Все о восточных славянах

Древние авторы о славянах

Самые ранние сведения о славянах в античных письменных источниках относятся к сравнительно позднему времени — к первым векам нашей эры. Эти данные весьма отрывочны, а в географическом отношении не конкретны. Для исследования проблемы происхождения и этногенеза ранних славян они имеют вспомогательное значение.

Своим именем славяне в античных источниках не называются. Античные авторы знают венедов, и имеются все основания считать, что под этим этнонимом скрываются славяне. Историк VI в. Иордан прямо свидетельствует, что «многолюдное племя венетов» в его время было известно под разными названиями: «…все же преимущественно они называются склавенами и антами» или «…ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов». Косвенным подтверждением служит и то, что вплоть до настоящего времени соседи славян — германцы и прибалтийскофинские народы — называют славян венедами.

Впервые этноним венеды встречается в Естественной истории Плиния, погибшего при извержении Везувия в 79 г. н. э. Автор называет венедов в числе племен, соседящих на востоке с группой германских племен — ингевонами: «…земли до реки Вистулы обитаемы сарматами, венедами, скифами, гиррами».

Ингвеоны (ингевоны) занимали побережье Северного моря и низовья Рейна, Везера и Эльбы. Где-то в более восточных областях от них и жили венеды. Скорее всего это были области в бассейне Вислы (Вистулы) и, может быть, более восточные земли.

К концу I в. н. э. относятся известия о венедах Тацита. Рассказывая о племенах, живших восточнее германцев, он называет певкинов, венедов и финнов. «Венеды переняли многое от певкинов, ради грабежей рыщут по лесам и горам, какие только существуют между певкинами и феннами». Певкины во времена Тацита занимали северную часть Нижнего Подунавья. Фенны — финские племена, заселявшие в тот период обширнейшую территорию лесной полосы Восточной Европы от Прибалтики до Урала. Где между финнами и певкинами локализуются венеды, сказать невозможно.

Тацит колебался, относить ли венедов к сарматам или к германцам. С одной стороны, венеды многое заимствовали из нравов и образа жизни певкинов, которые сильно перемешались с сарматами путем браков, с другой — они «сооружают себе дома, носят щиты и передвигаются пешими, и притом с большой быстротой, все это отмежевывает их от сарматов, проводящих всю жизнь в повозке и на коне».

Несколько конкретнее этногеографические сведения автора второй половины II в. н. э. Клавдия Птолемея, использовавшего не дошедшее до нас сочинение географа I в. н. э. Марина Тирского. Согласно Птолемею венеды — одно из крупнейших племен Европейской Сарматии, пределом которой на западе была р. Висла (Вистула). У ее истоков начиналась уже территория германских племен. С юга Сарматию ограничивали Карпатские горы и северный берег Понта (Черного моря), а с севера — Венедский залив Сарматского океана (побережье Балтийского моря). «Заселяют Сарматию очень многочисленные племена: Венеды — по всему Венедскому заливу; выше Дакии — Певкины и Бастерны; по всему берегу Меотиды — Языги и Роксоланы; далее за ними внутрь страны — Амаксовии и Скифы-Аланы».

Учитывая сообщение Тацита о соседстве венедов с певкинами, венедов следует локализовать между побережьем Балтийского моря и территорией певкинов и бастарнов, т. е. в бассейне Вислы. В Повисленье, судя по Птолемею, жили и менее значительные племена — гифоны, ава-рины и др. По-видимому, они не дожили до раннего средневековья, растворившись среди венедского и германского населения. Как далеко простирались земли венедов на восток, определить по данным Птолемея не представляется возможным.

Древние авторы обычно определяли границы между народами по большим рекам, поскольку они были хорошими и единственными ориентирами в малоизвестных странах. Так, рубежом между Германией и Сарматией для римлян была Висла; границей между Галлией и Германией — Рейн; земли антов по Иордану простирались «до Данапра». Однако точно выяснено, что германцы времен Цезаря жили по обе стороны Рейна, а антские поселения, судя по археологическим материалам, распространялись по обе стороны Днепра. Следовательно, указания древних авторов о рубежах между народами нельзя трактовать буквально, и сведения римлян, что Германия доходила до Вислы, не противоречат локализации венедов по обе стороны этой реки.

На Певтингеровой карте (конец III — начало IV в. н. э.) венеды обозначены в двух местах. Один раз венеды-сарматы локализованы южнее Балтийского моря и северо-западнее бастарнов, второй раз — рядом с гетами и даками, между Дунаем и Днестром. По-видимому, это — не две отдельные венедские области, а скорее свидетельство об обширности территории расселения венедов. Е. Ч. Скржинская высказала предположение, что, поскольку Певтингеровы таблицы отражают сведения о дорогах времени римского императора Августа, обозначение венедов в двух местах обусловлено пересечением их территории двумя путями, один из которых соединял земли венедов с областью бастарнов, а другой — с регионом даков.

Информация о венедах в письменных источниках первой половины I тысячелетия н. э. этим и ограничивается. На основе данных Плиния, Тацита и Птолемея можно полагать, что в первых столетиях нашей эры славяне обитали где-то между Балтийским морем и Карпатами, в бассейне Вислы, а может быть, и в более восточных районах. В III–IV вв. н. э. их территория расширяется, охватывая области Поднестровья.

Сведения о славянах середины I тысячелетия н. э. более значительны и разнообразны. Теперь славяне называются своим именем. Наряду с собственным этнонимом упоминаются анты, а Иордан знает и прежнее имя — венеды. Византийские авторы (Прокопий Кесарийский, Агафий, Менандр Протиктор, Феофилакт Симокатта, Маврикий, или Псевдо-Маврикий) описывают в основном славян Подунавья и Балканского полуострова, что обусловлено историческими событиями VI–VII вв. — славяне в ту пору переходят Дунай и вторгаются в пределы Восточно-римской империи.

В сочинениях византийских историков имеются сведения о различных сторонах жизни и быта славян. Рассказывается о военном искусстве, боевых успехах и неудачах славян, об их политической организация и вождях, о поселениях и жилищах, об отношениях с Византией, аварами и другими племенами.

Византийские авторы сообщают очень важные сведения для изучения вопроса о славянском освоении Балканского полуострова. Другая информация о географии славян в этих источниках почти отсутствует. Только в сочинении Прокопия имеются данные об этногеографии племен Северного Причерноморья, в том числе об одной из славянских группировок того времени — антах. По Прокопию анты вместе со славянами жили, с одной стороны, на северном берегу Истра (нижнего Дуная), с другой — к северу от утригуров, обитавших по побережью Меотиды (Азовского моря). Таким образом, получается, что антам принадлежали области Причерноморья между нижним Дунаем и Приазовьем, где уже обитали тюркские племена кутригуров и утригуров.

Для исследования проблемы этногенеза славян более существенное значение имеет сочинение готского епископа Иордана, жившего в VI в.»Getica» была закончена в 551 г. Труд посвящен истории готов начиная с того времени, когда они расселились в устье Вислы, покинув Скандинавию, и кончая серединой VI столетия. В процессе изложения автор делает ряд экскурсов в историю славян.

Уже было сказано, что Иордан позволяет установить связь между славянами и венедами античных писателей. По Иордану, венеды суть славяне. Он сообщает: «Между этими реками лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают скалистые Альпы . У левого их склона, спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы , на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов». Эта информация как бы подчеркивает сведения античных авторов о том, что древнейшей областью венедов был регион, связанный с бассейном Вислы.

К середине VI в. венеды-славяне уже расселились на широких пространствах Европы и были известны под именами венедов, славян и антов. «Склавены живут, — пишет Иордан, — от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским , до Данастра , а на север — до Вислы… Анты же… распространяются от Данастра до Данапра , там, где Понтийское море образует излучину». Таким образом, славяне во времена Иордана заселяли широкую полосу, простирающуюся от Среднего Подунавья до нижнего Днепра. Из сообщений этого историка видно, что западными соседями славян были германские племена, на юго-западе они соприкасались с фракийцами, на востоке — с тюркоязычными племенами, а на северо-востоке, по-видимому, — с эстиями (балтами), земли которых находились между юго-восточным побережьем Балтийского моря, и акацирами, обитавшими в бассейне Дона. Сочинение Иордана ценно и тем, что в нем имеются некоторые исторические сведения о славянах периода IV–V вв.

Некоторые сведения о славянах содержатся в сочинениях сирийских авторов VI в. (Евграфия, Иоанна Эфесского и других). Однако они не касаются вопросов славянского этногенеза. Известия западноевропейских географов и историков относятся уже к сравнительно позднему времени — к IX и последующим столетиям — и не дают надежных материалов для реконструкции этнической истории ранних славян.

Только составитель древнейшей русской летописи — Повести временных лет — попытался отразить начало славянской истории и ответить на вопрос, откуда и как появились славяне. Отрывок из этой летописи, повествующий о расселении славян из Нижнего Подунавья и Паннонии, приведен в историографическом разделе (см. с. 7).

Б. А. Рыбаков на основе текстологического анализа вводного раздела Повести временных лет пришел к заключению, что летописная фраза «По мнозехъ же времянех сели суть словени до Дунаеви…» должна быть переставлена в другое место — туда, где описываются миграции кочевнических орд на Балканы. И, следовательно, в этногеографическом введении летописи речь идет не о размещении Нестором прародины славян на Дунае, а о славянском освоении Балканского полуострова, в V–VI вв. н. э..

Тема ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН (VIIX вв.)План

  1. Общая характеристика развития восточных славян в VIIX вв.

  2. Византийские источники VIIX вв.

  3. Западноевропейские источники VIIX вв.

  4. Арабские источники VIIX вв.

1. Общая характеристика развития восточных славян в VI-IX вв.

Единая славянская общность, получившая название «праславяне” или «древние славяне”, которая выделилась в середине II тысячелетия до н. э. из индоевропейской группы племен, в VI веке н.

э. разделилась на три ветви: западные славяне (современные поляки, чехи, словаки), южные (современные болгары, сербы, хорваты) и восточные славяне, ставшие предками русского, белорусского и украинского народов.

В VI в. восточные славяне представляли собой 15 крупных племен: поляне, древляне, северяне, уличи, тиверцы, полочане, вятичи, кривичи, дреговичи, радимичи, ильменские словене, бужане, волыняне и др. Они расселились в бассейне реки Днепр, в районе среднего и верхнего его течения.

В период VI-IX веков восточнославянское общество находилось на стадии разложения первобытнообщинного (родового) строя и перехода к феодализму, а именно – на стадии складывания предпосылок для возникновения классов и государства. Для этого периода были характерны следующие главные процессы.

содержание

Основные процессы в экономике:

  1. развитие пашенного земледелия как главной отрасли хозяйства;

  2. возникновение ремесла;

  3. возникновение собственной денежной системы и развитие торговли. Основные процессы в социальной и политической сферах:

1) распад родовой общины на от­дельные семьи, превращение семьи в основную хозяйственную едини­цу, объединение семей в территориальные общины по принципу соседства, а не родства, то есть переход от родовой общины к соседской; 2) превращение родовой собственности на средства производства и продукты труда в семейную и личную собственность при сохранении в общинной собственности пастбищ, сенокосных угодий, водоемов и лесов;

3) возникновение городов, первыми и наиболее древними из которых были Киев и Новгород, возникшие предположительно в VI веке;

Источники о Славянах

  1. складывание предпосылок для возникновения государства.

Государство – это социальный институт управления обществом в целом, обеспечивающий внутренние и внешние условия существования общества, основанный на силе или возможности ее применения. Социальный институт – устойчивое объединение людей для достижения общественно значимой цели.

В процессе складывания предпосылок государства у восточ­ных славян выделяются три этапа:

1) VI в. – образование трех крупных племенных союзов у восточных славян (Куява в районе Киева, Артания в районе Рязани или Черни­гова, Славия в районе Новгорода); 2) VII – VIII вв. – выделение двух центров складывающейся государствен­ности у восточных славян (Киев и Новгород); 3) IX в. – объединение Киева и Новгорода, образование раннефеодального государства Киевская Русь.

2. Византийские источники VI-IX вв.

На протяжение VI-IX вв. восточнославянские племена испытывали сильное политическое, экономическое и культурное влияние Византийской империи. Тесные контакты Византии с восточными славянами привели к тому, что сведения об экономическом, политическом и культурном развитии славян отразились в сочинениях многих византийских авторов.

1) Прокопий Кессарийский (VI в.) «История войны с готами”. 8 томов.Прокопий Кессарийский был советником и секретарем византийского полководца Велизария, участвовал в походах против персов и остготов. Он одним из первых дал описание восточных славян, называя их антами и склавинами. Описывая общественных строй восточных славян, он определяет его как «народоправство или демократию”. Под этим понимается развитая стадия первобытнообщинного строя, на которой племенами управлялись не только вождем, но и советом старейшин.

2) Менандр Протектор (VI в.) «История”. Это произведение сохранилось частично. Дошедшие до настоящего времени фрагменты описывают события второй половины VI в. Менандр Протектор был офицером императорской гвардии и принимал участие в войнах Византии с варварскими племенами. В «Истории” описываются внешнеполитические отношения Византийской империи с аварами, тюрками, гуннами и славянами. На ряду с этим, автор приводит географические, этнографические и историко-культурные описания варварских народов. Информация Менандра характеризуется достаточной степенью достоверности, обилием и точностью непосредственных наблюдений. В частности, Менандр описывает один из эпизодов древнейшей славянской истории – войну славян с аварскими племенами 578 г.

3) Император Маврикий (правил в Византии в конце VI – начале VII вв., 582-602 гг.) «Стратегикон”. «Стратегикон” является выдающимся памятником византийской военной литературы. Это была энциклопедия военно-теоретических сведений, предназначенная для теоретической подготовки военачальников и для практического применения в военных операциях против варварских племен. В «Стратегиконе” описываются методы борьбы Византии с варварскими племенами, в том числе и славянами, анализируются методы ведения боевых действий славянскими племенами. Кроме того, Маврикий приводит ряд этнографических и историко-культурных описаний славянских племен, которые он называет склавами и антами.

4) Константинопольский патриарх Фотий (IX в.) «Беседы и послания”. Под этим названием объединена целая серия отдельных произведений, в которых описываются походы восточных славян на Византию, содержится информация о начале распространения христианства на Руси, об установлении русской епархии в Киеве в 867 г.

5) Неизвестный византийский автор IX в. «Житие Георгия Амастридского”. Данное произведение относится к агиографической литературе. Агиография – вид религиозной литературы, содержащий жизнеописания святых. Описывается поход русов на византийский город Амастриду (в Малой Азии) в 840-842 гг. и крещение вождя русов.

3. Западноевропейские источники VI-IX вв. История восточнославянских племен VI-IX вв.

далее

получила отражение и в ряде сочинений западноевропейских авторов. Важнейшими из западноевропейских источников являются следующие.

1) Готский историк Иордан (VI в.) «О происхождении и деянии готов”. В сочинении Иордана содержатся описания племен и народов, чьи земли граничили с готами. Среди славянских племен Иордан выделяет три группы: склавины, которые занимали территорию от Дуная до Карпат; венеды, жившие на территории от Карпат до Днестра; анты, заселявшие территории к востоку от Днестра.

2) Франкский историк Пруденций (первая половина IX века). «Бертинские анналы”. Пруденций был придворным капелланом Людовика Первого, императора Франкской державы, образовавшейся после распада Священной Римской империи (Людовик Первый Благочестивый – сын Карла Великого, императора Священной Римской империи). Бертинские анналы представляют собой хронику исторических событий по годам. Под 839 г. помещено сообщение о народе рос, послы которого прибыли к византийскому императору Феофилу. Это свидетельство является одним из самых ранних упоминаний о Руси в западной Европе.

4. Арабские источники VI-IX вв. Среди арабских источников по истории восточных славян важнейшее место занимают труды арабских путешественников-географов. Главными из них являются следующие.

1) Арабский поэт аль-Ахталь (640-710 гг.) «Касыда” (поэма) – первое упоминание о славянах в арабских источниках. Автор называет славянские племена «златокудрые саклабы”.

2) Арабский историк и географ аль-Якуби (IX в.) «История”. Излагает события всемирной истории с библейских времен до 872 года. Описывая военные действия арабов в Закавказье, упоминает князя одного из восточнославянских племен, принимавшего участие в войне.

назад

3) Иранский историк и богослов ат-Табари (839-923 гг.) «История пророков и царей”. Содержится упоминание о славянах как об одном из народов Восточной Европы. Славянские племена называются «ас-сакалиба”.

4) Иранский географ Ибн-Хордадбех (жил в 820-913 гг.) «Книга путей и государств” (написана в 846 г.). В ней дается историко-географическое описание Арабского Халифата и сопредельных территорий. В сочинении содержатся краткие упоминания о славянах и русах: автор пишет, что русы – это одно из славянских племен.

В целом письменные зарубежные источники VI-IX вв. представляют собой важнейшую группу источников, поскольку первые русские письменные источники, описывающие этот период, были созданы почти через 200 лет после рассматриваемых событий.

Античные авторы указывают на территории, занятые славянами в эти отдалённые времена. Это позволяет связать со славянами ряд археологических культур первой половины I тысячелетия н. э. и изучить развитие производства, быт и культуру этих племён.

Самые ранние упоминания о древних славянах содержатся в труде римского учёного Плиния Старшего, жившего в I в. н. э.

Плиний, пользовавшийся данными карты полководца Агриппы и сам служивший в Германии, знал о том, что за нею тянулись территории, населённые не германскими племенами. Называя эти земли Скифией, Плиний, невидимому, следовал установившемуся в античной историографии обычаю давать наименование скифов самым отдалённым и почти неизвестным племенам. Говоря о Скифском (Балтийском) море, Плиний помещал на его юго-восточном побережье сарматов, германцев, венедов, скифов и гирров.

Одно из перечисленных племён, а именно венеды — славянское, о чём свидетельствует тот факт, что племенное название венедов, вентов, виндов и т. д. сохранялось за западными славянами до сравнительно позднего времени.

Так, готский историк VI в. н. э.

Иордан писал, что племена венедов весьма многочисленны и имеют различные названия, «однако, главным образом, они именуются склавинами и антами». Свидетельство Плиния отвечает археологической карте расположения племён к северо-востоку от Эльбы, где жили самые северные из германских племён, затем за ними славяне, а далее на север и северо-восток — финские племена.

Очень важны свидетельства Тацита, хотя он специально описал Германию и поэтому уделил сравнительно мало внимания соседям германских племён. Отмечая этническое различие венедов и германцев, Тацит сообщает, что по образу жизни венеды ближе к германцам, чем к кочевникам-сарматам. Это свидетельство Тацита вполне подтверждается характером культуры славянских племён того времени. Тацит отводит венедам довольно большую территорию, указывая, что они живут между певкинами (бастарнами), которых он помещает в Прикарпатье, и фенами (финнами), находившимися к востоку и северо-востоку от современного Рижского залива.

Вас может заинтересовать:

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ СЛАВЯНОднако даже такие неполные сведения о древних славянах были известны в Риме сравнительно немногим писателям. Большинство римских авторов попрежнему включало славянские территории в понятие Сарматии. Эта тенденция сказывается в большом труде древнего географа Птолемея (составленном около 160—180 гг.), который территорию к востоку от Вислы и Карпатских гор называл Европейской Сар-матией, а Балтийское море — Сарматским океаном.

Венедов Птолемей упоминает среди племён Европейской Сарматии, помещая их по всему Венедскому заливу (так он называет юго-восточную часть Балтийского моря) и далее в глубь Европы. Определить точно восточную границу венедов по данным Птолемея довольно трудно, однако то обстоятельство, что древний географ помещает Венедские горы далеко от балтийского побережья, позволяет думать, что, по его мнению, территория венедов была значительной. Данные Птолемея также показывают, что в его время название венедов уже приобрело значение обобщающего имени многих племён и порождало географические наименования — Венедский залив, Венедские горы.

Среди географических названий карты Птолемея встречаются славянские термины, как, например, название города Калисия (сохранившееся до сих пор в названии Калиш), наименование горы Бодин и некоторые другие. Наряду с общим наименованием — венеды — Птолемей знает и славян в качестве одного из венедских племён под именем стлаваны или суовены.

Несколько иначе область обитания венедов показана на римской дорожной карте IV в. н. э.

(так называемая Певтингерова карта), где венеды помещены у западных склонов Карпат и на Нижнем Днестре. Видимо, эта римская дорожная карта отразила начало движения славянских племён к Дунаю. Рассмотренные выше сведения древних писателей о распространении славян в I—IV вв.

н. э. позволяют предположить, что эти племена занимали территорию от берегов Балтийского моря до северных отрогов Карпатских гор, гранича на западе с германцами и кельтами, на юге и юго-востоке — с сарматами; восточная граница славянских племён для этого времени не может быть определена.

Вас может заинтересовать: Культура славян.

В настоящее время ещё нельзя составить полную и подробную историю славянских племён в I—IVвв. н. э.

Греческие и латинские авторы сообщали очень беглые сведения о древних славянах, отделённых от римских пределов широкой полосой земель германских, кельтских, фракийских, сарматских и других племён. Не соприкасаясь непосредственно со славянами, античный мир знал о них сравнительно мало.

Тем не менее, античные авторы указывают на территории, занятые славянами в эти отдалённые времена. Это позволяет связать со славянами ряд археологических культур первой половины I тысячелетия н.э. и изучить развитие производства, быт и культуру этих племён.

Самые ранние упоминания о древних славянах содержатся в труде римского учёного Плиния Старшего, жившего в Iв. н. э.

Плиний, пользовался данными карты полководца Агриппы. Он, по-видимому, следовал установившемуся в античной историографии обычаю давать наименование скифов самым отдалённым и почти неизвестным племенам. Говоря о Скифском (Балтийском) море, Плиний помещал на его юго-восточном побережье сарматов, германцев, венедов, скифов и гирров.

Одно из перечисленных племён, а именно венеды — славянское, о чём свидетельствует тот факт, что племенное название венедов, вентов, виндов и т. д. сохранялось за западными славянами до сравнительно позднего времени.

Так, готский историк VI в. н. э.

Очень важны свидетельства Тацита. Отмечая этническое различие венедов и германцев. Тацит отводит венедам довольно большую территорию, указывая, что они живут между певкинами (бастарнами), которых он помещает в Прикарпатье, и фенами (финнами), находившимися к востоку и северо-востоку от современного Рижского залива.

Однако даже такие неполные сведения о древних славянах были известны в Риме сравнительно немногим писателям. Большинство римских авторов, по-прежнему, включало славянские территории в понятие Сарматии. Эта тенденция сказывается в большом труде древнего географа Птолемея (составленном около 160—180гг.

), который территорию к востоку от Вислы и Карпатских гор называл Европейской Сарматией, а Балтийское море — Сарматским океаном. Данные Птолемея также показывают, что в его время название венедов уже приобрело значение обобщающего имени многих племён и порождало географические наименования — Венедский залив, Венедские горы. Среди географических названий карты Птолемея встречаются славянские термины, как, например, название города Калисия (сохранившееся до сих пор в названии Калиш), наименование горы Бодин и некоторые другие.


Несколько иначе область обитания венедов показана на римской дорожной карте IV в. н. э.

(т. н. Певтингерова карта), где венеды помещены у западных склонов Карпат и на Нижнем Днестре.

Видимо, эта римская дорожная карта отразила начало движения славянских племён к Дунаю. Рассмотренные выше сведения древних писателей о распространении славян в I—IV вв. н.

э. позволяют предположить, что эти племена занимали территорию от берегов Балтийского моря до северных отрогов Карпатских гор, гранича на западе с германцами и кельтами, на юге и юго-востоке — с сарматами; восточная граница славянских племён для этого времени не может быть определена.

До сих пор вопрос об археологических данных по истории славянских племён в первой половине I тысячелетия н. э. представляет весьма сложную проблему Дело в том, что археологические памятники на древних славянских землях ещё в конце XIXв.

были известны очень плохо, да и в настоящее время остаётся много неизученных территорий. Наиболее характерны для конца 1 тысячелетия до н. э.

— первой половины I тысячелетия н. э. археологические памятники в виде больших бескурганных могильников с различными обрядами погребений: трупоположениями и трупосожжениями.

В XIXв. учёные спорили о том, кому принадлежали обнаруженные в Средней Европе поля погребений—славянам, германцам, фракийцам или кельтам. Такая постановка вопроса была сама по себе неверна, т.

к. обряд захоронения на полях погребальных урн принадлежал не одному только племени, а всем вышеперечисленным племенным массивам.

Поля погребений к востоку от верховьев Днестра были открыты только в конце XIXв. известным русским археологом В. В.

Хвойкой, исследовавшим их на территории Среднего Поднепровья. Изучение уже первых памятников этой культуры позволило. В.

В. Хвойке утверждать, что они принадлежат древним славянам. Эти раскопки показали, что не только Среднее, но и Верхнее Поднепровье в первой половине I тысячелетия было заселено славянскими племенами, хоронившими своих покойников на полях погребений и значительно отличавшимися образом жизни от соседних племён — кельтов, фракийцев и других, имевших подобный же обычай захоронения.

Вопрос №11.

Самые ранние упоминания о древних славянах содержатся в труде римского ученого Плиния Старшего, жившего в I в. н. э. Плиний, пользовавшийся данными карты полководца Агриппы и сам служивший в Германии, знал о том, что за нею тянулись территории, населенные не германскими племенами. Называя эти земли Скифией, Плиний, невидимому, следовал установившемуся в античной историографии обычаю давать наименование скифов самым отдаленным и почти неизвестным племенам. Говоря о Скифском (Балтийском) море, Плиний помещал на его юго-восточном побережье сарматов, германцев, венедов, скифов и гирров. Одно из перечисленных племен, а именно венеды — славянское, о чем свидетельствует тот факт, что племенное название венедов, вентов, виндов и т. д. сохранялось за западными славянами до сравнительно позднего времени. Так, готский историк VI в. н. э. Иордан писал, что племена венедов весьма многочисленны и имеют различные названия, «однако, главным образом, они именуются склавинами и антами». Свидетельство Плиния отвечает археологической карте расположения племен к северо-востоку от Эльбы, где жили самые северные из германских племен, затем за ними славяне, а далее на север и северо-восток — финские племена. Очень важны свидетельства Тацита, хотя он специально описал Германию и поэтому уделил сравнительно мало внимания соседям германских племен. Отмечая этническое различие венедов и германцев, Тацит сообщает, что по образу жизни венеды ближе к германцам, чем к кочевникам-сарматам. Это свидетельство Тацита вполне подтверждается характером культуры славянских племен того времени. Тацит отводит венедам довольно большую территорию, указывая, что они живут между певкинами (бастарнами), которых он помещает в Прикарпатье, и фенами (финнами), находившимися к востоку и северо-востоку от современного Рижского залива. Однако даже такие неполные сведения о древних славянах были известны в Риме сравнительно немногим писателям. Большинство римских авторов попрежнему включало славянские территории в понятие Сарматии. Эта тенденция сказывается в большом труде древнего географа Птолемея (составленном около 160—180 гг.), который территорию к востоку от Вислы и Карпатских гор называл Европейской Сар-матией, а Балтийское море — Сарматским океаном. Венедов Птолемей упоминает среди племен Европейской Сарматии, помещая их по всему Венедскому заливу (так он называет юго-восточную часть Балтийского моря) и далее в глубь Европы. Определить точно восточную границу венедов по данным Птолемея довольно трудно, однако то обстоятельство, что древний географ помещает Венедские горы далеко от балтийского побережья, позволяет думать, что, по его мнению, территория венедов была значительной. Данные Птолемея также показывают, что в его время название венедов уже приобрело значение обобщающего имени многих племен и порождало географические наименования — Венедский залив, Венедские горы. Среди географических названий карты Птолемея встречаются славянские термины, как, например, название города Калисия (сохранившееся до сих пор в названии Калиш), наименование горы Бодин и некоторые другие. Наряду с общим наименованием — венеды — Птолемей знает и славян в качестве одного из венедских племен под именем стлаваны или суовены. Несколько иначе область обитания венедов показана на римской дорожной карте IV в. н. э. (так называемая Певтингерова карта), где венеды помещены у западных склонов Карпат и на Нижнем Днестре. Видимо, эта римская дорожная карта отразила начало движения славянских племен к Дунаю. Рассмотренные выше сведения древних писателей о распространении славян в I—IV вв. н. э. позволяют предположить, что эти племена занимали территорию от берегов Балтийского моря до северных отрогов Карпатских гор, гранича на западе с германцами и кельтами, на юге и юго-востоке — с сарматами; восточная граница славянских племен для этого времени не может быть определена. Источник: Всемирная история. Энциклопедия. Том 2. (1957 г.)

Описания арабских и персидских авторов открывают то огромное влияние, какое кочевые каганаты (преимущественно тюркские) оказали на жителей Восточной Европы, в частности на славян и русов. В связи с этим, становится понятен генезис древнерусского государства, несмотря на бесконечные споры антинорманистов с норманистами. Именно кочевые племена — гуннов, булгар, авар, хазар заложили основы русской государственности.
Даже норманны — русы, пришельцы с севера, подверглись влиянию тюркской кочевой культуры. Об этом нам говорит титул кагана/хакана первых русских князей, облик князя Святослава, усвоенный им символ — хазарский двузубец.
Даже название «матери городов русских» — Киева или Самватаса имеет, скорее всего, хазарское происхождение. Тюркское название Самват — это возможно Верхняя крепость, а имя Киев украинский историк О.Прицак выводил из имени хазарского полководца Ахмада Ибн Куйя. Российский востоковед С.Г. Кляшторный предлагал также тюркскую этимологию для Киева-Куйабы.
Про русов
Текст о русах из сочинения Мухаммед ибн Ахмеда ибн Ийаса ал-Ханафи «Нашк ал-азхар фи гара ‘иб ал-актар» (начало XVI в)
«Описание страны русов. Они большой народ из турок. Страна их граничит со славянами. Они (живут) на острове, окруженном озером, И он подобен крепости, защищающей их от врагов. И привозят от них желтую медь в Индию и Китай. Есть у них царь, сидящий на золотом троне. Окружают его сорок невольниц с золотыми и серебряными кадилами в руках и окуривают его благовонными парами. Народ этой земли светлокожий, русоволосый, высокого роста. Они самые дурные нравом из творений Аллаха великого, и язык их неизвестен».
Текст о русах из анонимного сочинения «Моджмал ат-таварих» (1126 г.)
«Рассказывают также, что Рус и Хазар были от одной матери и отца. Затем Рус вырос и, так как не имел места, которое ему пришлось бы по душе, написал письмо Хазару и попросил у того часть его страны, чтобы там обосноваться. Рус искал и нашел место себе. Остров не большой и не маленький, с болотистой почвой и гнилым воздухом; там он и обосновался.

Текст о русах из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар»
«Что же касается русов, то есть остров, расположенный в море, и остров этот протяженностью три дня пути в длину и в ширину и весь покрыт лесом. Почва его такая влажная, что если поставить ногу, то она погрузится в землю по причине ее влажности. И есть у них царь, называемый хакан-е рус. Число жителей на этом острове 100 000. И эти люди постоянно нападают на кораблях на славян, захватывают славян, обращают в рабов, отводят в Хазаран и Балкар и там продают. И у них нет посевов и пашен. И они пользуются обычно славянскими посевами. И если рождается (у них) сын, извлекают меч, кладут возле него, и отец говорит: «У меня нет ни золота, ни серебра, ни скота (мал), чтобы оставить тебе в наследство. Вот твое наследство, сам себе (все) добудь мечом».
Текст из «Худуд ал-алам» о стране русов и их городах.
Страна (р у с о в). На восток от нее — гора печенегов, на юг — река Рута, на запад — славяне, на север — ненаселенный север. Это большая страна, и народ ее плохого нрава, непристойный, нахальный, склонный к ссорам и воинственный. Они воюют со всеми неверными, окружающими их, и выходят победителями. Царя их зовут хакан русов. Страна эта изобилует всеми жизненными благами. Среди них есть группа из моровват. Знахари у них в почете. Ежегодно они платят одну десятую добычи и торговой прибыли государю. Среди них есть группа славян, которая им служит. Они шьют шаровары приблизительно из 100 гязов холста, которые надевают и заворачивают выше колена. Они шьют шапки из шерсти с хвостом, свисающим с затылка. Мертвого сжигают со всем, что ему принадлежало из одежды и украшений. С ними (мертвыми) кладут в могилу еду и питье…»
Текст о русах из сочинения Мутаххара ибн Тахира ал-Мукаддаси «Китаб ал-бад ва-т-тарих»
Что касается русов, то они живут на острове нездоровом, окруженном озером. И это крепость, защищающая их от нападений. Общая численность их достигает 100 000 человек. И нет у них пашен и скота. Страна их граничит с страной славян, и они нападают на последних, поедают (и расхищают) их добро и захватывают их в плен.
Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то но отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляю: и обращают в рабство. Они высокого роста, статные и смелые при нападениях. Но на коне смелости не проявляют, и все свои набеги и походы совершают на кораблях.
(Русы) носят широкие шаровары, на каждые из которых идет сто локтей материи. Надевая такие шаровары, собирают их в сборку у колен, к которым затем и привязывают. Никто из них не испражняется наедине, но обязательно сопровождают (руса) трое его товарищей и оберегают его.
Все они постоянно носят мечи, так как мало доверяют друг другу, и коварство между ними дело обыкновенное. Если кому из них удается приобрести хоть немного имущества, то родной брат или товарищ его тотчас начнет ему завидовать и пытаться его убить или ограбить.
Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладут его туда и вместе с ним кладут в ту же могилу его одежду и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После этого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заключении».
Ученик ал-Истахри Ибн Хаукаль писал:
«А русы — варварский народ, живущий в стороне булгар, между ними и между славянами на реке Итиль… и то, что вывозится от них (хазар) из меда и воска и бобровых шкур, это то самое, что вывозится ими из страны русов и булгар. И те шкуры бобра, которые везут во все концы света и которых нет нигде, кроме как в северных реках, что в стороне булгар, русов и Куйабы»
АХМЕД ИБН ФАДЛАН
КНИГА О ЕГО ПУТЕШЕСТВИИ НА ВОЛГУ В 921-922 ГГ.
Один из обычаев царя русов тот, что вместе с ним в его очень высоком замке постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников, причем находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти и бывают убиты из-за него. С каждым из них девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьет, и другая девушка, он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножия его ложа. А ложе его огромно и инкрустировано драгоценными самоцветами. И с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он пользуется как наложницей одной из них в присутствии своих сподвижников, о которых мы упомянули. И этот поступок они не считают постыдным. Он не спускается со своего ложа, так что если он захочет удовлетворить некую потребность, то удовлетворит ее в таз, а если он захочет поехать верхом, то он подведет свою лошадь к ложу таким образом, что сядет на нее верхом с него, а если сойти , то он подведет свою лошадь настолько , чтобы сойти со своей лошади на него. И он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться , пить и предаваться развлечениям. У него есть заместитель, который командует войсками, нападает на врагов и замещает его у его подданных.
Здесь, очень интересны два последних предложения. Царь русов у Ибн Фадлана практически идентичен по поведению священному кагану хазар, «он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетается , пьет и предается развлечениям», в то время как его «заместитель» (у хазар — бек) командует войсками, нападает на врагов и вообще правит поданными. И это при том, что Ибн Фадлану прекрасно была известна система управления в Хазарии, и не было особой надобности переносить ее на организацию правления у русов. Поэтому можно сделать вывод, что «хазарский» стиль управления был действительно присущ русам.
И далее еще немного «прекрасного» из Ибн Фадлана:
Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атыл.(Волга) Я не видал с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, белокуры, красны лицом, белы телом. Они не носят ни курток, ни хафтанов, но у них мужчина носит кису, которой он охватывает один бок, причем одна из рук выходит из нее наружу. И при каждом из них имеется топор, меч и нож, со всем этим он не расстается. Мечи их плоские, бороздчатые, франкские. И от края ногтей иного из них до его шеи собрание деревьев, изображений и тому подобного.
«но у них мужчина носит кису, которой он охватывает один бок, причем одна из рук выходит из нее наружу» — воистину древние римляне, ведь киса, это, судя по всему, простой кусок ткани, типа той же римской тоги.
Они грязнейшие из творений Аллаха, — они не очищаются ни от эскрементов, ни от урины, не омываются от половой нечистоты и не моют своих рук после еды, но они, как блуждающие ослы 707. Они приплывают из своей страны и причаливают свои корабли на Атыле, — а это большая река, — и строят на ее берегу большие дома из дерева.
И собирается в одном доме десять и двадцать, — меньше или больше. У каждого скамья, на которой он сидит, и с ними девушки-красавицы для купцов. И вот один сочетается со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. И иногда собирается группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет ее, пока не удовлетворит своей потребности.
У них обязательно каждый день умывать свои лица и свои головы самой грязной водой, какая только бывает, и самой нечистой. А это бывает так, что девушка является каждый день утром, неся большую лохань с водой, и подносит ее своему господину. Он же моет в ней свои руки, свое лицо и все свои волосы. И он моет их и вычесывает их гребнем в лохань. Потом он сморкается и плюет в нее и не оставляет ничего из грязи, чего бы он ни сделал в эту воду. Когда же он покончит с тем, что ему нужно, девушка несет лохань к сидящему рядом с ним, и делает то же, что сделал его товарищ. И она не перестает подносить ее от одного к другому, пока не обнесет ею всех находящихся в доме, и каждый из них сморкается, плюет и моет свое лицо и свои волосы в ней.
Про славян
Текст о славянах из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар»
И они (венгры) побеждают славян и всегда одерживают верх над славянами и рассматривают их (как источник) рабов. И венгры — огнепоклонники и ходят к гуззам, славянам и русам и берут оттуда пленником, везут в Рум (Византию) и продают.
…И постоянно нападают на славян, и от венгров до славян два дин пути… И на крайних пределах славянских есть город, называемый Вантит… И между печенегами и славянами два дня пути по бездорожью, и этот путь (проходит) через источники и очень лесистую местность И страна славян ровная, изобилует деревьями, и они живут большей частью среди деревьев.
Текст о славянах из сочинения Ибн Русте «ал-А ‘лак ан-нафиса»
И между странами печенегов и славян расстояние в 10 дней пути. В самом начале пределов славянских находится город, называемый Ва. т (Ва.ит). Путь в эту страну идет по степям (пустыням?) и бездорожным землям через ручьи и дремучие леса. Страна славян — ровная и лесистая, и они в ней живут. И нет у них виноградников и пахотных полей. И есть у них нечто вроде бочонков, сделанных из дерева, в которых находятся ульи и мед. Называется это у них улишдж, и из одного бочонка добывается до 10 кувшинов меда. И они народ, пасущий свиней, как (мы) овец. Когда умирает у них кто-либо, труп его сжигают. Женщины же, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица. На другой день после сожжения покойника они идут на место, где это происходило, собирают пепел с того места и кладут его на холм. И по прошествии года после смерти покойника берут они бочонков двадцать, больше или меньше, меда, отправляются на тот холм, где собирается семья покойного, едят там и пьют, а затем расходятся. И если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она особенно любила его, то она приносит к его трупу два столба, их вбивают стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, она становится на скамейку и конец (веревки) завязывает вокруг своей шеи. После того как она так сделает, скамью убирают из-под нее и она остается повисшей, пока не задохнется и не умрет, после чего ее бросают в огонь, где она и сгорает. И все они поклоняются огню. Большая часть их посевов из проса Во время жатвы они берут ковш с просяными зернами, поднимают к небу и говорят: «Господи, ты, который (до сих пор) снабжал нас пищей, снабди и теперь нас ею в изобилии».
Есть у них разного рода лютни, гусли и свирели. Их свирели длиной и два локтя, лютня же их восьмиструнная. Их хмельной напиток из меда При сожжении покойника они предаются шумному веселью, выражая радость по поводу милости, оказанной ему Богом. Рабочего скота у них совсем немного, а лошадей нет ни у кого, кроме упомянутого человека. Оружие их состоит из дротиков, щитов и копий, другого оружия они не имеют. Глава их коронуется, они ему повинуются и от слов его не отсту-пают. Местопребывание его находится в середине страны славян. И упомянутый глава, которого они называют «главой глав» (ра’ис ар-руаса), ищется у них свиет-малик, и он выше супанеджа, а супанедж является его заместителем (наместником). Царь этот имеет верховых лошадей и не имеет иной пищи, кроме кобыльего молока. Есть у него прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги. Город, в котором он живет, называется Джарваб, и в этом городе ежемесячно в продолжение трех дней проводится торг, покупают и продают. В их стране холод до того силен, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, к которому приделывают деревянную остроконечную крышу, наподобие христианской церкви, и ни крышу накладывают землю. В такие погреба переселяются со всем семейством и, взяв дров и камней, разжигают огонь и раскаляют камни на огне докрасна. Когда же камни раскалятся до высшей степени, их обливают водой, от чего распространяется пар, нагревающий жилье до того, что снимают даже одежду. В таком жилье остаются они до весны. Царь ежегодно объезжает их. И если у кого из них есть дочь, то царь берет себе по одному из ее платьев в год, а если сын, то также берет по одному из платьев в год. У кого же нет ни сына, ни дочери, тот дает по одному из Ипатьев жены или рабыни в год. И если поймает царь в стране своей вора, то либо приказывает его удушить, либо отдает под надзор одного из правителей на окраинах своих владений».
Мало того, что здесь опять присутствует сюжет о некоем царе -«главе глав» и его наместнике, похожий на хазарскую схему распределения власти, так еще прямым текстом сообщается, что только царь у славян имеет лошадей и пьет исключительно кобылье молоко. Т.е. верховная власть у славян имеет явные хазарские или просто тюркские (кочевнические) признаки.
Текст о славянах из сочинения Шараф аз-Замана Тахира ал-Марвази «Таба’и’ ал-хайаван»
«Что касается славян, то это многочисленный народ, и между их страной и страной печенегов десять дней пути по степи (пустыне?) и бездорожью. Их страна (покрыта) дремучими лесами и (многими) источниками воды, и они живут в этих лесах. У них нет виноградников, но много меду. Разводят свиней и сжигают своих мертвых, ибо они поклоняются огню. Сеют главным образом просо и из меда готовят напиток.. И их средства существования не изобильны. Их оружие — дротики и копья, есть у них и щиты. Их главный предводитель зовется Шу.д, и у него есть заместитель, называемый Шар.х. У царя (малик) есть верховые лошади, и он питается их молоком. Город, в котором он сидит, называется Хадрат (Хорват?), и в нем ежемесячно три дня длится торг. Холод там так силен, что они делают под землей жилища, которые покрывают деревом и согревают их паром, полученным от нагревания воды сжигаемым навозом и дровами. Там они остаются в течение зимы. Зимой на них нападают венгры, и как результат взаимных набегов у них много рабов»
И еще один похожий отрывок, видимо восходящий к одному источнику. И опять, верховная власть представлена явными кочевниками.
Основной вывод из всех отрывков в том, что верховная власть у русов и славян в 8-9 вв. — или имела существенные хазарские (или просто тюркские) признаки, так как традиция священного каганата (правитель и его заместитель), была не только хазарской, но и общетюркской, или же была непосредственно представлена какими-то кочевниками. Т.е. возвращаясь к вступлению, именно государства кочевников (хазар, авар, булгар и прочих) повлияли на формирование Древнерусского государства и были его политической основой. Кстати, здесь уместно вспомнить историю балканской Болгарии, где тюркская династия создала всем известное славянское государство.
Картинко для привлечения внимания — половецкий шлем с маской-личиной из кургана у с.Липовцы.

Использованная литература:
Петрухин В.Я. Русь в IX-X веках: От призвания варягов до выбора веры.
Новосельцев А. П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI— IX вв.
Славяне и их соседи. Выпуск 10. Славяне и кочевой мир. К 75-летию академика Г. Г. Литаврина.
Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг. (пер. А. П. Ковалевского)
Ковалевский А. П. О степени достоверности Ибн-Фадлана

Tags: Культурология, Русский каганат, тексты, тюрки