Зачем губим русскую землю?

Откуда взялись половцы, как они стали орудием в междоусобной вражде на Руси и куда в конце концов делись

Подготовил Никита Гусев

Откуда взялись половцы

Половецкое каменное изваяние. Археологический музей-заповедник «Танаис», Мясниковский район, хутор Недвиговка. XI–XII века © Александр Поляков / РИА «Новости»

Формирование половецкого этноса происходило по одним и тем же для всех народов Средневековья и древности закономерностям. Одной из них является то, что далеко не всегда народ, давший название всему конгломерату, бывает в нем самым многочисленным — в силу объективных или субъективных факторов он выдвигается на ведущее место в складывающемся этническом массиве, становится его ядром. Полов­цы приходили не на пустое место. Пер­вым компонентом, влившимся здесь в новую этническую общность, стало население, ранее входившее в Хазар­ский каганат, — болгары и аланы. Более значительную роль сыграли остатки печенежских и гузских орд. Подтвер­жда­ется это тем, что, во-первых, согласно антропологии, внешне кочевники X–XIII веков почти не отличались от жителей степей VIII — начала X века, а во-вторых, на данной территории фиксируется необы­чайное разнообразие погребальных обрядов. Пришедшим исключительно с половцами обычаем было возведение святилищ, посвященных культу муж­ских или женских предков. Таким образом, с конца Х века в этом регионе происходило смешение трех родственных народов, складывалась единая тюркоязычная общность, но процесс прервало монгольское нашествие.

Половцы — кочевники

Половцы представляли собой классический кочевой скотоводческий народ. В стадах имелся и крупный рогатый скот, и овцы, и даже верблюды, но глав­ным богатством кочевника являлась лошадь. Изначально они вели кругло­годичное так называемое таборное кочевание: находя обильное пищей для скота место, располагали там свои жилища, когда же корм истощался, то отправлялись на поиски новой территории. Поначалу степь могла безболезненно обеспечивать всех. Однако в результате демографического роста насущной задачей стал переход к более рациональному ведению хозяйства — сезонному кочеванию. Оно предполагает четкое разделение пастбищ на зимние и летние, складывание территорий и маршрутов, закрепленных за каждой группой.

Половецкая серебряная чаша с одной ручкой. Киев, X–XIII века © Dea / A. Dagli Orti / Getty Images

Династические браки

Династические браки всегда являлись инструментом дипломатии. Не были тут исключением и половцы. Однако отношения не зиждились на паритете — русские князья охотно женились на дочках половецких князей, но не отправ­ляли замуж своих родственниц. Тут работал неписаный средневековый закон: представительниц правящей династии могли отдать в жены лишь равному. Характерно, что тот же Святополк женился на дочери Тугоркана, потерпев от него сокрушительное поражение, то есть находясь в заведомо более слабом положении. Однако он не отдавал свою дочь или сестру, а сам брал девушку из степи. Тем самым половцы признавались влиятельной, но не равной силой.

Но если крещение будущей жены казалось делом даже богоугодным, то «пре­дательство» своей веры не представлялось возможным, почему и не сумели добиться половецкие правители выдачи себе в жены дочерей русских князей. Известен лишь один случай, когда русская княжна (овдовевшая мать Свято­слава Владимировича) вышла замуж за половецкого князя — однако для этого ей пришлось бежать из дома.

Как бы то ни было, к моменту монгольского нашествия русская и половецкая аристократии были тесно оплетены родственными связями, культуры обоих народов взаимно обогащались.

Половцы были орудием в междоусобной вражде

Половцы не являлись первым опасным соседом Руси — угроза из степи всегда сопровождала жизнь страны. Но в отличие от печенегов эти кочевники встре­тились не с единым государством, а с группой враждующих между собой кня­жеств. Поначалу половецкие орды не стремились к завоеванию Руси, удовле­творяясь небольшими набегами. Лишь когда в 1068 году объединенные силы трех князей были разбиты на реке Льте (Альте), стала очевидной мощь нового кочевого соседа. Но опасность не была осознана правителями — половцев, всегда готовых к войне и грабежу, начали использовать в борьбе друг против друга. Первым это сделал Олег Святославич в 1078 году, приведя «поганых» для борьбы с Всеволодом Ярославичем. В дальнейшем он неоднократно повторял этот «прием» в междоусобной борьбе, за что и был назван автором «Слова о полку Игореве» Олегом Гориславичем.

Но противоречия между русскими и половецкими князьями не всегда позво­ляли им объединиться. Особо активно со сложившейся традицией боролся Владимир Мономах. В 1103 году состоялся Долобский съезд, на котором Вла­димиру удалось организовать первую экспедицию на территорию против­ника. Результатом стал разгром половецкого войска, потерявшего не только рядовых воинов, но и двадцать представителей высшей знати. Продолжение этой поли­тики привело к тому, что половцы были вынуждены откочевать подальше от рубежей Руси.

Воины князя Игоря Святославича захватывают половецкие вежи. Миниатюра
из Радзивилловской летописи. XV век © vk.com

После смерти Владимира Мономаха князья вновь стали приводить половцев для борьбы друг с другом, ослабляя военный и экономический потенциал страны. Во второй половине века произошел очередной всплеск активного противостояния, который в степи возглавил князь Кончак. Именно к нему в плен попал Игорь Святославич в 1185 году, о чем рассказывается в «Слове о полку Игореве». В 1190-е набегов становилось все меньше и меньше, а в на­чале XIII века поутихла и военная активность степных соседей.

Даль­ней­шее развитие взаимоотношений было прервано пришедшими монго­лами. Южные регионы Руси бесконечно подвергались не только набегам, но и «приводам» половцев, что разоряло эти земли. Ведь даже просто пере­движение армии кочевников (а бывали случаи, когда они отправлялись сюда и со всем хозяйством) уничтожало посевы, военная угроза заставляла тор­гов­цев выбирать иные пути. Таким образом, данный народ немало поспособ­ствовал смещению центра исторического развития страны.

Половецкое антропоморфное изваяние из коллекции Днепропетровского исторического музея Женская стела держит сосуд. © Рисунок С. А. Плетневой «Пoлoвецкие каменные извaяния», 1974

Половцы дружили не только с русскими, но и с грузинами

Своим активным участием в истории отметились половцы не только на Руси. Изгнанные Владимиром Мономахом с Северского Донца, частично они под руководством князя Атрака откочевали в Предкавказье. Здесь к ним за по­мощью обратилась Грузия, постоянно подвергавшаяся набегам из горных районов Кавказа. Атрак охотно поступил на службу к царю Давиду и даже породнился с ним, отдав свою дочь замуж. Он привел с собой не всю орду, а лишь ее часть, оставшуюся затем в Грузии.

С начала XII века половцы активно проникали на территорию Болгарии, бывшей тогда под властью Византии. Они здесь занимались скотоводством или же старались поступить на службу империи. По всей видимости, к ним относятся Петр и Иван Асени, поднявшие восстание против Константинополя. При ощутимой поддержке куманских отрядов им удалось нанести поражение Византии, в 1187 году было основано Второе Болгарское царство, главой которого стал Петр.

В начале XIII века приток половцев в страну усилился, причем в нем уже участвовала и восточная ветвь этноса, принеся с собой традицию каменных изваяний. Здесь, однако, они довольно быстро христианизировались, а затем и растворились среди местного населения. Для Болгарии это был уже не пер­вый опыт «переваривания» тюркского народа. Монгольское нашествие «вы­талкивало» половцев на запад, постепенно, с 1228 года, они перебирались в Вен­грию. В 1237 году еще недавно могущественный князь Котян обратился к вен­герскому королю Беле IV. Венгерское руководство согласилось на предо­став­ление восточных окраин государства, зная о силе надвигающегося войска Батыя.

Половцы кочевали на отведенных им территориях, вызывая недовольство соседних княжеств, подвергавшихся периодическим грабежам. Наследник Белы Стефан женился на одной из дочерей Котяна, но затем под предлогом измены казнил своего тестя. Это привело к первому восстанию вольнолюбивых переселенцев. Следующий бунт половцев был вызван попыткой их насиль­ст­венной христианизации. Лишь в XIV веке они полностью осели, стали като­ли­ками и начали растворяться, хотя по-прежнему сохраняли свою военную спе­ци­фику и даже в XIX веке еще помнили молитву «Отче наш» на родном языке.

Нам ничего не известно о том, была ли у половцев письменность

Наши знания о половцах довольно ограниченны в силу того, что этот народ так и не создал своих письменных источников. Мы можем увидеть огромное множество каменных изваяний, но не встретим там никаких надписей. Све­дения об этом народе мы черпаем у его соседей. Особняком стоит 164‑странич­ная тетрадь миссионера-переводчика конца XIII — начала XIV века «Alfabetum Persicum, Comanicum et Latinum Anonymi…», более известная как «Codex Cumanicus». Время возникновения памятника определяют периодом с 1303 по 1362 год, местом написания называют крымский город Кафу (Феодосию). По происхождению, содержанию, графическим и языковым особенностям словарь делится на две части, итальянскую и немецкую. Первая написана в три столбца: латинские слова, их перевод на персидский и половецкий языки. Немецкая часть содержит словари, заметки по грамматике, половецкие загадки и христианские тексты. Итальянская составляющая для историков более суще­ст­венна, поскольку отразила экономические потребности общения с полов­цами. В ней мы находим такие слова, как «базар», «купец», «меняла», «цена», «монета», перечисление товаров и ремесел. Кроме того, там содержатся слова, характеризующие человека, город, природу. Огромную значимость имеет список половецких титулов.

Хотя, по всей видимости, частично рукопись была переписана с более раннего оригинала, создавалась не единомоментно, почему и не является «срезом» реальности, но все же позволяет нам понять, чем занимались половцы, какие товары их интересовали, мы можем увидеть заимствование ими древнерусских слов и, что весьма важно, реконструировать иерархию их общества.

Половецкие бабы

Специфической чертой половецкой культуры являлись каменные статуи пред­ков, которые называют каменными или половецкими бабами. Такое наимено­вание появилось из-за подчеркнутой груди, всегда свисающей на живот, что очевидно несло символическое значение — кормление рода. Причем зафик­сирован довольно значительный процент мужских статуй, у которых изобра­жены усы или даже бородка и одновременно наличествует грудь, идентичная женской.

XII век — период расцвета половецкой культуры и массового производства каменных статуй, появляются и лица, в которых заметно стремление к порт­ретному сходству. Изготовление идолов из камня стоило дорого, и менее состоятельные представители общества могли позволить себе лишь дере­вян­ные фигуры, к сожалению, не дошедшие до нас. Располагали статуи на верши­нах курганов или холмов в квадратных или прямоугольных святи­лищах, сложенных из камня-плитняка. Чаще всего ставили мужское и женское изва­яния — родоначальников коша — лицами на восток, но попадались святилища и со скоплением фигур. У их подножия археологи находили кости баранов, однажды обнаружили и останки ребенка. Очевидно, что культ предков играл значительную роль в жизни половцев. Для нас важность этой черты их куль­туры в том, что она позволяет четко определить, где кочевал народ.

Серьги половецкого типа. Ясиноватая, Донецкая область. Вторая половина XII — XIII век © Из статьи О. Я. Приваловой «Богатые кочевнические погребения из Донбасса». «Археологический альманах». № 7, 1988

Отношение к женщинам

В половецком обществе женщины пользовались значительной свободой, хотя на них и лежала значительная часть обязанностей по дому. Отмечается четкое гендерное разделение сфер деятельности как в ремесле, так и в скотоводстве: женщины ведали козами, овцами и коровами, мужчины — лошадьми и верб­лю­дами. Во время военных походов на плечи женщин взваливались все заботы по обороне и хозяйственной деятельности кочевий. Возможно, иногда им при­ходилось и становиться главой коша. По крайней мере, найдено два женских погребения с жезлами из драгоценных металлов, бывших символами руко­водителя большего или меньшего объединения. В то же время женщины не оставались в стороне от ратных дел. В эпоху военной демократии девушки принимали участие во всеобщих походах, оборона кочевья во время отсутствия мужа предполагала также наличие воинских навыков. До нас дошла каменная статуя девушки-богатырши. Размер изваяния в полтора-два раза превышает общераспространенный, грудь «подтянута», в отличие от традиционного изо­бражения, прикрыта элементами доспехов. Вооружена она саблей, кинжа­лом и имеет при себе колчан для стрел, тем не менее ее головной убор несомненно женский. Такой тип воительниц отражен в русских былинах под именем поляниц.

Куда делись половцы

Ни один народ не исчезает бесследно. История не знает случаев полного физи­ческого истребления населения пришлыми захватчиками. Никуда не делись и половцы. Частично они ушли на Дунай и даже оказались в Египте, но основ­ная масса осталась в родных степях. В течение не менее ста лет они сохраняли свои обычаи, хотя и в измененном виде. По всей видимости, монголы запре­тили создавать новые святилища, посвященные половецким воинам, что при­вело к появлению «ямных» мест поклонения. В холме или кургане выкапыва­лись углубления, не видные издалека, внутри которых повторялась схема размещения изваяний, традиционная для предыдущего периода.

Но и с прекращением существования этого обычая половцы не исчезли. Мон­голы пришли в русские степи с семьями, а не переселились всем племенем. И с ними произошел тот же процесс, что и с половцами веками ранее: дав имя новому народу, они сами растворились в нем, восприняв его язык и культуру. Тем самым монголы стали мостом от современных народов России к лето­писным половцам. 

Биография

Русский князь Святополк Изяславич принадлежал к правящей династии Рюриковичей, которая отвечала за земли вокруг Киева, Полоцка и Припяти. Он был искусным полководцем и дипломатом, помогавшим Владимиру Мономаху бороться против кочевнической угрозы и сохранять границы древней земли.

Детство и юность

Согласно летописям, Святополк родился 8 ноября 1050 года в семье князя Изяслава Ярославича и Гертруды Польской, его жены. Правда, некоторые историки и современные исследователи считают, что древнерусский правитель произошел от простой наложницы Елизаветы, или Олиславы.

Так или иначе, отрок вместе с братьями Ярополком и Мстиславом был внуком Ярослава Мудрого, великого правителя Киевской Руси. Его бабушкой считалась дочь Олофа Шётконунга, известная под именем Ингегерды, или Ирины, которая сыграла роль во взаимоотношениях со странами Северной Европы.

Światopełk II Michał (ros. Святополк Изяславич, ukr. Святополк Ізяславич, brus. Святаполк ІІ Тураўскі) (ur. 8 listopada…

Опубликовано Nowa Monarchia Четверг, 16 апреля 2015 г.

Святополк Изяславич

По традиции, сложившейся в роду Рюриковичей, Святополк был крещен в православной церкви и после обряда, исполненного по всем правилам, стал зваться князем Михаилом. В юном 19-летнем возрасте он стал наследным князем полоцким и получил территорию современного Витебска после того, как брат скончался.

В 1071 году, когда власть была отнята Всеславом Брячиславичем, молодой правитель уехал в Киев, а потом присоединился в изгнании к отцу. Спустя некоторое время в качестве полководца он вошел в войско Владимира Мономаха и стал князем туровским, а в 1093 году новгородским.

Личная жизнь

О личной жизни Святополка Изяславича информация не является полностью достоверной, но исследователи биографии предполагают, что у него было несколько жен и детей. Первой избранницей считалась наследница византийского императора или чешского князя, которая родила Ярослава Святополчича, ставшего наместником отцовских земель.

В 1094 году, после женитьбы на дочери половецкого хана, на свет появились правители туровские Брячислав и Изяслав. А последнего ребенка, матерью которого была наложница, поставили на княжение в Новгород-Северский, и он упомянут в сказании о Федоре и Василии как сын киевского правителя Мстислав.

Правление

В годы правления Святополка Изяславича на земле, упомянутой в «Слове о полку Игореве», происходила ожесточенная борьба с половцами, желавшими завоевать территории. Новый князь, посовещавшись с дружинниками, отверг возможность переговоров с врагами и во время битвы у берегов Стугуна потерял половину армии.

Следующим промахом в деятельности правителя стала схватка у границ Киева, а потом было еще одно поражение в бою в местечке под названием Халеп. Пришлось заключить невыгодный мир с кочевниками, что негативно отразилось на внутренней политике, потому что к этому времени активизировался изгнанный из Чернигова князь Олег.

В этой междоусобице Святополк поддерживал великого военачальника Владимира Мономаха, и вместе им удалось восстановить равновесие и вернуть прежнюю расстановку сил. Однако в 1096 году на левом берегу реки Днепр появилось объединенное войско половцев и начало жечь дома и монастыри.

Святополк II Изяславич, в крещении Михаил (1049-1113) — князь Полоцкий (1069-1071), князь Новгородский (1078-1088),…

Опубликовано Леонидом Пилатом Среда, 6 мая 2015 г.

Святополк Изяславич

Крупным достижением внука Ярослава Мудрого, пребывавшего в это время на княжении в Киеве, стала победа на Трубеже, расцененная как переломный момент. Потом последовало снижение напряженности между Мономахом и Олегом Святославичем, и в 1097 году состоялся исторический Любечский съезд.

Чтобы избежать проблем во внешней политике и укрепить войско, защищавшее границы, Святополк остался на своих территориях в Киеве и Турове. Но потом волынский правитель Давыд Игоревич ослепил младшего сына Ростислава Тмутараканского, и князьям пришлось вновь собраться на совещание в Городце.

От Святополка требовали наказать виновного и изгнать его с подконтрольных территорий, поэтому князь киевский решил воспользоваться ситуацией и присвоить часть бесхозных земель. Но его войско было разбито в кровопролитном междоусобном сражении, и только съезд, проведенный в Уветичах, решил вопрос о владении.

В 1103 году внук Ярослава Мудрого упоминался летописцами в связи с переносом борьбы с половцами на территорию их племен. Святополк с князем волынским и Владимиром Мономахом разбили хана Шарукана и взяли под контроль вражеские земли на берегах Донца и в городе Сугров.

Смерть

Согласно летописям, Святополк Изяславич скончался 16 апреля 1113 года после Пасхи, которую отмечали во всех княжествах Киевской Руси. Смерть правителя по причине отравления или вследствие длительной болезни бояре оплакивали после погребения в могиле на территории православной церкви.