Все про византию

Поход на Константинополь (Царьград) в 1043 году в рамках войны с Византией — был организован по приказу князя Ярослава Мудрого и прошёл под руководством его сына Владимира. Завершился полной неудачей. Обильное применение греческого огня, а также разразившийся во время сражения шторм дали византийцам решающее преимущество. Буря разметала русский флот в разные стороны, погибло множество кораблей, до 6 тысяч воинов были убиты или попали в плен. Владимир был вынужден отступить.

Причины и предпосылки

Формальной причиной для Ярослава стало убийство «знатного скифа» на рынке Константинополя.

Карта похода на Константинополь в 1043 г.

Интерактивная карта

Кроме этого, существует версия, согласно которой причиной конфликта стало желание киевских князей и служителей христианской религии выйти из подчинения у византийских патриархов — согласно официальной имперской доктрине, византийский император являлся верховным правителем над всеми народами, принявшими христианство из Византии. https://sergeytsvetkov.livejournal.com/63558.html

Хронология и подробное описание событий

События перед началом конфликта

Византийский историк Михаил Пселл указывает, что русы готовились к походу еще во время царствования в Константинополе Михаила IV, посаженного на трон вышедшей за него замуж вдовствующей императрицей Зоей (царствующей на правах сестры последнего византийского императора македонской династии Константина VIII):

«нарубили где-то в глубине своей страны лес, вытесали челны, маленькие и покрупнее, и постепенно, проделав все в тайне, собрали большой флот и готовы были двинуться на Михаила».

Зоя Порфирородная

Вероятно, что военным сборам предшествовали переговоры (предположительно, в 1041 г.), которые закончились неудачно для русской стороны. Мы не знаем точно, какие требования предъявил Ярослав Михаилу IV. Ясно только, что речь шла о той или иной форме политической и церковной независимости Руси от Византии. Пселл в этой связи пишет о русах следующее:

«Это варварское племя всегда питало яростную и бешеную ненависть к гегемонии ромеев; при каждом удобном случае изобретая то одно, то другое обвинение, они создавали предлог для войны с нами».

К началу лета 1042 г. оснащенная всем необходимым русская флотилия была готова отплыть из Киева. Но поход пришлось отложить — в Константинополе сменилась власть. В конце 1041 г. Михаил IV тяжело заболел и 10 декабря умер, приняв перед смертью постриг. Трон перешел к его племяннику Михаилу V, усыновленному императрицей Зоей. Новый император попытался отделаться от Зои, но спустя пять месяцев в должности императора был свергнут и ослеплен. Вновь овдовевшая Зоя обвенчалась с одним из своих бывших любовников – богатым и знатным сенатором Константином Мономахом. По описанию Пселла, в те годы он был мужчиной «несравненного вида», чье лицо «цвело красотою».

Константин IX Мономах

Летом 1042 г. в византийскую столицу Константинополь прибыло посольство Ярослава Мудрого. Однако, вместо переговоров с новым императором русским послам пришлось иметь дело с окружением императрицы Зои — теми же людьми, которые провалили прошлогодние переговоры.

Обстановка в Константинополе была накалена ожиданием близкой войны. Городское простонародье не скрывало своей враждебности по отношению к северным «варварам», и в один из дней эти настроения вылились в массовую потасовку с русскими купцами, торговавшими на константинопольском рынке. Согласно записям Скилицы, поводом к последующей войне, стало убийство на рынке Константинополя знатного русского купца («знатного скифа»). Император Константин принес извинения, но их не приняли. Переговоры были прерваны, и русское посольство, раздраженное оказанным ему приемом, покинуло столицу Византии.

Вид на Константинополь. Рисунок из Нюрнбергской хроники. 1493 г.

Константин Мономах, попытался расформировать варяжско-русский корпус в рамках подготовки к предстоящему столкновению с русами.

«Скифы , находившиеся в столице, – пишет Иоанн Скилица, – были рассеяны в провинциях. Это было сделано для того, чтобы уничтожить возможность какого-нибудь движения или покушения изнутри».

Проявлением этого стало желание известного викинга Харальда Сурового, вернуться на родину. Однако Константин не только отказывает, но согласно сагам бросает Харальда в тюрьму. Тому удаётся бежать на родину через Русь, где княжил дружественный ему Ярослав.

Кое-где на местах правительственную инициативу подхватили и развили по-своему. Например, на Афоне подверглись разгрому каменные постройки в бухте и лодки, принадлежавшие обители русских монахов.

Численность русских войск

Численность русской армии и флота поддается определению лишь приблизительно. Под началом воеводы Ивана Творимирича значилась княжеская дружина, киевский «полк» во главе с тысяцким Вышатой и большой отряд наемников, набранных в славянском Поморье («варяжском» побережье Балтики). Летопись сообщает о «вои многы». Михаил Пселл пишет, что к Константинополю подошло «неисчислимое, если можно так выразиться, количество русских кораблей». По данным Скилицы, русское войско насчитывало до 100 000 воинов. Другие цифры называет византийский историк XI в. Михаил Атталиат: 20 000 воинов на 400 судах. Его сведения можно подкорректировать следующим образом.

Русский князь с дружиной.
Варяги наемники X-XI века

В предыдущих морских набегах русов на Константинополь участвовало около 250 ладей. Допустим, что Ярослав сумел довести их число до 300-350. Но величина и вместительность этих судов была неодинакова: Пселл, как мы помним, пишет, что русы «вытесали челны, маленькие и покрупнее». Большая славянская ладья вмещала в себя 40 человек, малые лодки – от 10 до 20 воинов. Если предположить, что большие ладьи составляли около половины от общего числа русских судов, то можно говорить не более, чем о 10 000 ратников, принявших участие в походе 1043 г.

Русская ладья
Князь Ярослав Мудрый повелел возглавить поход своему старшему сыну Владимиру Ярославичу, Вызванному для этого из Новгорода. К тому времени Владимир достиг двадцати трех лет и был человеком горячего нрава. За ним уже числились военные победы — в 1042 г. он ходил из Новгорода на емь, финское племя, обитавшее в районе озера Пяйянне, «и победи их, и плени множество», как сообщает «Повесть временных лет». Русская «лодейная рать» отправилась вниз по Днепру, вышла в Чёрное море (в те годы Русское море) и направилась в сторону устья Дуная. Здесь, согласно летописи, дружинники остановились и принялись решать, как им продолжать поход — по суше или морским путём. Возобладало мнение варяжских дружинников, и русские корабли продолжили движение в сторону Царьграда.
Святой благоверный князь Владимир Ярославич

Приготовления Византии к отражению Русов

Для того, чтобы подготовить Константинополь к отражению нападения русского флота у Мономаха оставалось совсем немного времени. Положение осложнялось тем, что охранявшая столицу эскадра сильно пострадала от пожара, случившегося в бухте Золотого Рога 6 апреля 1040 г.: большая часть военных кораблей тогда сгорела дотла. Константин распорядился стянуть к Босфору суда, разбросанные по прибрежным водам, и военно-морские силы провинций.
Дромон, византийский боевой корабль

Это сразу увеличило численность столичного флота до нескольких десятков кораблей. Известно, что только один стратиг прибрежной провинции Кивирреотов, расположенной в юго-западной части Малой Азии, привел в Константинополь эскадру из одиннадцати огненосных боевых кораблей. Часть флота была выдвинута вперед для охраны дальних подступов к проливам.

О предстоящем походе Константин узнал весной 1043 и принял меры: выслал из Константинополя русских наёмников и купцов, а стратигу (военачальнику) Катакалону Кекавмену поручил охранять западные берега Чёрного моря. На Дунае русы понесли первые потери. Катакалон Кекавмен, собрав находившихся у него в распоряжении солдат, напал на русский отряд, рыскавший по местным деревням в поисках провианта, и вынудил их вернуться на свои ладьи. Передовая часть византийского флота, несшая сторожевую службу у болгарского побережья, в свою очередь пыталась задержать продвижение русских ладей к Константинополю, но не имела успеха. Русы, как сообщает Пселл, «прорвались силой или ускользнули от отражавших их… судов».
Византийская конница X век

В июне 1043 года флот князя Владимира прошёл Босфор и стал в одной из бухт Пропонтиды, недалеко от Константинополя. По свидетельству Пселла русские вступили в переговоры, запросив по 1000 монет на корабль. По словам Скилицы император Константин Мономах первым начал переговоры, которые ни к чему не привели, так как русские запросили по 3 литры (почти 1 кг) золота на воина. В тот же день Константин IX приказал приготовить к битве все наличные морские силы – не только боевые триеры, но и грузовые суда, на которых были установлены сифоны с «жидким огнем». Вдоль берега были разосланы отряды конницы. Ближе к ночи император торжественно возвестил русам о том, что завтра он намерен дать им морское сражение.

Битва

Константин приказал магистру Василию Феодорокану выйти из бухты с тремя боевыми кораблями-дромонами, чтобы втянуть врага в бой.

«Те легко и стройно поплыли вперед, – рассказывает Пселл, – копейщики и камнеметатели подняли на их палубах боевой крик, метатели огня заняли свои места и приготовились действовать. Но в это время множество варварских челнов, отделившись от остального флота, быстрым ходом устремилось к нашим судам. Затем варвары разделились, окружили их со всех сторон и начали снизу пиками дырявить ромейские корабли; наши в это время сверху забрасывали их камнями и копьями. Когда же во врага полетел и огонь, который жег глаза, одни варвары бросились в море, чтобы плыть к своим, другие совсем отчаялись и не могли придумать, как спастись».
Карта сражения у Константинополя

По сообщению Скилицы, Василий Феодорокан сжег 7 русских ладей, 3 потопил вместе с людьми, а одну захватил, спрыгнув в нее с оружием в руках и вступив в бой с находившимися там русами, несколько из которых были им убиты, прочие же бросились в воду. Видя успешные действия магистра, Константин подал сигнал о наступлении всему ромейскому флоту. Огненосные триеры, в окружении кораблей поменьше, вырвались из бухты Золотого Рога и устремились на русов. Последних, очевидно, обескуражила неожиданно большая численность ромейской эскадры. Пселл пишет, что «когда триеры пересекли море и оказались у самых челнов, варварский строй рассыпался, цепь разорвалась, но некоторые корабли дерзнули остаться на месте…».

Византийский дромон атакует боевые ладьи славян

В сгущавшихся сумерках основная масса русских ладей вышла из Босфорского пролива в Черное море, вероятно надеясь укрыться от преследования на прибрежном мелководье. На беду как раз в это время поднялся сильный восточный ветер, который, по записям Пселла, буквально разметал русский флот:

«взбороздил волнами море и погнал водяные валы на варваров. Одни корабли вздыбившиеся волны накрыли сразу, другие же долго еще волокли по морю и потом бросили на скалы и на крутой берег; за некоторыми из них пустились в погоню наши триеры, одни челны они пустили под воду вместе с командой, а другие воины с триер продырявили и полузатопленными доставили к ближайшему берегу»

«И устроили тогда варварам истинное кровопускание, – заключает свой рассказ Пселл – казалось, будто излившийся из рек поток крови окрасил море»..

Русские летописи повествуют о том, что ветер «разбил» и «княж корабль», но подоспевший на выручку воевода Иван Творимирич спас Владимира, взяв его в свою ладью. Размеры постигшего русов бедствия стали ясны только утром, когда буря утихла. Несколько тысяч воинов, растерявших оружие и доспехи, скопилось на берегу, но помочь им было нечем, так как все уцелевшие ладьи были переполнены.

Тысяцкий-воевода Вышата добровольно вызвался сойти на берег и возглавить отряд обреченных. Летопись так сохранила его героические слова:

«Аще жив буду, то с ними, аще погыну, то с дружиною».

Вышата сумел довести своих людей до устья реки Варны (в Болгарии), но здесь на русов напал стратиг Паристриона Катакалон Кекавмен. Большинство из 6000 русских воинов сложили головы в кровопролитной резне, а взятые в плен 800 человек, среди которых находился Вышата, были отправлены в Константинополь, где их подвергли казни, предусмотренной для государственных мятежников: некоторым выкололи глаза, другим отрубили правую руку. Окровавленные конечности были развешены на константинопольских стенах.

Все же многие русские ладьи сумели спастись и даже впоследствии разбить высланную им вдогонку византийскую эскадру — заманив в один из заливов половину из преследовавших их вражеских кораблей, русы внезапно появились у них за спиной. Почти половина византийской эскадры обратилась в бегство. В ходе ожесточенного сражения русы захватили несколько кораблей противника, перебив всех, кто там находился. Владимир и остатки его флота успешно добрались до Киева.

Окончательно конфликт завершился подписанием мирного договора в 1046 году. В знак заключения мира с Русью Константин отпустил воеводу Вышату и выдал свою дочь от первого брака (или, как предполагают некоторые авторы, иную близкую родственницу) замуж за другого сына Ярослава, Всеволода. Родившийся в 1053 году от этого брака сын Владимир получил от родителей прозвище по деду — Владимир Мономах.

Итоги и последствия

  • Поход потерпел неудачу — около 6 тысяч воинов убиты или взяты в плен, в том числе один из воевод — Вышата.
  • В 1046 г был заключен мир между Киевской Русью и Византией, в честь которого император Константин IX выдал свою родственницу замуж за сына Ярослава Мудрого — Всеволода.
  • В 1051 году Ярослав Мудрый сам назначил митрополитом Илариона, впервые без участия константинопольского патриарха.

Радзивиловская летопись

«В год 6551 (1043). Послал Ярослав сына своего Владимира на греков и дал ему много воинов, а воеводство поручил Вышате, отцу Яня. И отправился Владимир в ладьях, и приплыл к Дунаю, и направился к Царьграду. И была буря велика, и разбила корабли русских, и княжеский корабль разбил ветер, и взял князя в корабль Иван Творимирич, воевода Ярослава. Прочих же воинов Владимировых, числом до 6000, выбросило на берег, и, когда они захотели было пойти на Русь, никто не пошел с ними из дружины княжеской. И сказал Вышата: «Я пойду с ними». И высадился к ним с корабля, и сказал: «Если буду жив, то с ними, если погибну, то с дружиной». И пошли, намереваясь дойти до Руси. И сообщили грекам, что море разбило ладьи руси, и послал царь, именем Мономах, за русью 14 ладей. Владимир же, увидев с дружиною своею, что идут за ними, повернув, разбил ладьи греческие и возвратился на Русь, сев на корабли свои»
Радзивиловская летопись лист 186

Страница на Википедии

«Вышату же схватили вместе с выброшенными на берег, и привели в Царьград, и ослепили много русских. Спустя три года, когда установился мир, отпущен был Вышата на Русь к Ярославу. В те времена выдал Ярослав сестру свою за Казимира, и отдал Казимир, вместо свадебного дара, восемьсот русских пленных, захваченных еще Болеславом, когда тот победил Ярослава.

В год 6552 (1044). Выкопали из могил двух князей, Ярополка и Олега, сыновей Святослава, и окрестили кости их, и положили их в церкви святой Богородицы, В тот же год умер Брячислав, сын Изяслава, внук Владимира, отец Всеслава, и Всеслав, сын его, сел на столе его»

Радзивиловская летопись лист 187

Страница на Википедии

Раздел «Ярослав Мудрый»

Список литературы