Убийство в чехове

Вот бывает так, что не веришь в предлагаемые обстоятельства. Это как раз такой случай.
В день бенефиса инженю к ней с утра пришёл комик и попросил одолжить халат для игры в вечернем спектакле. Но данный предмет был слишком дорог девушке как память об ушедшем от неё мужчине, поэтому она отказала. Комик же в отместку в окно кассу театра выставил картонный лист с объявлением, что все билеты проданы. В результате зрители поверили этому обману и не стали покупать билеты на бенефис инженю. «Меня не любит публика! — говорила она». Такая незатейливая месть… Как это неубедительно. Даже, если допустить, что зрители привыкли покупать билеты в последний момент, антрепренер должен был заметить, что за час-два до спектакля билеты не продаются и разобраться в ситуации. Объявление видели подходящие зрители, а работники театра почему-то не заметили. Странно.
Но зато очень даже верю в злодея комика! Бывают такие личности. На сцене играют комические роли, а в жизни очень нудные и трудные в общении. Чехов описывает его просьбы о халате крайне неубедительно. Что в первый раз играется пьеса? В чём он выходил на сцену в этой роли в другие дни? Убеждая инженю в нужности халата для роли, комик почему-то обращается к высоким фразам об «истине» — «Если я буду не в халате, то я согрешу против истины. На сцене же, как и везде, прежде всего — истина!… Но у меня нет халата, приличного графу. Если я покажусь публике в своем ситцевом халате, то вы много потеряете. На вашем бенефисе будет лежать пятно». Очень напыщенно и пафосно. Хотя, возможно, комику нужен был только предлог, чтобы завладеть «прекрасным голубым халатом с бархатным воротником и красными кистями».
Антон Павлович показывает искренние чувства девушки, которая продолжает любить бросившего её мужчину. Конечно, она понимала, что её возлюбленный был альфонсом, стремящимся зарабатывать на ней деньги, что его притязания были бессовестны и пошлы. Но сила её любви была настолько велика, что она готова была ему простить всё, кроме того, что тот её бросил – «Он ограбил меня!… Грабь, если хочешь, но зачем же бросать? Зачем? Что я ему сделала? Что я тебе сделала? Что?» Вот такое сильное чувство не позволило инженю отдать халат даже на время – «Несмотря на его подлый поступок, я еще продолжаю любить его, и халат единственная вещь, оставшаяся у меня после него! Когда я вижу халат, я думаю о нем и… плачу…»
Комик же, не понимая чувств девушки, продолжал взывать к её товарищеским чувствам, к актёрской солидарности.. В сущности инженю правильно поступила, что не дала столь дорогой для неё предмет этому низкому человеку, оказавшемуся способным на подлость.
Фраза – «Комик надел шапку, церемонно раскланялся и вышел из комнаты ingenue. Красный как рак, дрожащий от гнева, шипящий ругательствами, пошел он по улице, прямо к театру. Он шел и стучал палкой по мерзлой мостовой. С каким наслаждением нанизал бы он своих подлых товарищей на эту сучковатую палку! Еще лучше, если бы он мог проколоть этой артистической палкой насквозь всю землю! Будь он астрономом, он сумел бы доказать, что это худшая из планет!»
Прочитано в рамках марафона «Все рассказы Чехова» # 264