В евангелие или в евангелии?

По глубине этой книге нет равных в мире. А. Т. Робертсон

Введение

I. ОСОБОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В КАНОНЕ

По словам самого Иоанна, его книга написана специально для неверующих — «дабы вы уверовали» (20,31).

Однажды Церковь последовала воззванию апостолов: в девятнадцатом веке были распространены миллионы экземпляров карманных Евангелий от Иоанна.

Евангелие от Иоанна является также одной из самых любимых книг Библии — если не самой любимой — для многих зрелых и ревностных христиан.

Иоанн не просто перечисляет некоторые факты из жизни нашего Господа; в его книге мы находим много рассуждений, размышлений апостола, пребывавшего с Христом от дней своей юности в Галилее до весьма преклонных годов в Асии. В его Евангелии мы находим тот знаменитый стих, который Мартин Лютер назвал «Благой Вестью в миниатюре» — Иоанна 3,16.

Будь Евангелие от Иоанна единственной книгой в НЗ, в нем нашлось бы достаточно материала для изучения и размышления на всю оставшуюся жизнь всякому желающему.

II. АВТОРСТВО

Вопрос об авторстве четвертого Евангелия в последние 150 лет обсуждался очень широко и активно. Причина такого повышенного интереса лежит, несомненно, в той уверенности, с которой евангелист свидетельствует о Божественности Иисуса Христа. Были предприняты попытки доказать, что это Евангелие вышло не из-под пера очевидца, а является произведением неизвестного, но гениального богослова, жившего пятьдесят или сто лет спустя после описываемых им событий. Следовательно, он отражает позднее учение Церкви о Христе, а не то, Кем Иисус был в действительности, что Он на самом деле говорил и что на самом деле делал.

Имя автора Евангелия явно не указано, однако существует немало весомых доказательств в пользу того, что это был именно апостол Иоанн, один из двенадцати избранных.

Климент Александрийский писал о том, как близкие друзья Иоанна, найдя его в Ефесе, предложили ему написать собственное Евангелие в дополнение к имеющимся синоптическим. И вот, по наитию Духа Святого, апостол создал свое духовное Евангелие. Это вовсе не означает, что остальные Евангелия недуховны. Просто то особое ударение, которое Иоанн делает на словах Христа и на более глубоком значении тех чудесных знамений, которые Он явил, дает нам право выделить данное Евангелие как «духовное».

Внешние свидетельства

Первые письменные свидетельства о том, что автором рассматриваемого Евангелия является Иоанн, находят в трудах Феофила из Антиохии (ок. 170 г. н. э.). Однако имеются и другие, более ранние, неявные упоминания и ссылки на четвертое Евангелие у Игнатия, Юстина Мученика, Тациана, в Муратори каноне и у еретиков Василидия и Валентина.

Ириней замыкает цепь учеников, идущую от Самого Иисуса Христа к Иоанну, от Иоанна к Поликарпу и от Поликарпа к Иринею. Таким образом охватывается период от времени зарождения христианства до конца второго столетия. Ириней часто цитирует это Евангелие, считая его творением Иоанна и воспринимая его как признанное Церковью. Начиная с Иринея, данное Евангелие получило всеобщее признание, в том числе Климента Александрийского и Тертуллиана.

Вплоть до начала девятнадцатого века авторство Иоанна не вызывало сомнений. Исключение составляла малоизвестная секта алогов, которые отрицали этот факт.

Существует предположение, что самый конец двадцать первой главы был добавлен старейшинами Ефесской церкви в конце первого столетия, чтобы поощрять верующих к принятию Евангелия от Иоанна. Стих 24 обращает нас вновь к «ученику, которого любил Иисус», упомянутому в стихе 20, а также в главе 13. Эти указания всегда воспринимались как относящиеся к апостолу Иоанну.

Либералы же утверждали, что четвертое Евангелие было написано в конце второго столетия. Но в 1920 году в Египте был обнаружен фрагмент восемнадцатой главы Евангелия от Иоанна (Папирус 52, датируемый при помощи объективных методов первой половиной второго века, приблизительно 125 г. н. э.). Тот факт, что он был найден в провинциальном городке (а не в Александрии например), подтверждает, что традиционно признанная дата написания — конец первого века — верна, поскольку требовалось некоторое время, чтобы рукописи из Ефеса распространились до пределов южного Египта. Подобный же фрагмент из пятой главы Евангелия от Иоанна, Папирус Егертон 2, который тоже относят к началу второго столетия, еще более подкрепляет предположение о том, что данное Евангелие было написано при жизни апостола Иоанна.

Внутренние свидетельства

В конце девятнадцатого века известный англиканский ученый-богослов, епископ Весткотт, очень убедительно доказывал авторство Иоанна. Последовательность его рассуждений такова: 1) автор, несомненно, является иудеем — манера письма, словарный запас, знание иудейских обычаев и культурных особенностей, а также ветхозаветный подтекст, проступающий в Евангелии, — все это подтверждает данное предположение; 2) это иудей, проживающий в Палестине (1,28; 2:1,11; 4,46; 11:18,54; 21,1-2). Он хорошо знает Иерусалим и храм (5,2; 9,7; 18,1; 19:13,17,20,41; см. также 2,14-16; 8,20; 10,22); 3) он является очевидцем того, о чем повествует: в тексте встречается множество мелких деталей о месте действия, лицах, времени и нравах (4,46; 5,14; 6,59; 12,21; 13,1; 14:5,8; 18,6; 19,31); 4) это один из апостолов: он выказывает знание внутренней жизни в кругу учеников и жизни Самого Господа (6:19,60-61; 12,16; 13:22,28; 16,19); 5) поскольку автор называет поименно других учеников, но никогда не упоминает себя, это дает нам право предположить, что безымянный ученик из 13,23; 19,26; 20,2; 21:7,20 — апостол Иоанн. Еще три важных места, подтверждающих, что автор Евангелия — очевидец описываемых событий: 1,14; 19,35 и 21,24.

III. ВРЕМЯ НАПИСАНИЯ

Ириней с уверенностью утверждает, что Иоанн написал свое Евангелие в Ефесе. Если он прав, то самая ранняя из возможных датировок относится примерно к 69 или 70 г. н. э. — время прибытия Иоанна в Ефес. Так как Иоанн нигде не упоминает о разрушении Иерусалима, можно предположить, что этого еще не случилось. Данный факт позволяет сделать вывод, что Евангелие было написано до этого страшного события.

Ряд весьма либерально настроенных ученых, специалистов по Библии, прослеживая некую связь со свитками, найденными у Мертвого моря, выдвинули версию о том, что Евангелие от Иоанна было написано в 45-66 гг.

Это само по себе событие неординарное, так как обычно именно либералы настаивают на более поздних датировках, в то время как консерваторы защищают версии о датировках ранних.

В данном случае традиция ранней Церкви стоит на стороне более поздней даты написания.

Доводы в пользу конца первого столетия достаточно вески. Большинство ученых согласно с мнением Иринея, Климента Александрийского и Иеронима, что Евангелие от Иоанна написано последним из четырех и частично опирается на синоптические.

Тот факт, что в этом Евангелии ничего не говорится о разрушении Иерусалима, возможно, объясняется тем, что книга написана пятнадцать-двадцать лет спустя, когда первое потрясение уже прошло. Ириней пишет, что Иоанн жил до времени правления императора Траяна, который взошел на престол в 98 году, значит, вполне вероятно, что Евангелие было написано незадолго до этого. Имеющиеся в Евангелии упоминания об «иудеях» тоже скорее свидетельствуют о более поздней дате, когда противодействие христианству со стороны иудеев переросло в гонения.

Итак, точную дату написания установить не представляется возможным, однако наиболее вероятен период с 85 по 95 г. н. э.

IV. ЦЕЛЬ НАПИСАНИЯ И ТЕМА

Все Евангелие от Иоанна строится вокруг семи чудес, или знамений, совершенных Иисусом на глазах у людей.

Каждое из этих знамений служило доказательством того, что Иисус есть Бог. (1) Претворение воды в вино на свадебном пиру в Кане Галилейской (2,9). (2) Исцеление сына царедворца (4,46-54). (3) Исцеление больного около купальни Вифезда (5,2-9). (4) Насыщение пяти тысяч (6,1-14). (5) Хождение Иисуса по морю Галилейскому, чтобы спасти учеников от бури (6,16-21). (6) Исцеление слепорожденного (9,1-7). (7) Воскрешение Лазаря (11,1-44). В дополнение к этим семи чудесам, совершенным принародно, есть еще одно, восьмое чудо, которое Христос совершил в присутствии учеников уже после Своего воскресения, — ловля рыбы (21,1-14).

Чарльз Р. Эрдман писал, что четвертое Евангелие «подвигло больше людей следовать за Христом, вдохновило больше верующих на праведное служение и поставило перед исследователями большее количество труднейших задач, чем любая другая книга».

Именно по Евангелию от Иоанна восстанавливается хронология Христова служения на земле. Если следовать трем другим Евангелиям, может показаться, что оно продолжалось только год. Упоминание же ежегодных всенародных праздников у Иоанна вычленяет период примерно в три года. Обратите внимания на следующие места: первый праздник Пасхи иудейской (2,12-13); «праздник иудейский» (5,1) — это может быть или Пасха или Пурим; второй (или третий) праздник Пасхи (6,4); поставление кущей (7,2); праздник Обновления (10,22) и последний праздник Пасхи (12,1).

Иоанн также очень точен в упоминаниях времени. Если трех других евангелистов вполне устраивают приблизительные указания на время, то Иоанн отмечает такие детали, как седьмой час (4,52); третий день (2,1); два дня (11,6); шесть дней (12,1).

Стиль и словарный состав этого Евангелия уникальны и сопоставимы только со стилем посланий Иоанна.

Предложения в нем коротки и просты. Автор явно мыслит по-еврейски, хотя пишет по-гречески. Зачастую предложения тем короче, чем важнее заключенная в них мысль. Словарный состав более ограничен по сравнению с остальными Евангелиями, но более глубок по смыслу. Обратите внимание на следующие важные слова и на то, как часто они встречаются в тексте: Отец (118), веровать (100), мир (78), любить (45), свидетельствовать (47), жизнь (37), свет (24).

Отличительной чертой Евангелия от Иоанна является частое использование автором числа семь и чисел, кратных семи. На протяжении всего Священного Писания с этим числом всегда связана идея совершенства и полноты (см. Быт. 2,1-3). В данном Евангелии Дух Божий сделал откровение Божье в лице Иисуса Христа совершенным и полным, поэтому примеры и различные образы, связанные с числом семь, встречаются здесь довольно часто.

Известны также семь «Я есмь» из Евангелия от Иоанна: (1) «хлеб жизни» (6:35,41,48,51); «свет миру» (8,12; 9,5); «дверь» (10:7,9); «пастырь добрый» (10:11,14); «воскресение и жизнь» (11,25); «путь и истина и жизнь» (14,6) и «Лоза» (15:1,5). Менее известны другие «Я есмь» или «это Я», за которыми не следует определение: 4,26; 6,20; 8:24,28,58; 13,19; 18:5,8; в последнем стихе дважды.

В шестой главе, где говорится о хлебе жизни, греческое слово, переводимое как «хлеб» и «хлебы», встречается двадцать один раз — число, кратное семи. В этой же главе словосочетание «хлеб с неба» встречается ровно семь раз, столько же, сколько выражение «сшедший с небес».

Таким образом, можно сделать вывод, что Иоанн написал это Евангелие, чтобы все прочитавшие «уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (20,31).

План

I. Пролог: первое пришествие Сына Божьего (1,1-18)

II. Первый год служения Сына Божьего (1,19 — 4,51)

III. Второй год служения Сына Божьего (гл. 5)

IV. Третий год служения Сына Божьего: Галилея (гл. 6)

V. Третий год служения Сына Божьего: Иерусалим (7,1 — 10,39)

VI. Третий год служения Сына Божьего: Перея (10,40 — 11,57)

VII. Служение Сына Божьего Своим избранным (гл. 12 — 17)

VIII. Страдания и смерть Сына Божьего (гл. 18 — 19)

IX. Торжество Сына Божьего (гл. 20)

X. Эпилог: воскресший Сын Божий со Своими избранными (гл. 21)

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Многие знают, что в Библии есть четыре книги, которые называются «Евангели­ем». Некоторым известно, что слово «евангелие» произошло от греческого слова, означающего «благая весть». При этом немногие могут объяснить, в чем именно заключается «благость» этой вести или каким образом евангелие меняет жизнь людей в лучшую сторону. Что такое евангелие? Как бы вы ответили на этот важный вопрос?

«Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сия –
благовествовать язычникам неисследимое
богатство Христово».
Еф.3:8

Прошло уже более двадцати лет, как я впервые услышал ясное изложение еванге­лия и по данной мне благодати уверовал в Иисуса Христа. С тех пор, слушая про­поведи, читая книги и статьи, учась в семинарии, трудясь в церкви, проповедуя и общаясь с разными людьми, я стремился глубже познать евангелие. Сейчас мне ясно, что чем больше человек познает евангелие, тем больше он убеждается в спра­ведливости двух утверждений:

  1. Евангелие, так же как и Бог, о Котором оно повествует, в конечном итоге неисследимо (Еф.3:8; Ис.40:28). Человек не может до конца уразуметь глубину Божьей любви и мудрости, открываемую в евангелии (Еф.3:19).
  2. Суть евангелия проста и доступна даже для понимания детей. Евангелие можно выразить в простых словах (1Кор.15:1-5).

Когда упоминается проповедь евангелия в Новом Завете неизбежно повторяются или же подразумеваются одни и те же истины, которые в совокупности составляют суть благой вести. Суть или сущность чего-либо – это то основное, неотъемлемое и неизменное качество, без которого предмет не может существовать и без которого предмет невозможно понять. Это эссенция или «выжимка», которая содержит все главное и ничего второстепенного. Суть евангелия остается неизменной во все вре­мена, хоть каждое поколение вынуждено расставлять свои акценты в зависимости от особенности мышления людей, которым возвещается благая весть. Данная ста­тья – моя попытка помочь своим современникам лучше познать евангелие, с мо­литвой о том, чтобы это знание стало для них спасительным.

Главная проблема: Наша греховность в свете Божьей святости

«Он спасет людей Своих от грехов их».
Мтф.1:21

Евангелие провозглашает и предлагает человеку Божье решение проблемы челове­ческого бытия. Поэтому перед тем, как излагать суть евангелия, необходимо хоро­шо понимать, о какой проблеме идет речь. На основании Священного Писания мож­но твердо утверждать, что главная проблема человека имеет отношение к двум несовместимым реалиям: Божья святость и человеческая греховность. Иными сло­вами данная проблема имеет две основные стороны: первая имеет отношение к со­вершенной природе Бога, вторая – к искаженной природе человека.

1.1. Совершенная природа Бога

«Свят, свят, свят Господь Саваоф!
Вся земля полна славы Его!»
Ис.6:3

Бог по своей природе свят, праведен и справедлив. Закон Божий является не выра­жением каких-то произвольных решений Бога, которые Он мог бы изменить в лю­бое время, но отражением Его благой и совершенной сути – Его природы, которая не может быть изменена. Например, требование быть святым основано на том фак­те, что Бог свят (Лев.11:44-45; 19:2; 20:7; 20:26; 1Птр.1:15-16), как и заповедь лю­бить, дается в свете того, что «Бог есть любовь» (1Ин.4:7-8). По Своей природе Бог ненавидит все моральное зло и стремится исправить или наказать каждую неспра­вед­ливость. Люди, сотворенные по образу и подобию Божию, даже в своем гре­хов­ном состоянии, инстинктивно знают, что Бог должен поступать справедливо. Это приводит нас ко второй составляющей.

1.2. Искаженная природа человека

«Вся праведность наша – как запачканная одежда;
и все мы поблекли, как лист,
и беззакония наши, как ветер, уносят нас».
Ис.64:6

Бог создал человека по Своему образу и подобию (Быт.1:27). Изначально человек был безгрешным. Грехопадение повлекло за собой бесчисленные страдания для миллионов людей и соделало всех потомков Адама грешными перед Богом (Рим. 5:12) и достойными Его праведного воздаяния (Рим.6:23). Необходимо понимать, что в грехопадении исказилась сама природа человека (Еф.2:3), так что человек в своем падшем состоянии стремится ко греху (Иак.1:13-15). Если до грехопадения Адам согрешил через свободное решение своей воли, то после грехопадения он делал грех по зову искаженной грехом природы. Мы, как потомки грешного Ада­ма, грешим, потому что этого требует наша падшая природа (Рим.7:14-20).

Проблема с нами не в том, что мы недостаточно сильно хотим делать добро, а в том, что даже «праведность наша» пред Богом выглядит как нечто отвратительное. Подобно тому, как вредоносно все, что вырастает в зараженной радиацией зоне, так и все, что исходит из грешного сердца человека (Быт.6:5; Иер.17:9; Мтф.15:18-19), заражено ядом греха. Даже самые лучшие наши дела негодны перед Богом.

Ужас грехопадения в том, что мы уже не можем изменить свою греховную природу. Через воспитание, образование и закон мы, с разной степенью успеха, можем держать свои греховные желания под контролем, но изменить свою природу мы неспособ­ны (Иер.13:23). Благость евангелия в том, что, хоть люди не в состоянии спасти себя от греха, Бог усмотрел для людей Спасителя (Мтф.1:21).

Осложняющий фактор

Сложность в том, что сегодня библейские понятия перестали оказывать сущест­венное влияние на мышление людей. Большинство людей не мыслят категориями греха и святости. Греховная природа омрачила их разум (Еф.4:18), постмодернист­ская философия дала каждому возможность безосновательно отвергать любые утверждения, соответственно, мало кто чувствует острую потребность в спасении, а еван­гелие воспринимается не как благая весть, но как некая сказка, не имеющая практического применения для современного человека. Однако, как больной ра­ком человек не исцелится от того, что вообразит, что такой болезни не существу­ет, так и грешнику не станет лучше, если он будет отвергать губительную реальность греха в своей жизни. Проблема человеческого бытия не исчезла.

«Не здоровые имеют нужду во враче, но больные;
Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию».
Мрк.2:17

Если говорить упрощенно, евангелие существует не для хороших людей, а для плохих. Евангелие воспринимается как хорошая весть только теми, кто осознает свою нужду во спасении от греха. Большинство людей сегодня, не отрицая своей греховности, не считают грех главной проблемой человека. Все чаще и чаще раз­говор о грехе и о вечном наказании, в лучшем случае, вызывает улыбку подозрения в отсталости во взглядах или религиозном фанатизме.

Люди начинают видеть грех как свою главную проблему только когда «сталкиваются» с Божьей святостью (напр. Ис.6:1-5). Пока люди сравнивают себя друг с другом, такие оправдания как «я никого не убивал» могут казаться вполне удовлетворительными. Когда же под воздействием Духа Святого свет Божьего Слова начинает освещать дела (Ин.3:19-20), слова (Мтф.12:36) и мысли людей (Евр.4:12-13), когда люди начинают сравнивать себя с требованиями святого Бога, тогда их сердце охватывает страх от сознания своей вины перед Богом и праведности грядущего наказания (Евр.10:26-27). Даже со­весть человека незнающего Священного Писания обвиняет его (Рим.1:15), но толь­ко совесть, очищенная в горниле Божьего откровения и просвещенная Духом Святым, обрушивает всю силу праведного осуждения за все, что не соответствует воле Творца.

Только те люди, которые оценивают себя в свете Божьих требований, начинают осознавать абсолютную безвыходность и безнадежность своего грехов­но­го состояния, а вместе с этим и свою нужду во Спасителе. Только те, кто понима­ют, что главная заповедь состоит из требования всегда любить Бога всем своим существом (Втор.6:5; Мтф.22:36-38; Мрк.12:28-30), понимают, что, даже никого не убив, они все равно нарушили и продолжают нарушать главную заповедь, соответственно являясь главными грешниками. Начните читать Священное Писание и взвешивать свою жизнь в свете Божьего Слова; самоуверенное чувство невиновности перед Богом исчезнет как утренний туман с восходом солнца, а серд­це наполнит чувство вины и страх перед Святым Богом.

Единственное решение: Спасение по вере в смерть и воскресение Иисуса Христа

«Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного,
дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».
Иоан.3:16

Как Божья природа побуждает Его наказывать людей за их грехи, так та же приро­да побуждает Его спасать людей от грехов их. Зная всю глубину бед­ственного состояния человека, Бог смог найти действенное решение. Божье дело спасения человека очень многогранно, однако и здесь можно выде­лить две основные стороны:

2.1. Через искупление Бог решает проблему справедливости.

Везде, где Слово Божие говорит нам о спасении людей от греха, упоминаются или подразумеваются два основных события, происшедших с Иисусом Христом: 1) за­местительная смерть и 2) победоносное воскресение. Апостол Павел изложил ее в одном предложении из 23 слов: «… Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился …» (1Кор.15:1-5; и см. Лук.24:46; Деян.17:3; Рим.4:25; 10:9).

Заместительная смерть Христа

«Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили,
но чтобы послужить и отдать душу Свою
для искупления многих».
Мтф.20:28

Тема искупления красной нитью пронизывает и объединяет Ветхий и Новый Завет (Иов.19:25; Быт.22:11-18; Ис.41:14; 43:1; 63:16; Неем.1:10; Мрк.10:45; Гал.3:13; 1Кор. 1:30; 1Тим.2:6; Евр.9:12,15; 1Птр.1:18-19; Откр.5:9). Искупление грешников Бог со­вершил посредством заместительной смерти Иисуса Христа. Ключевым аспектом смерти Иисуса Христа является ее заместительный характер. Христос умер не за Свои грехи (Он – безгрешен, см. 1Ин.3:5), а за наши грехи, т.е. понес наказание вместо нас (Ис.53:5-6,10-11; Гал.1:4; 3:13; Рим.4:25; 1Птр.2:24; 3:18; 1Ин.2:2; Откр. 1:5), удовлетворяя требование Божьей справедливости и предоставляя Ему возможность быть праведным и оправдывать грешников.

«Получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, которого Бог предложил в жертву умилостивления в крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса».
Рим.3:24-26

Для одних учение о заместительной смерти Христа звучит либо как глупость, для других в «слове о кресте» лежит вся надежда их спасения (1Кор.1:18-24). Не будьте в числе тех, кто высмеивает или отвергает это учение. Без заместительной жертвы Христа нет евангелия, нет спасения.

Победоносное воскресение Христа

«Который … воскрес для оправдания нашего».
Рим.4:25

Христос воскрес телесно в третий день после Своей смерти и в доказательство на протяжении 40 дней являлся Своим ученикам (Деян.1:3; 1Кор.15:4-7). Человек не может оправдаться перед Богом исполнением дел закона (Рим.3:20; Гал.2:16; 3:11; 5:4), потому что закон был дан не как средство оправдания, а как средство обличе­ния и направления человека ко Христу (Рим.3:20; 7:7-8; Гал.3:24). Верующий в воскресшего Иисуса оправдывается Им (Деян.13:39; Рим.3:24). Оправдать значит провозгласить невиновным. На основании заместительной жертвы и воскресения Христа, Бог оправдывает всякого верующего в Иисуса (Рим.3:26; 5:1,9; 8:30,33). Воскресший Господь сейчас находится одесную Бога и продолжает оправдывать верующих в Него, ходатайствуя за них перед Отцом (Ис.53:11; Рим.8:34; 1Ин.2:2; Иер.23:6).

2.2. Через возрождение Бог решает проблему греховности.

«Истинно, истинно говорю тебе,
если кто не родится свыше,
не может увидеть Царствия Божия».
Иоан.3:3

Проблему человеческой греховности Бог решает посредством нового духовного рождения человека, называемое «рождением свыше», «рождением от Духа» или «возрождением». В процессе возрождения Бог изменяет греховную природу чело­века, так что человек становится вновь живым для Бога (Еф.2:5) (см. ).

«Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его,
дал власть быть чадами Божиими,
которые ни от крови, ни от хотения плоти,
ни от хотения мужа, но от Бога родились».
Иоан.1:12-13

Возрождение берет свое действенное начало в искупительном подвиге Христа (1Птр.1:3; Рим.6:4). Оно тесно связано с действием Духа Святого через Слово Бо­жие (1Птр.1:23; Иоан.1:12-13; 3:5-6). Именно рождение свыше радикальным обра­зом меняет духовную природу человека и делает ее абсолютно новой во Христе (2Кор. 5:17; Кол.3:10). В результате человек утрачивает способность жить во грехе и своей новой природой побуждается к вере и покаянию, святости и любви (1Ин.1:7; 3:1-3,9; 4:7; 5:1,18; Рим.6:2-7). Как состояние греха является естественным для чело­века невозрожденного, так состояние святости естественно для возрожденных людей. Покаяние во грехе и стремление к святости для возрожденного человека явля­ются духовной необходимостью, вызванной новой духовной жизнью во Христе.

Ваш выбор: Что с этим делать?

Объяснив главную проблему человека и предусмотренное Богом решение, остается показать как евангелие из теории становится практикой нашей жизни.

«Если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и
сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых,
то спасешься».
Рим.10:9

Согласно Писанию евангелие производит свое спасительное действие только когда человек кается в своих грехах и верует во Христа (Мр.1:15; Рим.1:16). Покаяние во грехах состоит из личного понимания, признания и отвержения греха в своей жиз­ни. Вера в смерть и воскресение Христа указывает на личное понимание и приня­тие Божьего спасения и примирения с Богом. Как покаяние, так и вера являются дарами Божьей благодати и сопровождают возрождение от Духа Святого (2Тим.2:25; Еф.2:6-8).

Верить, чтобы жить или не верить, чтобы не жить –
Вот, в чем вопрос!
Адаптация Шекспира

Евангелие приходит к нам не просто как выбор (2Кор.5:20), но как повеление (Деян.17:30). Не верить в евангелие значит противиться Богу и отвергать Его благую волю, верить в евангелие значит покориться Богу и принять Его любовь во Христе.

* * *

Евангелие, как Вы видите, это весть, которая состоит из конкретных утверждений и обещаний основанных на исторических событиях. Осознаете ли Вы себя грешным человеком перед Богом? Вкусили ли Вы, что грех дает людям не только временное удовольствие, но и страшные страдания, боль, сожаление, страх? Христос призывает Вас к Себе (Мтф.11:28), и я «от имени Христова» прошу Вас: «примиритесь с Богом» (2Кор.5:20).

Что дальше?

Изложенные здесь истины относятся к начаткам учения Христова (Евр.6:1-2). Человеку, вступившему на путь веры в Иисуса Христа, предстоит всю жизнь воз­растать в познании Бога. Если Вы понимаете и сердцем принимаете благую весть, то Вам необходимо найти церковь, в которой проповедуется Слово Божие, чтобы пребывая в общении с другими людьми, разделяющими веру в Господа, Вы могли возрастать в познании и исполнении Его благой воли. В церкви вы сможете, согласно учению Христа, запечатлеть вашу веру в Него через водное крещение, свидетельствовать о ней через Причастие, и служить Тому, кто умер, чтобы дать нам жизнь и жизнь с избытком (Иоан.10:10).

С молитвой,

Пастор, доктор богословия

Что мы знаем об авторах канонических евангелий? Необычайно мало. Хуже того, мы не можем быть уверены, что авторами четырех официально признанных евангелий являются именно те, чьими именами мы их называем. Ведь впервые отцы церкви установили авторство евангелий спустя как минимум столетие после их написания. Целый век с момента своего создания эти новозаветные произведения были анонимными. В принципе сами авторы евангелий не собирались указывать себя в качестве таковых. Как известно, большинство книг Ветхого Завета являются анонимными произведениями и это придает им больший авторитет и значение. Авторы евангелий следовали той же библейской традиции.

Проблема авторства непосредственно связана с установлением времени создания новозаветных источников. Проще всего оказалось определить время написания евангелия от Марка. Его содержание безусловно свидетельствует о том, что автор знал о Великом восстании евреев против Рима (66-73 гг.), но ему еще ничего не было известно о падении Иерусалима и разрушении Храма (70 г.). Не удивительно, что абсолютное большинство современных библеистов придерживается мнения, что евангелие от Марка написано между 66 и 69 гг., то есть через сорок лет после распятия Христа. Из остальных трех евангелий недвусмысленно следует, что их авторы уже знали о трагедии постигшей Иерусалим и Храм, поэтому эти новозаветные книги были созданы после 70 г.

Что же представлял из себя Марк – автор первого евангелия? Он не был ни учеником, ни последователем Иисуса при Его жизни. Марк вообще не мог знать или видеть Христа, так как в предполагаемый год Его распятия был всего лишь маленьким ребенком, жившим за пределами Иудеи, вероятно, на Кипре. Йоханан Марк, таково было его полное имя, принадлежал к состоятельной и образованной части еврейской диаспоры. Этим объясняется его хорошее знание греческого и латинского языков. Вместе с тем, он получил и основательное еврейское религиозное образование, поэтому владел древнееврейским и арамейским языками и хорошо ориентировался в Писании. В его жизни огромную роль сыграло то обстоятельство, что он являлся близким родственником Иосифа Варнавы, кипрского иудея, левита по происхождению, который стал одним из первых апостолов христианства среди язычников. Варнава ввел его в среду первых христиан, познакомил с ближайшими учениками Христа – Петром и Иоанном, с братом Иисуса – Иаковым, а позднее с апостолами Павлом и Силой. Некоторое время Марк вместе с Павлом и Варнавой проповедовал в Малой Азии. Но отношения с Павлом у Марка не сложились, поэтому пути апостолов разошлись: Варнава забрал с собой Марка на родной им Кипр, а Павел продолжил свою проповедь в Малой Азии и Греции, на этот раз вместе с Силой. Но больше всего Марк сблизился с Петром. Каждый из них черпал друг у друга то, что ему не хватало. Петр оказался для Марка бесценным источником информации о Христе и Его проповеди. С другой стороны, знания Марка в греческом и латинском языках, его эрудиция в Писании очень пригодились «некнижному» Петру. Постепенно Петр стал одним из членов семьи Марка, а Марк «возлюбленным сыном» Петра, тем более, что по возрасту Петр вполне годился ему в отцы. Один из домов, принадлежавших матери Марка в Иудее, стал местом собраний первой христианской общины. Примечательно, что Петр, освобожденный из темницы, поспешил прийти именно туда. (Деян 12:12). Последний раз пути Марка, Петра и Павла пересеклись в Риме в начале 60-х годов. Если Павел ждал суда императора, то что заставило Петра оказаться там, неизвестно. Но, вероятно, он и в Риме пользовался гостеприимством и помощью Марка.

Согласно немногим уцелевшим воспоминаниям одного из самых ранних отцов церкви Папия Иерапольского (60-130?), «Марк, став переводчиком святого Петра, записал аккуратно, хотя и не в том порядке, все, что он запомнил о высказываниях и деяниях Иисуса». Марк писал не для еврейской, а для греческой и римской среды, поэтому он не был озабочен тем, чтобы доказать, что по рождению и происхождению Иисус полностью соответствовал требованиям библейской традиции, предъявляемым к мессии. Не случайно, он обошел полным молчанием версию о рождении Христа в Вифлееме от потомков царя Давида. Не упомянул он и о непорочном зачатии. Вместо этого он старался дать объяснения иудейских традиций и обычаев, переводил арамейские слова и выражения. Именно у Марка Иисус называет Себя всего лишь «Сыном Человеческим» и старается всячески скрыть, что Он является Мессией. Евангелие от Марка не только первое, но и самое короткое из всех евангелий. Оно же, по единодушному мнению специалистов в области древнегреческого, и самое простое с литературной и языковой точек зрения. Тот факт, что главным источником знаний Марка об Иисусе был Петр, свидетельствует в пользу правдивости его евангелия. Конечно, четыре десятилетия, прошедших со времени проповеди Христа, а также недостаточная грамотность Петра, не могли не привести к некоторым искажениям и смещениям в хронологии. Вполне возможно, что Марк пользовался и другими источниками на древнееврейском и арамейском языках, которые не сохранились.

Некоторые отцы церкви хотели видеть автора евангелия в числе тех семидесяти последователей, которых Иисус посылал от Своего имени на проповедь в Иудее. Разумеется, это обстоятельство могло бы повысить авторитет и ценность свидетельства Марка о Христе. Более того, существовала даже тенденция отождествлять Марка с юношей, который «завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним» (Христом – И.Л.) и был свидетелем сцены ареста Иисуса в Гефсиманском саду. Когда римские воины схватили этого юношу, «он, оставив покрывало, нагой убежал от них» (Марк 14:51-52). Однако реальная история не подтверждает этой версии.

Вероятно, вторым по времени создания следует считать евангелие от Матфея. По мнению большинства современных библеистов, оно написано в 70-х, самое позднее – 80-х гг. Авторство этого евангелия церковная традиция приписывает Матфею, ученику Иисуса. То обстоятельство, что Матфей до присоединения к Христу был мытарем, то есть сборщиком налогов, предполагает хотя бы минимальное образование, по крайней мере, умение считать и писать. Однако не каждый грамотный человек обладает литературным талантом. Но самое главное – другое. Матфей, будучи провинциальным сборщиком налогов и говоривший на арамейском и древнееврейском языках, не мог знать греческий настолько хорошо, чтобы написать это евангелие. Тем более, что, по заключению лингвистов, это евангелие представляет собой оригинальное произведение на греческом языке, а не перевод с арамейского. К тому же большинство цитат из Ветхого Завета заимствованы не из Танаха (еврейской Библии), а из Септуагинты (ее греческого перевода). Но и это не все. Автор евангелия от Матфея перенес в свою книгу практически весь текст (более 90%) из евангелия Марка. Если бы евангелист Матфей был действительно учеником Иисуса, то он не стал бы почти полностью переписывать книгу Марка, того, кто никогда не видел Христа. Правда, отцы церкви (Ириней Лионский, Евсевий Кесарийский) ссылаются на уже упомянутого Папия Иерапольского, согласно которому, «Матфей составил свой труд первоначально на еврейском языке и каждый переводил его как мог». Очень возможно, что Матфей, ученик Христа, действительно записал на арамейском или древнееврейском языке высказывания Своего Учителя. Впоследствие, эти записи, получившие в науке название «источника Q» («Quelle» – по-немецки «источник»), были использованы автором евангелия от Матфея. В те времена подобные заимствования не считались предосудительными и были общеприняты. «Источник Q», созданный подлинным Матфеем, до нас не дошел, но, вероятно, он дал имя Матфея всему этому евангелию. Таким образом, в действительности ученику Матфею может принадлежать лишь авторство записей, ставших одним из источников для написания всего этого новозаветного произведения. Нечто похожее произошло с Моисеем, который написал лишь незначительную часть Пятикнижия, однако, желая использовать его авторитет, редакторы Библии распространили его имя на все пять самых ранних книг Ветхого Завета. Если это предположение верно, то часть нынешнего евангелия от Матфея имеет более раннее происхождение, чем труд Марка. Не случайно, церковная традиция считает книгу от Матфея самым первым евангелием.

Кем же был на самом деле автор евангелия от Матфея? Его подлинного имени мы не знаем, но, судя по его произведению, можно с уверенностью сказать, что он, как и Марк, происходил из образованных иудеев диаспоры, для которых греческий был родным языком, и в то же время они хорошо владели арамейским и древнееврейским, а также были сведущи в Писании. Как и Марк, автор евангелия от Матфея не мог видеть Христа, так как принадлежал ко второму поколению Его последователей. Но он, в отличие от Марка, писал не для язычников, а для своих соплеменников-евреев, поэтому не объяснял иудейских обычаев и значение арамейских слов. Главным для него было совсем другое: он старался доказать, что Иисус и есть тот самый Мессия, Которого ждал еврейский народ. Но для этого ему нужно было убедить свою аудиторию, что Иисус по рождению и происхождению полностью соответствовал требованиям библейской традиции, то есть происходил из рода царя Давида и родился в Вифлееме, как и полагалось Мессии, согласно древнееврейским пророчествам. Не случайно, что в евангелии от Матфея больше всего цитат из Ветхого Завета, чем в любом другом евангелии, ибо автор старался доказать с помощью Писания, что в Иисусе воплотились все библейские предсказания. Это евангелие обладает одним важным преимуществом: в сравнении со всеми остальными новозаветными произведениями оно дает самое подробное изложение учения Христа. В частности, именно в нем имеется наиболее полный вариант Нагорной проповеди. В отличие от Марка, который делает акцент на событиях в жизни Иисуса, Матфей концентрирует внимание на Его учении. Если у Марка Христос больше действует, то у Матфея – проповедует.

Третьим по времени своего создания было евангелие от Луки. Оно появилось позднее новозаветных книг Марка и Матфея, но, безусловно, раньше евангелия от Иоанна. Большинство библеистов называет 80-е годы как самое вероятное время написания этого произведения. Раннехристианские авторы, такие как Ириней Лионский и Евсевий Кесарийский, единодушны в том, что его авторство принадлежит Луке, помощнику и спутнику апостола Павла, врачу по профессии. (Ириней, Против ересей, III,1,1; Евсевий, Церковная история, VI, 25). У современной библеистики тоже нет оснований сомневаться в том, что это евангелие написал Лука. Среди авторов Нового Завета Лука был единственным, кто не был евреем по рождению. Правда, впоследствие, он стал им по убеждению. Из того, очень немногого, что нам известно, Лука родился в Антиохии. По одной версии он был грек, по другой – сириец, по третьей – македонянин. Как бы то ни было, важнее всего то, что по своей культурной ориентации, воспитанию и образованию он принадлежал к эллинистической среде. Будучи высокообразованным, любознательным и пытливым человеком он не мог удовлетвориться языческими культами как греков и римлян, так и народов Востока. В поисках истинного Бога он отвергает идолопоклонство эллинистической культуры и сближается с иудаизмом. В те времена поступок Луки был типичен для очень многих образованных греков, римлян и сирийцев: их всех привлекал еврейский монотеизм. Мы не знаем, стал ли Лука официально иудеем, совершив обрезание, или остался лишь иудаизированным эллином, каких тогда было немало. Таких как он называли «почитающими Бога», они изучали иудейские обычаи и законы, вели еврейский образ жизни и участвовали в богослужениях в синагогах. От полного перехода в иудаизм многих мужчин удерживала только необходимость обрезания.

С последователями Иисуса Лука впервые встретился в синагогах Антиохии и сразу же присоединился к ним. Больше всего он сблизился с Павлом, Варнавой и Силой, которые считали, что для того, чтобы стать христианином, вовсе необязательно быть евреем и соблюдать все иудейские законы и обычаи. Но дальше всех шел Павел. По его мнению, после воскресения Христа из всего иудаизма следовало взять только универсальные ценности: Бога, Писание и мораль, оставив в стороне национальные традиции и обычаи. Лука горячо принял эту идею и стал единомышленником Павла и его спутником по миссионерским путешествиям. Вместе с ним он побывал в Греции и Македонии, сопровождал его на корабле, когда Павла отправили на суд императора в Рим.

Подобно Марку и Матфею, Лука представлял собой второе поколение последователей Христа, которые никогда Его не видели, да и не могли видеть, поэтому писали свои книги по воспоминаниям и записям очевидцев. Мы не знаем всех источников, бывших в распоряжении Луки, но два из них нам достоверно известны: это евангелие от Марка, из которого он заимствовал добрую половину текста, и уже упомянутый источник «Q», впервые использованный еще Матфеем. Знал ли он о евангелии от Матфея? Вероятно, да, но взял из него очень немногое.

В отличие от Марка, который обращался к язычникам, и Матфея, посвятившего свой труд иудеям, Лука писал для всех, но больше всего – для новых христиан из неевреев. Именно поэтому Лука, в отличие от Матфея, не делает акцента на мессианских чаяниях иудеев и не пытается доказать, что Иисус и есть тот самый Мессия, Которого так ждал еврейский народ. Христос в изображении Луки является Спасителем всех людей, а не только иудеев, и Он принадлежит всем народам, а не только евреям. Это евангелие содержит много информации, которой нет ни в одном другом новозаветном произведении. Например, лишь здесь можно найти сведения о семье Иоанна Крестителя и о родстве Иисуса и Иоанна. Как по объему текста, так и в художественном и языковом отношении евангелие от Луки превосходит не только остальные евангелия, но и все новозаветные книги вместе взятые. Впрочем, вклад Луки в создание Нового Завета не ограничивается одним только евангелием от его имени, он же является автором и другого новозаветного произведения – «Деяния святых апостолов». Обеим этим работам свойственны те же самые языковые особенности и одинаковый литературный стиль.

Христианская традиция включает Луку в число семидесяти последователей Иисуса, которых Он посылал на проповедь в Иудее. Более того, согласно той же самой традиции, Лука являлся неназванным спутником Клеопы, который на пути из Иерусалима в селение Еммаус встретил Христа в первый день Его воскресения. Оба этих утверждения призваны повысить авторитет евангелия от Луки как произведения, написанного одним из учеников Иисуса и свидетелем Его воскресения, однако оба они не имеют ничего общего с действительностью. В год распятия Христа Лука в лучшем случае еще только родился, притом в Антиохии, далеко за пределами Иудеи.

Как бы ни отличались друг от друга евангелия от Марка, Матфея и Луки – все они достаточно близки между собой и содержат много общих или паралельных эпизодов. Это связано с тем, что основные древнееврейские и арамейские источники, использованные для их написания, были общими. Кроме того, авторы более поздних евангелий – Матфей и Лука – заимствовали много текста из книги Марка. Не случайно, все эти три произведения называются синоптическими («обозревающие одинаково» – др.греч.), так как они либо повторяют, либо дополняют друг друга. Ничего подобного нельзя сказать о четвертом евангелии – от Иоанна. По времени своего создания оно, безусловно, самое позднее и появилось на свет приблизительно в 95-100 гг. в Малой Азии (Эфесе?), то есть через семьдесят лет после распятия Христа. Авторство этого евангелия церковная традиция приписывает любимому ученику Иисуса – Иоанну Зеведееву. Как известно, рукой этого же автора были написаны сразу пять новозаветных произведений: евангелие от Иоанна, «Откровение» и три апостольских послания. За сравнение Христа со «Словом Божиим» церковь, впоследствие, удостоила автора почетного имени – Иоанн Богослов. Но мог ли малограмотный рыбак из Галилеи, Иоанн Зеведеев, создать пять произведений Нового Завета, да еще на хорошем греческом языке? Ведь «Деяния» признают, что Иоанн считался человеком «некнижным и простым» (Деян. 4:13). Сам Иоанн Зеведеев, говоривший на арамейском языке, был способен в лучшем случае читать Танах (Библию) на древнееврейском. Ни греческого языка, ни тем более греческой философии он знать не мог, ибо жил в простонародной, чисто еврейской среде и никакого образования, тем более греческого, не получал. Разве смог бы он написать или хотя бы продиктовать фразу, с которой начинается евангелие от Иоанна: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн 1:1). Ведь подлинный автор этой фразы подразумевал Логос и должен был по меньшей мере ориентироваться в древнегреческой философии. Кроме того, нельзя забывать, что ко времени написания этого евангелия Иоанн Зеведеев должен был достичь почти столетнего возраста! Нет ни малейшего сомнения, что Иоанн Богослов, написавший пять новозаветных произведений, не имеет никакого отношения к ученику Христа – Иоанну Зеведееву.

Так кем же был тогда автор четвертого евангелия, прозванный Иоанном Богословом? Он, подобно Марку и Матфею, тоже представлял собою образованного иудея из диаспоры, но принадлежал, вероятно, уже не ко второму, а к третьему поколению последователей Христа. Разумеется, он никак не мог знать Иисуса, так как в то время, когда Христос уже закончил Свой земной путь, Иоанн Богослов его еще не начал. Возможно, подлинный автор четвертого евангелия знал престарелого Иоанна Зеведеева и даже слышал его воспоминания, это подсказало ему идею – использовать имя столь уважаемого апостола для придания своим произведениям как можно большего веса и значения. В те далекие от нас времена авторам была важнее судьба их творений, нежели реклама собственных имен, поэтому они нередко приписывали свои книги людям известным и почитаемым. Иоанн Богослов изложил свое евангелие таким образом, чтобы убедить читателя в авторстве Иоанна Зеведеева – любимого ученика Христа. Долголетие Иоанна и его близость к Иисусу были главными факторами в выборе именно его имени для всех пяти новозаветных произведений. В современной библеистике существует практически полный консенсус насчет того, что Иоанн Зеведеев не мог быть автором евангелия от Иоанна. В поисках настоящего автора многие исследователи указывают на «старца Иоанна», пресвитера христианской общины в Эфесе, как на одного из наиболее вероятных создателей этого произведения. Однако подлинный автор четвертого евангелия вовсе не обязательно должен был иметь то же имя, что и Иоанн Зеведеев и жить в Эфесе. Не стоит забывать, что церковная традиция об авторстве Иоанна Зеведеева основывается прежде всего на утверждениях Иринея Лионского (130-200 гг.), который в свою очередь ссылается на слова епископа из Смирны (ныне турецкий Измир) Поликарпа (85-167 ?). Именно Поликарп указывал на Иоанна Зеведеева как на автора евангелия и уверял, что сам был учеником этого (столетнего!) апостола. Между прочим, тот же Поликарп написал три «пасторских» послания (1-е и 2-е к Тимофею и к Титу), но выдал свои произведения за письма апостола Павла.

Серьезные сомнения в авторстве двух евангелий – от Матфея и Иоанна – не могли не повлиять и на позицию ряда церквей. Например, даже такая консервативная церковь как католическая на Втором Ватиканском соборе решила не настаивать на том, что именно ученики Христа, Матфей и Иоанн, являются авторами одноименных евангелий. Вместо их имен было решено использовать другой термин – «святые авторы».

Евангелие от Иоанна написано не для язычников, как у Марка, и не для иудеев, как у Матфея, и отнюдь не для всех, как у Луки. Четвертое евангелие создано исключительно для новых христиан, причем христиан из эллинов. Если Марк описывает события из жизни Иисуса, Матфей излагает учение Христа, а Лука создает образ Спасителя всех людей, то Иоанн философски истолковывает сущность Христа и Его миссии. Автор использует категории древнегреческой философии, чтобы быть понятым греками. Не случайно, произведение Иоанна многие называют «духовным» евангелием. Христос у Иоанна отнюдь не «Сын Человеческий», как у Марка, и не «Мессия», как у Матфея, и даже не Спаситель рода человеческого, как у Луки. Он у Иоанна – «Сын Божий». Только в этом евангелии в уста Иисуса вкладываются такие слова как: «Я сошел с небес» (Иоанн 6:38); «Я свет миру» (Иоанн 8:12), «Я и Отец одно» (Иоанн 10:30). Именно здесь Иисус называет Себя Богом и на вопрос: «кто же Ты?» отвечает: «от начала Сущий». Это полностью противоречит синоптическим евангелиям, согласно которым, Христос всячески скрывал, что Он и есть Мессия. А ведь Мессия не Бог, не «Сын Божий», а всего лишь посланец Господа, посредник между Ним и людьми. Иисус у Иоанна – это уже не Иисус из Назарета Иудейского, а Христос с иконы в христианской церкви. Это уже не Спаситель «погибших овец Израиля», а «Сын Божий», сидящий на троне и судящий живых и мертвых. По существу, евангелие от Иоанна является одновременно конституцией и программой раннехристианской церкви, которая окончательно разрывает с иудаизмом и формулирует суть новой религии.

Если синоптические евангелия повествуют о событиях и проповеди Иисуса преимущественно в Галилее, то книга Иоанна рассказывает о пребывании Христа в самой Иудее, в частности в Иерусалиме. В евангелии от Иоанна почти нет притч, которых так много у Матфея и Луки. У Иоанна Иисус резко выраженный апокалиптик и предсказывает очень скорый конец света, чего нет в синоптических евангелиях. Только в евангелии от Иоанна чувствуется подспудная критика еретиков: гностиков, докетов, эвионитов, – с которыми боролась раннехристианская церковь. Уже один этот факт свидетельствует о том, что произведение Иоанна было создано не раньше конца первого века, когда собственно и появились эти ереси.

Надо признать, что в историческом плане синоптические евангелия куда более достоверны, чем труд Иоанна. Однако последнее евангелие имеет и свои достоинства: оно дает нам такие детали из жизни Иисуса, которых нет ни в одном другом новозаветном произведении. Более 90% его текста уникально и не имеет никаких аналогий или паралелей в новозаветной литературе. Например, только здесь повествуется о воскресении Лазаря, о беседе с самаритянской женщиной и о разговоре с фарисеем Никодимом. Автор этого евангелия пользовался такими источниками, какие были неизвестны или недоступны для Марка, Матфея и Луки. Очень возможно, что ими являлись рукописи таких образованных фарисеев и «книжников», как Никодим, которые откровенно симпатизировали Иисусу. В отличие от малограмотных учеников Христа, эти люди обладали достаточными знаниями, чтобы записать изречения Иисуса и оставить память о Нем и Его миссии. Но тайные последователи Иисуса из фарисеев и книжников жили, как правило, не в провинциальной Галилее, а в центре страны – в Иудее и Иерусалиме. Этим, возможно, объясняется тот факт, что евангелие от Иоанна повествует в основном о пребывании Иисуса в Иудее и Иерусалиме.

Хотя источниками для всех евангелий были рукописи на древнееврейском и арамейском языках, сами евангелия, в том числе и от Матфея, создавались на койне – греческом разговорном языке I-го века. На самом простом уровне койне написаны книги Марка и Иоанна, на более высоком – евангелие от Матфея, но самый богатый и изящный язык, хотя и разговорный, оказался у произведений Луки. Что касается древнееврейских рукописей, послуживших источниками для написания евангелий, то ни одна из них до нас не дошла. То ли они не пережили испытаний веков, то ли были умышленно не сохранены из-за несоответствия догматам церкви.

Оценка евангелий с точки зрения исторической достоверности ставит на первое место произведение Марка. Несмотря на то, что оно самое короткое и написано на самом простом греческом языке, оно является наиболее ранним, а главное правдивым свидетельством событий в Иудее того времени. К тому же, нет никаких сомнений как в авторстве Марка, так и в источниках его знаний о Христе. Второе место по достоверности принадлежит евангелию от Матфея. За ним следуют соответственно книги Луки и Иоанна. Разумеется, ни одно из этих евангелий не является документальным историческим свидетельством. Все они представляют собой литературные произведения разной степени художественности и выражают точки зрения их авторов, которые далеко не во всем совпадают друг с другом. В каждом из этих произведений можно найти следы текстов из не дошедших до нас более ранних рукописей.

Авторы евангелий совершенно по-разному относятся к законам и практике иудаизма. Так, Марк и Матфей, в основном, придерживаются мнения апостола Петра, согласно которому, вера в Христа не отменяет для евреев необходимость соблюдения всех предписаний, традиций и обычаев иудаизма. В то же время Лука и Иоанн отражают точку зрения Павла, который считал, что одна только вера в Христа освобождает не только неевреев, но и самих евреев от обязанности исполнения иудейских законов.

В истории ранней церкви II века известны попытки сделать главным, каноническим произведением только одно из четырех евангелий. Например, иудеохристиане, к которым относились и эвиониты, считали самым «правильным» лишь евангелие от Матфея, так как оно не отменяло законы иудаизма для верующих в Христа. Некоторые христианские общины, видевшие в Иисусе прежде всего «Сына Человеческого», признавали исключительно евангелие от Марка. Наконец, были многочисленные группы христиан-гностиков. Одни из них, в частности сторонники Маркиона, придерживались евангелия от Луки, а другие – последователи Валентина – принимали только евангелие от Иоанна.

Церковью официально признаны только 4 Евангелия: от Луки, от Матфея, от Марка и от Иоанна. Однако на самом деле Евангелий гораздо больше. Но все они причислены церковными соборами к апокрифическим изданиям, то есть к тем произведениям, которые не соответствуют религиозным канонам.

Как и почему запретили другие Евангелия?

Известно, что еще в I веке нашей эры существовало по крайней мере около 50-ти различных Евангелий и других религиозных текстов. Поэтому не мудрено, что во избежание путаницы и споров между христианами необходимо было выбрать лишь несколько из них.

Удивительно, но первый этой проблемой озадачился отнюдь не священник, а богатый судовладелец, а по совместительству богослов по имени Маркион. Именно он в 144 году создал перечень книг, которые, на его взгляд, являлись подлинными. Помимо нескольких религиозных текстов, в списке Маркиона значилось только одно Евангелие – от Луки.

Вслед за Маркионом за дело взялись и официальные служители церкви. Однако окончательно соответствующими всем религиозным канонам были признаны только Евангелия от Луки, От Матфея, от Марка и от Иоанна. Священники объясняют подобный выбор тем, что авторство этих 4-х писаний не вызывает сомнений. К тому же именно в них наиболее полно и в то же время без излишеств излагается суть учения.

В то время как апокрифы содержат много ненужных бытовых сцен, а также загадок и шокирующих подробностей, которые не имеют никакой духовной ценности. Зачастую священнослужители в качестве довода упоминают и видение Иезекииля, когда пророку явились четыре животных с человеческими лицами. А святой Ириней, например, утверждал, что Евангелий должно быть именно четыре в соответствии с четырьмя сторонами света.

Однако некоторые исследователи предполагают, что остальные Евангелия перешли в разряд запрещенных потому, что в них содержатся не совсем лицеприятные сведения о жизни библейских персонажей, в частности о жизни Иисуса Христа.

Запрещенные Евангелия

Если следовать хронологии библейских событий, то одним из первых следует отметить «Протоевангелие Иакова». В этой книге описывается рождение, детство и юность матери Иисуса Христа Марии, вплоть до появления на свет Спасителя. В этой версии Евангелия содержится множество отрывков из других, канонизированных церковью текстов. Исходя из названия данной книги, ясно, что на ее авторство претендует Иаков – сын отца Иисуса от первого брака. Однако эта версия не выдерживает критики, поскольку писатель был явно не знаком с иудейскими традициями. Об этом говорит, к примеру, тот факт, что, согласно тексту, трехлетнюю Марию отвели в храм, где она и жила до 12-ти лет.

Еще одно писание – «Евангелие детства», написанное, якобы, апостолом Фомой рассказывает о детстве самого Иисуса. В этом тексте маленький Иисус предстает перед читателем эдаким сверхчеловеком, причем, далеко не всегда добрым. Он может очищать воду, а может и «иссушить» ребенка, попытавшегося снова замутить очищенный водоем. А взрослые, которые жалуются на проделки Христа, внезапно слепнут. Однако, по мнению ученых, автором этого Евангелия никак нельзя считать Фому, так как согласно некоторым деталям повествования легко можно сделать вывод о том, что писатель не имеет ни малейшего представления о быте иудеев.

Кроме этих двух апокрифов, известны также Евангелия от Петра, от Марии, от Филиппа и от Варнавы, Евангелия Евы, Никодима и Иуды, Евангелие египтян, Евангелие двенадцати, Евангелие от евреев и другие произведения.

Сколько же всего Евангелий?

На самом деле точное количество всех Евангелий неизвестно. По некоторым данным оно исчисляется десятками. Однако даже если бы точная цифра всех версий Евангелия и была бы известна, она бы постоянно менялась. Дело в том, что древние тексты находят до сих пор. Например, самое старое изложение «Протоевангелия Иакова» было обнаружено только в 1950-х годах, а «Евангелие Иуды» — в конце 70-х годов ХХ века.