Тула Успенский кафедральный собор

Отзывы
Успенский собор Тульского кремля (Россия) — описание, история, расположение. Точный адрес и веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.
1/10
  • Успенский собор Тульского кремля, фасадУспенский собор Тульского кремля, фасад Nikolay Nikolaev
  • Успенский собор Тульского кремля, колоколаУспенский собор Тульского кремля, колокола https://ru.wikipedia.org, Celest.ru
  • Успенский собор Тульского кремля, площадьУспенский собор Тульского кремля, площадь Elfenok Tasha
  • Иконостас Успенского собора, ТулаИконостас Успенского собора, Тула Sigwald
  • Колокольня Успенского собора, ТулаКолокольня Успенского собора, Тула Kawaielli
  • Успенский собор Тульского кремляУспенский собор Тульского кремля ХВМ

Нарядный, светлый, праздничный Успенский собор по праву можно назвать главной достопримечательностью Тульского кремля. Его светло-сиреневые стены (цвет, крайне редко встречающийся в религиозной архитектуре), вычурные детали, богатый декор, масса символичных барельефов и орнаментов придают храму вид чудесной сказочной шкатулки. Кажется, что рассматривать результат мастерства зодчих, что за несколько столетий постоянно подновляли и реконструировали церковь, можно бесконечно. И, все же, производя столь игрушечное впечатление, Успенский собор остается одним из самых величественных в Туле. Что и немудрено — ведь это главный храм епархии и «лицо» кремля и всего города.

Первоначально небольшую деревянную церковь возвели здесь в 1626 г. и лишь спустя сто с лишним лет ее перестроили в камне. Архитектура собора крайне примечательна. Это уже не клонящееся к своему закату барокко, но еще и не нарождающийся классицизм с присущими ему изысканными и строгими формами. Потому, с одной стороны убранство храма крайне богато, но не давит пышностью барочных форм. А с другой — не дотягивает до простых классицистических решений, что тоже ему только на пользу.

Зато внутреннее оформление целиком и полностью отдано во власть русского барокко. Это и белокаменные резные капители, розетки и раковины, и лепные украшения растительного орнамента, и фасонный кирпич, и богато украшенные порталы.

Главный вход — западный. Над ним располагается резной белокаменный российский герб — двуглавый орел.

Практически полностью, включая оконные откосы и простенки, храм украшен росписями. В течение двух лет в середине 18 столетия их создавали лучшие мастера ярославской школы. Отсюда — крупный план, торжественный ритм, четкая прорисовка тончайших особенностей костюмов, причесок и даже текстур ткани.

Разумеется, после революции собор планировали закрыть и даже сделать из него атеистический музей, отдав все найденные и сохраненные после переворота ценности и святыни в Николочасовенскую церковь. Но властные руки так и не дошли до создания экспозиции, собор стоял закрытый, ветшал, пока в 60-х гг. его не признали памятником союзного значения и не начали восстанавливать. С 1991 г. Успенский собор передан в лоно православной церкви. Основное здание и чудесную колокольню, примыкающую к нему, отреставрировали, и сегодня там вновь проводят службы и звучат тихие и святые слова молитв.

Практическая информация

Адрес: Тула, ул. Менделеевская, 2, кремль.

Шедевральность Успенского собора в Туле часто неочевидна для «простого гражданина», не вполне сведущего в истории развития архитектурных и художественных стилей. Между тем специалисты признают его уникальным для своего времени памятником. Существующий ныне в Тульском кремле Успенский собор построен в сравнительно недавнее время. Но из документальных источников известно, что уже в ХVI столетии на перекрёстке Большой и Малой Кремлёвских улиц (а кремль тогда был застроен более плотнее, чем теперь) стояли два деревянных храма — во имя Архистратига Гавриила с приделом исповедника Василия Парийского и в честь Успения Пресвятой Богородицы. В 80-е годы ХVII века Успенскую церковь возвели в камне. Об этой непосредственной предшественнице нынешнего собора известно, что она была «о пяти главах, строение великих государей (имеются в виду цари Иоанн и Пётр Алексеевичи). В приделе собор Архистратига Гавриила да Тихона чудотворца». Собор ХVII века на удивление быстро «состарился». В 1762 году епископ Коломенский и Каширский — а Тула тогда находилась в составе Коломенской епархии — Порфирий (Крайский) уже называет его «ветхим» (хотя ещё в ведомости 1756 года ничего не говорится об этом, а сообщается лишь, что служба в соборе «исправляется»). Что уж за изъян был в старом соборе, почему он столь стремительно обветшал, — неизвестно. Известно лишь, что в 1762 году преосвященный Порфирий благословил строить новый собор.

Строился собор, очевидно, по проекту какого-то доморощенного зодчего, мало интересовавшегося новейшими архитектурными тенденциями, о чём говорит архаичная конструкция здания. Но между тем ещё в ХIХ веке ходили слухи об участии в возведении Успенского собора «графа Растрелли». Конечно, такое предположение можно сделать лишь вследствии полной «невинности» в вопросах градостроения, и справедливости ради стоит отметить, что исследователи, претендовавшие на серьёзное к себе отношение, хотя и озвучивали сию маргинальную версию, но и специально оговаривали её «неподтверждённость». Некоторые же авторы попросту не верили в столь позднее происхождение Успенского собора (а сравниться с документами почему-то не считали возможным) и относили его к более или менее седой старине. Имя подлинного архитектора Успенского собора кануло в Лету, и с этим придётся смириться, но зато имена ктиторов хорошо известны. Это были «тульский купец Лукьян Иванов Каптельцев с товарищами Сафронием Сидневым и Андреем Володимировым». К своим обязанностям тульские предприниматели отнеслись весьма ответственно, благодаря чему стройка шла без проволочек. Основной объём собора возвели за два года, и ещё около двух лет ушло на отделочные работы.

Как сообщается в описании Успенского собора, составленном во второй половине ХIХ века, «на всю постройку и окончательную отделку… издержано 29 381 р. 73 коп 19 октября 1766 года Успенский собор был освящён преосвящ. Феодосием Коломенским и Каширским, а 5 мая 1767 года протоиреем Василием Ивановым освящён придел во имя св. Иоанна Златоустаго, устроенный с правой стороны алтаря». Забегая вперёд, стоит сказать, что этот придел упразднили спустя несколько десятилетий, когда в Тулу перевели из Коломны архирейский дом и понадобилось помещение под ризницу кафедрального (теперь уже) собора. Говоря об «окончательной отделке» собора, автор процитированного выше исторического описания имеет в виду прежде всего его роспись, которой занималась артель ярославских мастеров. Она трудилась с мая 1765 года по сентябрь 1766 года, о чём гласит надпись на правой стороне северного портала: «Трудившиеся о Бозе иконописцы были града Ярославля посадские люди стенного писания…» Далее перечисляются 28 фамилий. Данные о количестве художников, потрудившихся над внутренним убранством Успенского собора, расходятся. Если в соборе, было упомянуто 28 человек (уже не мало, прямо скажем), то в документе, хранившемся до революции в соборной ризнице, их число возрастает до 36-ти. Что это? Ошибка писца? История, к сожалению умалчивает.

Постройка нового обширного собора в Туле была произведена как нельзя более своевременно. Спустя несколько лет город стал центром губернии. Центром Тульского наместничества (с 1796 года преобразованного в губернию) Тула стала в 1777 году. Незадолго до того, в 1772-1776 годах близ Успенского собора возвели «колокольню в 4 яруса», весьма нарядную, уже в новейшем — в отличие от самого собора — вкусе. Туляки гордились ею, а местные краеведы не без тщеславия заявляли, что она есть «лучшее украшение города, какого нельзя видеть во многих губернских городах русских». В нижнем ярусе колокольни «тщанием и иждивением тульского купечества» в 1778 году устроили тёплый храм во имя св. Тихона Амафунтского. Это было вызвано настоятельной необходимостью: Успенский собор не отапливался, служили в нём лишь от Пасхи до Покрова. Соборная звонница подбиралась постепенно, и к середине ХIХ века её составляли двадцать два колокола, самый большой из которых весил 679 пудов (около 11 тонн). Почти все колокола изготавливались именно для тульского собора, о чём свидетельствовали соответствующие надписи на них. Но были и весьма любопытные исключения. Так, на одном из колоколов (четвёртом по величине) надпись гласила: «Города Вологды церкви Святых Жен мироносиц и Св. Иоанна Златоустаго и преподобнаго Александра Свирскаго, состоявшаго за рекою Вологдою. Лит в поминовение Вологодскаго купца Алексия Александрова Шапкина рачением сына его Василия в лето 1783, 25 Сентября в Москве на заводе Леона Суруговщина. Весу в нем 100 п.».

В 1880-е годы вологжане заинтересовались загадкой «своего» колокола, очутившегося в Туле. Проведя расследование, они обнаружили две причины, которые могли послужить к его переезду в другой конец России. Василий Шапкин, заказавший колокол «в поминовение» своего родителя, вряд ли был доволен ошибками, сделанными в его отчестве (Шапкин старший был Андреевич). Кстати, на колоколе неверно указано также имя владельца завода — на самом деле его звали Асон Струговщиков. Может быть, не понравился заказчику и звук колокола, «забракованный», он был выкуплен туляками для новой колокольни. Очевидно, звук им показался подходящим, а надпись не составляла для них никакого значения. Сейчас, впрочем, эти загадки уже утратили свою актуальность: ведь звонницу после революции пустили на нужды «социалистического строительства», а колокольню разобрали.

Указом от 31 июля 1799 года император Павел повелел Святейшему Синоду: «По всем епархиям распределить ведомство каждой сообразно пределам губерний, и самые названия епархий, для большего единообразия, переменить по званию тех губерний, в коих кафедры их состоят». Для Тулы, конечно, обретение собственной кафедры («Тульской и Белёвской») явилось благом. Церковно-административная жизнь упорядочивалась, налаживалось духовное образование. А обширный Успенский собор оказался вполне пригоден для торжественных архирейских богослужений, да и вообще имел все качечества, необходимые для кафедрального храма. Бывало, что «кремлёвский» собор портил тулякам по меткому русскому выражению, всю обедню. Тесный, душный — он отличался всевозможными неудобствами, не совместимыми с новым статусом города, почему зимние архирейские службы проходили, как правило, в других тульских церквах. Тем не менее, до постройки отдельного тёплого собора руки дошли только в середине ХIХ века. К тому времени все препятствия, касаемые плана и фасада нового собора, источника средств для строительства, а также другие бюрократические проволочки разрешились, проект был высочайше утверждён, строительство началось. К 1862 году Богоявленский собор уже стоял на том месте, где стоит и поныне, — правда, теперь он «замаскирован» под оружейный музей, да столь надёжно, что даже вход в него осуществляется через алтарную часть.

Успенский собор никогда не мог похвастаться большим числом прихожан — всего около ста человек были «приписаны» к нему. Однако благодаря тому, что значительную силу в городе составляли купцы, оба собора — и тёплый, и холодный — поддерживались в надлежащем порядке, имея достойное убранство и «насыщенную» ризницу. Доходы получались также от луговой и пахотной земли, отдаваемой внаём, а ещё с «билетов вечного вклада». Соборному причту полагалось жалованье. Расположение соборов — в самом сердце Тулы — долгие годы радовало туляков, организовывало архитектурное и смысловое пространство города, но в 1930-е годы чуть не стало причиной их сноса. Власти хотели избавиться от «пережитка старого режима», мозолившего им глаза. Но здания Успенского, и Богоявленского соборов сравнительно благополучно пережили то непростое время, а вот колокольне пришлось поплатиться за свою заметность. 28 сентября 1936 года в ней впыхнул пожар — причём на верхних ярусах. Пожарные ничего поделать не могли: напор воды в шлангах не достигал 30-метровой высоты. К утру 29 сентября отстоять от огня удалось только нижние ярусы. Виновных пожара обнаружить, конечно, не удалось, и к концу марта 1937 года остатки колокольни разобрали, так как они, по мнению местных властей, создавали «угрозу для массового транспортного движения, весьма оживлённого здесь ввиду соседства крупных оборонных заводов, учебных заведений, центрального физкультурного стадиона» (да, в кремле тогда существовал стадион). Собор к 1936 году уже не действовал.

В начале 1930 года в Туле приняли план закрыть десять церквей. Под массовое «сокращение» попал и Успенский собор. Делалось всё это, разумеется, «по просьбам трудящихся», причём в доказательство приводилось 26 тысяч подписей, якобы собранных в городе. Эти подписные листы сохранились. Фамилии в большинстве неразборчивы, адреса не проставлены… Но и такие «доказательства» признали достаточными. Соборный храм предполагалось использовать под атеистический музей. Но почему-то музей в эти старинные стены так и не въехал, а окончательно собор закрыли только в 1934 году, о чём свидетельствует просьба верующих о передаче некоторых икон и облачений из закрываемого Успенского собора в Николочасовенскую церковь. Просьбу удовлетворили.

Более десяти лет собор пустовал, не имея определённого статуса. В 1945 году статус он получил — сделавшись памятником союзного значения, — но продолжал пустовать. Потом его поставили на государственную охрану, потом передали под склад промтоваров. И только в середине 1960-х годов началась его реставрация, в контексте восстановления всего кремлёвского ансамбля. В первую очередь, в 1968-1970 годах, реставраторы полностью заменили кровлю собора и позолотили все пять глав храма. А в июне 1975 года Всесоюзный научно-реставрационный производственный комбинат приступил к изысканиям на предмет реставрации иконостаса и двух киотов. Иконостас имел к началу реставрации вполне сносное состояние — хотя утраты резных деталей составляли до 30%, но сама конструкция сохраняла прочность и не вызывала беспокойства реставраторов. В 1982-1986 годах было произведено восстановление резьбы иконостаса — накладок на цокольной части, рам местного ряда и царских врат. Наибольшего опасения внушали фрески. В 1950-е годы серьёзно пострадала западная стена, несущая на себе уникальную для русской монументальной живописи композицию. В 1960-е годы из-за фейерверков, проводившихся в кремле, также разрушились некоторые фрески, в том числе «Успение Пресвятой Богородицы». Возникли очаговые утраты живописного слоя на столпах собора. Реставрация фресок началась только в 1988 году. В начале 1990-х годов прекратилось финансирование реставрации иконостаса, а в 1996 году иссякли средства и на фрески.

В сентября 1991 года Успенский собор решением областного Совета народных депутатов отошёл Тульской епархии — для совместного использования с музеем. Предполагалось, что в соборе будут проходить богослужения, в остальное время он будет открыт для музейного показа. В начале 2000-х годов реставрация иконостаса и фресок возобновились, а с конца 1990-х в Туле действует благотворительный фонд, одной из своих задач которого, было восстановление соборной колокольни. Пройдёт совсем немного времени и «Кремлёвская свеча» вознесётся над Тульским кремлём к лету 2014 года. Соборная звонница была выстроена специалистами ООО «Тулареставрация» по сохранившимся чертежам колокольни ХVIII века.

Из журнала «Православные Храмы. Путешествие по святым местам». Выпуск №44, 2013 г.