Великая панагия

Образ Пресвятой Богородицы «Великая Панагия» является копией иконы начала XIII века, хранящейся в Государственной Третьяковской галерее. Её подлинник был обретён в XIX столетии иконописцем и реставратором Григорием Чириковым в кладовой Спасо-Преображенского собора города Ярославля, отчего святыня именуется также Ярославской Орантой. На иконе Пресвятая Дева изображена с воздетыми в молитвенном жесте руками, что характерно для иконописного типа «Оранта» (от лат. orans — ‘молящийся’). На груди Божьей Матери представлен медальон с фигурой благословляющего Младенца Христа. По сторонам от лика Богородицы помещены медальоны с Архангелами в епископских омофорах, дополняющие тему молитвенного служения.
Способ изготовления
Икона изготовлена по специальной методике, сочетающей в себе традиции древних иконописных школ и современные технологии. Последовательность создания образа во многом идентична работе над рукописной иконой и состоит из нескольких этапов. В качестве основы берется выпуклая доска из натурального дерева (липы) и покрывается льняным холстом. Поверх паволоки кладется грунтовой слой. Для получения наиболее точной копии старинной иконы, изображение наносится на левкас печатным способом. Область нимба вручную покрывается сусальным золотом, а в целях достижения сходства с подлинником применяются эффекты старения – трещинки и патина. В завершении работы лицевая поверхность иконы обрабатывается лаком, что создает защитный слой для всего изображения.

В иконографии Божией Матери, развивавшейся с первых веков христианства, сохранялись и воспроизводились образы наибольшей духовной силы, на их основе затем возникали новые иконографические варианты. Такая преемственность прослеживается, начиная с римских (в катакомбах) и византийских (в апсиде Влахернской церкви) изображений Богоматери Оранты. Образы молящейся Богородицы с воздетыми к небу руками известны с IV века. В древнерусской традиции этот иконографический тип имеет несколько прекрасных воплощений: Богоматерь «Нерушимая стена» в киевском Софийском соборе (ростовой извод в конхе апсиды), новгородская Богоматерь «Знамение» (поясной извод со Спасом Эммануилом). Эти иконописные образцы, в свою очередь, легли в основу извода Богоматери «Ярославская Оранта» (XIII век). Ко всем упомянутым образам древнерусской живописи применяется эпитет «Панагия» (Всесвятая). Он также используется для обозначения иконографического подтипа Оранты со Спасом Эммануилом на груди.

Данная икона, созданная в мастерской во имя преподобного Алипия Печерского, является списком с образа Ярославской Оранты, хранящегося в Третьяковской Галерее. Для иконописцев мастерской эта работа была знаменательна тем, что автором древнего образа считается сам Святой Алипий, первый русский иконописец. Предположительно эта Богородичная икона была передана Владимиром Мономахом в Успенский собор Ростова Великого, а затем попала в Спасский монастырь Ярославля, где и была обретена в начале XX века.

Икона изображает Богоматерь в молитвенном предстоянии, с возведёнными к небу глазами и воздетыми руками. Она облачена в тёмный хитон с яркими золотыми пробелами и золотистый мафорий. Мафорий Богоматери, согласно канону, украшен звездами, символизирующими приснодевство. Богородица стоит на орнаментированном алом ковре. Это своеобразное подножие и спускающиеся к нему складки мафория визуально приподнимают фигуру Оранты, добавляют к её облику величавость и отрешённость. На груди Пречистой Девы, в медальоне («круге славы») помещено поясное изображение отрока Иисуса — Спас Эммануил. Отличительной чертой данного извода является то, что Спаситель благословляет обеими руками, как бы повторяя молитвенный жест Матери. В круглых медальонах по сторонам от Богоматери изображены Архангелы Господни с зерцалами (символами предвидения). Фон иконы — золотой, аллегория Божественного света. Нимбы Богоматери, Спаса и архангелов на иконе мастерской выполнены из белого золота.

Данное произведение мастерской примечательно и с технической, и с художественной стороны. Блестяще выполненный список не является, тем не менее, абсолютной копией. На данной иконе линии ликов и одеяний смягчены, имеют более живой и естественный вид. Особо следует отметить лик Богоматери. В такой обработке он приобретает кроткое и трогательное выражение смирения. В юном скорбном лике Божией Матери молящемуся раскрывается евхаристический смысл образа: Пречистая Дева являет миру Агнца, уготованного в жертву за человеческие грехи. Недаром изображение Великой Панагии часто было запрестольным образом или помещалось на створках артосных панагий (сосудов для просфор).

ОРАНТА (От лат. orans, родительный падеж orantis — молящийся) — изображение мужской или женской фигуры с воздетыми руками, предстоящей перед Богом в молитве, в просьбе о заступничестве; один из иконографических типов Богоматери.

Ис­то­ки об­раза Оранты, пер­во­на­чаль­но но­сив­ше­го обоб­щён­ный, сим­во­лический ха­рак­тер, ле­жат в ан­тич­ном искусстве, в ко­то­ром Оранта бы­ла ал­ле­го­ри­ей бла­го­чес­тия. В хри­сти­ан­ском искусстве Оранта поя­ви­лась в III веке в рос­пи­сях ка­та­комб (например, в так называемом за­ле Оран­та под церковью Сан­ти-Джо­ван­ни-э-Пао­ло в Ри­ме, конец III — начало IV веков) и в рель­е­фах сар­ко­фа­гов (сар­ко­фаг с биб­лей­ски­ми сце­на­ми, около 300 года, Городской му­зей Вел­лет­ри, Ита­лия, и другие). С IV века она при­об­ре­та­ет ин­ди­ви­дуа­ли­зи­рованный ха­рак­тер и на­чи­на­ет вос­при­ни­мать­ся как изо­бра­же­ние кон­крет­ных лю­дей (изо­бра­же­ние святой Ве­не­ран­ды в ар­ко­со­лии свя­тых Ве­не­ран­ды и Пе­тро­нил­лы в ка­та­ком­бах До­ми­тил­лы 2-й половины IV века в Ри­ме, и другие). Как пра­ви­ло, та­кие изо­бра­же­ния са­мо­дос­та­точ­ны, ре­же вхо­дят в со­став ком­по­зи­ций, как на фре­ске Хри­сти­ан­ской ка­пел­лы в рай­оне боль­ни­цы святого Ио­ан­на в Ри­ме около середины V века, где пред­став­лен Хри­стос, ко­ро­ную­щий двух жён с воз­де­ты­ми в мо­лит­ве ру­ка­ми. В по­зе Оранты изо­бра­жа­ли хри­сти­ан­ских свя­тых (му­че­ни­ки в ро­тон­де Святого Ге­ор­гия в городе Са­ло­ни­ки, конец IV — 1-я четверть V веков.; святой Апол­ли­на­рий в церкви Сант-Апол­ли­на­ре-ин-Клас­се в Ра­вен­не, около 549 года; святой Лу­ка Сти­рит в монастыре Оси­ос-Лу­кас в Фо­ки­де, 1030-1040-е годы), вет­хо­за­вет­ных пер­со­на­жей (пра­отец Ной на фре­ске Гре­че­ской ка­пел­лы ка­та­комб При­сцил­лы в Ри­ме, около 320-340 годов; про­рок Да­ни­ил во рву льви­ном на ми­ниа­тю­ре «Хри­сти­ан­ской то­по­гра­фии» Кос­мы Ин­ди­ко­п­ло­ва, 2-я половина IX века, Базилика Ва­ти­ка­на; три от­ро­ка в ог­нен­ной пе­щи на крыш­ке сар­ко­фа­га из Ка­пи­то­лий­ских му­зе­ев, начало IV века; Су­сан­на на фре­ске гроб­ни­цы V века из Му­зея ви­зантийской куль­ту­ры в городе Са­ло­ни­ки).

Са­мые ран­ние изо­бра­же­ния Бо­го­ма­те­ри Оран­та от­но­сят­ся к VI веку (например, в со­ста­ве сце­ны «Воз­не­се­ние» в Еван­ге­лии Рав­ву­лы, 586, Базилика Лау­рен­циа­на, Фло­рен­ция). Об­раз Бо­го­ма­те­ри Оранты в ап­си­дах мо­жет быть так­же свя­зан с те­мой Вто­ро­го при­ше­ст­вия Хри­ста, например в 17-й ка­пел­ле в Бауи­те (VI-VII века, Еги­пет). В сред­не­ви­зан­тий­ский пе­ри­од изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри Оранты по­ме­ща­лось в кон­хе ап­си­ды (Со­фий­ский со­бор в Кие­ве, 1030-1040-е годы; фре­ски Эс­ки-Гю­мюш в Кап­па­до­кии, около середины XI века; церковь Спа­си­те­ля в городе Ца­ленд­жи­ха в Гру­зии, 1384-1396 годы).

Об­ра­зы Бо­го­ма­те­ри Оранты мо­жет со­про­во­ж­дать сло­во «Влахер­ни­тис­са»; так ус­та­нав­ли­ва­ет­ся их связь со зна­ме­ни­тым кон­стан­ти­но­поль­ским хра­мом Бо­го­ро­ди­цы во Влахер­нах, где, ве­ро­ят­но, хра­ни­лись про­то­ти­пы икон с та­кой ико­но­гра­фи­ей.

Изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри с воз­де­ты­ми ру­ка­ми и Мла­ден­цем на гру­ди, об­раз ко­то­ро­го мо­жет быть за­клю­чён в ме­даль­он, на­зы­ва­ют Зна­ме­ние, Во­пло­ще­ние, Влахер­ни­тис­са, Ве­ли­кая Па­на­гия, Эпи­скеп­сис и Пла­ти­те­ра (или «Шир­шая не­бес»). Не­смот­ря на мно­же­ст­вен­ность на­зва­ний, прин­ци­пи­аль­но­го раз­ли­чия ме­ж­ду ни­ми нет, в ка­ж­дом слу­чае ис­поль­зу­ет­ся на­зва­ние, ис­то­ри­че­ски за­кре­пив­шее­ся за тем или иным кон­крет­ным об­ра­зом. Бо­го­ма­терь мо­жет быть пред­став­ле­на в рост (как на фре­ске, за­ни­мав­шей главную ап­си­ду церкви Спа­са на Не­ре­ди­це, 1198), по­груд­но (например, на ли­це­вой сто­ро­не дву­сто­рон­ней ико­ны из Со­фий­ско­го со­бо­ра Нов­го­ро­да Ве­ли­ко­го, 1130-1140-е годы) или по по­яс (фре­ска восточной час­ти со­бо­ра Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы Фе­ра­пон­то­ва монастыря, 1502, Дио­ни­сий с сы­новь­я­ми), а Хри­стос мо­жет изо­бра­жать­ся как бла­го­слов­ляю­щим пра­вой ру­кой и со свит­ком в ле­вой руке (ико­на Бо­го­мате­ри Влахер­ни­тис­сы из Си­най­ско­го мо­насты­ря святой Ека­те­ри­ны, около середины XIII века), так и бла­го­слов­ляю­щим обеи­ми ру­ка­ми (ико­на Бо­го­ма­те­ри Пла­ти­те­ры, XV век, монастырь Пан­то­кра­то­ра на Афо­не). Про­то­тип та­ко­го об­раза мож­но встре­тить во фраг­мен­те рос­пи­си ка­та­комб Боль­шо­го клад­би­ща в Ри­ме (2-я четверть IV века), од­на­ко его при­ме­ры в ви­зантийском ис­кус­ст­ве из­вест­ны лишь с XI века. Этот ико­но­гра­фический тип сим­во­ли­зи­ру­ет Бо­го­во­пло­ще­ние; его смысл за­клю­чён в на­чаль­ных стро­ках Еван­ге­лия от Ио­ан­на (Ин. 1:1, 14) и сло­вах из Кни­ги про­ро­ка Исайи «Се, Де­ва во чре­ве при­имет и ро­дит Сы­на и на­рекут имя Ему Эм­ма­ну­ил, что зна­чит: с на­ми Бог» (Ис. 7:14), по­сколь­ку Хри­стос обыч­но пред­став­лен в ико­но­гра­фическом ти­пе Эм­ма­нуи­ла.

Не­смот­ря на зна­чительное смы­сло­вое от­ли­чие от ти­па Оранты, тер­мин «Оранта» ино­гда ис­поль­зу­ет­ся в на­зва­нии зна­ме­ни­той ико­ны из Яро­слав­ля («Яро­слав­ская Оран­та», 1-я четверть XIII века, ГТГ), име­нуе­мой так­же «Ве­ли­кая Па­на­гия». Са­ма ико­на Бо­го­ма­те­ри «Зна­ме­ние» пред­став­ле­на на ико­не «Чу­до от ико­ны Бо­го­ма­те­ри «Зна­ме­ние»» (XV век, Нов­го­род­ский государственный объ­е­ди­нён­ный му­зей-за­по­вед­ник; смотри Нов­го­род­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри «Зна­ме­ние»).

Об­ра­зы Бо­го­ма­те­ри Оранты час­то вхо­дят в со­став изо­бра­же­ний Воз­не­се­ния Гос­под­ня (ико­на из празд­нич­но­го ря­да ико­но­ста­са Со­фий­ско­го со­бо­ра Нов­го­ро­да Ве­ли­ко­го, около 1341 года, Нов­го­род­ский государственный объ­е­ди­нён­ный му­зей-за­по­вед­ник, и многие другие) и По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы (ико­на конца XV века из со­б­ра­ния бан­ка «In­tesa», га­ле­рея «Па­лац­цо Ле­о­ни Мон­та­на­ри», Ви­чен­ца).