Уйти в монастырь

Почему женщина с детьми не может постричься в монахини

В жизни многих людей бывают периоды, когда хочется буквально сбежать от груза навалившихся проблем, от суеты, переживаний, и обрести тихое пристанище где-нибудь подальше от шумного города и офисных будней. Некоторые даже начинают в этом случае подумывать о монастыре, надеясь, что именно там они обретут долгожданную гармонию и душевный мир. Довольно часто к таким эмоциональным решениям склонны женщины, однако, подобные шаги ни в коем случае не стоит делать на основе эмоционального порыва.

Подготовка

Уход в монастырь – это шаг довольно серьёзный и любой хоть немного понимающий в монастырской жизни человек вам скажет, что мира и покоя вы там точно не обретёте – это тяжёлый труд и постоянное преодоление себя. Потому многие священники рекомендуют, прежде чем окончательно бежать от мира за монастырские стены, потратить время и поездить по разным обителям в качества трудника – добровольного работника, живущего и питающегося в монастыре, чтобы посмотреть и почувствовать монашеский быт изнутри и понять, подходит ли это вам. К слову, всякий человек, желающий стать монахом, сначала проходит путь трудника, так что, в любом случае, этот опыт будет полезен. Ну и, конечно, придётся изменить привычный ритм жизни – ведь практически вся жизнь в монастыре завязана на богослужении, которое необходимо будет посещать регулярно, и привыкнуть к довольно тяжёлой физической работе. Если после таких «проб» намерение уйти в монастырь не ушло, а лишь окрепло, необходимо посоветоваться со священником – желательно, конечно, с тем, который вас знает или мнению которого вы более всего доверяете. Вполне вероятно, что опытный пастырь не благословит вас на этот подвиг, а напротив – начнёт отговаривать, и к этому тоже надо быть готовым и прислушаться: ведь не всегда мы понимаем какие мотивы на самом деле руководят нами, а потому опытный взгляд со стороны иногда бывает полезен в таких серьёзных делах.

Процедура

Если решение принято и благословение духовника получено, женщина может начинать процедуру подготовки к монашеству. Прежде всего, нужно решить имущественные, юридические и семейные дела (кому передать недвижимость, документы, питомцев), уладить все вопросы с родственниками и всеми, кто зависит от вас и привязан к вам. Важно – женатых и замужних в монашество не принимают. Любой опытный и разумный священник скажет вам, что, если человек состоит в благополучных семейных отношениях и желает при этом принять монашество, вполне вероятно, он идёт по неверному пути и ему не стоит этого делать. Если же женщина одна и имеет несовершеннолетних детей, то вопрос о монашестве тоже лучше отложить на потом. Многие делают ошибку, уводя детей за собой в монастырь из благочестивых соображений, однако стоит помнить, что монашество – дело исключительно добровольное и не стоит делать ребёнка заложником своих решений. Это может принести далеко не благочестивые плоды.

После того, как благословение получено и улажены дела, следует поехать в обитель для разговора с настоятельницей. Обычные документы, которые необходимы для монастыря – паспорт, автобиография, справку о смерти мужа, если женщина вдова, прошение о принятии в обитель. Обычно, постриг разрешается тем, кто уже достиг тридцатилетнего возраста. Если женщина оставляет в миру несовершеннолетних детей (что нежелательно), нужно будет свидетельство об опеке.

Сразу по прибытии в монастырь принять постриг нельзя – как правило, положен испытательный период сроком от трёх до пяти лет. В этот период женщина проходит определённые этапы жизни в обители. Сначала она становится трудницей. На этом этапе нужно будет выполнять всякую поручаемую ей работу (стирка, уборка, сельскохозяйственные работы, готовка и другие). Плюс – посещение богослужений. Обычно этот этап длится три года и именно в это время человек решает – оставаться ли ему в монастыре или нет. Если женщина решает остаться, она становится послушницей – то есть тем, кто готовится принять постриг. Для этого пишется прошение на имя игуменьи монастыря. Послушницы носят чёрный подрясник, как символ предстоящего монашества. Помимо физического труда и молитв, послушницы ещё и морально готовятся к более серьёзному аскетическому подвигу. Длительность этого этапа определяется индивидуально и в этот период ещё можно принять решение об уходе из монастыря. Если же настоятельница и послушница понимают, что женщина готова к постригу, и желание монашества у неё укрепилось, игуменья пишет прошение на имя архиерея и женщина принимает постриг. Вместе с постригом женщина принимает новое имя и даёт несколько обетов: обет послушания (отказ от своеволия), обет безбрачия (отказ от половой жизни), обет нестяжания (отказ от собственности) . Помимо этого, монахиня обязуется принять на себя непрестанный молитвенный подвиг.

Как женщине уйти в монастырь? С какого возраста? Нужно ли какое-то специальное образование?

Михаил Лифшиц 1397 4 года назад Писатель, автор романов «Почтовый ящик», «Обналичка и другие операции»

Уход в монастырь четко регламентирован. Сначала нужно выбрать монастырь по сердцу, постоять на службах, поговорить с инокинями. Первый монастырь, возможно, не подойдет, нужно будет поехать в следующий. То есть первая стадия — паломник. Выбрав монастырь, нужно приобщиться к монастырской жизни, пожить там, помочь в работах. Вторая стадия — трудник. Возраст не важен, я знал молоденьких девушек, ушедших в монастырь прямо из родительской семьи, из родной деревни. Известная настоятельница Новодевичьего монастыря была в миру профессором МГУ, лауреатом Госпремии, ушла в монастырь в зрелые годы. Специальное образование не требуется. Я знал врача, ставшего послушником в 44 года, потом его рукоположили в дьяконы. Замечу, что он ни разу не получал медицинского послушания, трудился на общих работах.

Меня тоже интересовал этот вопрос. Про уход женщины в монастырь я написал поэму «Толга». Помните, что уход в монастырь — длительный и напряженный для души и тела процесс. Но можно этот путь пройти. Тогда Вы станете монахиней.

История детских приютов и школ при монастырях имеет многовековую традицию. Так в первом русском женском монастыре, упоминаемом в летописях, Андреевском, который был основан в 1089 году сыном Ярослава Мудрого, Всеволодом Ярославичем, для своей дочери Анны, существовала первая известная в истории школа для девочек, где Анна обучала их грамоте и ремёслам. Впоследствии монастыри всегда являлись центрами книжности, просвещения, благотворительности и общественного служения. А в XIX веке наличие школы или приюта было непременным условием для создания монастыря.

В Николо-Сольбинском женском монастыре одним из основных направлений деятельности является воспитание детей и молодежи.

В 2007 году настоятельницей монастыря, игуменией Еротиидой, в обители был открыт детский приют и школа, которая получила название «Добрая школа на Сольбе». Школа имеет лицензию и государственную аккредитацию, она включает в себя детский сад, общеобразовательную школу и профессиональный колледж. Директором «Доброй школы на Сольбе» является сама матушка игумения Еротиида.

В приюте и школе воспитывается более 100 детей разных возрастов от нескольких месяцев до 18 лет. Это дети сироты, дети, лишенные родительского попечения, или попавшие в трудную жизненную ситуацию, дети из неполных и многодетных семей, а также дети сотрудников, священников и местных жителей, проживающие в школе на полном пансионе.

Отличительными особенностями Сольбинской школы является то, что дети постоянно находятся в духовной среде, воспитываются в духе православной веры и благочестия, участвуют в Таинствах Церкви. Воспитанием и обучением детей занимаются сестры монастыря и светские педагоги. Дети видят перед глазами пример живой деятельной веры и жертвенной любви. Здесь царит атмосфера доброжелательности, доверия, поддержки и понимания. Таким образом в дальнейшем воспитанницы будут подготовлены к самостоятельной жизни, смогут создать крепкие семьи и дать своим детям то, что получили сами – научить их жить по заповедям Божиим.

Помимо общеобразовательных уроков в школе, детям открывается удивительный мир творчества через дополнительные занятия музыкой, пением, живописью, керамикой, мозаикой, различными видами рукоделия, театральным искусством, кулинарией. В этих занятиях ярко проявляется индивидуальность каждой ученицы. Особый подход к каждому ребенку позволяет подобрать то, что ему более интересно, развить тот или иной талант.

В монастыре существуют рукодельные мастерские, где девочки с удовольствием помогают, обучаются, с ними проводят мастер-классы. В керамической мастерской дети изготавливают игрушки и сувениры, учатся расписывать посуду, в швейной – помогают шить и украшать костюмы юных артистов к спектаклям, на мыловарне – сами подбирают форму, цвет и аромат для мыла, в пряничной – учатся выпекать и украшать фигурки, делают пряничные домики.

Воспитанницы осваивают различные техники живописи и декоративно-прикладного искусства, обучаются вышивке бисером, вязанию на спицах и крючком, резьбе по дереву, валянию из шерсти, вышивке крестиком, гладью, изготовлению мягкой игрушки, техникам батика, декупажа, витража, квиллинга. В монастыре организуются выставки детских рисунков и творчества. Девочки участвуют в различных конкурсах и выставках, где занимают призовые места.

Основное направление дополнительного образования – это занятия пением и музыкой. Девочки играют на фортепиано и скрипке, изучают сольфеджио, академическое и церковное пение, музыкальную литературу. Есть хор старших и младших воспитанниц. На клиросе во время службы старшие девочки сами управляют хором.

В 2012 году был создан детский хор «Сольба» под управлением Юлии Евгеньевны Козловой, который за время своего существования достиг значительных результатов. Хор неоднократно становился лауреатом и победителем известных фестивалей и конкурсов, проводимых как по линии Православной Церкви, так и светских, он награжден грамотами и благодарственными письмами, в том числе от Министра культуры Российской Федерации. Хор «Сольба» украшает своим пением все праздники в монастыре, дает концерты в разных городах России и за границей, нередко выступает в Кремле. Записано уже семь музыкальных альбомов, в том числе совместно с Академическим оркестром русских народных инструментов имени Некрасова ВГТРК под управлением дирижёра А.В. Шлячкова, и мужской капеллой «Благовест» под управлением Л.Г. Панкратова. Это большая честь и своего рода признание со стороны высоких музыкальных профессионалов.

Успехи хора заставляют девочек более серьезно заниматься и чувствовать свою ответственность. Их учат не искать собственной славы, а стараться ради прославления Господа и Православной Церкви.

Одним из интересных аспектов развития воспитанниц является театральная студия и кулинарная школа.

В театральной студии дети под руководством профессиональных режиссеров, хореографов и вокалистов осваивают сценическое искусство, хореографию, танцы, эстетически развиваются. Девочки участвуют в разработке сценариев спектаклей, помогают в создании декораций и костюмов. Готовый музыкальный спектакль снимается на видео, делается фильм. На этой основе издается пособие для других детских коллективов: со сценарием, музыкой и эскизами костюмов. Спектакли получаются яркими и запоминающимися, при этом они всегда высоконравственные, несут в себе глубокий смысл и проникнуты православным духом и верой в Бога. Со своими спектаклями воспитанницы школы выступают в театрах Москвы и Ярославля, на детских праздниках и ёлках в разных городах.

В 2016 году в приюте открылась кулинарная школа. Занятия по искусству гостеприимства, правилам сервировки стола, приготовлению блюд национальной кухни проводятся под руководством кандидата культурологии, режиссёра, писателя и известного телеведущего Александра Ковалёва. Девочки учатся накрывать праздничные столы, готовить фуршеты, угощать сестёр и гостей. Мастер-классы проходят очень интересно и весело. Дети узнают не только как вкусно приготовить еду, правильно резать овощи, рассчитывать пропорции, соблюдать правила гигиены и санитарии, но и знакомятся с историей, традициями, культурой того народа, блюда кухни которого они собираются приготовить. В будущем у девочек будут свои семьи, и эти умения им очень пригодятся в жизни!

В 2017 и 2018 годах по заказу канала Food Network (телекомпания Discovery, Inc) в монастыре был снят 20-серийный фильм «Паломник с половником», не имеющий аналогов на телевидении. В каждой серии девочки вместе с ведущим, Александром Ковалевым, знакомились с кухнями России и мира, готовили интересные блюда, которые стали «изюминками” кулинарных блокнотов сотен тысяч телезрителей, общались с интересными людьми, звездами Российской эстрады. Также программа в увлекательной форме познакомила зрителей с Николо-Сольбинским монастырем, его насельницами, уникальной архитектурой и интересными моментами жизни обители.

Николо-Сольбинский монастырь находится в лесу, далеко от селений и больших городов. Такое месторастположение очень способствует жизни и развитию детей. Дети здесь изолированы от негативного влияния городской среды, растут в экологически чистых условиях, питаются натуральными продуктами от собственного монастырского хозяйства, имеют возможность соприкоснуться с естественной жизнью, учатся любить окружающий мир и благоговеть перед Божиим творением.

Девочки с большим желанием помогают сестрам в их повседневных делах. Участвуя в свободное от уроков время в монастырских послушаниях, они многому учатся, перенимают опыт. У детей есть уникальная возможность испытать себя в самых разных сферах деятельности, это способствует более осмысленному выбору профессии в дальнейшем.

Отдых девочек всегда интересный и разнообразный. Во время каникул они ездят в паломнические и познавательные поездки по России и за границу, каждое лето отдыхают на море в Италии, посещают театры, музеи, концертные залы, в монастыре проводятся интересные мастер-классы и мероприятия.

«Добрая школа на Сольбе» стала известной и авторитетной, достигла значительных результатов, которые признаются на региональном и федеральном уровнях.

Выпускницы школы поступают в высшие и средние учебные заведения, создают семьи. Желающие посвятить свою жизнь Богу остаются в монастыре, в то же время продолжая обучение в вузах.

Некоторые девочки после выпуска из приюта и школы продолжают свое обучение в стенах монастыря в профессиональном колледже «Добрая шкала на Сольбе».

Ежегодно в школу поступает большое количество заявлений от родителей с просьбой принять их детей на обучение, приходится отказывать, так как школа переполнена. Девочкам стало уже тесно в здании, которое находится в монастырской стене. Не хватает классов и спален.

Необходимо построить новое здание приюта и школы с пансионом за территорией монастыря на прилегающей к монастырю территории.

Об организации церковных приютов за территорией монастырей неоднократно говорит Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «недопустимо, когда детский приют становится непосредственной частью монастыря», «настоятельно рекомендуется обеспечить размещение зданий приютов за оградой монастыря» («Основные принципы деятельности церковных приютов Русской Православной Церкви»).

Мы с девочками с радостью и благодарностью надеемся на Вашу помощь в строительстве новой школы!

Поделитесь с друзьями:

Детский центр

Школы и приюты при монастырях имеют давнюю историю, восходящую к IV-V векам, русские обители также с самого их появления проявляли заботу об образовании и воспитании отроков.

Наш монастырь причастен этой традиции. В начале ХХ в. была открыта монастырская церковно-приходская школа, в которой обучались крестьянские дети, во время Первой Мировой войны – приют для детей погибших воинов.

Первые воспитанницы поступили к нам в конце 1990-х годов, для них был создан при монастыре Приют-пансион. В ноябре 2009 г. по благословению Митрополита Тверского и Кашинского Виктора приют был преобразован в Службу помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации «Православный детский социально-реабилитационный Центр «Родник» во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского».

В настоящее время в Центре «Родник» воспитываются 28 девочек в возрасте от 5 до 18 лет. Всего же с Центром за время его существования оказались связаны судьбы более 80 детей. В основном, это дети из неблагополучных или малообеспеченных семей. В монастырском детском Центре девочки получают полное среднее образование в Тверской епархиальной православной средней общеобразовательной школе во имя свт. Тихона Задонского. Кроме того, к окончанию школы все девочки получают профессию «повар-кондитер». Это им в любом случае пригодится в жизни.

Помимо общеобразовательных, дети изучают и вероучительные предметы: Основы православной веры, церковную гимнографию, церковнославянский язык, историю Церкви, обучаются игре на фортепиано, хоровому и клиросному пению, рисованию и живописи, разным рукоделиям (шитью, вязанию и вышиванию). Учителя, среди которых и профессиональные школьные педагоги, и сестры нашего монастыря, имеющие специальное образование, передают детям не только свои знания и умения, но и воспитывают их в духе церковности. Мы считаем своей духовной задачей ввести наших воспитанниц в литургическую жизнь Церкви, а не только заложить основы церковных знаний и привить первоначальные навыки церковной жизни.

За многие годы в нашем детском Центре сложился свой уклад жизни, который согласуется с богослужебным календарём. Вся организация учебно-воспитательного процесса строится на использовании опыта святоотеческой православной педагогики с учетом современного опыта работы православных образовательных учреждений.

Дети живут в отдельном большом комфортабельном доме. В уютных комнатах создана домашняя обстановка, детей окружают картины, цветы и любимые игрушки. Матушка-игумения не только обеспечивает девочек всем необходимым, но дарит им поистине материнскую любовь и заботу. Девочки постоянно общаются с сестрами на занятиях и послушаниях, вместе молятся, поют на клиросе – видят перед собой примеры иной, отличной от мирской – монашеской жизни, да и само пребывание в обители воспитывает христианское мировоззрение, навык поступать по Евангельским заповедям и различать добро и зло (а эти понятия весьма искажены и размыты в современном мире), т.е. у детей происходит формирование нравственного чувства.

Дети участвуют в проведении праздничных концертов для сестер и гостей обители. В День Победы обязательно бывает концерт, на который приглашают жителей деревни: дети поют военные песни и читают стихи. К Рождеству Христову под руководством воспитателей девочки рисуют декорации, шьют костюмы и готовят праздничные представления для множества гостей из школ города Твери и соседних деревень.

Одной из составляющих духовного воспитания являются паломничества по храмам и монастырям Твери и Тверской области, поклонение святыням Троице-Сергиевой Лавры, Москвы, Санкт- Петербурга, экскурсии по музеям Московского Кремля. Наши девочки совершали познавательные поездки в разные города России, посетили Третьяковскую галерею, Эрмитаж, Русский музей, неоднократно бывали в Московской государственной консерватории, Тверской филармонии.

Девочки – хорошие хозяйки, они многое умеют делать: с удовольствием готовят, пекут пироги, шьют и вяжут, любят трудиться в саду и огороде, ухаживают за домашними животными.

По окончании школы дети сами выбирают дальнейший жизненный путь: кто-то остается в монастыре, некоторые поступают в вузы или приобретают различные профессии. Мы надеемся, что они не утратят навыков благочестия и останутся православными людьми, любящими Церковь и Отечество.

Церковь открыла два новых приюта для беременных женщин

Москва, 22 ноября 2019 г.

В Симферополе и селе Анучино Приморского края начали работу церковные центры для беременных и женщин в кризисной ситуации, сообщает Патриархия.ru. Приют в Симферополе — первый на территории Крыма. Он предоставит возможность бесплатного проживания шести мамам с детьми до 10 лет.

«Задача нашего проекта — поддержать женщин, попавших в сложную ситуацию. Мы предоставим им не только временное бесплатное жилье, но и помощь квалифицированных специалистов — социальную, юридическую, психологическую и, конечно, духовную помощь, чтобы вернуть человека к нормальной самостоятельной жизни», — отметил создатель приюта иерей Дионисий Волков.

Срок проживания индивидуален, в зависимости от сложности ситуации. Во время проживания в приюте женщин и их детей обеспечивают необходимым питанием, вещами и предметами быта. Подопечным мамам также помогут оформить документы, восстановить социальные связи, найти различные пути решения проблем. Приют для мам поддерживают специалисты Крымского Республиканского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи.

В селе Анучино Приморского края Церковь при поддержке благотворителей также открыла приют для беременных и женщин с детьми в кризисной ситуации. Двухэтажный дом предназначен для проживания 10 человек. На цокольном этаже приюта будут организованы мастерские для детей. Впоследствии на этом уже участке планируется построить гараж для занятий с мальчиками по автоделу и ремонту велосипедов.

«Еще когда я учился в семинарии, приходилось постоянно встречаться с людьми, которые жили на улице, попав в трудную жизненную ситуацию. Мы помогали им продуктами, одеждой. Но часто бывало так, что им просто негде было ночевать, — рассказал руководитель приюта иеромонах Варсонофий (Рыжов). — И теперь есть возможность помочь людям полноценно. Это очень важно: ведь иногда человек может просто не выжить, если его нигде не приютить. А жизнь человека — бесценна».

Подопечные приюта получат не только жилье и питание. Волонтеры и социальные работники при необходимости помогут организовать лечение, восстановить документы, решить различные административные вопросы.

За последний год Русская Православная Церковь открыла 13 приютов для мам. Сейчас их уже — 71 и в ближайшее время откроется еще три — в Оренбурге, Нижнем Тагиле и Братске.

Обратиться за помощью в приют в Симферополе можно по телефону: +7 978 751-80-04; в селе Анучино: +7 914 345-84-82.

В Подмосковье после пропажи главы семейства его детей и жену выгнали из съемной квартиры. Вдова с малышами поселилась в православном монастыре. Семья Гласовых переехала в приют женского монастыря во Владимирской области после того, как их выгнали из съемной квартиры в подмосковых Дубках. Ольга Гласова с пятью детьми не смогла оплатить вовремя за жилье после исчезновения мужа.
Сергей Гласов пропал 2 февраля ночью, мужчина уехал на встречу с заказчиком и не вернулся.
— Муж уехал по очередному заказу на встречу, а потом позвонил и сказал, что у него проблемы и нужно человеку передать все документы и ключи от машины, — рассказывает Ольга Гласова, — после этого связь оборвалась… Мы искали его несколько дней, а спустя неделю пришло время платить за квартиру, которую мы снимали в деревне Дубки.
Не дождавшись возвращения главы семьи, хозяйка выставила пятерых детей и их мать на улицу. Беспомощная женщина с малышами в поисках помощи и зашиты попросилась в приют Свято-Покровского женского монастыря.
— У меня пятеро детей: самой маленькой Алене 5 месяцев, Алеше 1,5 года, Свете — 4, Ване — 5 лет и наконец самой старшей Лизе — 15, — продолжает Ольга Гласова. — Нас приняли очень хорошо в приюте. Как только мы пришли, нас выслушала матушка и сразу сказала поселиться в приюте при монастыре. И вот 3 дня назад худшие опасения сбылись — мужа нашли убитым. И я не знаю, что дальше делать и куда идти с пятью детьми.
Сергея Гласова нашли убитым спустя неделю после исчезновения. Пока полицейские разбираются с деталями убийства и разыскивают преступника, монахини Свято-Покровского монастыря готовят похороны.
Настоятельница женсого монастыря решила помочь семье с пятью детьми и взяла все расходы на себя.

«Очень интересно, а как принимают в монастырскую семью, есть ли препятствия, например, возраст, здоровье, нужно ведь быть полезным, а не обузой, как послушания назначаются? Если можно, поделитесь, как будущие монахи оказываются в том или ином монастыре, сами выбирают или их распределяют кого куда»?
Кого и как принимают в монастырь.
В каждом монастыре свои правила, но, разумеется, есть и общие требования.
Первое – кандидатка в насельницы монастыря должна быть православноверующей, воцерковленной, имеющей довольно серьезный приходской «стаж».
Второе – психически здоровой, телесное здоровье приветствуется (трудов в монастыре много), но где сейчас найдешь совершенно здорового человека? Посему, этот вопрос остается на усмотрении руководства монастыря. Что касается возраста, и тут все решается индивидуально. Бывает, и юной девушке откажут, а в возрасте возьмут. И с совсем юными сложно, и с престарелыми: первые ничего не умеют, последних надо переучивать. Но если человек искренний, глубоко верующий и старается, такого обязательно возьмут.
Третье — кандидатка не должна иметь никаких долгов в миру. Речь не только о деньгах (впрочем, эти задолжности тоже следует погасить), а об отсутствии каких-либо обязательств семейных, юридических и др. Если есть маленькие дети, придется подождать, вырастить, а уж потом устраивать свою жизнь в монастыре. Если есть супруг, оставить его можно только с его согласия. Если есть больные лежачие родители, нужно их досмотреть или устроить так, чтобы за ними был надлежащий уход.
Четвертое – благословение духовника, священника – желательно. А сам прием в число «приживающихся» (есть такая ступень: уже не трудница, еще не послушница, будешь ли жить в монастыре – неизвестно, потому пока присматриваешься, приживаешься) только с разрешения Правящего Архиепископа (по ходатайству Игумении).
Как выбирают монастырь
История знает разные подходы к выбору монастыря. Кто-то идет в известный монастырь с традициями. Кто-то, наоборот, хочет все начать с нуля, поучаствовать в строительстве нового. Кто-то идет туда, где есть святыня, другой туда, где серьезное духовное руководство. Кто-то выбирает монастырь по климату (у старца Паисия об этом написано). Кого-то в конкретный монастырь направляет духовник, советует подруга, знакомые. Вариантов много, но… Есть главное и основное – в монастырь направляет Господь. Если вести внимательную духовную жизнь и всерьез желать спасения, Господь определит именно туда, где будет полезно. Не значит «просто», а спасительно.
Как распределяются послушания
Послушание – работа в монастыре (сегодня мы не будем говорить о послушании как о монашеской добродетели, только как о работе). Какие послушания в монастыре? Храм, клирос (церковное пение), устав, просфорня, кухня, хлебопекарня, ризничная, пошивочная, иконописная, коровник, огороды, различные мастерские, социальное служение, канцелярия, бухгалтерия, гостиница и др. Все послушания связаны с организацией богослужений, внутренней жизни монастыря, помощью прихожанам, ближним. Оказывается, в монастыре может пригодиться практически любая специальность. Одна сестра, например, пришла в монастырь после театрального института, критик. Она рассказывает: «Ну что такому человеку делать в монастыре? Где применить свои знания? Спросили бы меня об этом перед монастырем, ответила бы: «Не знаю». Не знала, шла не на конкретное послушание, а в монастырь. Первое послушание, которое мне дали, чистка лука. Огромные тазы с луком. У меня аллергия на лук, вся обрыдалась, опухла, но было радостно. А когда дали постоянное послушание – убирать в храме, поняла, что такое счастье. Странное дело: моешь полы, а ощущение, что делаешь что-то очень серьезное. Потому что в храме. Кто в храме трудился, меня поймет. А потом Господь так устроил, появилась необходимость и возможность вести передачи на радио, делать газету, редактировать книги. Все пригодилось. Со временем».
В некоторых монастырях игумении (или благочинная) каждое утро сестру посылает на новое послушание. У нас не так. У сестер, в основном, постоянные послушания, правда, не по одному, а несколько. Например, наши иконописцы реставрируют и пишут иконы, в их ведении все монастырские клумбы и газоны, монастырские животные, да еще клирос . Есть и общие послушания, когда все сестры что-то делают сообща, например, едут собирать картошку, разгружать кирпичи, убирать к празднику храм. Есть послушания, где все работают по графику, например, в трапезной, на раздатке.
В монастыре стремятся использовать профессиональные навыки сестер. Если у тебя консерваторское образование, ты, скорее всего, будешь заниматься клиросом. Но… Нельзя забывать о духовной и дисциплинарной стороне. И игумения, и духовник могут сменить послушание, по разным причинам: здоровье, не справляешься, не полезно и др.

Молитвенное правило и распорядок
«Интересно узнать, какое у вас молитвенное правило, сколькораз в день и в какое время трапеза, сколько человек в келиях, можно ли житьодной, можно ли иметь у себя плеер с наушниками (слушать духовные беседы,песнопения), есть ли свободное время?
Как вообще день проходит, по какому распорядку?»
Наверное, кого-то сразу разочаруем: режим у нас в монастыре щадящий, встаемпоздно, в 6 утра (есть монастыри, где подъем в 4, 5), когда монастырь наприроде, ранний подъем дается легче, чем в городе, где загазованность, нехваткакислорода, да и сам город со своими требованиями и нуждами.
Итак, нас будят колокольчиком – ночная дежурная (монахиня, послушница) ходит потерритории, по корпусам, по этажам и звонит, звонит. В 6.30 – Утренние молитвы,полунощница, каноны, акафисты. В 8.00 – литургия. В 11.00 – обед. Завтрака унас нет, да он и не нужен, все равно до окончания литургии есть не положено. Затрапезой, как и во всех монастырях, чтение (чтение меняется: или поучениясвятых отцов, или о святом (празднике) дня, иногда духовная беседа духовника,игумении, рассказ сестер о паломничестве, но это уже после трапезы).
С 11.30 все на послушаниях, кто где, если это летнее время и сестры наогородах, то у них с собой может быть и плеер с наушниками – слушают святыхотцов, толкование на Священное писание, поучения святых отцов длямонашествующих.
В 16.00 – ужин. Ужин ранний, сестры сами попросили перенести ужин с 20.30 на16.00 (вечером у нас мало кто ест, уж если невмоготу, можно придти послевечерней службы на паломническую трапезу). Не запрещается чай в келии (хотя,духовник сестрам нередко говорит: «Вам разрешили чай, а смотришь, там уже ибулочки».
В 17.00 – Вечерня. Утреня. Если Всенощное бдение – приходят все сестры, еслипростая служба – только свободные в этот день от послушания. В 23.00 отход косну (это по уставу, но часто не успеваем что-то сделать, тогда отходпереносится на более позднее время).
Живут сестры, в основном, по одному-два человека в келии. Сейчас, слава Богу,есть такая возможность, а первые годы жили и по 5, и более, спали на полу на матрасах,рядком. Келии небольшие, по хорошему, они рассчитаны на одного человека, в каких-тои живут по одному, но мест опять не хватает. Вот подворьях свободнее – наПокровском и Преображенском построены большие корпуса, там сестры живут поодной.
Свободное время есть: каждая сестра может и книгу почитать, и рукоделиемзаняться, и к экзаменам подготовиться (некоторые сестры получают высшееобразование – светское или духовное). Не запрещается общение между сестрами, к любой сестре можнозайти в келию (но по делу, разговоры не приветствуются), доступны и игумения, идуховник.
Молитвенное правило, в основном, все совершается в храме, дополнительно вкельях сестры читают Евангелие, Псалтырь, Иисусову молитву, кладут поклоны,кроме общего правила, у монахини может быть и свое особое правило (посогласованию с духовником).

При СССР толковый словарь толковал монашество как зародившуюся при самодержавии «форму пассивного протеста против бесчеловечных условий жизни, как жест отчаяния и неверия в возможность изменить эти условия». Тогда при слове «монахиня» представлялась разве что пожилая бабуля, так и не избавившаяся от предрассудков прошлого. Сегодня же те, кто отправляются в монастырь, выглядят совсем иначе.

Например, романтические барышни, «книжные» девушки, почерпнувшие свои представления о монастырях из романов и фильмов. Москвичка Лариса Гарина в 2006 году соблюдала послушание в испанском монастыре босоногих кармелиток (одном из самых строгих, с обетом молчания), готовилась к принятию обета и уверяла, что в эти стены ее привела только любовь к Богу. «Это неделю без секса тяжело, — уверяла Лариса, — а всю жизнь — нормально!» Сегодня Лариса счастлива, замужем, мать двоих детей. Юность на то и юность, чтобы ставить эксперименты.

Значительный контингент представляют собой девушки с проблемами, изначально попадающие в монастырь лишь на время. 25-летняя Алина 7 лет назад, в свои 18 пристрастилась к наркотикам. «Родители отправили меня в монастырь на 9 месяцев, — вспоминает она. — Это специальный монастырь, там таких, как я, было 15 послушниц. Тяжело было — вставать до рассвета к заутрене, целый день молиться и в огороде ковыряться, спать жестко… Некоторые сбежать пытались, ходили в поле какую-нибудь траву найти, чтобы хоть чем-то «убиться». Через какое-то время организм, видимо, очищается. А еще чуть позже наступает просветление. Я хорошо помню это состояние: как пелена с глаз падает! Я полностью пришла в себя, пересмотрела свою жизнь — и родители меня забрали».

— Монастырь — это еще и своего рода реабилитационный центр для людей «заблудших»: пьющих, бездомных, — подтверждает слова Алины духовник Богороднично-Албазинского Свято-Никольского женского монастыря отец Павел. — Заблудшие живут и работают в монастыре и пробуют начать нормальную жизнь.

Среди уходивших в монастыри немало и известных людей. Например, младшая сестра актрисы Марии Шукшиной Ольга, дочь Лидии и Василия Шукшиных. Сначала Ольга пошла по стопам родителей и снялась в нескольких кинофильмах, но вскоре поняла, что в этой среде ей некомфортно. Смысл жизни молодая женщина нашла в Боге, жила при православном монастыре в Ивановской области, где некоторое время воспитывался ее больной сын. Ольга несла «послушание» — помимо молитв пекла хлеб и помогала по монастырскому хозяйству.

В 1993 году оставила сцену и ушла в монастырь актриса Екатерина Васильева. В 1996 году актриса вернулась в мир и в кино и объяснила причину своего ухода: «Я лгала, пила, разводилась с мужьями, аборты делала…» Супруг Васильевой, драматург Михаил Рощин, после развода с которым она и покинула мир, уверял, что монастырь излечил его бывшую жену от алкогольной зависимости: «В каких только клиниках она не лечилась, ничего не помогало. Но встретила священника отца Владимира — и он помог ей вылечиться. Думаю, она искренне стала верующей, иначе бы ничего не получилось».

Фото: Жанна Голубицкая

В 2008 году народная артистка России Любовь Стриженова (мать Александра Стриженова) поменяла мирскую жизнь на монастырскую, дождавшись, когда вырастут ее внуки. Стриженова ушла в Алатырский монастырь в Чувашии.

Знаменитая актриса Ирина Муравьева не скрывает своего желания скрыться в обители: «Что чаще всего приводит в храм? Болезни, страдания, душевные муки… Вот и меня к Богу привела скорбь и щемящая пустота внутри». Но духовник актрисы пока не разрешает ей покинуть сцену.

ххх

Отправляюсь в подворье Новоспасского мужского монастыря в ближнем Подмосковье, известный тем, что принимает послушниц, а также предоставляет приют женщинам — жертвам домашнего насилия. Притом что сам монастырь — мужской.

Сообщаю батюшке, что приехала посоветоваться насчет 20-летней племянницы Лизы — мол, хочет уйти в монастырь и никаких уговоров не слушает.

Батюшка, отец Владимир, успокаивает:

— Вы приводите ее. Взять не возьмем, но поговорим непременно. Наверняка безответная любовь была. Возраст располагает… Нельзя ей в монастырь! К Богу нельзя приходить от горя и отчаяния — неразделенная ли это любовь или еще что. В монастырь приходят только от осознанной любви к Богу. Вон у матушки Георгии спросите, она 15 лет назад в сестричество пришла, хотя все у нее было хорошо — и работа, и дом полная чаша.

Сестру, а ныне матушку, в монастыре названную в честь Святого Георгия, в миру звали по-другому. Несмотря на черные одеяния и отсутствие макияжа, выглядит она лет на 38-40.

— В 45 пришла, — лукаво улыбается матушка, — а сейчас мне 61-й год пошел.

То ли взгляд просветленный дает такой эффект, то ли лицо расслабленное, доброе… Интересуюсь, что же привело ее к Богу?

— Вот у вас цель в жизни есть? — отвечает матушка вопросом на вопрос. — И какая она?

— Ну, жить счастливо, любить детей и близких, пользу обществу приносить… — пытаюсь формулировать я.

Матушка Георгия кивает головой: «Хорошо, а зачем?»

И как я ни стараюсь подобрать к своим, вроде бы благородным, целям объяснение, все время встаю в тупик: действительно, а зачем? Получается, что вроде как и цели мои не высокие, а суетные. Мелкие хлопоты — все затем, чтобы жилось комфортно, чтобы ни совесть, ни нищета не тревожили.

— Вот пока цели своей земной жизни не осознаешь, в монастыре делать нечего, — резюмирует матушка Георгия, а отец Владимир одобрительно улыбается. — Я пришла, когда вдруг одним прекрасным утром поняла, для чего живу. И проснулась с четким пониманием, куда мне идти. Даже не пришла в монастырь, ноги сами принесли. Все бросила, не задумываясь.

— И неужели ни разу не пожалели?

— Это такое состояние, когда ты ясно видишь свой путь, — улыбается матушка. — В нем нет места сомнениям и сожалениям. А Лизу свою приводите, мы с ней поговорим, расскажем, что не надо ей от мирской суеты отказываться — рано еще. Идти в монастырь только из-за неприятностей в личной жизни не годится! Да и от юной плоти все равно будут искушения, не до молитвы ей будет. Но поговорить надо непременно: а то если упрямая, секта какая заманить может.

— Вы молодых вообще, что ли, не берете? А вот эти женщины кто? — указываю на группу женщин в черных одеяниях, работающих на приусадебном хозяйстве. Некоторые из них кажутся молодыми.

— Есть те, кто пострига ждет, — поясняет батюшка, — но они давно тут послушницами, уж проверили свою любовь к Господу. А вообще до 30 лет женщине обычно настоятель благословения не дает. Есть те, кто просто послушание несет, они всегда могут уйти. А есть те, кто от мужа-изверга сбежал, они вон там живут, некоторые с детишками, — батюшка указывает на отдельно стоящий бревенчатый дом. Мы каждую приютим, но, чтобы как-то жить, надо трудиться в монастырском хозяйстве.

— А есть такие, кого принципиально не берут в монашки?

— Противопоказания примерно такие же, как к вождению, — улыбается батюшка, указуя перстом на свое авто. — Эпилепсия, психические отклонения и нетрезвый ум.

ххх

Но от какого же такого счастья может потянуть в монастырь, если от горя и разочарований нельзя? Мои беседы с теми, кто лишь собирался в монастырь или побывал, но вернулся в мир, показывают, что от хорошей жизни такие мысли не приходят.

У москвички Елены попала в страшную аварию взрослая дочь. Пока за ее жизнь боролись в реанимации, она поклялась, что уйдет в монастырь, если девушка выживет. Но дочь спасти не удалось. Через год после трагедии Елена признается, что иногда ей кажется, что дочь умерла, чтобы избавить ее от монашества. Потому что Елена рада, что ей не пришлось исполнить свое обещание и отказаться от мирской жизни. Сейчас осиротевшая мать корит себя за то, что тогда не сформулировала свою мысль иначе: пусть дочь выживет — и мы будем вместе жить полной жизнью и наслаждаться ею.

32-летняя саратовчанка Елена признается, что год назад хотела уйти в монастырь, депрессию вызвали серьезные осложнения после операции. Сегодня Лена счастлива, что нашлись добрые люди, которые сумели ее отговорить:

— От этого шага меня удержал мой духовник, а еще родные, близкие, друзья и психологи. Батюшка мне попался хороший, он меня выслушал и сказал: у тебя семья — это самое главное! И посоветовал обратиться к православному психологу. Сегодня я понимаю, что мое желание уйти в монастырь было лишь попыткой убежать от реальности и не имело ничего общего с истинным желанием придти к Богу.

— Стремление девушек в монастырь — чаще всего попытка самореализации таким образом, — подтверждает Эллада Пакаленко, психолог с редкой «православной» специализацией. Она является одним из немногих специалистов, работающих именно с «монашеством» — теми, кто хочет уйти от мирской жизни, но сомневается. К Элладе приходят сами, иногда приводят родственники, которым не удается самостоятельно отговорить близких от такого шага. Именно Пакаленко помогла Лене из Саратова избежать монастырской кельи. Эллада знает, о чем говорит: она сама в 20 лет ушла в Донецкий монастырь послушницей.

Эллада Пакаленко. Фото: из личного архива

— Вообще повальным бегством в монастыри всегда сопровождается экономический кризис, геноцид и перенаселенность, — утверждает Эллада. — Если обратиться к истории, видно, что массовые исходы мирян всегда происходят на фоне и как следствие больного социума. А массовый исход женщин — верный признак давления на них. Это происходит, когда женщины перестают справляться с поставленной перед ними задачей и хотят сбросить с себя груз ответственности, доверившись Богу. А у нас исстари девочек воспитывают с очень высокими требованиями: она должна быть и жена, и мать, и красавица, и образованная, и уметь детей прокормить. А мальчики вырастают безответственными, ощущая, что они сами по себе — счастье и подарок для любой женщины.

ххх

Православный психолог уверена: уход в монастырь замещает женщине нереализованную любовь:

— Как показывает практика, в монастырь идут девушки вовсе не из воцерковленных семей, а эмоционально закрытые, с низкой самооценкой и со слабой сексуальностью, полагая, что только в монастырских стенах они будут «поняты». Они не понимают, что это не выход и уж тем более никакое не благо Богу. Для усмирения плоти монастырь тоже не лучшее место: девушкам с нормальной сексуальностью, пытающимся ее таким образом подавить, в монастыре будет тяжко. В том смысле, что они не обретут там успокоения, которого ждут.

Пакаленко рассказывает, что посещала много монастырей, беседовала с послушницами и монахинями и может точно сказать, что приводит вчерашних беззаботных девчонок в кельи. Это плохие отношения с родителями, особенно с матерью, заниженная самооценка и перфекционизм.

— В одном монастыре я увидела таких монахинь, что Голливуд отдыхает! — вспоминает Эллада. — Высокие, стройные девушки модельной внешности. Оказалось, и правда — вчерашние модели, содержанки богатых людей. И такой вызов у них и в глазах, и в речах: «Мне здесь лучше!». Для молодых монастырь — это всегда убегание от проблем, от неудач. Попытка «смены координат» в собственной жизни, чтобы к ним относились иначе. Это не плохо, но это не про истинную веру, а про то, что у этих девушек нет другого инструментария, чтобы изменить свою жизнь — не унывать, работать, учиться, любить. Это про слабость и отсутствие воли к жизни, а вовсе не про любовь к Богу. Хорошие духовники таких отговаривают. А вот всякие секты, напротив, ищут и заманивают. Сектам всегда нужна свежая кровь из разочарованных, отчаявшихся, морально неустойчивых. И они всегда заманивают именно тем, что сулят избранность: «Мы особенные, мы другие, мы выше».

Эллада рассказывает о собственном пути в монастырские стены. Дело было в ее родном Донецке, ей было 20, она была статная и красивая девушка, пользовалась повышенным вниманием мужчин, за что в строгой семье ее постоянно упрекали. В какой-то момент ей захотелось паузы — внутренней тишины, чтобы познать себя. И она убежала в монастырь. С тех пор прошло 20 лет, и Эллада уверяет, что путь назад из монастыря есть. Хотя он, безусловно, нелегкий.

— Я знаю, что такое жить в монастыре послушницей, а потом понять, что это не твое, и уйти оттуда и вернуться в эти стены только в качестве специалиста — «отговаривателя» от монастыря. Сейчас мне 40, я учу людей верить в Бога и соблюдать его заповеди, а не отгораживать себя от внешнего мира просто потому, что нет сил получить то, что хочется, противостоять насилию, злу, боли.

Эллада вспоминает, что при монастыре кроме послушниц и монахинь жили и просто женщины с детьми, которым некуда было идти. У всех обитательниц монастырских стен были свои истории, но в постриг сразу не брали никого. Нужно было пробыть в обители от полугода и, если желание сохранялось, испросить благословения настоятельницы. В основном это были простые женщины, без особых запросов и образования.

ххх

Эксперт по православной этике и психологии Наталья Лясковская признает, что после наступления кризиса женщин, желающих удалиться от мира, стало больше. И выделяет 5 основных типажей «кандидаток в монашки».

Наталья Лясковская. Фото: из личного архива

1. На сегодняшний день чаще всего становятся монахинями воспитанницы монастырей. В России существует множество приютов, где находят защиту, заботу и уход девочки-сироты, потерявшие родителей, дети из неблагополучных семей. Эти девочки растут в женских монастырях под опекой сестер во Христе, которые не только заботятся о физическом здоровье своих воспитанниц, но и душевном — к детям относятся с той любовью, которой они были лишены. По окончании средней школы они могут выйти из стен монастыря, найти свое место в социуме, что нетрудно при обретенных навыках. Однако часто девушки остаются в родном монастыре на всю оставшуюся жизнь, принимают постриг и, в свою очередь, работают в приютах, домах престарелых, в больницах (по послушанию), в школах — а при монастырях есть и музыкальные, и художественные, и гончарные, и другие школы, не только общеобразовательные и церковно-приходские. Эти девушки не мыслят себе жизни без монастыря, вне монашества.

2. Вторая частая причина, по которой приходят в монастырь уже взрослые девушки и женщины, — большое несчастье, перенесенное в миру: потеря ребенка, смерть близких, измена мужа и т.п. Их принимают на послушание, если в течение долгого времени женщина все еще хочет стать монахиней и матушка-настоятельница видит: из нее получится монахиня, ее постригают. Но чаще всего такие женщины постепенно приходят в себя, обретают в монастыре душевные силы и возвращаются в мир.

3. К сожалению, есть и такая категория женщин, которая приходит в монастырь, чтобы «получше устроиться»: им кажется, что в монастыре «все даром» и жизнь медом намазана. Однако тяготы служб и послушания таких быстро отпугивают.

4. Есть еще одна категория женщин, над которыми все чаще берут опеку наши монастыри. Это женщины, не сумевшие встроиться в социальную модель общества или по каким-то причинам выброшенные на обочину жизни: например, потерявшие жилье по вине черных риелторов, изгнанные из дому детьми, пьющие, борющиеся с другими зависимостями. Они живут в монастыре, кормятся при нем, работают по силам, но монахини из них получаются крайне редко. Нужно пройти большой духовный путь, чтобы в таком человеке возгорелся монашеский дух.

5. Иногда встречаются экзотические причины: например, я знаю одну монахиню, которая пошла в монастырь (кроме искренней душевной расположенности к монашескому образу жизни) из-за уникальной библиотеки, которой располагала обитель, избранная ею. В одном из сибирских монастырей есть девушка-негритянка, она приехала в Россию специально для того, чтобы стать монахиней и «жить в тишине»: на ее родине ей приходилось жить в негритянском гетто, где день и ночь стоял ужасный шум. Девушка приняла святое крещение и вот уже четыре года как постриглась в монахини.

Отец Алексей Яндушев-Румянцев. Фото: из личного архива

А отец Алексей Яндушев-Румянцев, префект по учебной и научной работе высшей католической духовной семинарии в Санкт-Петербурге, так объяснил мне истинное женское монашество:

«В избрании женщинами монашеского пути церковь видит особое благословение — как и всегда, когда ее чада посвящают себя молитве и духовному подвигу за мир и за все человечество, ибо в этом и есть любовь к ближнему. Сегодня, как и во все предыдущие эпохи, начиная с раннего Средневековья, среди людей, посвящавших всю свою жизнь служению Богу и молитве, большинство были женщины. Опыт нашей жизни говорит о том, что, будучи по природе деликатными и беззащитными, женщины на самом деле нередко являются более сильными и несравненно более самоотверженными личностями, нежели мужчины. Это сказывается и на их жизненном выборе».