Все эволюции

теория Дарвина

История развития и происхождения человеческого вида на протяжении столетий волнует учёных и множество обычных людей. Во все времена на этот счёт выдвигались всевозможные теории. К таким можно отнести, например, креационизм – христианскую философско-теистическую концепцию о происхождении Всего от творческого акта Бога; теорию внешнего вмешательства, согласно которой Земля была заселена людьми благодаря деятельности внеземных цивилизаций; теорию пространственных аномалий, где основополагающей созидательной силой Вселенной является гуманоидная триада «Материя – Энергия – Аура»; и некоторые другие. Однако самой популярной и общепринятой теорией антропогенеза, а также происхождения видов живых существ вообще, считается, конечно же, теория происхождения видов Чарльза Дарвина. Сегодня мы рассмотрим основные принципы этой теории, а также историю её происхождения. Но сначала, традиционно, несколько слов о самом Дарвине.

Чарльз Дарвин был английским натуралистом и путешественником, который стал одним из основоположников идеи об эволюции во времени всех живых организмов от общих предков. Основным механизмом эволюции Дарвин считал естественный отбор. Кроме того, учёный занимался развитием и теории полового отбора. Одно из основных исследований происхождения человека также принадлежит Чарльзу Дарвину.

Так как же Дарвин пришёл к созданию своей теории происхождения видов?

Как появилась теория происхождения видов?

Родившийся в семье врача, Чарльз Дарвин, обучаясь в Кембридже и Эдинбурге, стал обладать глубокими познаниями в области геологии, ботаники и зоологии, а также овладел навыками полевых исследований, к которым испытывал тягу.

Огромное влияние на формирование мировоззрения Дарвина, как учёного, оказал труд «Принципы геологии» Чарльза Лайеля – английского геолога. Согласно его мнению, современный вид нашей планеты постепенно формировался под воздействием тех же естественных сил, которые продолжают воздействовать и в наши дни. Чарльз Дарвин, естественно, был знаком с идеями Жана Батиста Ламарка, Эразма Дарвина и некоторых других эволюционистов раннего периода, но ни одна из них не подействовала на него, как теория Лайлея.

Однако поистине судьбоносную роль в судьбе Дарвина сыграло его странствие на судне «Бигль», проходившее с 1832 по 1837 годы. Сам Дарвин говорил, что самое больше впечатление на него произвели следующие открытия:

  • Открытие ископаемых животных гигантских размеров и покрытых панцирем, который был похож на панцирь знакомых всем нам броненосцев;
  • Очевидность того, что виды животных, близких по роду, замещают друг друга по мере продвижения по южноамериканскому материку;
  • Очевидность того, что виды животных на различных островах Галапагосского архипелага лишь немногими отличаются друг от друга.

Впоследствии учёный заключил, что вышеназванные факты, как и множество других, могут быть объяснены лишь если предположить, что каждый из видов претерпевал постоянные изменения.

После того как Дарвин вернулся из путешествия, он занялся обдумыванием проблемы происхождения видов. Идей рассматривалось множество, в том числе, и идея Ламарка, но все они были отброшены за отсутствием объяснений поразительной способности растений и животных приспосабливаться к условиям среды обитания. Этот факт, который ранние эволюционисты считали не требующим обоснований, стал для Дарвина наиболее важным вопросом. Так он начал собирать информацию на тему изменчивости растений и животных в природных и домашних условиях.

Много лет спустя, вспоминая о возникновении своей теории, Дарвин писал, что совсем скоро он осознал, что главное значение в успешном создании человеком полезных видов растений и животных имел именно отбор. Хотя, на протяжении определённого времени учёный всё ещё не мог понять, как отбор может быть применимым к тем организмам, которые живут в естественной среде.

Именно в этот период в научных кругах Англии активно обсуждались идеи Томаса Мальтуса – английского учёного и демографа, который говорил о том, что популяция населения растёт в геометрической прогрессии. После прочтения его работы «О народонаселении» Дарвин продолжил свою предыдущую мысль, сказав, что продолжительные наблюдения за образом жизни растений и животных подготовили его к оценке значения вездесущей борьбы за существование. Но он был поражён мыслью, что благоприятные изменения в таких условиях должны оставаться и сохраняться, а неблагоприятные должны быть подвергнуты уничтожению. Итогом всего этого процесса и должно быть появление новых видов.

В результате, в 1838 году у Дарвина появилась теория происхождения видов посредством естественного отбора. Однако публикация этой теории состоялась лишь в 1859 году. А поводом для публикации послужили довольно-таки драматические обстоятельства.

В 1858 году человек по имени Альфред Уоллес – молодой британский биолог, натуралист и путешественник прислал Дарвину рукопись своей статьи «О тенденции разновидностей к неограниченному отклонению от первоначального типа». В данной статье было представлено изложение теории происхождения видов через естественный отбор. Дарвин решил не публиковать свой труд, но его соратники Чарльз Лайель и Джозеф Долтон Гукер, уже давно знавшие об идеях своего товарища и знакомые с набросками его работы, смогли убедить Дарвина, что публикация работы должна состояться одновременно с публикацией работы Уоллеса.

Так, в 1959 году вышла в свет работа Чарльза Дарвина «Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь», и её успех был просто ошеломительным. Теория Дарвина была прекрасно принята и поддержана одними учёными и жёстко раскритикована другими. Но все последующие труды Дарвина, как и этот, после публикации мгновенно приобретали статус бестселлеров и издавались на многих языках. Сам же учёный в мгновение ока приобрёл мировую известность.

И одной из причин популярности теории Дарвина явились её базовые принципы.

Главные принципы теории происхождения видов Чарльза Дарвина

Вся суть теории происхождения видов Дарвина заключается в комплексе положений, являющихся логичными, способных быть проверенными экспериментально и подтверждённых фактами. Этими положениями являются следующие:

  • Любой вид живых организмов включает в себя огромнейший спектр индивидуальной генетической изменчивости, которая может различаться морфологическими, физиологическими, поведенческими и любыми другими признаками. Эта изменчивость может быть непрерывного количественного или прерывистого качественного характера, однако существует в любой момент времени. Найти двух особей, которые были бы абсолютно идентичны по совокупности признаков, невозможно.
  • У любого живого организма есть способность быстро увеличивать популяцию. Не может быть никакого исключения из правила, говорящего о том, что органические существа размножаются в такой прогрессии, что если бы они не истреблялись, то одна пара могла бы покрыть потомством всю планету.
  • Для любого вида животных имеются только ограниченные ресурсы для жизни. По этой причине большое производство особей должно служить катализатором борьбы за существование либо между представителями одного вида, либо между представителями различных видов, либо с условиями существования. Борьба за существование, согласно теории Дарвина, включает в себя как борьбу представителя какого-либо вида за жизнь, так и его борьбу за успешное обеспечение себя потомством.
  • В борьбе за существование способны выжить и успешно производить потомство только самые приспособленные особи, которые имеют особые отклонения, оказавшиеся адаптивными к конкретным условиям среды обитания. Причём, такие отклонения возникают именно случайно, а не реагируя на воздействие среды. И полезность этих отклонений также случайна. Отклонение передаётся потомкам особи, которая выжила, на генетическом уровне, по причине чего они становятся более адаптированными к имеющейся среде обитания, нежели другие особи того же вида.
  • Естественный отбор представляет собой процесс выживания и преимущественного размножения приспособленных представителей популяции. Естественный отбор, по словам Дарвина, точно так же постоянно фиксирует любые изменения, сохраняет хорошие и отбрасывает плохие, как это делает селекционер, изучающий множество особей и отбирающий и размножающий лучше из них.
  • Применительно к отдельным изолированным разновидностям в различных условиях жизни, естественный отбор приводит к расхождению их признаков и, в итоге, к образованию нового вида.

Данные положения, являющиеся практически безупречными с точки зрения логики, и подкреплённые большим количеством фактического материала, являются основой теории эволюции, которую мы можем видеть сегодня.

Ключевые слова:1LLL

Нуклеиновая кислота и белковая оболочка вокруг — вот что представляет собой вирус. Казалось бы, существу с таким элементарным строением должна быть отведена самая незаметная роль в природе, однако это не так. Благодаря своим свойствам вирусы играют важную роль в регуляции эволюционных процессов и помогают ученым исследовать мир.

«Эволюционная стратегия вирусов — постоянно размножаться и находиться в популяции хозяина. Как и все организмы, они участвуют в естественном отборе, все время мутируют и при любом удобном случае заражают новых хозяев. Например, после заражения клетки вирусом гриппа из нее выходят сотни новых вирионов. Из них инфицируют новую клетку только те, которые получили мутации, не ухудшающие или улучшающие качества вируса, остальные со временем погибнут», — рассказывает Алексей Анатольевич Потехин, профессор СПбГУ (кафедра микробиологии).

Алексей Анатольевич Потехин
Алексей Анатольевич Потехин

По его словам, почти у всех живых существ на Земле есть свои вирусы. Реализуя эволюционную программу, они выступают в качестве природного механизма контроля за численностью особей хозяев. Как только какой-то вид становится слишком многочисленным, его поражают вирусные инфекции и популяция прореживается. Так освобождается экологическая ниша, которую вскоре займет другой количественно подросший вид, и цикл повторится. «Этот процесс называется сукцессией — необратимой и закономерной сменой одного доминирующего вида в биотопе другим, — говорит Алексей Потехин. — Самый наглядный пример — цветение воды, которое возникает из-за быстрого размножения водорослей в водоемах. Например, в Финском заливе во время цветения цианобактерий вода обретает специфический зеленый цвет и неприятный запах. Но уже через несколько дней она снова становится прозрачной, и водоем возвращает привычный вид. Почему так происходит? Потому что вирусы уничтожают микроорганизмы, ставшие доминирующим видом. Они действуют по принципу kill the winner — «убей победителя»».

Другой важной функцией вирусов является поддержание пищевых цепочек в разных слоях биосферы. На нижнем уровне таких цепочек находятся автотрофные организмы, перерабатывающие химические элементы, необходимые для построения клетки (азот, органический углерод, фосфор и другие), с помощью хемосинтеза и фотосинтеза. Автотрофами питаются гетеротрофы, организмы, которые не умеют самостоятельно синтезировать нужные для построения клеток молекулы. В окружающей среде необходимые для автотрофов вещества появляются в результате гибели различных видов. Так образуется круговорот энергии и вещества, где важен каждый элемент. По словам ученого, вирусы поддерживают пул органических веществ в трофических цепочках путем регуляции численности своих хозяев. Хозяева погибают, организмы-редуценты образуют из них органические вещества, которые затем поступают автотрофам, и пищевая цепочка продолжает существовать.

Генетические почтальоны

Вирусы также играют ключевую роль в горизонтальном переносе генов — обмене генетической информацией между особями, который является основным механизмом эволюции и обеспечивает биологическое разнообразие видов. «Долгое время считалось, что переход фрагмента генетической информации от одного вида к другому при условии отсутствия у них родственных связей — очень редкое явление. Однако со временем человек научился определять последовательности нуклеотидов в генах, и оказалось, что горизонтальные генетические обмены занимают огромную долю в разнообразии геномов, — рассказывает профессор Потехин. — Вирусы помогают осуществлять горизонтальный перенос генетической информации, транспортируя гены от одних хозяев к другим. Например, вирусы участвуют в обмене генами между бактериями. В заразную частицу попадает бактериальная ДНК, которая при внедрении вируса в клетку другой бактерии встраивается в новый геном. Дальше возможны несколько сценариев: либо бактерия «заболевает» и гибнет, либо приобретает полезные свойства и осваивает новые экологические ниши». Подобным способом приобрел болезнетворные свойства, например, холерный вибрион, который исходно является свободноживущей водной бактерией, не способной в обычных условиях вызывать болезнь у человека.

Проект «Геном человека» — международный научно-исследовательский проект, главной целью которого было определить последовательность нуклеотидов, которые составляют ДНК, и идентифицировать гены в человеческом геноме. Проект начался в 1990 году под руководством Джеймса Уотсона под эгидой Национальной организации здравоохранения США. В 2000 году был выпущен рабочий черновик структуры генома, полный геном — в 2003 году, однако и сегодня дополнительный анализ некоторых участков еще не закончен.

Интересно, что горизонтальный перенос генов повлиял в том числе и на людей. Так, до 8 % генома человека состоит из генетической информации, которую принесли когда-то в человеческие клетки ретровирусы — представители одного из многочисленных семейств вирусов, к которому относится, например, ВИЧ. Привести к развитию инфекции эти вирусные гены уже не способны. Скорее всего, они выполняют отдельные важные функции в организме. Возможно, участвуют в упорядочивании структуры хроматина или экспрессии генов (процессе, в ходе которого закодированная в генах информация превращается в белки, присутствующие или действующие в клетке. — Прим. ред.). Потому что иначе человек избавился бы от вирусных последовательностей в процессе эволюции.

«Ретровирусы структурно очень похожи на один из типов ретротранспозонов (мобильных генетических элементов, способных самостоятельно перемещаться по геному и внедряться в новые участки. — Прим. ред.), — отмечает Татьяна Валерьевна Матвеева, профессор СПбГУ (кафедра генетики и биотехнологии). — Граница между ретровирусами и ретротранспозонами является достаточно размытой. Главное их отличие в инфекционной природе вирусов и ее отсутствии у транспозонов. Ретротранспозоны — это те самые повторяющиеся последовательности в геноме, на долю которых, например, у некоторых растений приходится до 90 % генома».

Татьяна Валерьевна Матвеева
Татьяна Валерьевна Матвеева

Помимо этого, вирусы присутствуют в человеческом организме в составе микрофлоры. Обычными спутниками людей являются вызывающие легкий насморк риновирусы и некоторые аденовирусы, которые прячутся в носоглотке. «Они держат в тонусе наш иммунитет. Реакция человека на инфекционные заболевания, как правило, приводит к победе над болезнью и не вызывает серьезных осложнений — при условии, что иммунная система в порядке, — поясняет Алексей Потехин. — Все потому, что иммунитет человека постоянно сталкивается с различными вирусами, которые циркулируют в популяции или находятся внутри организма, и таким образом тренируется и учится давать отпор. Результатом тренировки является тот факт, что иммунная система адекватно реагирует на новую вирусную угрозу, так сказать, не начинает борьбу «с нуля»».

Честная сделка

В природе существуют примеры, когда вирус в организме хозяина защищает его от врагов. Так, профаг (геном вируса, интегрированный в бактериальную ДНК. — Прим. ред.) в бактерии Hamiltonella defensa, образующей симбиоз с тлями, помогает последним защищаться от наездников — представителей одного из семейств паразитических насекомых, родственных осам. По словам профессора Потехина, для размножения наездники используют насекомых других видов, например тлей. Наездники откладывают в тело тли яйца, которые в процессе развития используют насекомое для питания. В итоге из яйца развивается новая особь наездника, а тля медленно умирает. Этого не происходит, если в организме тли живет бактерия Hamiltonella с геном опасного для наездников токсина в составе вирусного генома. При попадании в организм тли яиц наездника симбиотическая бактерия выделяет токсин и защищает хозяина. Яйца гибнут, а тля остается в живых.

Основные теории возникновения вирусов

  1. Гипотеза побега. Вирусы — фрагменты генов, которые «высвободились» из генома более крупного организма и стали относительно автономными, но при этом все равно сохранили зависимость от клеток.
  2. Регрессивная теория. Вирусы произошли от бактерий или других клеточных организмов. Они претерпели дегенеративную (регрессивную) эволюцию и потеряли многие составляющие клетки, но сохранили генетический материал.
  3. Гипотеза коэволюции. Вирусы возникли из сложных комплексов белков и нуклеиновых кислот вместе с первыми живыми клетками и ведут паразитический образ жизни.

Другим примером симбиотических отношений является пестрая окраска тюльпанов классa Tulips Rembrandt, которую цветы приобрели в результате заражения вирусом мозаики тюльпана. Как рассказала профессор Татьяна Матвеева, пестролепестность способствует привлечению большего количества насекомых-опылителей и компенсирует растению негативные моменты, связанные с вирусной инфекцией. «Декоративные свойства таких тюльпанов очень ценились в Голландии начиная с XVII века, золотого века голландской живописи. Возможно, поэтому пестрые тюльпаны приобрели такое название, — отмечает исследователь. — Так или иначе, некоторые линии тюльпанов, зараженных вирусом, культивировали в течение нескольких столетий. Только в последние годы голландские селекционеры вывели сорта с такой же окраской, но уже без заражения вирусом мозаики тюльпанов».

Правильные векторы

Большой интерес вирусы представляют для науки. Их используют для изучения строения и функции клеток, а также в методах молекулярной биологии, генетики и генной инженерии. Благодаря тому, что в молекуле вируса протекают схожие процессы, что и в клетке хозяина, вирусы выступают более простой и удобной моделью для изучения фундаментальных процессов, например построения молекул ДНК и РНК. «Вирусы стимулировали развитие методов анализа (электронной микроскопии и ультрацентрифугирования), а также нашего понимания молекулярных основ жизни, — говорит Татьяна Матвеева. — Именно с помощью вирусов была открыта триплетность генетического кода и доказано, что одну аминокислоту в полипептиде кодируют три нуклеотида молекулы ДНК и иРНК (или мРНК — информационная, или матричная, РНК. — Прим. ред.). А вирус кишечной палочки — фаг лямбда, геном которого был секвенирован одним из первых, вот уже десятки лет используется для определения молекулярного веса фрагментов ДНК».

По словам Алексея Потехина, вирусы представляют собой удобный инструмент — вектор (молекулу нуклеиновой кислоты, используемую в генетической инженерии для внедрения генетического материала внутрь клетки. — Прим. ред.). С его помощью можно добраться до клеточного генома, «выключить» какие-либо гены, а потом посмотреть, за что именно эти гены отвечали, какой процесс в клетке перестал протекать нормально. Эту же возможность можно использовать наоборот: менять «сломанные» гены, то есть те, в которых произошла неблагоприятная для организма мутация, на правильный вариант и восстанавливать их работу.

«Вирусы — это эффективные векторы естественного происхождения. На основе вирусных геномов как ДНК-содержащих, так и РНК-содержащих вирусов получены векторы для доставки генов в клетки бактерий, животных, растений и получения в них необходимых белков. Существенную роль вирусные векторы сыграли при реализации проекта «Геном человека», а также в процессе создания геномных библиотек, меченые последовательности из которых в настоящее время помогают расшифровывать неизвестные геномы других видов», — отмечает Татьяна Михайловна Рогоза, старший преподаватель СПбГУ (кафедра генетики и биотехнологии).

Татьяна Михайловна Рогоза
Татьяна Михайловна Рогоза

По ее словам, одна из наиболее важных областей применения вирусов — генная терапия. Так, векторы на основе аденоассоциированных вирусов активно используют в лечении онкологических болезней. «Такие векторы близки к идеальным, — отмечает ученый, — поскольку не вызывают иммунный ответ и имеют ряд антигенных структур, отличающихся по тканеспецифичности (сродству к тканям организма. — Прим. ред). В связи с этим их используют для замедления роста онкоклеток за счет нарушения их кровоснабжения, подавления активности онкологических генов, а также в «суицидной» терапии, когда в опухоль вводят гены, после включения которых она гибнет».

Борьба с самим собой

Вирусы используют для получения вакцин. Как рассказала Татьяна Рогоза, одной из перспективных систем для этих целей является бакуловирусная система экспрессии, в которой используется вектор на основе бакуловируса и культура клеток насекомых. Именно с помощью нее разрабатывают мультимерные противовирусные вакцины, содержащие вирусные белки, но не содержащие генетического материала. Примером такой вакцины является препарат Флюблок (Flublok). Он включает два белка гемагглютинина вируса гриппа А и один гемагглютинин вируса гриппа В.

«Другой способ получения вакцины заключается в использовании вируса, который будет похож по свойствам на патогенный вирус, но не сможет возбудить болезнь. Таким образом, например, была получена вакцина от вируса оспы, — рассказывает Алексей Потехин. — Также можно синтезировать отдельные части инфекционного агента. Например, в вакцине от гепатита В содержится один из белков оболочки вирусной частицы, который наращивают в клетках дрожжей в отсутствие вируса. Этот белок сам по себе никак не может вызвать симптомы гепатита, но при этом способен запустить иммунную реакцию, в результате которой человек приобретет иммунитет».

По словам Татьяны Матвеевой, мы воспринимаем вирусы как источники инфекций человека, животных и растений. Однако их роль в природе гораздо более значительна. Так, благодаря вирусам на планете гармонично сосуществует большое разнообразие живых существ, а ученые детально изучают окружающий мир на микро- и макроуровне. Возможно, без кризисов, которые создают вирусы, наука и медицина не достигли бы современного уровня, а многие популяции не приобрели бы необходимые качества для выживания в условиях естественного отбора.

В отличие от Ламарка, Дарвин дал нам образ эволюционного процесса не в виде широкой лестницы, к подножию которой подходят вереницы самопроизвольно зарождающихся существ, постепенно поднимающихся вверх и заполняющих все её ступени, а образ широко ветвящегося родословного дерева или даже «родословного кустарника», густо разветвляющегося, но идущего от одного корня (монофилетическое, а не полифилетическое, как у Лaмарка и Негели, происхождение животного мира).

Почему происходит ветвление родословных линий и вместе с тем возрастает и многообразие животного (и растительного) мира — это Дарвин показал на своей классической схеме расхождения (дивергенции) признаков.

Однако эта плоскостная схема ещё не отображает, в каких основных направлениях протекает в животном мире процесс развития, приводя к образованию различных групп или отдельных форм, хорошо приспособленных к условиям своего существования, но очень различных между собой по общему уровню своего развития — от одноклеточных простейших до высших членистоногих и позвоночных.

А вот я считаю, что…

Эволюция – это всего лишь теория, и ничего там не доказано! Ученые давно опровергли Дарвина! Как это унизительно, верить, что мы произошли от мартышек! – Если вы согласны с этими утверждениями, то поздравляем. Последние 200 лет развития науки явно прошли мимо вас. Это простительно, если вы провели два века замороженным во льдах Арктики. Но для современного человека верить в несостоятельность эволюционной теории – ужасный моветон.

Что мы знаем о научных теориях?

Начнем с самого общего утверждения.

«Эволюционная теория – это всего лишь теория» – говорит вам сосед по плацкарту, намекая, что мол, на практике-то никто не проверял. Но это только в бытовом разговоре «теория» — нечто оторванное от реальности. А в науке с точностью до наоборот. Сначала идут наблюдаемые факты. Потом – их логические и математические обобщения, на основе которых выводятся закономерности. А потом, из системы закономерностей, вырастает научная теория. Так что когда область знания называют теорией – это значит, что она проверена на практике огромное количество раз. Предположения в науке называют гипотезами.

Как это работает?

Если обезьяну посадить за печатную машинку, и она будет нажимать случайные клавиши, «Войну и мир» напечатать не получится. Так что не надо сказок про случайные изменения, которые привели к возникновению сложных организмов! Справедливое утверждение, вот только роль случайности в эволюции ограничена. Для того, чтобы это понять, попытаемся коротко описать, как работает эволюция.

Есть три основных силы эволюционного процесса: наследственность, изменчивость и отбор.

Основу жизни составляет ДНК (или РНК), кодирующая информацию об устройстве организма. В ходе размножения происходит репликация ДНК и весь набор признаков передается следующему поколению. В итоге дочерние организмы похожи на родительские, а также друг на друга. Откуда же возникают различия?

При удвоении молекулы ДНК возможны ошибки. Они могут возникать спонтанно или под воздействием внешних факторов, и их в полной мере можно считать случайными.Такие изменения ДНК называются мутациями. Результат мутации — появление нового признака. Некоторые мутации делают организм нежизнеспособным, но большинство мутаций безопасны, а в определенных условиях даже полезны. Возникает та самая изменчивость — при внешнем сходстве, между организмами возникает немало отличий. И эти отличия дают возможность по-разному реагировать на изменения окружающей среды.

Если наследуемые признаки позволяют чувствовать себя комфортно в определенных условиях среды, шанс выжить и дать здоровое потомство повышается, в обратном случае понижается. Через какое-то количество поколений мы увидим, что особей с одним набором признаков в популяции гораздо больше, чем с другим набором. Это и есть естественный отбор. Он может быть направлен на стабилизацию, когда выбраковываются особи с крайними значениями признака. Например, слишком большие и слишком маленькие. А может быть движущим, когда преимущество получают особи с отклонениями признаков. Скажем, в каждом поколении преимущество у особей с размерами крупнее среднего. Через какое-то время мы получим популяцию гигантов.

Возникновение мутаций и изменения условий окружающей среды можно назвать случайными. Но вот естественный отбор как раз не случаен.

Где факты, Билли?

Ну хорошо, скажете вы. А вот мой знакомый утверждает, что фактов-то у эволюционистов нет. Где они, примеры превращения одного вида в другой? Почему мы не видим, как рыба превращается в птицу? Где окаменелости переходных видов?

Эволюция – процесс непрерывный, но его скорость ограничена скоростью смены поколений. Сотни поколений должны смениться, чтобы изменения стали заметны. Поэтому эволюцию у крупных организмов мы можем наблюдать, только сравнивая современных представителей с ископаемыми останками. А вот эволюция бактерий происходит на наших глазах, и человек влияет на нее самым прямым образом, через создание новых лекарств. Да и есть примеры небольших экосистем, в которых эволюцию буквально можно увидеть своими глазами на очень незначительных промежутках времени.

Поскольку эволюция происходит постоянно, как таковых переходных видов не существует. Каждый вид является переходным от предыдущего к последующему. Но если брать крупные группы родственных организмов, например рыб и амфибий, есть виды, сочетающие признаки обеих групп. Таких переходных форм найдено немало, и это позволяет восстановить историю жизни на Земле с большой точностью.

Для того, чтобы понимать, кто кому какая родня, ученые строят специальные схемы – кладограммы. Для их построения используются данные сравнительной анатомии. А в последнее время такие построения приобрели колоссальную точность благодаря генетике. Эти схемы – настоящее родословное древо, объединяющее все живое в единую систему. Благодаря им можно, например, понять, как давно жил общий предок двух любых организмов. Например, общий предок человека и шимпанзе жил около 7 млн лет назад и был больше похож на человека, чем на шимпанзе.

Что же касается фактов – наука не копит доказательства. Наука создает модели, объясняющие факты. Научные теории как раз и являются такими моделями. На сегодняшний день теория эволюции объясняет абсолютное большинство явлений и фактов из таких сфер науки, как: палеонтология, сравнительная анатомия и физиология, эмбриология, генетика, популяционная биология и др. Если все эти сферы знания представить как объемный паззл, то центральным ядром, которое скрепляет все остальное, будет теория эволюции.

Вместе с тем, в эволюционной теории есть много белых пятен. Это касается в первую очередь механизмов эволюции, скорости возникновения мутаций и взаимодействия генов друг с другом. Ну вот, скажете вы! Значит, дарвинизм не более чем ошибка! Ошибка – это считать современную теорию эволюции дарвинизмом.

От теории Дарвина давно отказались?

Дарвинизм, или теория Дарвина – это эволюционное учение в том виде, в каком оно существовало во второй половине XIX века. Надо сказать, что сама идея эволюции, т.е. изменения видов, возникла еще в конце XVIII века. В 1809 году Ж.Б. Ламарк опубликовал свою работу «Философия зоологии», в которой предложил эволюционную концепцию, названную ламаркизмом. В этом же году родился Чарльз Дарвин.

В 1831 году будущий эволюционист закончил Кембридж в степени бакалавра, получив значительные знания в области теологии. Однако основным его интересом были естественные науки – геология, энтомология, ботаника. Время с 1831 по 1836 год Дарвин проводит в кругосветном путешествии как натуралист на экспедиционном судне «Бигль». За время экспедиции было собрано не мало важных научных материалов. Но главное – возникла идея естественного отбора. Для обоснования своей эволюционной концепции Дарвину потребовалось еще 23 года. Вопреки расхожему представлению, теория Дарвина – не голая идея, в ее основе лежит анализ многочисленных фактов. Именно это обеспечило успех теории, а вовсе не преклонение перед авторитетом. Убедиться в этом может любой, желающий, прочитав вышедшую в 1859 году книгу Ч. Дарвина «Происхождение видов».

Для своего времени дарвинизм имел высокую объясняющую и предсказательную силу. Так, находка археоптерикса в 1861 году подтвердила высказанную Дарвином идею существования переходных форм. Но ряд вопросов оставался без объяснений. И в первую очередь – наследование признаков. Эти вопросы были решены позже, с развитием генетики, эмбриологии и палеонтологии. Из синтеза дарвинизма и генетики родилась современная синтетическая теория эволюции (СТЭ).

Венец творения — или часть природы?

Ну и напоследок – а где наше место на огромном Древе Жизни, созданном эволюцией? Этот ответ был дан еще 200 лет назад Карлом Линнеем, поместившем человека в отряд приматов вместе с другими обезьянами. Дальнейшее развитие науки только подтвердило и уточнило это положение. Для теории эволюции происхождение человека – не более чем частный случай, оно изучается с помощью тех же методов, что происхождение китов или муравьев. И если результаты справедливы для китообразных, значит они справедливы и для нас.

Эволюционная история человека сегодня изучена лучше, чем у всех других животных. Те споры и сомнения, которые остаются, касаются деталей и не влияющих на общую картину. Что это обозначает? Мы действительно произошли от обезьян. Более того, мы остаемся обезьянами, нравится вам это или нет. Но ближайшие наши родственники – это все-таки шимпанзе, а мартышки – отдаленная родня. Различия на уровне ДНК между нами и шимпанзе составляют не более полутора процентов. Для сравнения – ДНК домашней кошки и тигра отличаются на 4,4%. Это ни сколько не принижает людей, а наоборот, делает нас частью огромной-огромной семьи, включающей всех живых существ на планете.

А тем, кто придерживается религиозных взглядов на историю жизни на Земле, хочется напомнить следующее. Папа Римский Франциск в 2014 году официально признал теорию эволюции, как и теорию Большого взрыва, объявив, что Бог не «волшебник с волшебной палочкой». Если такой консервативный институт, как Католическая церковь, признал правоту эволюционной теории, стоит ли нам упорствовать в своих заблуждениях?