Все таинства православной церкви

Таинства Православной Церкви — это не человеческие изобретения, все они были установлены Самим Господом, все они имеют основания в Священном Писании. Но история происхождения каждого из таинств — огромная и сложная тема. Для тех, кто хотел бы погрузиться в нее, мы подготовили список книг, написанных живым и понятным языком.

А здесь с достаточной степенью упрощения мы приводим лишь общие сведения о сути и истории возникновения таинств.

Таинство Крещения

Таинство - Крещение

Суть: Человек вступает в Церковь, получает новое, духовное рождение. Пока человек не крестился, он полностью остается под властью первородного греха, но в крещении меняется способ бытия человека. Он соединяется со Христом и преодолевает зависимость от первородного греха. Не приняв таинство Крещения, человек не может принимать других церковных таинств. Совершаться оно может лишь один раз, в Символе веры об этом сказано: «Верую во едино крещение во оставление грехов».

Библейские основания: Таинство установлено Иисусом Христом. В Евангелии от Иоанна сказано: Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин 3:5). Он Сам крестился от Иоанна Крестителя (Мф 3:15-16) и после Своего воскресения послал учеников проповедовать и крестить: Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа (Мф 28:19).

История: В апостольские времена людей крестили сразу, практически без подготовки. Затем, со II века, установилась практика катехизации, подготовки взрослых людей к крещению (которое совершалось дважды в год, на Рождество и на Пасху). Как отдельное богослужение обряд Крещения сложился позднее.

О Таинстве Крещения на сайте «Фомы»

Таинство Миропомазания

Таинство - Миропомазания

Суть: Крестившемуся человеку через помазание священным миром даются силы для преодоления греха и жизни по заповедям.

Библейские основания: Таинство Миропомазания имеет основание в Евангелии: В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен (Ин 7:37-39), а также в апостольских посланиях: Впрочем, вы имеете помазание от Святаго и знаете все (1 Ин 2:20), Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог (2 Кор 1:21).

История: Совершать это таинство сразу после Креще-ния постановил Лаодикийский Собор в 343 году по Р. Х.

О Таинстве Миропозания на сайте «Фомы»

Таинство Евхаристии

Таинства-Причастие

Суть: Приготовленные дары, хлеб и вино, по молитве Церкви становятся Телом и Кровью Иисуса Христа, и христиане, причащаясь этих Святых Даров, приобщаются ко Христу, причем не символически, не умозрительно, а реально.

Библейские основания: Таинство установлено самим Христом. В Евангелии от Иоанна Господь говорит: Ядущий Мою плоть и пиющий Мою Кровь, имеет Жизнь Вечную, и Я воскрешу его в последний день (Ин 6:54). Накануне Своей смерти на кресте Он совершил на Тайной вечере первую евхаристию и причастил Своих ближайших учеников (Мф 26:26).

История: После воскресения Христа эти ближайшие ученики — апостолы — пошли по всему миру проповедовать Благую Весть, основывали церковные общины, совершали сами таинство Евхаристии и заповедали совершать его поставленным ими епископам и священникам.

О Таинстве Евхаристии на сайте «Фомы»

Таинство Исповеди

Таинства - Исповедь

Суть: Христианин устно или письменно в присутствии священника (который в данном случае является свидетелем приносимого Богу покаяния) кается в своих грехах и получает прощение от Господа.

Библейские основания: Практика исповеди имеет ветхозаветные истоки (Суд 10:10; Пс 50; 1 Езд 9; Неем 1:6, 7; Дан 9: 4-19,
1 Цар 15:24-25 и др.). Иоанн Креститель исповедовал в грехах людей, приходивших к нему креститься
(Мф 3:6). Но главное, об этом в Евангелии прямо говорит Господь: Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин 20:21-23).

История: Регулярная исповедь возникла в ранней христианской Церкви. Изначально считалось, что исповедоваться следует только один раз в жизни, но впоследствии возобладало мнение, что это нужно делать регулярно.

О Таинстве Исповеди на сайте «Фомы»

Таинство Елеосвящения

Таинство - Елеоосвящение

Суть: При помазании тела больного человека специально освященным елеем на него призывается Благодать Божия, исцеляющая от телесных и душевных болезней и тех грехов, в которых человек не может покаяться по своей немощи.

Библейские основания: Таинство имеет основания в Новом Завете. Во-первых, это слова в Евангелии от Марка о том, что ученики Христа многих больных мазали маслом и исцеляли (Мк 6:13). Во-вторых, это слова из Послания апостола Иакова: Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему (Иак 5:14-15).

Важно знать: Таинство Елеосвящения, называемое в просторечии соборованием, по-разному стало пониматься у православных и у католиков. У католиков Елеосвящение называют «последним помазанием» и совершают только над смертельно больными людьми. В Православии же Соборование совершается не только в случае смертельной болезни. По традиции, собороваться полагается не чаще, чем раз в год.

О Таинстве Елеосвящения на сайте «Фомы»

Таинство Священства

Таинства - Священство

Суть: Посвящение христианина в священный сан, наделяющее его властью совершать церковные таинства и обряды. Совершать это таинство могут только епископы как преемники апостолов. Посвящаемый во пресвитера (т. е. священника) человек получает благодать самому совершать таинства, но только по благословению правящего епископа. А при посвящении в епископа ставленник получает благодать не только совершать все таинства, но и посвящать других для совершения таинств — то есть получает всю полноту апостольской власти.

Библейские основания: Священство было установлено еще в Ветхом Завете (после Исхода из Египта). В Новом Завете, с одной стороны, утверждается, что все христиане в какой-то степени являются священниками (1 Пет 2:9), с другой, говорится о священниках как особом служении, как помощниках епископов (1 Тим 3:2, Тит 1:7; 1 Пет 2:25), говорится о возведении в священный сан посредством возложения рук.

История: Проповедуя Евангелие, апостолы создавали церковные общины, главой которых ставили епископов, а те рукополагали пресвитеров себе в помощь. Отсюда и понятие апостольского преемства: каждый священник получил рукоположение от епископа, тот в свою очередь от другого епископа — и так можно проследить всю цепочку рукоположений вплоть до I века, до апостолов.

О Таинстве Священства на сайте «Фомы»

Таинство Брака

Таинство - Венчание

Суть: Супруги, принявшие решение вступить в брак, чтобы связать воедино свои жизни в общем стремлении к Богу, получают на это благодатную помощь Божию, делающую их брак не временным, но вечным, переходящим в жизнь Царства Божьего.

Библейские основания: Брак — установление Божие: Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть (Быт 2:24). В Новом Завете Христос, повторяяя эти слова, добавляет: так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф 19:5-6).

История: Брак понимался как таинство еще апостолом Павлом (Еф 5:22-25, 31-32), но чинопоследование бракосочетания (венчание) сложилось уже в поздневизантийские времена (XI век). Император Алексий I Комнин в 1092 году издал закон об обязательности церковного венчания для желающих вступить в брак.

О Таинстве Венчания на сайте «Фомы»

В Викиданных есть лексема тайность (L168494).

Морфологические и синтаксические свойстваПравить

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. та́йность та́йности
Р. та́йности та́йностей
Д. та́йности та́йностям
В. та́йность та́йности
Тв. та́йностью та́йностями
Пр. та́йности та́йностях

та́йность

Существительное, неодушевлённое, женский род, 3-е склонение (тип склонения 8a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -тай-; суффиксы: -н-ость .

ПроизношениеПравить

  • МФА:

Семантические свойстваПравить

ЗначениеПравить

  1. прост. то же, что тайна ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

СинонимыПравить

АнтонимыПравить

ГиперонимыПравить

ГипонимыПравить

Родственные словаПравить

Ближайшее родство

ЭтимологияПравить

Происходит от ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетанияПравить

    ПереводПравить

    Список переводов

    БиблиографияПравить

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      ТАИНСТВА ПРАВОСЛАВНЫЕ, учрежденные божественным провидением священнодействия, явленные в православных церковных обрядах, через которые верующим сообщается невидимая божественная благодать. В православии принято семь таинств, семь даров Святого Духа: крещение, миропомазание, евхаристия (причащение), покаяние, таинство священства, таинство брака и елеосвящение. Крещение, покаяние и евхаристия установлены самим Иисусом Христом, о чем сообщается в Новом Завете. О божественном происхождении других таинств свидетельствует церковное предание.

      Таинства и обряды.

      Внешние знаки совершения таинств, т.е. церковные обряды, необходимы для человека, так как человеческая несовершенная природа нуждается в видимых символических действиях, помогающих почувствовать действие невидимой силы Бога. Кроме таинств, в Православной церкви приняты и другие богослужебные обряды, которые в отличие от таинств имеют не божественное, а церковное происхождение. Таинства сообщают благодать всей психофизической природе человека и производят глубокое воздействие на его внутреннюю, духовную жизнь. Обряды же призывают благословение лишь на внешнюю сторону земной человеческой жизни (см. САКРАМЕНТАЛИИ). Совершение каждого таинства несет с собой особый дар благодати. В крещении дается благодать, очищающая от греха; в миропомазании – благодать, укрепляющая человека в духовной жизни; елеосвящение – дар, исцеляющий недуги; в покаянии дается прощение согрешений.

      Действенность таинств.

      По учению Православной церкви, таинства обретают действенную силу лишь при соединении двух условий. Необходимо правильное совершение их законным иерархически поставленным лицом и внутреннее настроение и расположение христианина к принятию благодати. При отсутствии веры и искреннего желания принять таинство его совершение служит к осуждению. О католическом и протестантском учениях о таинствах см. ТАИНСТВО.

      Семь таинств Православной церкви

      призваны восполнить семь наиболее существенных потребностей духовной жизни человека. Обязательными для всех христиан считаются таинства крещения, миропомазания, причастия, покаяния и елеосвящения. Таинство брака и таинство священства предусматривают свободу выбора. Таинства подразделяются также на повторяемые и неповторяемые в течение жизни человека. Только раз в жизни совершается таинство крещения и миропомазания, а также таинство священства. Остальные таинства относятся к повторяемым.

      Крещение

      – самое первое из христианских таинств, оно знаменует собой вступление верующего в церковь Христа. Его установлению предшествовало, согласно евангелиям, крещение (очистительное погружение в воду) самого Иисуса в Иордане, совершенное Иоанном Предтечей. Начало христианскому крещению как таинству было положено словами Иисуса, обращенными к апостолам перед его вознесением на небо: «…идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф 28:19; Мк 16:16). Способы крещения в древней церкви описаны в Учении двенадцати апостолов (1 – начало 2 вв.): «Крестите в живой воде во имя Отца и Сына и Святого Духа. Если же нет живой воды, крести в другой воде; если не можешь в холодной, то в теплой. А если нет ни той, ни другой, то возлей на голову трижды». Вода как элемент космический и сакральный играет важнейшую роль при совершении таинства: крещение совершается через троекратное погружение в воду с произнесением формулы «Во имя Отца и Сына и Святого Духа». Действующая через водную стихию божественная благодать освобождает человека от всякого греха: младенцев – от первородного, взрослых – и от первородного, и от совершенных в течение жизни. Апостол Павел называл крещение банею возрождения.

      Во времена послеапостольские уже было принято крещение младенцев. Взрослые приготовлялись к принятию таинства через оглашение (катехизацию). Оглашение обыкновенно продолжалось два года, в течение которых оглашенным сообщалась важнейшая часть христианского учения. Перед Пасхой они вносили свои имена в список крещаемых. Торжественное крещение большого числа верующих совершал епископ. Во времена гонений на христиан местом крещения служили природные водоемы, реки и ручьи. Со времени Константина Великого крещение проходило в баптистериях, специально устроенных бассейнах при храмах (см. БАПТИСТЕРИЙ). Непосредственно после погружения пресвитер помазывал чело (лоб) крещаемого елеем (оливковым маслом), после чего его облекали в белые одежды, символ обретенной им чистоты и праведности. После крещения в храме причащались Святых Тайн. Тяжелобольных и находящихся в заключении крестили через обливание или окропление.

      Традиции древней церкви сохраняются в православии и сегодня. Крещение происходит в храме (в особых случая разрешается совершать обряд в доме). Взрослых крестят после наставления в вере (оглашение). Оглашение совершается и при крещении младенцев, а поручителями за их веру выступают восприемники. Крещаемого священник ставит лицом к востоку и произносит молитвы, отгоняющие дьявола. Обращаясь на запад, оглашенный отрекается от сатаны и всех дел его. После отречения он вновь становится лицом к востоку и троекратно выражает желание сочетаться Христу, после чего совершает коленопреклонение. Священник кадит купель с тремя зажженными свечами, вручает свечи восприемникам и освящает воду. После освящения воды освящается елей. Над водой творится знак креста елеем, как символ примирения с Богом. Затем священник изображает знак креста на челе, ушах, руках, ногах, на груди и плечах крещаемого и троекратно погружает его в купель. После купели крещаемый облачается в белые одежды, которые принято сохранять в течение жизни как реликвию. В случае смертельной опасности обряд совершается по сокращенному чину. Если есть опасность смерти младенца, крещение позволяется совершить мирянину. В этом случае оно состоит в троекратном погружении младенца в воду с произнесением слов «Крещается раб Божий во имя Отца Аминь, и Сына Аминь, и Святого Духа Аминь». Имя младенцу предоставляется выбирать его родителям, а взрослые выбирают его себе сами. Если такое право предоставляется священнику, он обязан выбирать имя святого, ближайшего по времени празднования после дня рождения крещаемого. См. КРЕЩЕНИЕ.

       http://www.wco.ru/icons/ ИКОНА КРЕЩЕНИЕ

      Миропомазание.

      По канонам (правилам) Православной церкви, сразу после крещения христианин принимает таинство миропомазания. В этом таинстве верующие получают дары Святого Духа, сообщающие им силы быть твердыми в православной вере и хранении чистоты души. Право совершения миропомазания принадлежит только епископам и священникам. Отдельно от крещения оно совершается при помазании царей на царство, а также в случаях, когда к православию присоединяются иноверцы, которые были крещены по обряду, соответствующему правилам Православной церкви, но не были миропомазаны. Миропомазание после крещения происходит следующим образом. После облачения крестившегося в белые одежды священник произносит молитву, в которой просит Бога даровать новому члену церкви печать дара Духа Святого, и наносит знаки креста миром на его лбу, глазах, ноздрях, ушах, груди, руках и ногах. Затем пресвитер и новокрещенный вместе трижды обходят со свечами в руках вокруг купели при пении стиха: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». Этот ритуал символизирует вступление крестившегося человека в вечный союз со Христом. За ним следует чтение Апостола и Евангелия, после чего происходит т.н. омовение. Омочив губу в теплой воде, священник отирает места, которые были помазаны миром, со словами: «Крестился еси, просветился еси, миропомазался еси…» Миропомазание, совершаемое при венчании царей на царство, не является ни особым таинством, ни повторением прежде совершенного. Священное помазание государя означает лишь более высокую степень сообщения даров Святого Духа, необходимых ему для выполнения служения, на которое он призван Богом. Ритуал коронования и миропомазания царя представляет собой торжественное действо, завершаемое введением государя в алтарь, где у престола он принимает причастие как помазанник Божий, покровитель и защитник церкви. См. КОНФИРМАЦИЯ.

      Покаяние.

      Это таинство очищает верующего от совершенных им после крещения грехов и дает силы продолжить подвиг земной христианской жизни. Исповедуя свои грехи перед священником, христианин получает от него прощение и таинственным образом разрешается от грехов самим Богом. Принимать исповедь может только епископ или священник, так как право прощать грехи они получают через таинство священства от самого Иисуса Христа. Священник обязан хранить тайну исповеди; за огласку исповеданных ему грехов он лишается сана. Евангельское учение понимает покаяние не просто как раскаяние в содеянном, но как возрождение, обновление человеческой души. Таинство покаяния совершается следующим образом. Перед иконой Иисуса Христа или перед Святым Крестом священник читает молитвы о кающихся для всех пришедших в храм на исповедь. Само исповедание грехов священнику происходит наедине с ним. Кающийся перечисляет свои согрешения, а когда закончит, делает земной поклон. Священник, возложив на голову исповедника епитрахиль, читает молитву, в которой испрашивает ему прощение, совершает над его головой крестное знамение, а затем дает целовать крест. В особых случаях священник имеет право наложить епитимью, т.е. определенного рода наказание в соответствии с тяжестью греха. В Православной церкви существует правило, согласно которому каждый христианин должен исповедываться не менее одного раза в год. См. также ИСПОВЕДЬ; ПОКАЯНИЕ.

      Причащение, или евхаристия

      (греч. «благодарение») – главное христианское таинство. В завершающей части литургии хлеб и вино пресуществляются в истинное Тело и Кровь Христа и преподаются для вкушения верующим во освящение души и тела. Принимая Святые Дары, христианин таинственным образом соединяется с самим Христом и делается сопричастным космической церкви. Православная церковь приобщает верующих Святым Тайнам под двумя видами – хлебом и вином. Священник выносит Святые Дары в чаше из алтаря, верующие подходят к нему, крестообразно сложив на груди руки в знак благоговения, и называют свое имя, полученное в крещении. Священник при помощи лжицы (ложечки) подает каждому подходящему частицу Тела и Крови Христа (пресуществленные хлеб и вино). Помогающий ему диакон отирает уста причастника платом. Причастившийся целует чашу и в притворе храма запивает причастие т.н. теплотой (вином, разбавленным теплой водой). В воспоминание братских трапез апостольских времен всем причастникам раздаются частицы просфоры. По окончании службы причастившиеся обязаны прочесть или выслушать читаемые в храме благодарственные молитвы. Церковь допускает к причастию только тех верующих, которые должным образом подготовились постом и покаянием. Особый вид совершения таинства евхаристии – причащение больных, которые по причине тяжелой болезни не могут присутствовать в храме на литургии. В таких случаях церковь посылает причастие на дом, оставляя для больных часть Святых Даров, приготовленных на литургии. См. также ЕВХАРИСТИЯ; ЛИТУРГИЯ; МЕССА.

      Таинство священства.

      Все таинства, за исключением крещения, может совершать только законным образом (т.е. в соответствии с канонами Православной церкви) поставленный священник, поскольку он при посвящении в сан получает это право через таинство священства. Таинство священства состоит в том, что через святительское рукоположение (хиротонию) на поставляемого в иерархическую степень нисходит Святой Дух. Благодать Святого Духа облекает посвящаемого особой духовной властью по отношению к верующим, дает ему право руководить паствой, наставлять их в вере и совершенствовании духовной жизни, также совершать для нее церковные таинства. Степени священства следующие: диакон, священник (пресвитер) и епископ. Другие лица клира, т.н. церковнослужители, посвящаются не через рукоположение, а лишь благословением епископа. В высшие степени иерархии посвящаются только после последовательного прохождения низших. Способ поставления на ту или иную степень священства указан в наставлениях апостолов, в свидетельствах отцов церкви и в правилах вселенских соборов. Каждой степени благодать дается не в равной мере: в меньшей – диакону, большей – пресвитеру и в наибольшей – епископу. Соответственно данной благодати диакон выполняет роль сослужителя епископа и пресвитера при совершении таинств и богослужений. Пресвитер через рукоположение от епископа получает право совершать все таинства, кроме таинства священства, и все богослужения в своем приходе. Епископ – главный учитель и первый священнослужитель, главный управитель делами церкви в своей епархии. В епископы может рукополагать только собор епископов числом не менее двух. Таинство священства совершается в алтаре храма на литургии, чтобы новопоставленный мог принять участие со всем клиром в освящении Святых Даров. На литургии рукоположение совершается только над одним епископом, одним пресвитером и одним диаконом. Посвящаемый в диаконы приводится к царским вратам, где его встречают диаконы, которые вводят его в алтарь. В алтаре он кланяется престолу, трижды обходит вокруг него и целует углы престола, как бы принося присягу благоговейно чтить святость алтаря и престола. В знак смирения перед посвящающим его епископом он после каждого обхода целует руку и колено архиерея, затем трижды кланяется престолу и становится на одно правое колено, поскольку на диакона возлагается неполное священнослужение. В ознаменование того, что он посвящает все силы души служению у престола, он возлагает на престол руки и прикладывается к нему челом. Посвящению предшествует удостоверение, что не только посвящаемый, но и все члены его семьи – православные христиане. Православная церковь придерживается правила не повторять рукоположения, если оно было совершено правильно, хотя бы и в обществах неправославных. См. также ДИАКОН; ЕПИСКОП; ИЕРАРХИЯ ЦЕРКОВНАЯ; КЛИР; ПРЕСВИТЕР; СВЯЩЕННИК.

      Таинство брака

      – таинство, совершаемое над женихом и невестой, верующими, избравшими путь супружеской жизни, при совершении которого они перед священником и церковью дают свободное обещание хранить верность друг другу, а священник благословляет их союз и испрашивает им благодать чистого единодушия к рождению и христианскому воспитанию детей. Брак заключается во образ союза Христа и церкви. Прежде чем приступить к совершению таинства брака в церкви после литургии происходит оглашение, то есть причт сообщает прихожанам имена жениха и невесты и спрашивает, не знают ли они препятствий к заключению этого брака. После оглашения совершается самый брак. Таинство брака всегда происходит в храме в присутствии свидетелей. Обряд совершает священник. Чин заключения брака состоит из двух частей: обручения и венчания. Для обручения священник выходит из алтаря и полагает на аналое посреди храма крест и Евангелие, символы невидимого присутствия самого Христа. Он благословляет жениха и невесту и вручает им зажженные свечи, которые знаменуют их чистоту. После чтения определенных молитв приносятся освященные на престоле кольца, и вступающие в брак в знак обоюдного согласия надевают друг другу кольца. Во время венчания благословляется брачный союз и испрашивается нисхождение на него божественной благодати. По окончании молитвословий священник берет венцы и возлагает их на голову жениха и невесты. Венцы означают награду за их целомудренную жизнь до брака. Брак по смерти одного из супругов может быть совершен во второй и в третий раз. Совершение таинства второго или третьего брака не столь торжественно. Двоебрачным и троебрачным не вручаются свечи и не возлагаются на головы венцы. Повторные браки допускаются церковью после вынесения епитимьи.

      Елеосвящение, или соборование.

      В этом таинстве при помазании елеем больным дается благодать, исцеляющая немощи душевные и телесные. Елеопомазание совершается только над больными. Запрещается совершать его над здоровыми, а также над умершими. Перед елеосвящением больной исповедуется, а после (или до) причащается. Исполнение таинства предусматривает «собрание верующих», хотя может происходить как в церкви, так и дома. Желателен также собор семи пресвитеров по числу даров Святого Духа, но допускается и присутствие двух или трех священников. В крайних случаях разрешается действовать одному священнику, но молитвы произносить от лица собора. Для совершения таинства ставится стол, а на нем блюдо с пшеницей. Зерна пшеницы служат символом возрождения к новой жизни. Сверху пшеницы ставится сосуд с елеем, видимым знаком благодати. В него вливается вино: соединение елея с вином делается в память того, что именно так поступил евангельский добрый самарянин для лечения больного. Рядом ставят кисти для помазания и зажигают семь свечей. Богослужение таинства состоит из трех частей. Первая часть – молебное пение. Вторая часть – елеосвящение. Первый священник читает молитву на освящение елея, остальные повторяют ее тихо, затем поют тропари Богородице, Христу и святым целителям. Третья часть состоит из семи чтений Апостола, семи чтений Евангелия и семи помазаний. Помазываются те части тела, через которые в человека входит грех: лоб, ноздри, щеки, уста и обе стороны кистей рук. После седьмого помазания священник возлагает на голову больного раскрытое Евангелие, что означает руку самого Спасителя, исцеляющего недужных. См. также ПРЕСУЩЕСТВЛЕНИЕ; ТАИНСТВО.

      Флоренский считает, что основные таинства Церкви находятся в соответствии с основными функциями человека и что, следовательно, число таинств должно соответствовать числу основных функций человека. В то же время о. Павел рассматривает структуру функций человека как подчиняющуюся тем же законам, что и рационалистическое мышление. Структуру рационалистического мышления о. Павел выражает в диалектических понятиях: тезис-антитезис-синтез. Однако, структура рационалистического мышления оказывается троичной, но не седмиричной. Флоренский далее развивает рационалистическую триаду, вводя такие понятия: тезис тезиса, антитезис тезиса, тезис антитезиса и антитезис антитезиса. Получилась теперь седмиричная структура мышления. Среди многообразия функций человека Флоренский также выделяет семь и ставит их в соответствие с семью моментами в мышлении. Потому Флоренский выделяет семь функций, что в мышлении он усматривает семь основных моментов. А раз основных функций семь, развивает свою мысль о.Павел, то и таинств должно быть семь, ибо таинства понимает Флоренский прежде всего как высшее освящение основных функций человека.
      К сожалению, такое обоснование седмиричности таинств вызывает разочарование. Все оно построено на произвольных, совершенно не обоснованных утверждениях. Почему развивая логический ряд: тезис-антитезис-синтез Флоренский останавливается только на семичленной структуре, ведь, пользуясь его методом ,ряд этот можно продолжать до бесконечности, вводя далее понятия: тезис тезиса тезиса и прочие по тому же принципу. Не потому ли остановился он на семи, что для дедукции таинств нужно было именно число семь? Но это уже «подгонка под ответ», а не вывод. Произвольность и в выборе конкретных функций человека, сделанном Флоренским: почему он выбирает именно эти семь функций, а не какие либо другие? Это никак не обосновывается. Наконец в обосновании нуждается и само понимание таинств именно как освящения функций человека, и того, что эта связь между функциями человека и таинствами и является определяющей при дедукции числа таинств. Итак, весь дедуктивный вывод седмиричного числа церковных таинств по Флоренскому строится на произвольных утверждениях и потому убедительным быть не может.
      В творчестве о.Павла Флоренского, вообще, наряду с местами, напитанными подлинно церковным духом, святоотеческой красотой церковности, есть места невероятно формалистические, сухие, явно диссонирующие с церковной красотой, напитанные тем кантианским рационализмом, с которым о. Павел всю жизнь боролся и которым все же, как кажется, был отчасти заражен сам. Видимо дело здесь в некотором передоверии современной ему философии и его самого к рационалистической науке, в использовании формального аппарата которой Флоренский столь искусен. Этим рационализмом «Дедукция семи таинств» страдает, пожалуй, как никакая другая работа о. Павла Флоренского. Таким образом, удовлетворительного обоснования седмиричности таинств у о.Павла мы не находим.
      Недавно довелось мне познакомиться с мыслями другого современного богослова на ту же тему. Не называю здесь его имени, так как эти мысли опубликованы не были, а сам этот богослов согласился впоследствии с их критикой. Назовем его Н.
      Если у о.Павла Флоренского отправной мыслью является соответствие таинств основным функциям человека, то богослов Н считает, что в таинствах членам Церкви сообщаются свойства Господа Иисуса Христа. Он обращается к свету как к образу Господа и, следовательно, образу Его свойств, и ,следовательно, образу таинств.
      По мысли богослова Н, солнечный спектр состоит из семи цветов, среди которых три основных и четыре дополнительных, то есть таких, которые могут быть образованы различными сочетаниями основных цветов. Многие, утверждает богослов Н. рассматривают число «семь» как сочетание чисел «три» и «четыре», причем «три» символизируют Святую Троицу, а «четыре» — тварь, таким образом «семь» — число Богочеловека, соединившего Божественную и тварную природы. Рассматривая радугу, как образ самого Господа, богослов Н говорит:»Теперь понятно, почему Тело Его — Церковь, пронизанная Божественным Светом, содержит семь основных главнейших таинств, как семь основных цветов, из которых состоит свет.
      В связи с этим утверждением возникают некоторые недоумения и возражения. Первое из них представляется нам чрезвычайно важным и не только в плане рассматриваемого вопроса.
      Само по себе обращение к свету как к образу духовных реальностей, рассматривание которого позволит полнее понять эти реальности, представляется глубоко правильным и находящимся в соответствии с духом и учением Святых Отцов. Богослов Н усматривает в радуге и в полноте церковных таинств седмиричное число и видит соответствие друг другу этих седмиц. Отметим, что седмицы эти и в радуге и в таинствах относятся в каждом случае к реальностям одного порядка, одного онтологического уровня: в первом случае к числу цветов солнечного спектра, во втором — к благодатным Божиим дарам, подаваемым Церкви в богослужении при совершении таинств: «семь даров Святаго Духа… семь и таинств церковных, совершаемых Духом Святым» (Св.Симеон Солунский).
      Богослов Н задается вопросом о первообразе этой седмирицы, проявляющейся в таинствах и изображенной в солнечном свете как в иконе. И тут он рассматривает седмирицу как образ Господа, образ сочетания двух разных природ, относящихся к совершенно различным онтологическим уровням — Божественному и тварному. Седмирица рассматривается как сочетание «трех» и «четырех», где «три» симврлизирует троичность Божества, а «четыре» -Его творение. При этом как бы забывается, что «три» и «четыре» в данном случае относятся к реальностям совершенно различным и несводимым на один бытийственный, онтологический уровень. Сложение таких «три» и «четыре» не может привести ни к каким «семи», таких «семи» просто не существует онтологически. В данном случае 3+4 7, а 3+4=3+4 и только, если «три» понимать как образ Троицы, «четыре» как образ твари.
      Определяя смысл чисел и числовых структур, их соотношение друг с другом, никак не следует упускать из виду конкретное смысловое содержание чисел, в частности, нельзя забывать онтологический уровень реальностей, которые эти числа отражают, нельзя применять к ним чисто формально правила арифметики или другие математические законы. Такое ошибочное сложение становится возможным только при рационалистическом отношении к числам, отрыве их от реального содержания, что в православном богословии недопустимо.
      Конечно, мы можем говорить и о двух онтологически различных реальностях, например, о природах во Христе. Но тогда эта «двоица» природ онтологически различных может изображаться только двоицей реальностей также различных онтологических уровней, например двоицей природ в ипостаси человека — двоицей духа и тела. Примеры такого изображения можно найти в православном богословии. Здесь тоже нельзя говорить о числовом сложении. Эта двоица существенно не то, что сложение реальностей одного онтологического уровня, например, двух предметов из одного материала.
      Возвращаясь к богослову Н, скажем, что, несмотря на изложенные возражения, та мысль, что видимый свет есть икона благодатно-таинственной жизни, что, вглядываясь в эту икону, мы можем увидеть нечто, относящееся и к Святым Таинствам, представляется нам чрезвычайно интересной и плодотворной.
      Итак, будем рассматривать свет как естественную икону. Но что является первообразом этой иконы, если им, как мы выяснили, не может быть соединение в одной ипостаси двух природ — Божественной и тварной? Церковная традиция, писания Святых Отцов обыкновенно понимают свет как естественную икону Божества, божественной благодати, фаворского нетварного света, божественных энергий. Поскольку в церковных таинствах подается Божественная благодать, то естественный свет как икону подаваемой в таинствах благодати, можно рассматривать в соотнесении с самими таинствами.
      Вернемся к вопросу о седмирице таинств и седмирице цветов радуги, то есть солнечного света. Мы точно знаем, что основных церковных таинств — семь, этому учит нас Святая Церковь. Но на чем основано утверждение, что цветов в радуге солнечного спектра — семь? Слово Божие, говоря о радуге, этого числа не упоминает. С точки зрения физики цветовой спектр является сплошным набором электомагнитных колебаний с постепенно меняющейся частотой. Выделение в нем семи особых цветов совершенно произвольно. Точно также основных цветов можно усматривать шесть: немецкий, английский и французский языки, например, вообще не знают двух различных слов для обозначения синего и голубого цвета, а рассматривают их как оттенки одного цвета, различая лишь как светлый или темный. С другой стороны, некоторые усматривают в солнечном спектре за красным еще пурпурный цвет в параллель фиолетовому, стоящему за синим. Тогда, если голубой считать за самостоятельный цвет в отличие от синего, в радуге насчитывается восемь основных цветов. Непосредственное рассматривание спектра не дает основания выделить именно семь основных цветов.
      Однако, есть необъяснимое, во всяком случае до сих пор, свойство природы: в спектре есть три основных цвета, совершенно самостоятельных в том смысле, что если другие цвета можно получить смешением красок, пигментов других цветов, то красный, желтый и синий таким путем получить нельзя, исходя же из них, все остальные получить можно! Итак, самой природой выделены в сплошном спектре три цвета, из которых можно получить любой другой. Смешение световых лучей этих трех цветов дает белый цвет, то есть они содержат в себе световую полноту спектра, и все остальные цвета и оттенки суть только результат их взаимодействия. Учитывая церковную традицию считать свет образом, иконой Бога, естественно эти три основных цвета сопоставить с тремя Божественными Ипостасями. Полнота цветовых оттенков спектра как иконы есть тогда результат какого-то таинственного взаимодействия Трех Ипостасей, Св.Тро-ицы, проявляющегося в полноте благодатных энергий Божиих, этими оттенками изображаемых.
      Кроме трех основных цветов в спектре объективно выделены три цвета, называемые дополнительными. Каждый из них можно получить сложением каких-либо двух основных цветов, причем при добавлении к нему третьего основного цвета, можно, естественно, получить белый, почему составленный из двух основных цветов и называется дополнительным к третьему основному цвету. Итак, объективно в световом спектре выделены шесть цветов: три основных и три дополнительных: красный, желтый, синий и зеленый, фиолетовый, оранжевый.
      Можно ли сопоставить свет с семью церковными таинствами? Да, можно, но тогда не семь цветов радуги (как мы видели, нет оснований выделять в радуге, в спектре именно семь цветов), будут образом седмирицы таинств, а, исходя из рассмотренной объективно существующей структуры спектра, будет следующая седмирица: шесть главных цветов радуги и белый цвет. Все это суть цвета солнечного света, они имеют одинаковое бытие, находятся на одном онтологическом уровне и могут быть иконой реальностей также одного онтологического уровня — Божественной благодати, подаваемой в таинствах. При этом цвета солнечного спектра рассматриваются как образ даров, энергий Божиих, а отнюдь не как образ объединения Божественной и тварной природ во Христе.
      Вглядимся в этот образ попристальнее. Итак, свет в аспекте цветов имеет определенную структуру, седмирица цветов предстает как 7=1+6, то есть белый цвет и шесть цветов спектра. Взглянем теперь на таинства Церкви — не найдем ли и там подобной структуры: 1+6. Если седмирица цветов (белый и шесть цветов спектра) действительно есть икона семи таинств, то такая структура в таинствах должна быть. И она действительно есть! Есть одно таинство, выделенное среди всех прочих, без него не действенны все остальные, в этом отношении оно исключительно. Если каждое таинство есть то или иное проявление благодатной жизни в Церкви, то это таинство есть рождение, без которого невозможна сама жизнь. Оно дает онтологическую возможность приобщения всем остальным таинствам. Ясно, что речь идет о святом крещении, которое как белый цвет, потенциально содержащий в себе всю полноту цветов, содержит возможность проявления всей полноты церковно-таинственной жизни.
      Далее шестирица цветов спектра, как мы видели, имеет свою структуру: 6=3+3, то есть три основных цвета и три дополнительных. Имеют ли подобную структуру Святые Таинства?
      Три основных цвета образуют полноту белого света. Три таинства образуют безусловно необходимую полноту благодатно-таинственной жизни Церкви. Это таинства священства, евхаристии и миропомазания. В этих таинствах легко усмотреть благодатные дары Божии, в каждом из которых проявляется по преимуществу одна из Ипостасей Св.Троицы. В таинстве священства сообщается дар пастырства, отечества, а всякое отечество на небе и на земле, согласно Апостолу Павлу — от Отца Небесного. В таинстве евхаристии причастникам даруется Тело и Кровь воплотившегося Сына Божия, в таинстве миропомазания — сообщаются дары Духа Святаго. Будучи таинством по преимуществу «отеческим», таинство священства онтологически предшествует всем остальным таинствам, обуславливает возможность их совершения, кроме особого таинства — Крещения, которое в случае крайней нужды может совершить и мирянин.
      Если эта триада таинств священство, евхаристия и миропомазание безусловно необходима для благодатной полноты жизни членов церкви, то таинства покаяния и елеоосвящения(соборования) не были бы необходимы, если бы не нуждался человек после грехопадения в исправлении своей природы: в очищении от грехов и исцелении от болезней телесных и душевных. Конечно, эти таинства тоже совершенно необходимы в земной жизни членов Церкви, но их необходимость в отличие от таинств священства, евхаристии и миропомазания обусловлена греховной поврежденностью членов Церкви.
      Что касается таинства брака, то известно, что в брак вступают далеко не все члены Церкви, и Церковь отнюдь не призывает всех вступать в брак. Более того, состояние девства выше состояния брака. Это было бы невозможно, если бы невступление в брак наносило ущерб духовной жизни членов Церкви.
      Таким образом среди таинств выделяются три основных, безусловно необходимых для полноты духовной жизни. Во образ этого среди многообразия цветов три основных цвета составляют полноту белого света. Это и неудивительно. Если свет действительно икона Божества, то в нем необходимо должна отразиться Его Триипостасность. Три основных цвета спектра естественно соотнести с тремя «безусловными» таинствами и, соответственно, с Тремя Ипостасями Св. Троицы, каждая из которых преимущественно проявляется в одном из трех основных таинств. Логично предположить, что и три других таинства сопоставимы с тремя остальными цветами спектра. Не означает ли такая иконология таинств, что в каждом из них (покаянии, соборовании и браке) проявляются по преимуществу действия двух ипостасей Троицы, образом чего является дополнительный цвет спектра, получаемый как взаимодействие двух из числа основных? Конечно, участвуют в каждом таинстве все Три Ипостаси, но для нас может преимущественно проявляться действие той или другой, или двух из числа трех. При рассмотрении брака , первообразом которого является брак Христа и Церкви, кажется убедительным, что тут преимущественно видно действие двух ипостасей Св.Троицы: Сына Божия, Христа-Жениха и Духа Святаго, уневестивающего Церковь, ведущего Ее к небесному Жениху и призывающего Жениха:»И Дух и Невеста говорят: прииди» (Откр.,22,17).
      Что касается таинства покаяния, то в молитве этого таинства священник обращается к Отцу Небесному, ходатайствуя о прощении грехов кающегося, то есть испрашивается определенное действие Отца. Само же разрешение грехов совершается именем Иисуса Христа, то есть Его действием в Его Имени, онтологически уничтожающем грехи человека, искупленного Голгофской жертвой Спасителя.
      В таинстве елеоосвящения тайносовершительная молитва обращена к Отцу Небесному, а само вещество таинства — елей, как и помазание елеем издревле — образы действия Духа Святаго. Впрочем, эти последние рассуждения только лишь предположения, вполне истина открывается соборному разуму Церкви, но, как нам кажется, предположения эти не безосновательны.
      Обратим внимание еще на одну удивительную особенность солнечного света, воспринимаемого как образ Божий. В окружающем нас тварном мире встречаются вещи с точки зрения естественнонаучной необъяснимые или объясняемые какими-то невероятными совпадениями. К числу таких чудес относятся и некоторые свойства светового спектра. С точки зрения физики в сплошном спектре нет никаких особых точек, это набор электромагнитных колебаний с постепенным изменением их частоты, что и воспринимается человеческим глазом как постепенное изменение цвета в спектре. Однако, как мы уже говорили, есть в спектре три цвета основных, с совершенно особенными свойствами. Это никак не объясняет физика, но это неудивительно, если смотреть на световой спектр как на икону, в которой изображается Божественная Триипостасность.
      Есть еще одно поразительное свойство светового спектра. На одном его конце, за синим идет фиолетовый, на другом конце, за красным идет пурпурный. Эти цвета: фиолетовый и пурпурный для человеческого глаза близки, почти совпадают. Далее, все их оттенки могут быть получены сочетаниями двух основных цветов: красного и синего. Иными словами, фиолетово-пурпурный представляет собою как бы один цвет, дополнительный желтому, лежащий в спектре между красным и синим. Однако, на самом деле, в солнечном, вообще в световом спектре этот цвет образован электромагнитными колебаниями отнюдь не лежащими в одной области между областью красных и областью синих волн. Такой области в физике не существует. Красные и синие волны находятся не по соседству, а на противоположных концах шкалы длин волн светового спектра, им соответствуют самые низкие и самые высокие частоты колебаний в спектре. Почему же их так похоже воспринимает человеческий глаз? Может быть, это — иконное изображение того, что говорит Бог о Себе в Откровении Св.Иоанна Богослова:»Я есть Начало и Конец». В световой иконе Бога начало и конец таинственным образом сближаются.
      Итак, мы видим, что церковные таинства, составляющие основу благодатной жизни Церкви, являются различными дарами Св.Троицы, проявлениями Ее благодатных энергий, изображенных как в иконе в видимом свете, в многообразии цветов, составляющих полноту белого цвета и имеющих свою структуру, которая является отображением структуры Святых Таинств, в свою очередь восходящей к высшему первообразу всего сущего -Святой Троице.
      Вглядываясь в эту икону, научаясь ею, мы можем все глубже и глубже проникать в смысл и структуру таинственно-благодатной жизни.
      Тринитарный взгляд на таинства, как на благодатные дары Св.Троицы, не исключает возможности и других аспектов, намеченных в частности о.Павлом Флоренским и богословом Н: антропологического (соответствие таинств и основных функций человека) и христологического (понимание таинств как сообщением Церкви основных свойств Самого Господа ). Смысл седмиричного числа основных таинств выясняется, как мы старались показать, при тринитарном взгляде на проблему, полнота же истины открывается всегда при всестороннем рассмотрении вопроса соборным разумом Церкви.