Виноградов

Новые слова появляются буквально каждый день. Иные не задерживаются в языке, а иные остаются. У слов, как и у людей, есть своя история, своя судьба. Они могут иметь родственников, богатую родословную, и, напротив, быть круглыми сиротами. Слово может рассказать нам о своей национальности, о своих родителях, о своём происхождении.

Вокзал

Слово происходит от названия места «Vauxhall» — небольшого парка и центра развлечений недалеко от Лондона. Русский царь, посетивший это место, полюбил его — в особенности, железную дорогу. Впоследствии, он поручил британским инженерам построить небольшую железную дорогу от Санкт-Петербурга к своей загородной резиденции. Одну из станций на этом участке железной дороги назвали «Вокзал», и это название впоследствии стало русским словом для обозначения любой железнодорожной станции.

Хулиган

Слово хулиган — английского происхождения. Считается, что фамилию Houlihan носил когда-то известный лондонский буян, доставлявший немало хлопот жителям города и полиции. Фамилия стала именем нарицательным, а слово международным, характеризующим человека, грубо нарушающего общественный порядок.

Апельсин

До XVI века европейцы вообще никакого понятия об Апельсинах не имели. Русские — тем более. У нас ведь апельсины не растут! А потом португальские мореплаватели завезли из восточных стран эти оранжевые вкусные шары. И стали торговать ими с соседями. Те, конечно, спрашивали: «Откуда яблочки-то?» — потому что об апельсинах не слышали, а по форме этот фрукт на яблоко похож. Торговцы честно отвечали: «Из Китая яблочки, китайские!» По-голландски «яблоко» — appel, а китайский — sien.

Врач

В старину лечили заговорами, заклинаниями, разными нашептываниями. Древний лекарь, знахарь говорил больному что-нибудь вроде этого: «Уйди, болезнь, в пески зыбучие, в леса дремучие…» И бормотал над занедужившим разные слова. А знаете, как вплоть до начала XIX века называлось бормотание, болтовня? Бормотание, болтовня тогда назывались враньем. Бормотать — значило «врать». Кто трубит — тот трубач, кто ткет — тот ткач, а кто врет — тот врач.

Мошенник

На Руси мошенниками называли вовсе не обманщиков или воров. Так назывались мастера, которые изготавливали мошну, т.е. кошельки.

Ресторан

Слово «ресторан» значит по-французски «укрепляющий». Такое название дали в XVIII веке одному из парижских трактиров его посетители после того, как хозяин заведения Буланже ввел в число предлагаемых блюд питательный мясной бульон.

Говно

Слово «говно» произошло от праславянского «govno», что осначает «коровий» и первоначально связывалось только с коровьими «лепёшками». «Говядо» — «крупный рогатый скот», отсюда же «говядина», «говяжий». Кстати, от того же индоевропейского корня и английское название коровы — cow, а также пастуха этих коров — cowboy. Т. е. выражение «сраный ковбой» — не случайное, в нём — глубокая родственная связь.

Небеса

Одна из версий состоит в том, что русское слово «небеса» происходит от «не, нет» и «беса, бесов» — буквально место, свободное от зла/демонов. Однако, другая трактовка, вероятно, ближе к истине. В большинстве славянских языков есть слова, похожие на «небо», и произошли они, по всей вероятности, от латинского слова «облако» (nebula).

Сланцы

В Советском Союзе известным производителем резиновых шлёпанцев был завод «Полимер» в городе Сланцы Ленинградской области. Многие покупатели полагали, что выдавленное на подошвах слово «Сланцы» это название обуви. Далее слово вошло в активный словарный запас и превратилось в синоним слова «шлёпанцы».

Галиматья

В конце прошлого столетия французский врач Гали Матье лечил своих пациентов шутками. Он обрел такую популярность, что не стал успевать на все визиты и свои целительные каламбуры посылал по почте.
Так возникло слово «галиматья», которое в то время означало — целительная шутка, каламбур.
Доктор увековечил свое имя, но в настоящее время это понятие имеет совершенно иной смысл.

Родился 12 января 1895 года в городе Зарайск, Зарайского уезда, Рязанской губернии. Отец — священник, был репрессирован в 1930 году и вскоре умер в ссылке в Казахстане, как и последовавшая за ним мать. В 1917 году Виктор окончил Историко-филологический институт и Археологический институт. В начале своей научной деятельности — историк церковного раскола. Продолжил научную подготовку в Петроградском университете, где преподавал с 1921 года. В 1920 году избран профессором в Археологическом институте по кафедре истории русского языка.
Научные интересы учёного изначально были весьма широки. Свою первую работу он посвятил самосожжению старообрядцев, а параллельно занимался исследованием по проблемам исторической фонологии. В 1920-е годы он входил в круг учёных, увлечённо изучавших строение художественных произведений. В начале 1930-х годов переехал в Москву.
Получил первую известность благодаря литературоведческим публикациям (о стиле писателей-классиков и современников: А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, Н. С. Лескова, А. А. Ахматовой и др.; выступал также с чисто историко-литературными работами, публикациями неизданных произведений и т. п.). Свой метод определял как историко-литературный (с обязательным исследованием широкого исторического контекста изучаемого произведения, в том числе «малых имён», «низовой литературы»), однако считал необходимым особое исследование языка и стиля писателя.
Достаточно рано Виноградов проявил себя и как лингвист; он стал одним из последних учеников академика А. А. Шахматова (работа о фонеме ять в северных говорах). До 1929 года работал в Петрограде (Ленинграде), где испытал влияние Л. В. Щербы, но затем переехал в Москву и создал собственную лингвистическую школу (т. н. виноградовскую школу русистики). Работал в МГПИ, МОПИ, Заочном педагогическом институте. В своих работах он продолжал традиции русского дореволюционного языкознания, скептически относясь к структурализму и другим влиятельным направлениям лингвистики XX века; для работ Виноградова характерно внимательное отношение к конкретному языковому материалу, прежде всего русского языка и в особенности языка русской классической художественной литературы (практически все его лингвистические труды посвящены именно русистике).

Виноградов — автор ряда заметных работ по истории русского языкознания. Свой анализ русской синтаксической традиции В. В. Виноградов изложил в книге «Из истории изучения русского синтаксиса (от Ломоносова до Потебни и Фортунатова)» (1958) и в статьях, посвящённых грамматическим взглядам М. В. Ломоносова, А. Х. Востокова, А. А. Потебни, А. В. Добиаша, А. А. Шахматова, А. М. Пешковского, Л. В. Щербы, И. И. Мещанинова, М. Н. Петерсона и других учёных (Эти статьи переизданы в кн.: Виноградов В. В. Избранные труды: Исследования по русской грамматике. 1975). В. В. Виноградов напечатал широкий обзор работ по русскому литературному языку — «Русская наука о русском литературном языке» (1946). Посмертно вышел также сборник избранных работ по истории русских лингвистических учений, рекомендуемый в качестве учебного пособия по одноимённому курсу.
Участвовал в составлении «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (т. 1-4, 1935—1940), в редактировании «Словаря современного русского литературного языка» (т. 1-17, 1948—1965) и «Словаря русского языка» (т. 1-4, 1957—1961). В 1960-е годы был председателем Орфографической комиссии АН СССР.
В 1934 году арестован по «делу славистов». 17 апреля 1934 года сослан в Вятку, где отбывал ссылку до мая 1936 года. Освобождён досрочно по ходатайству пушкинистов для подготовки к юбилею 1937 года. С мая 1936 года Виноградов был прописан под «минусом» в Можайске, фактически нелегально живя в Москве у жены и получив даже возможность преподавать (в конце 1938 года уволен по новым обвинениям). Прописку в Москве получил в марте 1939 года, на другой же день после письменного обращения к И. В. Сталину (лично Виноградов и Сталин никогда не общались).
После начала войны выслан в Тобольск (август 1941 года), где пребывал до июня 1943 года. В 1943 году судимость снята.
В эти годы В. В. Виноградов преподавал в Тобольском учительском институте, продолжая исследования в области стилистики, фразеологии и типологии произведений отечественной литературы.
После возвращения из Тобольска (1944) В. В. Виноградов стал профессором МГУ, а затем деканом филологического факультета (1945—1948, 1950). В ноябре 1946 года его избрали сразу действительным членом АН СССР.
в 1950-х годах он фактически был поставлен во главе советской лингвистики:
— заведующий кафедрой русского языка МГУ (1947—1969);
— директор Института языкознания АН СССР (1950—1954);
— академик-секретарь Отделения литературы и языка АН СССР (1950—1963);
— главный редактор журнала «Вопросы языкознания» (1952—1969).

С 1958 года Виноградов возглавлял Институт русского языка АН СССР, который c 1995 года носит его имя; ушёл с должности директора за год до смерти. В 1967—1969 годах — заведующий сектором исторической поэтики и стилистики в Институте русской литературы (Пушкинском Доме) АН СССР.
Учёный занимал также ряд государственных и общественных постов: депутат Верховного Совета РСФСР (1951—1959) и Московского городского Совета депутатов трудящихся, член Советского комитета защиты мира и главной редакции 2-го издания Большой советской энциклопедии, председатель Советского (1955—1969) и Международного (1956—1958) комитетов славистов, первый президент МАПРЯЛ (1967—1969).
В последние годы жизни Виноградова его идеи получали признание широкого круга лингвистов, и его школа сформировалась как крупнейшая (численно) в русистике. В то же время у некоторых филологов, как сторонников структурного метода, так и представителей традиционного языкознания (Р. И. Аванесов, С. Б. Бернштейн) сложилось негативное отношение к Виноградову как к «советскому начальнику», препятствующему свежей инициативе в науке и неспособному эффективно ею руководить. Известно, впрочем, что Виноградов не злоупотреблял своими административными полномочиями, нередко помогая старым коллегам (например, М. М. Бахтину, с которым они никогда не были особенно близки, напротив, скорее являлись многолетними оппонентами). Следует учитывать и нежелание бывшего ссыльного идти на конфронтацию с властями, которым он был благодарен за освобождение и неожиданное возвышение. Этим некоторые, например, Б. А. Успенский, объясняют согласие 70-летнего Виноградова участвовать в качестве эксперта со стороны обвинения в процессе Синявского и Даниэля и научно подтвердить антисоветский характер их произведений.
Умер в Москве 4 октября 1969 года, похоронен на Новодевичьем кладбище.

Виноградов Виктор Владимирович (12.1.1895, Зарайск Рязанской губ. – 4.10.1969, Москва) – лингвист, литературовед; д-р филологических наук; проф. (1930-е); акад.-секретарь Отделения литературы и языка АН СССР (1950–63); акад. АН СССР (1946).

В 1918 окончил Петроградский истор.-филолог. ин-т гр. Зубова и Археологический ин-т. В 1918 В. по предложению акад. А.А. Шахматова был оставлен в Петроградском ун-те для подготовки к проф. званию по русскому языку и словесности. Проф. Петроградского археологического ин-та (1922); проф. и зав. каф.русского языка Омского педагогического ин-та (1940-е); зав. каф. русского языка (1946–69) и декан филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (1944–48). Гл. ред. журнала «Вопросы языкознания» (1951–69); руководитель Ин-та русского языка (1958–68); дир. Ин-та языкознания (1950–54). В 1919 защитил магистерскую дисс.»Исследования в области фонетики северно-русского наречия. Очерки из истории звука Ђ в северно-русском наречии».В 1930–40-е В. занимался лексикографией. Совместно с Г.О. Винокуром, Б.А. Лариным, С.И. Ожеговым и др.принимал участие в работе над «Толковым словарем русского языка» (1935–40), кот-й вышел под ред. Д.Н. Ушакова. При работе над словарем В. разработалпринципы толкования служебных слов, их значений и функций. Также В. – один из ред. академического «Словаря современного русского литературного языка» в 17-ти т. (1948–65). Участвовал в составлении «Словаря языка Пушкина» (т. 1–4, 1956–61).В своем гл. труде «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (изд. 1947), описывающем грамматику, словосочетание, словообразование, предложение, фразеологию и лексику, В. обобщил все то, что было исследовано до него в данных обл. языкознания, и привел в четкую систему.Рассматривая язык как общественное явление, В. видел в нем не только эволюцию системы, но и развитие видов и разновидностей речи и речевых форм. В теории В. в центре изучения языка стоит, с одной стороны, слово как центральная единица языковой системы, с др. стороны, – текст во всей его сложности, рассматриваются взаимоотношения языка и речи, раскрываются динамика языковых явлений, особенности русской речи, ее закономерности и формы.В. предложил следующую систематизацию разделов и подразделов русского языкознания, в соответствии с кот-м оно включает: ряд историко-лингвистических дисциплин: диалектологию, историческую грамматику, историю языка, историю литературного языка, историю языка художественной литературы; стилистику в ее нормативной и историко-сравнительной разновидностях; дисциплины, содержащие системное описание современного русского литературного языка; науку о языке художественной литературы и языке писателей; историю филологических учений.Внес изменения в систему частей речи: включилв нее «частицы речи», модальные слова и слова категории состояния, тем самым принимая во внимание морфологические, словообразовательные и семантические свойства слова. В. предложил деление грамматики на грамматическое учение о слове, учение о словосочетании, учение о предложении, учение о сложном синтаксическом целом. В учении о предложении В. были найдены и определены основные категории предложения: предикативность, модальность, синтаксическое лицо, кот-е выделяют предложение в тексте и отделяют язык от др. семиотических средств. Предикативностью В. назвал комплекс значений наклонения, вр. и лица и показал, что данная категория делает набор словоформ единым предложением, тем, с помощью чего можно выразить мысль, соотнеся ее содержание с действительностью.В. разработал учение о трех стилистиках: о стилистике языка (структурная стилистика), о стилистике речи и о стилистике художественной литературы. Установил существование трех функциональных стилей: для функции общения применяется обиходно-бытовой стиль; для функции сообщения – обиходно-деловой, официально-документальный и науч. стили; для функции воздействия – публицистический и художественно-беллетристический стили. Исследуя стиль А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, Н.С. Лескова, А.А. Ахматовой, применял историко-литературный метод (с обязательным исследованием широкого исторического контекста изучаемого произведения, в т.ч. т.н. «малых имен», «низовой литературы»). В. являлся ред. академических изд. русских классиков (А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, Ф.М.Достоевского).

В. – иностранный чл. АН Болгарии, ГДР, Дании, Польши, Румынии, Сербии, Академии надписей и изящной словесности (Франция); чл. Чешского науч. общества, Европейского общества работников культуры во Флоренции, чл.-корр. общества ЮНЕСКО «История культуры и науки человечества»; почет.д-р Карлова и Будапештского ун-тов.Председатель Международного комитета славистов (1957).

Награжден золотой медалью «За заслуги перед наукой и человечеством» АН Чехословацкой ССР.

Соч.:Стиль петербургской поэмы «Двойник»: сборник «Достоевский». I / под ред. А.С. Долинина. П., 1922; О задачах стилистики. Наблюдение над стилем «Жития протопопа Аввакума» // Русская речь: сборник статей / под ред. Л.В. Щербы. П., 1923; Поэзия Анны Ахматовой: Стилистические наброски. Л., 1925; Гоголь и натуральная школа. Л., 1925;Этюды о стиле Гоголя. Л., 1926;Эволюция русского натурализма. Гоголь и Достоевский. Л., 1929; О художественной прозе. М., 1930;Язык Пушкина. М., 1935;Современный русский язык. Вып. 1. Введение в грамматическое учение о слове. М., 1938; Вып. 2. Грамматическое учение о слове. М., 1938;Стиль прозы Лермонтова. М., 1941;Стиль Пушкина. М., 1941; Русский язык. Грамматическое учение о слове. М., 1947; Из истории изучения русского синтаксиса. М., 1958; Основные проблемы изучения образования и развития древнерусского литературного языка. М., 1958; Наука о языке художественной литературы и ее задачи. М., 1958; О языке художественной литературы. М., 1959; Проблема авторства и теория стилей. М., 1961;Сюжет и стиль. М., 1963; Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1963;Проблемы литературных языков и закономерностей их образования и развития. М., 1967.

«Труды Виноградова Виктора Владимировича”.

Слайд1
Слайд2
Слайд3
Слайд4
Слайд5
Слайд6
Слайд7
Слайд8
Слайд9
Слайд10
Слайд11
Слайд12
Слайд13
Слайд14
Слайд15