Юродства

  • Юрод­ство Бого­слов­ско-литур­ги­че­ский сло­варь
  • Юро­ди­вый как пророк и апо­стол еп. Кал­лист (Уэр)
  • Юро­ди­вые Геор­гий Федо­тов
  • Юро­ди­вый В.М. Живов
  • Юрод­ство и столп­ни­че­ство иером. Алек­сий (Куз­не­цов)
  • Хри­сти­ан­ское юрод­ство и хри­сти­ан­ская сила проф. В.И. Экзем­пляр­ский
  • Христа ради «сума­сшед­шие» Жан-Клод Ларше
  • Юрод­ство о Христе и Христа ради юро­ди­вые восточ­ной рус­ской церкви: исто­ри­че­ский очерк и жития сих подвиж­ни­ков бла­го­че­стия свящ. Иоанн Кова­лев­ский
  • Христа ради юро­ди­вые – образцы морали и пас­тыр­ства архим. Павлос Папа­до­пу­лос
  • Юрод­ство: люди и тексты Евге­ний Водо­лаз­кин
  • Жен­ское юрод­ство в Пра­во­слав­ной Церкви: исто­рия и содер­жа­ние подвига Е.В. Гру­дева
  • Письма юро­ди­вого Сте­фана Неча­ева
  • Юро­ди­вые Христа ради (ука­за­тель)
  • Юро­ди­вые

***

Юро́дство Христа ради – духовно-аске­ти­че­ский подвиг, кото­рый заклю­ча­ется в отказе от обще­при­ня­тых норм жизни, при­ня­тии осо­бого образа пове­де­ния, отча­сти (внешне) напо­ми­на­ю­щего пове­де­ние чело­века, лишен­ного рас­судка, в сми­рен­ном тер­пе­ли­вом пере­не­се­нии уни­же­ний, пре­зре­ния, пору­га­ния, телес­ных лише­ний.

Ключом к пони­ма­нию этого подвига явля­ется фраза из Свя­щен­ного Писа­ния: «…муд­рость мира сего есть безу­мие пред Богом… » (1Кор. 3:19).

Юро­ди­вый (слав. глупый, безум­ный) – чело­век, взяв­ший на себя подвиг изоб­ра­же­ния внеш­него, т.е. види­мого безу­мия с целью дости­же­ния внут­рен­него сми­ре­ния. Христа ради юро­ди­вые ста­вили себе зада­чей побо­роть в себе корень всех грехов – гор­дость. Для этого они вели необыч­ный образ жизни, иногда пред­став­ля­лись как бы лишен­ными рас­судка, вызы­вая тем над собою насмешки людей. Вместе с тем, они в ино­ска­за­тель­ной сим­во­ли­че­ской форме обли­чали зло в мире, как сло­вами, так и дей­стви­ями. Такой подвиг брали на себя юро­ди­вые для того, чтобы сми­рить себя и вместе с тем силь­нее воз­дей­ство­вать на людей, так как к обыч­ной про­стой про­по­веди люди отно­сятся рав­но­душно. Подвиг юрод­ства ради Христа был осо­бенно рас­про­стра­нен у нас на Рус­ской земле.

60‑е Пра­вило Трулль­ского Собора (692 г.) запре­щает при­твор­ное юрод­ство: «Вся­че­ски (сле­дует) нака­зы­вать тех, кто при­тво­ря­ется бес­но­ва­тым и нарочно под­ра­жает ему в испор­чен­но­сти нравов. Пусть они будут под­верг­нуты тем же стро­го­стям и тяго­там, как если бы бес­но­ва­лись по-насто­я­щему.”

***

Не надо искать необыч­ного чело­века

Был ли князь Мышкин насто­я­щим юро­ди­вым? Как под­лин­ное юрод­ство соот­но­сится с душев­ными неду­гами, можно ли быть одно­вре­менно юро­ди­вым и боль­ным, разъ­яс­няет иерей Вла­ди­мир Новиц­кий, врач-пси­хи­атр, клирик храма Святых бес­среб­ре­ни­ков Космы и Дами­ана в селе Кос­мо­де­мьян­ском (Москва), руко­во­ди­тель службы «Благое дело» для помощи стра­да­ю­щим алко­го­лиз­мом, нар­ко­ма­нией, пси­хи­че­скими забо­ле­ва­ни­ями :

– Юрод­ство пред­по­ла­гает очень высо­кую сте­пень духов­ной жизни и при­ни­ма­ется совер­шенно созна­тельно. Для соблю­де­ния этих двух усло­вий по мень­шей мере надо обла­дать здра­вым умом и трез­вой памя­тью. Согласно свя­то­оте­че­ской аске­тике, при­нять такой подвиг мог чело­век не просто здо­ро­вый пси­хи­че­ски и духовно, но и достиг­ший бес­стра­стия, то есть состо­я­ния, когда, как гово­рили отцы, «умолк­нут чув­ства» и чело­век пере­стает посту­пать в зави­си­мо­сти от них, а руко­вод­ству­ется в своем пове­де­нии духов­ным разу­мом. И вот эту высоту жизни подвиж­ник скры­вает за юрод­ством, как за ширмой, чтобы послу­жить Богу втайне. Чтобы избе­жать почи­та­ния, он наде­вает на себя маску душев­но­боль­ного, при­ни­мая оскорб­ле­ния, кото­рые помо­гают бороться с гор­до­стью и дости­гать совер­шен­ного сми­ре­ния. Пове­де­ние юро­ди­вого по форме часто наро­чи­тое, иной раз про­во­ка­ци­он­ное, неадек­ват­ное. Но такая наро­чи­тость у него – маска, под кото­рой – целост­ная лич­ность в мак­си­маль­ной собран­но­сти ума, воли и чувств, с очень четкой логи­кой, в полном духов­ном созна­нии. Юро­ди­вый всегда знает, что юрод­ствует. Его кон­тро­ли­ру­ю­щее само­со­зна­ние, или трез­ве­ние по свя­то­оте­че­ски, помо­гает ему мак­си­мально адек­ватно оце­ни­вать себя и все окру­жа­ю­щее. Это бла­го­дат­ное состо­я­ние, в кото­ром при­сут­ствуют не только усилия или спо­соб­но­сти чело­века, но и пре­об­ра­жа­ю­щая и содей­ству­ю­щая сила Божия. Поэтому юрод­ство – не болезнь, а духов­ный подвиг, при­ня­тый в резуль­тате соб­ствен­ного выбора.

У душев­но­боль­ного чело­века как раз нару­шено само­со­зна­ние, целост­ность лич­но­сти, он не спо­со­бен – пол­но­стью или частично – руко­во­дить своими жела­ни­ями, мыс­лями, волей. У него дис­гар­мо­ния всего пси­хи­че­ского строя на разных уров­нях: на поверх­ност­ном, пове­ден­че­ском, про­яв­ля­ю­щемся в пси­хо­па­тии, более глу­бо­ком эмо­ци­о­наль­ном, и еще более глу­бо­ком, когда рас­стра­и­ва­ется мыш­ле­ние, воля и чело­век начи­нает зара­жаться раз­ными бре­до­вым идеями, гал­лю­ци­ни­ро­вать, ста­но­вясь откры­тым и для бесов­ских сил. Такой чело­век не кри­ти­чен по отно­ше­нию к себе и другим людям, неадек­ватно уста­нав­ли­вает связи между собы­ти­ями и людьми.

В отли­чие от юро­ди­вого, кото­рый стре­мится ума­лить свое «я» (ведь это подвиг борьбы с гор­ды­ней), поста­вить вместо «я» Бога в акте сми­ре­ния, боль­ному чело­веку надо еще исце­лить свое «я», осо­знать себя как лич­ность. В силу раз­об­щен­но­сти сил души такой чело­век часто лишен очень важ­ного акта – созна­тель­ного воле­изъ­яв­ле­ния, кото­рым руко­вод­ству­ется подвиж­ник, при­ни­мая на себя подвиг. И потому совер­шенно невоз­можно быть одно­вре­менно юро­ди­вым и душев­но­боль­ным. Это, конечно, никак не ума­ляет душев­но­боль­ного в глазах Божиих, просто важно пом­нить, что юрод­ство – исклю­чи­тель­ный вид подвиж­ни­че­ства и очень немно­гие к нему при­званы и на него спо­собны.

Другой случай – лже­ю­род­ство, кли­ку­ше­ство. Здесь кри­те­рием может быть раз­ница в моти­ва­ции и целях: если юро­ди­вый борется с гор­ды­ней, тще­сла­вием – лже­ю­ро­ди­вый, чаще всего бес­со­зна­тельно, стре­мится под­пи­тать свою гор­дыню. То есть здесь сам подвиг берется уже ради гор­дыни – с целью мате­ри­аль­ных выгод, или мани­пу­ля­ции кем-то, или удо­вле­тво­ре­ния соб­ствен­ной власт­но­сти. Это способ при­влечь к себе вни­ма­ние чело­века с исте­ри­че­ским скла­дом пси­хики.

Отдель­ной кате­го­рией в этом вопросе идут так назы­ва­е­мые стран­нень­кие, или, как их часто назы­вают в народе, бла­жен­ные, что не имеет ника­кого отно­ше­ния к бла­жен­ным в кано­ни­че­ском смысле. Эти люди также отли­ча­ются стран­но­стью пове­де­ния, необыч­ными выска­зы­ва­ни­ями, при­вле­ка­ю­щими вни­ма­ние. Но это ни в коем случае не юрод­ство в свя­то­оте­че­ском пони­ма­нии. Потому что, в отли­чие от юро­ди­вых, «стран­нень­кие» – это люди часто орга­ни­че­ски повре­жден­ные. За счет сни­же­ния интел­лекта у них может быть ком­пен­са­торно раз­вита инту­и­ция. Будучи веру­ю­щими, живу­щие сми­ренно, они могут выска­зы­вать какие-то инте­рес­ные сооб­ра­же­ния. Но такие «бла­жен­ные» ничего созна­тельно не берут на себя, они такие и есть, это про­яв­ле­ние осо­бен­но­стей их пси­хики, часто – болезни. К ним лучше всего отно­ситься спо­койно, состра­да­тельно, но и с осто­рож­но­стью. Не искать необыч­ного чело­века. Потому что, когда стре­мятся к духов­ной жизни, не чело­века дру­гого ищут, а Христа.

Почему нельзя ска­зать, что князь Мышкин был юро­ди­вый? Во-первых, потому, что он был боль­ным, эпи­леп­ти­ком. Во-вторых, он не брал на себя юрод­ства созна­тельно, он просто был таким сам по себе: глу­боко веру­ю­щим, инту­и­тивно раз­ви­тым. Но это не было несе­нием креста – юрод­ства.

Очень трудно выстро­ить схему: вот юро­ди­вый, вот кли­куша, вот стран­нень­кий. Под­лин­ные юро­ди­вые – это люди духов­ные. О духов­ном могут судить только духов­ные. Мы не можем про­ник­нуть в тайну их внут­рен­него мира, мы можем иметь только какие-то ори­ен­тиры, кото­рые пока­зы­вают, что это – истина или под­делка. Гос­подь откры­вает, когда надо, и свя­тость, и лже­свя­тость, и послед­ние бывают посрам­лены. И наобо­рот: не может укрыться свет, истин­ная бла­го­дать Божия. Напри­мер, Ксения Петер­бург­ская (из жития кото­рой известно, что она про­хо­дила меди­цин­ское осви­де­тель­ство­ва­ние и была при­знана пси­хи­че­ски абсо­лютно здо­ро­вой) была и при жизни почи­та­ема людьми, пусть не сразу, но даже про­стые люди заме­тили, что она – чело­век святой. Любя­щий, сми­рен­ный, слу­жа­щий Богу и людям, обла­да­ю­щий бла­го­дат­ной силой, чудо­твор­ной молит­вой. Таковы и все юро­ди­вые.

журнал «Нескуч­ный сад»

«Любят на Руси юродивых» — расхожая поговорка, но в устах соотечественников все чаще она звучит как «Любят на Руси дураков». Церковь молится этим «дуракам», то есть юродивым. Почему? Кто такой юродивый и в чем заключается его подвиг?

Блаженный блаженному рознь!

Икона — Прокопий Устюжский, предстоящий Богоматери

Святой Василий Блаженный ( XVI век) бросался камнями в чудотворные иконы и спорил с грозным царем; блаженный Симеон ( VI век) прикидывался хромым, подставлял спешащим мимо горожанам подножки и валил их на землю. Прокопий Устюжский ( XIII век) никого не валил, не кусал и не ругал. Но под видом нищего калеки спал на куче мусора и ходил по Устюгу в рубище, несмотря на то, что был богатым немецким купцом. В подобном рубище Ксения Петербуржская многими веками позже скиталась по державному Петербургу. Зачем они все это делали?

«Юродивый — это человек, который добровольно избирает путь сокрытия своих способностей, притворяется лишенным добродетелей и обличает мир в отсутствии этих самых добродетелей, — такое определение предлагает Андрей Виноградов, кандидат исторических наук, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. — Иногда их называли блаженными. В современном употреблении некоторых терминов, связанных с этим ликом святости, существует неясность. Часто мы именуем «блаженными” подвижников, не имевших опыта обличения мира. Почему? Во многом это результат католического влияния. Для Католической Церкви блаженный — это низший ранг святости. С этим и связано то, что в нашей Церкви блаженными иногда называются подвижники, чей подвиг принадлежит к нетипичному, «периферийному” типу. На Востоке термин «блаженный”, то есть «макариос”, традиционно употреблялся как полный синоним слова «святой”. Но в первые века большинство святых были или мучениками, или апостолами. Со временем количество «типов” выросло: с четвертого века появились святые (блаженные) монахи — «преподобные”, святые епископы — «святители”. И в это время термин «блаженный” начинает прилагаться к каким-то необычным типам святости, как, например, юродство. Блаженными называются и «Божии люди”, которые ведут похожую с юродивыми жизнь, но чей подвиг не вполне равен подвигу юродивого».

Блаженная Ксения – премудрая вдова

Подвиг юродивого, в отличие от «Божьего человека», имеет яркую социальную направленность. «Он не просто скрывает от мира свои дарования (как Алексий Человек Божий, чье византийское житие широко известно), но притворяется безумным, «буйным” — отсюда и греческий термин «салос”, которым называют юродивых (по древнеславянски — уродивый или урод). Этот термин происходит от глагола «салеуо” — «колебаться, качаться”. «Салос” — человек помешанный, человек, который ведет себя неадекватно, — продолжает Андрей Виноградов. — По средствам мнимого безумия юродивый обличает мир в его грехах, пытается его наставить на путь исправления. Юродство внутренне связанно с подвигом «человека Божия”, типологически это близкие лики святых, и отличает их только элемент обличения, направленность подвига юродивого вовне».

Экстремальная аскетика

Когда впервые появляется этот тип аскетического подвига, сказать сложно. «Появление юродства было связано с расцветом духовной жизни, — считает игумен Дамаскин (Орловский), член Синодальной комиссии по канонизации святых, руководитель фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви”, клирик храма Покрова Божией Матери на Лыщиковой горе (Москва). — Мы не знаем юродства в самые первые времена христианства, тогда само христианство воспринималось миром как юродство. Когда апостол Павел призывал своих обвинителей к вере в воскресение Христово, они ему говорили: безумствуешь ты Павел. Но в традиционном понимании юродство появляется, когда пустынникам и подвижникам было мало и поста и молитвы и они обращались к крайним средствам стяжания смирения – поношения от мира за самый образ жизни. И, побеждая свою гордость, достигали совершенного смирения». «Духовные основания для юродства заложены были еще в Новом Завете, это знаменитые слова о безумии ради Христа (см. 1 Кор. 4: 10). Уже раннехристианские общины ставят себя в определенный конфликт с миром и, как поздние юродивые, обличают мир в его грехах. — Андрей Виноградов видит преемственность подвига первых апостольских учеников и поздних подвижников. — В то же время феномен юродства в прямом смысле мог появиться только уже в христианском обществе. Юродивый обличает общество в неследовании христианским нормам, но эта апелляция возможна только в том случае, если христианство является для общества общепризнанной нормой. А как государственная религия христианство утверждается только в Византии в конце IV века».

В нашем привычном понимании феномен юродства появляется только к шестому веку в Сирии, где подвизается знаменитый Симеон Юродивый. «Сирия вообще была своеобразным регионом с точки зрения аскетической традиции, которая там сложилась. Христианство там воспринималось очень горячо, и поэтому возникали такие «экстремальные” виды подвижничества, как, например, столпничество (это тоже порождение Сирии), и юродство», — замечает Андрей Виноградов.

Юродивые. Язык дела

«В каждой конкретной ситуации юродивый подбирает для «ругания миру”, обличения свои образы и способы, но самый важный элемент этого языка — это момент переворота», — считает Андрей Виноградов. Юродивый делает то, что нормальный христианин делать не должен: ест мясо в пост, кидается камнями в иконы, как Василий Блаженный. Он атакует норму поведения — но этими действиями выявляет отклонение современного ему общества от тех норм, которые он «атакует». Повинуясь идее сокрытия своих добродетелей, юродивый не просто дает кому-то духовный совет, как это делают другие святые, он провоцирует человека на действия, способные вскрыть его тайные пороки. Так, Василий Блаженный, опрокинув лоток с калачами на рынке, сперва подвергся избиению рассерженными торговцами, и только через некоторое время торговец, чьи калачи были рассыпаны, признался, что подмешивал в муку мел, на что и пытался указать святой, опрокидывая прилавок.

«Обличение словами — это язык мира, который со временем притупляется, — объясняет А.Виноградов — Юродивый обличает делом, он, демонстрируя обществу общественные пороки, как бы сам принимает за эти пороки страдание, подвергается поношению и этим переворачивает ситуацию. Подвергая атаке устоявшиеся формы общественного поведения или благочестия, юродивый обращает внимание на внутреннюю сущность, актуализирует забытое внутреннее содержание этих форм».

Русская святость – какая она?

Сложный диагноз

В жизни отличить юродивого от сумасшедшего бывает очень сложно. «Нам просто в древнем юродивом увидеть его святость, потому что мы смотрим на него через призму агиографии, церковного осмысления его подвига», — говорит Андрей Виноградов.

«Всякое дело проверяется временем. Как сказал в синедрионе Гамалиил, учитель апостола Павла, когда туда привели апостолов, пытаясь запретить им говорить о Христе, «если это предприятие и это дело — от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его, берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками” (Деян. 5: 38-39). Как есть старцы, а есть младостарцы, лжестарцы, так бывают и юродивые истинные, а бывают кликуши. Внутренняя жизнь человека — тайна. Поэтому часто при канонизации возникают вопросы, связанные с тем, что внутреннее ведомо только одному Богу, — считает духовник московской епархии, настоятель Покровского храма села Акулово протоиерей Валериан Кречетов. С ним согласен и отец Дамаскин (Орловский): «Поскольку этот подвиг крайности, очень трудно определить, в точности оценить юродство Христа ради. Это, пожалуй, единственная форма подвига, которая духовно настолько сложно различима».

И в Византии, и в синодальной России существовали даже законы, направленные против лжеюродства, которые, впрочем, могли быть применимы и против истинных юродивых. «Например, Феодор Вальсамон, знаменитый канонист, который жил в Константинополе в XI веке и стал Антиохийским патриархом, посадил на цепь двух людей, которых он считал лжеюродивыми, и только через некоторое время, разобравшись, был вынужден признать, что это были настоящие подвижники, и отпустить их, — рассказывает Андрей Виноградов. — Поведение юродивого внешне может никак не отличаться от поведения больного человека. Я был свидетелем сцены, когда у входа в Елоховский собор стояла пожилая женщина, громко обличавшая епископат, приехавший в собор на богослужение: за мерседесы и т. п. По ее поведению я бы сказал, что она сумасшедшая, но исключать, что она юродивая, я бы тоже не стал. Эту женщину в какой-то момент прогнали, но принятие юродивым обратной реакции от общества, на конфликт с которым он идет, — это часть подвига юродства. Исключения редки: на Руси XVI-XVII веков юродивый был настолько важным явлением, что он крайне редко подвергался агрессии со стороны общества. Один английский путешественник свидетельствует, что в Москве тех времен юродивый мог обличать любого человека вне зависимости от его социального статуса, и обличаемый принимал смиренно любое поношение. Почему? Это связано в известной мере с темпераментом: русский народ правдолюбец, он любит всяческого рода обличения. Русский человек того времени был готов снести публичное осмеяние в надежде на прощение тех грехов, в которых он был обвиняем, в отличие от грека, выросшего в рамках агонистической, состязательной культуры. Для греков с их тысячелетней историей Православия формы святости мыслились очень консервативно. Они знали, как должен вести себя святой человек, и любое отклонение от привычного поведения воспринималось ими болезненно. Юродивых, ведших себя вызывающе с точки зрения нравственных норм, могли даже побить или убить. Русь, имевшая менее строгую церковную культуру, легче терпела вмешательство «юродивых”. Более того, существование человека, обличающего всех от нищего до царя, являлось своеобразным мотором социальной динамики, которой обществу в это время как раз не хватало. Ну и конечно имел значение особый тип русской религиозности, который был, как и сирийский, склонен к крайностям».

Сложно говорить о типологии русского юродства, потому это настолько специфическое явление, что выделить его «национальные черты» очень сложно, разводят руками исследователи, каждый юродивый по-своему уникален. Кто-то, как Симеон Юродивый, бросался камнями во время богослужения, кто-то просто стоял на камне, молился и обличал словом, как Прокопий Устюжский. Кроме того, все агиографы пользовались как образцом одним и тем же византийским житием Симеона Юродивого и, объясняя духовный смысл подвига юродства, во многом повторяли друг друга.

Назад в будущее?

Русское юродство сконцентрировано в очень небольшом временном промежутке с XVI по XVII век. Подвиги современных юродивых все-таки ближе к житию «человека Божия», чем к классическому «буйству»: это и Ксения Петербуржская, и Матрона Анемнясевская, и Матрона Московская. «В их подвиге нет такой атаки, обличения, характерного для юродства, — отмечает Андрей Виноградов, — так как юродивый в классическом понимании может жить только в том обществе, ценности которого он призывает соблюдать».

Андрей Виноградов размышляет об актуальности подвига юродства в современной России: «Известно, что многие старцы XX века — святитель Иоанн Шанхайский, протоиерей Николай Залитский — в некоторых ситуациях принимали модели поведения, свойственные юродивым, но, чтобы такой подвиг был постоянным, требуется определенное состояние общества. Возможно ли возрождение этого подвига в будущем? Судя по тем процессам, которые сейчас происходят, когда общество внешне воцерковляется, часто именно внешне, и в перспективе может быть создано новое традиционное общество, основанное на христианских ценностях, — появится и необходимость в новых юродивых, которые будут обличать общество, актуализировать для обывателей внутреннее содержание принятых норм поведения и христианских ценностей».

В словаре Даля

безумный, божевольный, дурачок, отроду сумасшедший; народсчитает юродивых Божьими людьми, находя нередко в бессознательныхпоступках их глубокий смысл, даже предчувствие или предведенье; церковьже признает и юродивых Христа ради, принявших на себя смиренную личинуюродства; но в церковном же значении. Юродивый иногда глупый,неразумный, безрассудный: Пять же бе от них мудры, и пять юродивы, Матф.Ныне более произносят: юродивый. Юродивость ж. и юродство ср. состояньеюродивого; безумие. Принимать на себя юродство, юродиться, юродствовать,напускать на себя дурь, прикидываться дурачком, как делывали встарьшуты; | шалить, дурить. Юродить кого, делать юродивым; юродеть,становиться таким, тупеть, глупеть, лишаться рассудка. Юродствованье,действие или состоянье по глаг. Юродственое житие. Юрод и юрод м. юродкаж. дурак, дура отроду, малоумный; | напустивший на себя дурь.

В словаре Ожегова

ЮРОДИВЫЙ, -ая, -ое. 1. Чудаковатый, помешанный (разг.). 2. юродивый, -ого, м. Безумец, обладающий даром прорицания. || ж. юродивая, -ой (ко 2 знач.).

В словаре Ефремовой

Ударение: юро́дивый

  1. м.
    1. Христианский аскет-безумец или принявший вид безумца, обладающий – по мнению верующих – даром прорицания.
  2. м.
    1. Чудаковатый, глуповатый, безумный человек.
  3. прил.
      1. Чудаковатый, глуповатый, безумный.
      2. Преисполненный юродства.
    1. перен. разг. Непрактичный, неприспособленный к жизни.

В словаре Фасмера Макса

юро́дивый
др.-русск. юродивъ, начиная с ХIV в., до этого – уродивъ. Согласно Соболевскому (ЖМНП, 1894, май, стр. 218), связано со ст.-слав. ѫродъ ὑπερήφανος; см. Мейе, Ét. 232; см. также уро́д (выше).

В словаре Д.Н. Ушакова

ЮРО́ДИВЫЙ и (·обл.) ЮРОДИВЫЙ, юродивая, юродивое.
1. Глуповатый, чудаковатый, безумный. «У каждого свой сказ про юродивого помещика.» Некрасов.
2. в знач. сущ. юродивый, юродивого, ·муж. Христианский аскет-безумец или принявший вид безумца и обладающий, по мнению верующих, даром прорицания (церк., рел.). Христа ради или во Христе юродивый. «Молись за меня богу, юродивый!» Пушкин.

В словаре Синонимов

безумец, блаженненький, блаженный, божий человек, чудаковатый, безрассудный, сумасбродный, христов человек, юродивец, дурачок, помешанный, сумасшедший, оглашенный, шалый, безумный, шальной, уродливый, безбашенный, аскет, взбалмошный, малоумный, юрод, дурак

В словаре Синонимов 3

См. безумный…

В словаре Синонимы 4

аскет, безумец, безумный, блаженненький, блаженный, дурачок, малоумный, помешанный, сумасшедший, уродливый, чудаковатый, юрод

В словаре Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализня

1. юро́дивый,
юро́дивая,
юро́дивое,
юро́дивые,
юро́дивого,
юро́дивой,
юро́дивого,
юро́дивых,
юро́дивому,
юро́дивой,
юро́дивому,
юро́дивым,
юро́дивый,
юро́дивую,
юро́дивое,
юро́дивые,
юро́дивого,
юро́дивую,
юро́дивое,
юро́дивых,
юро́дивым,
юро́дивой,
юро́дивою,
юро́дивым,
юро́дивыми,
юро́дивом,
юро́дивой,
юро́дивом,
юро́дивых,
юро́див,
юро́дива,
юро́диво,
юро́дивы,
юро́дивее,
поюро́дивее,
юро́дивей,
поюро́дивей
2. юро́дивый,
юро́дивые,
юро́дивого,
юро́дивых,
юро́дивому,
юро́дивым,
юро́дивого,
юро́дивых,
юро́дивым,
юро́дивыми,
юро́дивом,
юро́дивых

Похожие слова

Юродиво Юродивая Юродивые Юродивость

logo

Примеры употребления слова юродство в литературе.

Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих.

Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих.

Удушливая пустота и немота русской жизни, странным образом соединенная с живостью и даже бурностью характера, особенно развивает в нас всякие юродства.

Кто знает, может быть, в некоторых из этих униженных судьбою скитальцев, ваших шутов и юродивых, самолюбие не только не проходит от унижения, но даже еще более распаляется именно от этого же самого унижения, от юродства и шутовства, от прихлебательства и вечно вынуждаемой подчиненности и безличности.

То ли опыт собачника подсказал, то ли к девкиному юродству уже попривык, только дошло до Сигизмунда, чего девка добивается.

Равным образом стал он грешником, чтобы уврачевать грех, и уврачевал он его не чем иным, как юродством креста при помощи невежественных глупцов — апостолов.

Источник: библиотека Максима Мошкова