что не уничтожили люди, разрушало время.

В 1990 году через сто лет после смерти схимонаха Варсонофия, Богородичный Щегловский монастырь вновь был открыт.

В дни празднования 1000-летия Крещения Руси в 1988 году схимонах Варсонофий был канонизирован в Соборе тульских святых.

Осенью 2001 года решением Священного Синода РПЦ от 6 октября 2001 года Богородичный Щегловский монастырь был преобразован в мужской монастырь.

С февраля 2002 г. Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием и Священным Синодом архимандрит Клавдиан (Ларьков) утвержден наместником Богородичного Щегловского мужского монастыря г. Тулы.

Сохранились и восстановлены храмы Богородичной Щегловской обители. На месте святого колодца возведена водосвятная часовня в честь Архангела Михаила и Небесных Сил бесплотных.

Сохранены святыни — две старинные иконы Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы: список с чудотворной, что хранится в Карейской келии, и список со святого образа, заказанного Василием Макарухиным для устрояемой им обители. По молитвам перед этими святыми образами в наши совершаются исцеления, в Богородичном Щегловском мужском монастыре ведется летопись этим чудотворениям.

Не отказывает монастырь своим прихожанам и в организации паломничества по святым местам соседних областей и всей России — и этим продолжает традицию жизни святого Варсонофия, паломника по призванию.

В 2010 году исполнилось 150 лет со дня основания, закладки центрального храма в честь Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы, единственного в России освященного в честь этого образа, а в 2008 году исполнилось 140 лет со дня учреждения Богородичного монастыря, названного так по имени центрального храма.

Богородичный Пантелеимонов Щегловский мужской монастырь — монастырь в Туле, единственный в России назван в честь иконы Пресвятой Богородицы «Млекопитательница».
Щегловский монастырь был образован в 1859 году известным московским купцом и промышленником Василием Иоанновичем Макарухиным на земле летней архиерейской дачи близ Щегловской заставы в 7 верстах от Тулы. Строителем был иеромонах Никандр, производителем строительных работ — Гавриил Васильевич Бочарников. Проектировку строений и территории осуществлял его сын — Александр Гавриилович Бочарников. Он был дипломированным архитектором Императорской Академии Художеств.
Весь комплекс монастыря был построен в течении 6 лет. 20 мая 1860 г. был заложен первый камень Соборного храма в честь иконы Божией Матери «Млекопитательница», так же как и прочие здания: колокольня над въездными воротами, братские корпуса, стены с угловыми башнями, настоятельские покои с домовой церковью в честь Успения Божией Матери.
9 июня 1863 г. была совершена первая Божественная литургия в новом храме. В том же году строительство обители прерывается из-за угрозы обрушения центрального купола храма «Млекопитательницы». Но по ходатайствам влиятельных людей, в числе которых был управляющий Тульской казенной палатой Н.И. Ждановский, строительство было продолжено. 8 сентября 1864 г. главный монастырский храм был торжественно освящён. Верхний храм (холодный) имел 3 придела: центральный — Божией Матери «Млекопитательница». К 1864 г. все здания Щегловского монастыря были достроены. Всего на возведение обители было пожертвовано В.И. Макарухиным 500 тысяч рублей серебром плюс к этому 30 тысяч серебром на содержание.
В том же году Тульское городское общество обратилось с ходатайством к Тульской и Белевской епархии и Святейшему Синоду об учреждении монастыря. Однако в связи с финансовыми разногласиями ходатайство было отложено более чем на год. В 1867 году было получено разрешение на открытие монастыря, которое приурочили к чудесному избавлению императора от грозившего ему покушения в апреле 1866 года. 30 сентября 1868 года монастырь был утверждён. В 1880 г. переселяется в монастырь и его основатель купец Василий Макарухин, и с этого же года начинается совершение ранних Божественных литургий, на что было выделено 10 тысяч рублей серебром.
На рубеже XIX-XX вв. обитель имела около 117 гектаров земельных угодий; хозяйство — достаточно внушительное: два пруда, пасека, конюшни, скотный двор и огород. Упразднение обители произошло в 1920-1922 гг. Монахов разогнали, храмы опечатали, землю национализировали. 14 марта 1922 г. уполномоченным Губоно Поповым был составлен акт об окончательном закрытии монастыря. Храмовая утварь была перевезена в нынешний г. Киреевск для использования при Богослужении в новом храме.
Из известных людей, посещавших обитель, следует отметить митр. Евлогия (Георгиевского), который проходил здесь послушание перед пострижением в монашествоподруководством старца иеросхимонаха Дометиана, который прожил в монастыре 46 лет. Известно, что икона вмч. Пантелеймона из Щегловского монастыря находится сейчас в Эстонии в Пюхтицком Успенском монастыре. Колодец близ Никандровского храма копали сами монахи, иеромонах Геронтий рассаживал деревья в парке, иеромонах Варсонофий после закрытия монастыря служил в храме вмч. Димитрия Солунского.
2 ноября 1990 года территория и все здания монастыря были возвращены православной церкви и 18 июля 1991 года состоялось открытие монастыря.
ХРАМ «МЛЕКОПИТАТЕЛЬНИЦЫ»
Внутри монастырской ограды, почти на середине площади, на расстоянии около 21 м от колокольни, на восток, возвышается главный храм обители во имя Богородицы — Млекопитательницы. Само название иконы «Млекопитательница» связано с глубокой древностью: по преданию, икона с таким названием находилась в Лавре преп. Саввы Освященного близ Иерусалима, в ХIII веке была перенесена св.Саввою, архиепископом Сербским, на св.гору Афон в Хилендарский монастырь, откуда во множестве списков распространилась по России. Вероятно, благочестивый иконописец хотел сюжетом иконы подчеркнуть Богочеловеческое естество Иисуса Христа: Богоматерь кормила млеком Христа как истинно принявшего человеческую плоть опасения ради рода человеческого.

Храм в честь иконы Божией Матери Млекопитательницы по своей величественности, красоте наружного и внутреннего оформления, глубоко продуманного основателем оснащения, церковной утвари и иконам вполне быть отнесен к благоустроенным соборным храмам. Архитектура храма, сохраняя чисто русские национальные формы, имеет свои особенные черты. Каменное здание кубической формы имеет два этажа и вместительное помещение, позже ставшее усыпальницею строителя храма и его ближайших сотрудников.
На юго-восток от главного храма Богородицы-Млекопитательницы на расстоянии около 20 метров от него находится небольшая церковь Успения Пресвятой Богородицы. При строительстве церкви в ее фундамент были положены четыре кирпича, привезенные иеромонахом Никандром из Киево-Печерской Лавры и там освященные. Из той же Лавры привезена небольшая икона Успения — копия Киевской, которая помещалась над царскими вратами.
Освящение храма и антиминса состоялось 9 июня 1863 года.
Официальный сайт монастыря http://obitel-tula.narod.ru

По совету Божию

«Во славу Пресвятыя, Единосущныя и Нераздельныя Троицы Отца и Сына и Святаго Духа и в честь Преблагословенныя Богородицы Приснодевы Марии в лето от Воплощения Бога Слова 1860 г. …заложен храм сей во имя Иконы Богоматери-Млекопитательницы… по устроении храма на месте сем учредится святая обитель иноков по древнему уставу обителей Восточныя Церкви. Понеже град Тула лишен есть от начала сего столетия обители иночествующих молитвенников о граде сем, о державе Всероссийской…» (Из закладной доски главного храма Щегловского монастыря)

«Неизвестный благотворитель и строитель», финансировавший сооружение святой обители, раскрыл свое инкогнито только когда «она устроилась», свидетельствовал краевед Николай Троицкий (1851 – 1920). По словам Николая Ивановича, никто даже и не предполагал возможности быть здесь монастырю… «Но не таков был о сем совет Божий, полагающий времена и сроки в своей власти».

Высшей ли волей, рукою ли судьбы или по здравому житейскому размышлению «неизвестный благотворитель» назначил главным распорядителем работ тульского мещанина Гавриилу Бочарникова (1804-1880), который известен был не только деловыми качествами, но и безупречной честностью. А Гавриил Васильевич с согласия «неизвестного благотворителя» доверил возведение главного храма обители сыну Александру.

К тому времени 26-летний зодчий, начинавший помощником городского архитектора, получил аттестат императорской Академии художеств: «…удостоен звания неклассного художника… с правом производить строения и по силе Всемилостивейше дарованной академии привилегии пользоваться с потомством его вечною и совершенною свободою и вольностью и вступить в службу, в какую сам, как свободный художник, пожелает».

Для Александра Гавриловича Богородичная церковь стала первой самостоятельной большой стройкой. По одобрении проекта Тульской строительной комиссией и с благословения старца иеромонаха Никандра, являвшегося духовником «неизвестного благотворителя», дело «было налажено, начато и поведено хорошо», отмечал Троицкий. Но когда пришла пора сводить большой купол главной церкви, Бочарников-старший ради экономии пожертвованных средств решил отказаться от закладки предусмотренных проектом железных связей. Александр Гаврилович возразил было отцу, но потом уступил. Работы продолжались.

«Первый, кто вскоре заметил опасность падения купола, был сам же распорядитель – настойчивый Гавриил Бочарников». Он немедленно отправил к сыну «подрядчика с просьбой осмотреть постройку и, если можно, пособить горю». Сын осмотрел – и пришел к выводу, что купол неминуемо рухнет. «Чтобы не произвести паники в массе рабочих, находившихся на подмостях, и сотрясения, могущего причинить мгновенное падение купола с неизбежными человеческими жертвами, Бочарников-архитектор… приказал вызвать всех рабочих, – будто бы мешать для работы известковый раствор. Когда же рабочие сошли с подмостей, то архитектор приказал, чтобы никто не подходил к постройке на расстояние менее двадцати саженей… Тут только Бочарников-отец сознал вину свою перед сыном и, в отчаянии, говорят, хотел идти под купол, чтобы под его развалинами похоронить себя и свой позор: силой он был удержан от такого безрассудного поступка», – пишет Троицкий.

Следующей ночью купол рухнул. Это крушение конкуренты Бочарникова-сына хотели превратить в профессиональное крушение молодого соперника, пытались лишить его академического аттестата, заслуженного с немалым трудом. За архитектора заступился управляющий казенной палаты Ждановский – его слова: «…что за важность! У Тона пятьдесят куполов обвалилось!» (Константин Андреевич Тон, автор проектов храма Христа Спасителя, Большого Кремлевского дворца, Оружейной палаты в Кремле – Ред.), – вошли в историю отечественной архитектуры. Вникнув в обстоятельства дела, ходатайствовали за молодого архитектора и представители города в «настоятельном совете», и губернатор, и епархиальное начальство.

«Господь… благоволительно приемлет многие таланты, пожертвованные по усердию и любви к нему и к Его Св. Храму, и не дает нам в постигшем нас искушении – искуситися паче, еже можем… От души мне жалко этого молодого, умного и доброго и притом старательного в порученном ему деле человека. Больно смотреть и на слезы его отца – неусыпного труженика»,– писал тульский владыка.

«Неизвестный благотворитель», от которого теперь всецело зависела судьба Бочарникова-младшего, мог бы не услышать ходатаев. Но московский третьей гильдии купец Василий Макарухин (1805 – 1891), жертвовавший на храм и обитель с дальней целью стать ее иноком, на собственном опыте еще в младые годы познал, что справедливость, добро не могут быть с вывертом, когда одной рукой дают, а другой – отнимают. В 1812 году маленький Вася с отцом бежали от французов из Москвы в Каширу и по пути повстречали наполеоновских фуражиров. Одному из иноземцев приглянулись хорошие сапоги Васиного отца. Сапоги у Ивана Григорьевича француз отобрал, а когда мальчик заплакал – утешил того большим куском сахара… И Василий Иванович свое слово сказал. Храм достроили исключительно по указаниям молодого архитектора.

После такой реабилитации Александр Бочарников стал одним из ведущих зодчих в губернии, не знавшим отбоя от заказчиков, был назначен епархиальным архитектором. К сожалению, ему не суждена была долгая жизнь: в 1886 году он скоротечно скончался от отека легких. Похоронили его на погосте Щегловского монастыря, близ могил отца и ставшего уже известным «неизвестного благотворителя» Василия Макарухина.

***

Немало невзгод выпало Щегловскому монастырю и его главному храму в безбожном ХХ веке, когда святые стены служили для чего угодно, только не для забот духовных. Последним «хозяином» обители была какая-то автобаза, а на храмовом погосте, на могилах, размещалась кузня…

Лишь в 1990-х годах наследие Василия Макарухина возвратили Церкви. В январе 2007 года в Богородничном Пантелеймоновом Щегловском мужском монастыре состоялось освящение храма в честь иконы Матери Божьей Млекопитательницы. Это единственный в России такой храм, где православные молятся об избавлении от бездетности и здравии родившихся чад. Здравии духовном и физическом…

Валерий РУДЕНКО

Щегловский монастырь был образован в 1859 году известным московским купцом и промышленником В.И. Макарухиным на земле летней архиерейской дачи близ Щегловской заставы в 7 верстах от Тулы. Строителем назначается иеромонах Никандр (Кондратов; + 18.05.1866 г.). Производителем строительных работ назначается Гавриил Васильевич Бочарников (30.03.1804 — 04.02.1880 г.г.). В этой должности он пробыл с 1859 по 1866 гг. Проектировку строений и территории осуществлял его сын — Александр Гавриилович Бочарников (1833 — 13.03.1886 г.г.). Он был дипломированным архитектором Императорской Академии Художеств. Весь комплекс монастыря был построен в течение 6 лет.

20.05.1860 г. был заложен первый камень Соборного храма в честь иконы Божией Матери «Млекопитательница», как и прочие здания: колокольня над въездными воротами, братские корпуса, стены с угловыми башнями, настоятельские покои с домовой церковью в честь Успения Божией Матери. 09.06.1863 г. была совершена первая Божественная литургия в новом храме. В том же году строительство обители прерывается из-за угрозы обрушения центрального купола храма «Млекопитательницы». Но по ходатайствам влиятельных людей, в числе которых был управляющий Тульской казенной палатой Н.И. Ждановский, строительство было продолжено.

08.09.1864 г. главный монастырский храм был торжественно освящён. Верхний храм (холодный) имел 3 придела: центральный — Божией Матери «Млекопитательница». К 1864 г. все здания Щегловского монастыря были достроены. Всего на возведение обители было пожертвовано В.И. Макарухиным 500 тысяч рублей серебром плюс к этому 30 тысяч серебром на содержание. В мае 1865 г. купец М.М. Струков пожертвовал 42 десятины пахотной земли в с. Глухие Поляны в пользу обители.

14.05.1865 г. состоялось решение Тульского городского общества — ходатайствовать перед Епархией и Святейшим Синодом об учреждении Богородичного монастыря в Щеглове. Главным инициатором был городской голова Н.Н. Добрынин и с ним еще 100 человек. 16.06.1865 г. решение было отправлено Преосвященному епископу Никандру, но владыка отложил ходатайство по причине финансовых разногласий на год. К 1867 г. все разногласия были улажены и было решено приурочить утверждение монастыря к чудесному избавлению Императора от грозившей ему опасности покушения 04.04.1866 г. Высочайшим соизволением и определением Святейшего Синода 30.09.1868 г. монастырь был учреждён. Г.В. Бочарников принял монашество с именем Герман в 1866 г. и привозит с Афона святыни: часть Древа Животворящего Креста Господня, часть Камня Гроба Господня, частицы мощей вмч. Пантелеймона и преп. мчч. Евфи-мия, Игнатия и Акакия. В соборном храме находился дивный образ Божией Матери «Млекопитательница» в серебряной ризе с бирюзовыми и красными украшениями. Судьба его неизвестна.

В 1880 г. В.И. Макарухин переселяется в монастырь, и с этого же года начинается совершение ранних Божественных литургий, на что было выделено 10 тысяч рублей серебром.

С 1882 г. начинается строительство гостиницы в два этапа: 1882 -1884 гг., и расширение до 23 номеров в 1891-1892 гг. В 1884 г. строится хлебопекарня и трапезная.

В 1886 г. скончался архитектор монастыря А.Г. Бочарников, погребён около могилы его отца в храме Божией Матери «Млекопитательница». 24.05.1886 г. заложен камень храма в честь преп. Никандра Пустынножителя Псковского с приделами в честь равноап. кн. Владимира и вмч. Пантелеймона (1891-1892 гг.), освящён 24.09.1889 г. архиепископом Тульским и Белевским Никандром.

В 1890 г. скончался основатель монастыря схимонах Варсонофий (В.И. Макарухин), погребён в левом приделе нижнего храма Божией Матери «Млекопитательница». Его приемником в 1894 г. становится его племянник Н.Ф. Мусатов. За 30 лет пребывания в обители им было построено: Александровская школа для бедных детей на 100 человек, монастырская больница, сначала на 10 мест, а затем на 25. На его средства построен двухэтажный дом на территории обители. Н.Ф. Мусатов жертвует 18 тысяч рублей серебром на по строение Покровского подворья в Туле. За год до кончины он принимает монашество с именем Никанор, и тогда же был рукоположен в иеромонахи с возложением обязанностей благочинного. Скончался 22.04.1915 г., погребён рядом с могилой его дяди-схимонаха Варсонофия.

На рубеже XIX-XX в.в. обитель имела около 117 гектаров земельных угодий; хозяйство — достаточно внушительное: два пруда, пасека, конюшни, скотный двор и огород.

Упразднение обители произошло в 1920-1922 г.г. Монахов разогнали, храмы опечатали, землю национализировали. 14.03.1922 г. уполномоченным Губоно Поповым был составлен акт об окончательном закрытии монастыря. Храмовая утварь была перевезена в нынешний г. Киреевск для использования при Богослужении в новом храме. Известно, что икона вмч. Пантелеймона из Щегловского монастыря находится сейчас в Эстонии в Пюхтицком Успенском монастыре. Колодец близ Никандровского храма копали сами монахи, иеромонах Геронтий рассаживал деревья в парке, иеромонах Варсонофий после закрытия монастыря служил в храме вмч. Димитрия Солунского.

Колокольня

Главный вход в монастырь образуют святые врата, устроенные под аркой нижнего яруса колокольни, возвышающейся посреди западной стены монастырской ограды, в виде особой башни, непосредственно выходящей Из стены, как ее составная часть. Святые врата представляют собой железную, кованую двустворчатую решетку с внутренним запором на створах. Решетка врат составлена из геометрических фигур, расположенных в 42-у четырехугольниках, в верхней части створок врат надписание: 1864 года. Решётка врат была украшена многими бронзовыми медальонами с рельефными изображениями на них. Над вратами, с западной стороны, в особой раме, в виде выступа на стене помещалась Иверская икона. Непосредственно над аркой святых врат высится башня колокольни, первый ярус ее – четырехгранный — заканчивается двухскатным верхом на каждой стороне, а на углах и по середине каждой стороны выступают подвесные колонки, завершающиеся главками-маковками с крестами. Верхний ярус — восьмигранный, с четырьмя пролетами, каждый завершается двойной аркой, разделяемой гирькой. По верху карниза — ряд стрельчатых кокошников. Над ними возвышается восьмигранный, пирамидальный, усеченный шатер крыши, окаймленный вверху также венцом стрельчатых кокошников. Кровля завершается луковичной главой с маковицей, которая служит основанием водруженного в ней шестиконечного креста. Пролеты (или просветы) каморы, где висят колокола, огорожены деревянным балясником. Всех колоколов — девять, отлиты они в 1861 г. в Харькове: вес колоколов: 208 п. 23 ф., 107 п. 37 ф., 52 п. 39 ф., 26 ф., 11 п. 27 ф., 6 п. 17 ф., 2 п. 39 1/4 ф., 1 п. 26 1/2ф., 37 п. 37 1/4 ф. Общий вес колоколов 421 п. 32 ф. Главный шатер колокольни, а также и ее детали крыты листовым железом и окрашены медянкой.

Храм Божией Матери Млекопитательница

Внутри монастырской ограды, почти на середине площади, на расстоянии около 21 м от колокольни на восток, возвышается главный храм обители во имя Богородицы Млекопитательница. Само название иконы «Млекопитательница» связано с глубокой древностью: по преданию икона с таким названием находилась в Лавре преп. Саввы Освященного (+532) близ Иерусалима, в ХШ веке была перенесена св.Саввою, архиепископом Сербским, на св. гору Афон в Хилендарский монастырь, откуда во множестве списков распространилась по России. Вероятно, благочестивый иконописец хотел сюжетом иконы подчеркнуть Богочеловеческое естество Иисуса Христа: Богоматерь кормила млеком Христа как истинно принявшего человеческую плоть опасения ради рода человеческого.

Храм в честь иконы Божией Матери Млекопитательница по своей величественности, красоте наружного и внутреннего оформления, глубо продуманного основателем оснащения, церковной утвари и иконам вполне быть отнесен к благоустроенным соборным храмам. Архитектрура храма, сохраняя чисто русские национальные формы, ранне построенные здания церквей, а имеет свои особенные черты. Каменное здание кубической формы имеет два этажа и вместительное помещение, позже ставшее усыпальницею строителя храма и его ближайших сотрудников.

Первоначально храм был задуман одноглавым, позже, по желанию В.И. Макарухина, были добавлены четыре шатра и храм стал пятиглавым. Деревянные стропила, покрытые листовым железом на четыре скат, окрашенные медянкой, образовали достаточно сложное завершение храма. Над крышей возвышаются пять куполов в виде отдельных восьмигранных башен со стрельчатыми кокошниками по верхнему краю и с пирамидальным покрытием каждая. Пять глав с вызолоченными маковицами (яблоками) увенчаны шестиконечными крестами. Кресты медные, вызолоченные. В среднем куполе восемь окон с полукруглым верхом. На восточной стороне выступает троечастная алтарная апсида, с средним наибольшим выступом. Части алтарной апсиды разделены гранитными полуколоннами в высоту стены, от фундамента до карниза. Для стока дождевой воды с крыши были проведены 14 водосточных труб.

Естественному (дневному) освещению храма содействовало большое количество окон: в верхнем (холодном) храме их было 22, которые имели одиночные рамы полукруглые вверху без железных решеток, в нижнем храме — 22, были четырехугольные, небольшого размера, с двойными рамами и железными решетками. В притворах верхнего и нижнего этажей по четыре окна.

Вход в храм был один, с западной стороны. Над входной дверью в стене находилась икона Нерукотворенного Образа живописной работы, написанная на железной доске, а вверху стены — крест. Над входной дверью внутри притвора — икона Киево-Печерской Божией Матери. Из притвора для входа в верхнюю церковь сделана каменная лестница с 16 ступенями. В верхнем храме три престола: в центре — во имя иконы Божией Матери Млекопитательница; правый, южный придел — во имя Рождества Иоанна Предтечи, левый, северный — во имя Василия Блаженного. Пол в храме деревянный, крашеный, солея и алтарь на две ступени выше самой церкви. Клиросы ограждены деревянными резными позолоченными балясниками. Своды храма, равно как и купол, утверждены на четырехкаменной кладке, четырехугольных столбах, находящихся посередине церкви, карнизы вверху арок позолочены. Иконостас верхнего храма устроен в 1859 году столярной работы, весь с резьбой, позолочен и состоял из трех ярусов. Царские Врата — резные, сквозные, позолоченные в середине.

В нижнем теплом этаже храма было предположено устрить три престола, но к 1895 году было только два: в центре — св. Иосифа Песнописца, св. Георгия иже в Малеи и в северном приделе — во имя Рождества Христова. По свидетельству Н.И. Троицкого, нижний храм ни в устройстве, ни в убранстве своем не представлял чего-либо примечательного.

На юго-восток от главного храма Богородицы Млекопитательница на расстоянии около 20 м от него находится небольшая церковь Успения Пресвятой Богородицы. По времени — это первый храм на территории монастыря: он устроен вместе с монастырской оградой прямо в юго-восточной ее башне, к которой непосредственно примыкают и настоятельские келии. Таким образом, Успенская церковь являлась домовой. Здание каменное, малого размера, без колокольни, покрыто листовым железом, крыша окрашена медянкой, крест на куполе железный, позолоченный. В куполе два окна, а в самой церкви девять окон с двойными рамами и железными решетками. При строительстве церкви в ее фундамент были положены четыре кирпича, привезенные иеромонахом Никандром из Киево-Печерской Лавры и там освященные. Из той же Лавры привезена небольшая икона Успения — копия Киевской, которая помещалась над царскими вратами. Освящение храма и антиминса состоялось 9 июня 1863 года.

Храм Богородицы Млекопитательница был летним храмом и отопления не имел. В непосредственной близости от него, к северо-востоку, в 1886г. было заложено новое здание теплого (отапливаемого) храма, который был освящен 24 сентября 1889 года. В 1889 году отмечалось 25-летие пребывания архиепископа Никандра на Тульской кафедре. Новый храм был посвящен памяти преподобному Никандру Псковскому — покровителю маститого Владыки. В связи с тем, что в зимнее время молящихся собиралось больше, чем мог вместить храм преп. Никандра, в 1891-92гг. племяником В.И. Макарухина, Николаем Феодоровичем Мусатовым, с западной стороны была сделана пристройка, вдвое увеличившая площадь храма. Полукруглые своды на дугообразных арках и крестовидный план здания придают ему массивность и величие. Голосники в сводах дают прекрасную акустику.

Основные даты жизни монастыря:

1860 год. 8 мая — закладка храма в честь иконы Богородицы Млекопитательницы, начало строительства комплекса будущего монастыря.

1863 год, 9 июня — освящение церкви Успения Божией Матери.

1864 год, 8 сентября — освящение главного храма монастыря — церкви во имя иконы Богородицы Млекопитательницы.

1868 год, 22 июня — учреждение монастыря.

1889 год, 24 сентября — освящение храма в честь Преподобного Никандра (расширен в 1891-92 г.г.)

1895-96 г.г. — построено новое здание Александровской церковно-приходской школы на ул.Щегловской (ныне ул.Кирова).

1901 год — освящение церкви во имя святой великомученицы Раисы при Александровской церковно-приходской школе.

1909 год, декабрь — освящение домовой церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы при Покровско-Пантелеимоновском подворье Щегловского монастыря.

1915 год, 25 февраля — окончание строительства перестроенной и расширенной церкви Покрова Пресвятой Богородицы.

1921 год, сентябрь-октябрь — закрытие монастыря, конфискация имущества, роспуск братии.

1990 год, 2 ноября — территория и здания бывшего монастыря возвращены церкви.

1991 год, 7 апреля — первое богослужение в монастыре.

1991 год, 18 июля — Священный Синод благословил открытие монастыря.