Захват крестоносцами константинополя

Тест по истории Средних веков «Крестовые походы»

Вариант 1

Часть А

А1. В своей речи в Клермоне призвал собравшихся «опоясаться мечом» и двинуться в Палестину папа римский

  1. Урбан II
  2. Григорий VII
  3. Иннокентий III

А2. Какие даты из перечисленных относятся к Крестовым походам?

1) 1054 г., 1077 г.

2) 1096 г., 1204 г.

3) 1492 г., 1509 г.

А3. Кто из названных правителей был участником Крестовых походов?

  1. Ричард I Львиное Сердце
  2. Карл Великий
  3. Оттон I

А4. Какой духовно-рыцарский орден был основан после Первого Крестового похода?

  1. Орден доминиканцев
  2. Орден францисканцев
  3. Орден тамплиеров

A5. В каком городе произошло описываемое событие:

«В огне пожаров погибли… ценнейшие произведения искусства. Крестоносцы разграбили храм Святой Софии».

  1. Константинополе
  2. Иерусалиме
  3. Венеции

А6. Рыцари приняли участие в Крестовых походах, потому что надеялись:

1) получить личную свободу 2) завоевать новые рынки сбыта товаров

3) распространить христианскую веру на Восток

4) получить земельные владения и подданных

А7. В каком году произошло событие, о котором идет речь?

Жители города… вышли навстречу латинянам с крестами и святыми изображениями Христа… Но и это зрелище не смягчило души латинян… они не пощадили не только частного имущества, но, обнажив мечи, ограбили святыни Господни… О ужас! Святые образа бесстыдно потоптаны! О горе! Мощи святых мучеников заброшены в места всякой мерзости!

1) в 1054 г. 2) в 1096 г. 3) в 1099 г. 4) в 1204 г.

A8. Инициатором Первого Крестового похода являлся:

1) папа римский Урбан II 2) папа римский Иннокентий III

3) английский король Ричард Львиное Сердце

4) святой Франциск, основатель нищенствующего ордена

А9. Последствие Крестовых походов:

1) развитие античной культуры 2) расширение кругозора европейцев

3) укрепление господства католической церкви на Востоке

4) уменьшение вражды между Римско-католической и православной церквями

Часть В

В1. Расположите события в хронологическом порядке.

Запишите цифры, которыми обозначены события, в правильной последовательности.

  1. Крестовый поход детей
  2. захват крестоносцами Иерусалима и образование Иерусалимского королевства
  3. разграбление крестоносцами Константинополя и создание Латинской империи

Ответ:

В2. Выберите из списка двух участников Крестовых походов.

1) Карл Великий 2) Григорий VII 3)Филипп II Август

4) император Юстиниан 5) Фридрих I Барбаросса

Тест по истории Средних веков «Крестовые походы»

Вариант 2

Часть А

А1. К какому городу относятся слова папы римского:

«…земля эта словно второй рай. И этот царственный град жаждет освобождения…»?

  1. Константинополю
  2. Риму
  3. Иерусалиму

А2. Какие даты из перечисленных относятся к Крестовым походам?

1) 800 г., 843 г.

2) 1054 г., 1077 г.

3) 1099 г., 1204 г.

А3. Кто из названных правителей был участником Крестовых походов?

  1. Карл Мартелл
  2. Фридрих I Барбаросса
  3. Юстиниан

А4. Первый Крестовый поход завершился

  1. взятием крестоносцами Иерусалима
  2. созданием Латинской империи
  3. безрезультатно

А5. Вершиной могущества папской власти считают правление папы римского, организатора Четвёртого Крестового похода

  1. Иоанна XII
  2. Урбана II
  3. Иннокентия III

А6. Крестьяне приняли участие в Крестовых походах, потому что надеялись:

1) получить свободу и землю 2) приобрести рыцарское звание

3) разгромить Константинополь 4) расширить торговлю с Востоком

А7. В каком году произошло событие, о котором идет речь?

Возлюбленные братья! Побуждаемый необходимостью нашего времени, я, Урбан… пришел к вам, слугам Божьим, как посланник, чтобы приоткрыть Божественную волю… Необходимо, чтобы вы как можно быстрее поспешили на выручку ваших братьев, проживающих на Востоке… ибо в пределы Романии вторглось… персидское племя турок, которые добрались до Средиземного моря…

1) в 1054 г. 2) в 1095 г. З) в 1099 г. 4) в 1204 г.

A8. Целью Первого Крестового похода было завоевание города:

1) Рима 2) Парижа 3) Иерусалима 4) Константинополя

А9. Последствие Крестовых походов:

1) развитие европейской торговли 2) укрепление христианских государств в Азии

3) развитие и обогащение культуры стран Востока

4) сохранение и приумножение памятников античной культуры

Часть В

В1. Расположите события в хронологическом порядке.

Запишите цифры, которыми обозначены события, в правильной последовательности.

  1. разделение христианской церкви на католическую и православную
  2. создание ордена госпитальеров
  3. призыв папы Урбана II совершить Крестовый поход против «неверных»

Ответ:

В2. Укажите двух из пяти предложенных представителей духовно-рыцарских орденов, созданных во время Крестовых походов.

1) альбигойцы 2) сельджуки 3) тамплиеры 4) госпитальеры 5) герольды

Ответы на тест по истории Средних веков Крестовые походы

  1. вариант

А1-1

А2-2

А3-1

Слайд 1

Осада и штурм Константинополя Работу выполнили: Аметовы Лиана и Диана ученицы 6-Б класса МБОУ «ЧСШ №1»

Слайд 2

Предыстория К началу VII века Византийская империя потеряла большую часть своих владений на западе и была вынуждена отбиваться от набегов Аварского каганата с севера. Около 620 года с аварами был заключён мир ценой уплаты большой дани, для чего даже пришлось распродать часть церковных сокровищ. Славянские племена, рассеявшись по Балканам вплоть до Италии, заселяли Грецию, вытесняя местное население на острова.

Слайд 3

Осада Константинополя ( 29 июля — 7 августа 626 года)

Слайд 4

Летом 626 года авары решили воспользоваться удачным моментом для нападения на Византию и разорвали мирное соглашение. Для похода они привлекли подвластные им племена славян, булгар и германцев- гепидов .

Слайд 5

29 июня передовые отряды аваров числом в 30 тысяч показались около Константинополя. 31-го произошли первые стычки, но ещё месяц авары не приближались непосредственно к городу.

Слайд 6

Только 29 июля всё 80-тысячное войско во главе с каганом расположилось у стен византийской столицы, и с этого дня Синкелл ведёт отчёт 10-дневной осады. По словам Синкелла враги окружили город от моря до моря, все их воины были в шлёмах и блистали доспехами. Так как со стороны моря опасность городу пока не угрожала, то после демонстрации силы авары оттянулись в свой лагерь.

Слайд 8

7 августа в пятницу хаган начал штурм города со всех сторон. Множество катапульт обстреливали городские стены. Однако штурм захлебнулся. На море произошел ещё более страшный разгром славян, однако как именно это случилось, остаётся загадкой.

Слайд 9

Спасибо за внимание!

Вскоре после возникновения в VII веке н. э. ислама арабы завоевали обширные территории на Ближнем Востоке. Византийцы постоянно вели с ними войны. В XI столетии на Ближний Восток вторглись сельджуки, которые начали угрожать Константинополю. Попасть к христианским святыням из Европы стало крайне тяжело. Византийский император Алексей I Комнин обратился к папе римскому Урбану II с просьбой помочь в борьбе с угрозой, пришедшей с востока.

«С момента обмена анафемами между Римом и Константинополем прошло всего несколько десятилетий, и раскол был ещё не так силён», — рассказал в беседе с RT историк и писатель Вольфганг Акунов.

В 1095 году Урбан II выступил на соборе в Клермоне с призывом освободить Святую землю и Гроб Господень. Первый крестовый поход начался в 1096 году и оказался удачным. Рыцари захватили Антиохию и Иерусалим. Под власть крестоносцев перешли обширные земли на Ближнем Востоке, на которых они основали несколько государств. Рыцари также установили контроль над основными торговыми путями, связывавшими Восток и Запад, оказав таким образом содействие экономическому процветанию Волжской Булгарии и северо-восточной Руси.

Картина Эмиля Синьоля
Картина Эмиля Синьоля «Взятие Иерусалима крестоносцами», 15 июля 1099 года

«Прочный союз Византии с крестоносцами не сложился», — подчеркнул в беседе с RT доктор исторических наук, академик Олег Ульянов.

Второй крестовый поход 1147 года не принёс европейскому рыцарству серьёзных успехов. Напротив, он убедил мусульманских властителей, что с крестоносцами можно бороться. В 1180-е годы полководец Саладин захватил основные города, служившие рыцарям опорой, в том числе и Иерусалим. Из крупных населённых пунктов европейцам удалось сохранить за собой только Антиохию, Тир и Триполи.

В ходе Третьего крестового похода резко обострились отношения между крестоносцами и Византией. Константинополь подозревал рыцарей в сговоре со своими европейскими врагами и больше не желал оказывать им помощь. Крестоносцы, в свою очередь, занимались грабежами на византийских землях. В итоге Саладин заключил с рыцарями мир на выгодных для себя условиях, сохранив свои завоевания и разрешив паломникам некоторое время посещать Гроб Господень.

Четвёртый крестовый поход

Четвёртый крестовый поход был провозглашён папой Иннокентием III в 1198 году, однако в Европе эту идею восприняли без воодушевления.

Кандидат исторических наук, профессор Дмитрий Харитонович писал в книге «История крестовых походов», что Папа Римский повелел проповедовать миссию всем священнослужителям.

«Он отпустил грехи всем участникам будущего похода, а также тем, которые приняли не личное участие, но на свой счёт и сообразно своему имуществу поставили надлежащих воинов, так и тем, которые, хотя и на чужой счёт, лично отправились в поход. Однако деньги собирались медленно», — утверждал Харитонович.

Картина Тинторетто (Якопо Робусти)
Картина Тинторетто (Якопо Робусти) «Завоевание Зары»

В итоге поход был назначен только на 1202 год. Его первоначальной целью должен был стать Египет. Наиболее мощный флот на Средиземном море в то время был у Венеции. Организаторы похода попросили её власти переправить крестоносцев за море. Однако людей собралось значительно меньше, чем планировалось, из-за того, что одна часть потенциальных участников передумала участвовать в кампании, а другая сама выступила в путь. Рыцарям также не хватало денег, обещанных Венеции за помощь в снабжении.

Венецианцы предложили своим должникам в обмен на отсрочку платежа захватить христианский Задар, который представлял угрозу их экономическим интересам. Большинство крестоносцев согласились, и 24 ноября 1202 года далматинский город был разорён.

Византийский престол

Акунов напомнил, что в Византии незадолго до Четвёртого крестового похода произошёл государственный переворот.

«В 1195 году был свергнут, ослеплён и брошен в тюрьму своим же братом Алексеем император Исаак II Ангел. Однако племянника, также Алексея, новый император не тронул. Тот некоторое время оставался в Константинополе, а затем сбежал к мужу своей сестры, Филиппу Швабскому, и попросил его о помощи», — подчеркнул историк.

Царевич Алексей вместе с людьми из окружения своего зятя в 1203 году прибыл в Задар, где остались зимовать крестоносцы со своими венецианскими союзниками. Молодой человек склонил на свою сторону рыцарей, предложив за помощь в возвращении отца на престол 200 тыс. серебряных марок, провиант, отряд воинов для участия в дальнейших походах и переподчинение православной церкви Риму. В июле крестоносцы на венецианских кораблях прорвались в гавань Константинополя и захватили его предместья. Алексей III бежал, а Исаак II вернулся на престол. Его сын Алексей IV по настоянию крестоносцев был объявлен соправителем.

Однако казна империи была пуста. Сын и отец Ангелы собрали для крестоносцев лишь 100 тыс. серебряных марок. Тогда европейские рыцари начали грабить православные храмы и мечети в мусульманском квартале. Народ посчитал причиной своих бед императоров-соправителей и восстал против них. Жители города объявили императором зятя Алексея III — Алексея Мурцуфла. Тот приказал задушить Алексея IV. Вскоре после этого умер и сам Исаак.

«Новый император заявил стоявшим под Константинополем крестоносцам, что ничего им не должен, и предложил следовать дальше на Святую землю», — рассказал Акунов.

Падение Константинополя

В марте 1204 года венецианцы и крестоносцы заключили договор о разделе Византийской империи. Рыцари пошли на штурм Константинополя, после чего город пал.

Горожане попытались договориться с захватчиками и вышли навстречу им с крестами и изображениями Христа. Тем не менее крестоносцы приступили к грабежам и насилию. В первые дни после штурма погибли около 2 тыс. горожан. Мародёры массово грабили храмы. Многие святыни, хранившиеся в Константинополе, впоследствии оказались в Западной Европе. В ходе грабежей и пожаров сильно пострадала Императорская библиотека — одна из крупнейших в мире.

Миниатюра из
Миниатюра из «Хроники императоров» Давида Обера «Осада Константинополя крестоносцами (1204 год)». 1470-е годы.

«Византийско-венецианский договор 1187 года, по условиям которого византийские василевсы, полагаясь на флот итальянских союзников, сократили свои военно-морские силы до минимума, также стал одной из причин падения Константинополя в 1204 году», — отметил Ульянов.

На развалинах города крестоносцы заявили о создании Романии (Латинской империи). На неподконтрольных им землях Византии жители-ромеи основали несколько независимых государств. Правители одного из них — Никейской империи — в 1261 году выбили крестоносцев из Константинополя и восстановили Византию.

Как писал Харитонович, Романия просуществовала недолго и не стала основой для поддержки Иерусалимского королевства.

«Но и православная Византия уже не восстановилась в прежней силе и в размерах. Она попала в зависимость от турок, что в конечном итоге привело к её падению в 1453 году. В результате Четвёртого крестового похода неприязнь православных к католикам, существовавшая и ранее, превратилась в ненависть. Плоды её ощутимы и поныне», — написал он в своей книге.

В свою очередь, академик Академии политических наук РФ Андрей Кошкин, заведующий кафедрой РЭУ им. Г.В. Плеханова, отметил в беседе с RT, что «это были уже не те рыцари, которые отправлялись в первые крестовые походы».

«Их ничуть не смутило, что четвёртый поход задумывался для борьбы с мусульманами в Египте, а закончился разорением христианского Константинополя», — заявил эксперт.

По мнению Кошкина, из-за действий крестоносцев было окончательно потеряно доверие между восточными и западными христианами, началось оформление цивилизационного раскола.

«Обыкновение прикрываться красивыми лозунгами при совершении неблаговидных деяний сохранилось у западных политических элит на столетия. Думаю, даже сегодня при желании мы можем найти немало примеров подобного поведения», — заключил эксперт.

Завоевания арабов до начала VIII века. Константин IV и осада арабами Константинополя

После смерти Мухаммеда (632) в качестве главы мусульман был избран его родственник Абу-Бекр, с титулом халифа, т. е. «наместника». Следующие три халифа. Омар, Осман и Али, также были избираемы, но династии не основали. Эти первые четыре преемника Мухаммеда известны под названием «правоверных халифов». Наиболее важные завоевания, совершенные арабами в византийских пределах, падают на время халифа Омара.

Рассказы о том, будто бы Мухаммед обратился письменно к современным ему государям, в том числе ик Ираклию, с предложением принять ислам, и о том, будто бы последний дал ему доброжелательный ответ, должны быть признаны позднейшим измышлением, не имеющим никакой исторической ценности, тем не менее и в настоящее время есть ученые, которые признают эту переписку фактом историческим.

При жизни Мухаммеда лишь отдельные отряды бедуинов переходили византийскую границу. Но при втором халифе Омаре события развернулись с большой быстротой. Хронология военных событий тридцатых и сороковых годов VII столетия очень темна и запутана. По всей вероятности, события шли в таком порядке: в 634 году в руки арабов перешла византийская крепость в Заиорданье Босра; в 635 году пал сирийский город Дамаск; в 636 году сражение при реке Ярмуке отдало в руки арабов всю Сирию, и в 637 или 638 году, после двухлетней осады, арабам сдался Иерусалим. Главную роль в последнем событии играли со стороны арабов сам халиф Омар, со стороны города – иерусалимский патриарх Софроний. Рассказ о договоре, на основании которого будто бы Софроний сдал Иерусалим Омару и в котором будто бы устанавливались гарантии для христиан в их религиозной и общественной жизни, сохранился, к сожалению, с некоторыми позднейшими добавлениями. Крест Господень удалось вывести из Иерусалима до взятия города арабами и отправить в Константинополь. С одновременным завоеванием Месопотамии и Персии закончился первый период арабских завоеваний в Азии. В конце тридцатых годов арабский вождь Амр появился у восточной границы Египта и начал его завоевание. Уже после смерти Ираклия арабы в 641 или 642 году завоевали Александрию. Амр-победитель послал это послание Омару в Медину: «Я захватил город, от описания которого воздержусь. Достаточно сказать, что я захватил там 4000 вилл с 4000 бань, 40 тысяч платящих подушный налог евреев и четыре сотни мест развлечений царского достоинства». К концу сороковых годов Византийская империя была вынуждена покинуть Египет навсегда. Завоевание Египта сопровождалось дальнейшим продвижением арабов на запад по побережью Северной Африки. К 650 году Сирия, часть Малой Азии и Верхняя Месолотамия, Палестина, Египет и часть византийских провинций в Северной Африке были уже под властью арабов.

Последние завоевания, приведя арабов к берегам Средиземного моря, поставили им новые задачи морской державы. Не имея собственного флота, арабы ничего не могли сделать против многочисленных византийских судов, для которых новые арабские прибрежные области были вполне доступны. Арабы быстро поняли положение вещей. Сирийский наместник и будущий халиф Моавия деятельно принялся за постройку кораблей, экипаж которых состоял в первое время из местного, привычного к морю греко-сирийского населения. По сведениям, извлеченным в последние годы из папирусов, выясняется, что в конце VII века одной из главных забот египетской администрации была постройка судов и оснащение их опытными моряками.

Начиная уже с пятидесятых годов VII века, т. е. при Константине III, арабские суда Моавии начинают нападения; они в эти годы овладели важной византийской морской базой, островом Кипром, разгромили византийский флот, находившийся под начальством самого императора, у южных берегов Малой Азии, захватили остров Родос, на котором разбили знаменитый колосс Родосский, доходили до Крита и Сицилии и начали угрожать Эгейскому морю, направляясь к столице. Захваченные в этих экспедициях пленные, например в Сицилии, были переселены в Дамаск.

Благодаря вышеперечисленным завоеваниям арабов, лишившим ко второй половине VII века Византию ее восточных и южных провинций, империя утратила свое положение мировой Римской державы. Сильно уменьшившаяся территориально, Византия превратилась в государство с преобладающим греческим населением. Наиболее греческими частями его были Малая Азия, острова Эгейского моря и Константинополь с ближайшей к нему областью. Что касается Балканского полуострова вообще, то он, включая Пелопоннес, к этому времени значительно видоизменился в своем этнографическом составе вследствие появления там крупных славянских поселений. Наконец, на западе Византии принадлежали разрозненные части Италии, не вошедшие в состав Лангобардского королевства, например юг Италии с Сицилией и другими островами этой части Средиземного моря, Рим, Равеннский экзархат. В византийских владениях Италии греческое население жило на юге ее и в Сицилии, где оно значительно увеличилось в VII веке, так как туда бежали перед арабским нашествием нежелавшие подчиниться завоевателям жители Египта и Северной Африки. Можно сказать, что Римская империя превратилась в Греческую империю. Задачи последней сузились и потеряли прежний широкий размах. Некоторые историки, как, например Гельцер, думают, что эти потери Византии принесли ей даже косвенно пользу, так как выделили национально чуждые и непокорные элементы; «жители же Малой Азии и тех частей Балканского полуострова, которые признавали власть императора, образовали по вере и языку совершенно однообразную, надежно лояльную массу». Главное внимание империи с половины VII века должно было быть направлено на Малую Азию и Балканский полуостров.

Однако даже эти уменьшившиеся владения находились под постоянной угрозой лангобардов, славян, болгар и арабов. Л. Брейе писал, что «этот период показал Константинополю его историческую роль вечной обороны, которая длилась до XV века с чередующимися периодами сжатия и экспансии».

В связи с влиянием арабских завоеваний на Византию весьма важно обратить серьезное внимание на информацию, сообщаемую византийскими агиографическими текстами – источником, на который не обращали внимания или пренебрегали. Византийская агиография дает живую и производящую сильное впечатление картину массовой миграции населения с прибрежных районов в центральные области империи под влиянием арабских вторжений на суше и по морю. Агиография подтверждает, расширяет и хорошо иллюстрирует те весьма краткие указания, которыми нас снабжают историки и хронисты. Основополагающее значение арабской опасности в перенаселении и концентрации населения областей центральных районов империи может отныне считаться полностью доказанным.

Дальнейшие завоевания арабов в Северной Африке на некоторое время приостановились из-за энергичного сопротивления берберов и междоусобной войны, вспыхнувшей между последним «правоверным халифом» Али и сирийским наместником Моавией. Эта кровопролитная война закончилась в 661 году насильственной смертью Али и появлением на престоле Моавии, который начал династию Омейядов и сделал столицей государства Дамаск.

Утвердив свою власть, Моавия возобновил наступательные действия против Византии, с одной стороны послав флот против столицы, с другой стороны возобновив дальнейшее продвижение на запад в Северной Африке.

Особенно тяжелые времена выпали на время энергичного императора Константина IV (668–685), когда арабский флот, пройдя через Эгейское море и Геллеспонт в Пропонтиду и сделав базой город Кизик, в течение нескольких лет ежегодно, обычно в летние месяцы, подступал к Константинополю и безуспешно осаждал его. Константин сумел, очевидно, хорошо подготовить столицу к осаде. Главную же роль в успехах византийского войска сыграл изобретенный сирийским греком-перебежчиком Каллиником «греческий огонь», иначе говоря, жидкий или морской огонь. Обычное название этого изобретения привело к известному недоразумению. Это был род взрывчатого состава, выбрасываемого специальными сосудами, или сифонами, и воспламенявшегося при попадании на неприятельских судах. Для этого в византийском флоте были построены специальные «сифононосные» суда, производившие страшное смятение среди арабов. Особенностью этого огня было то, что он горел и на воде. В течение довольно долгого времени тайна состава греческого огня зорко охранялась правительством, и это средство не раз содействовало успеху византийского флота.

Все попытки арабских кораблей овладеть Константинополем окончились неудачей. В 677 году неприятельские суда ушли, направляясь к берегам Сирии, и у южного берега Малой Азии сильно пострадали от бури. Сухопутные военные действия арабов в Малой Азии также окончились не в их пользу. В таких обстоятельствах уже состарившийся Моавия заключил с императором мир на условии уплаты ему определенной ежегодной дани.

Столь успешным отражением арабов от Константинополя и заключением с ними выгодного и почетного мира Константин IV оказал большую услугу не только своему государству, но и вообще Западной Европе, от которой была удалена таким образом серьезная мусульманская опасность. Интересно отметить, что эта удача Константина произвела сильное впечатление на Запад, откуда, по словам хрониста, аварский каган и другие государи западных народов, узнав об этом, «послали императору через послов дары и просили его утвердить с ними мирную любовь… И настала, – заключает хронист, – великая безопасность на Востоке и Западе».

При преемнике Константина IV, Юстиниане II, а именно, в первое его правление (685–695), на восточной арабской границе произошло событие, имевшее немаловажное значение в дальнейшем развитии арабо-византийских отношений. В горах сирийского Ливана издавна жили так называемые мардаиты, что в переводе обозначает «повстанцы, отступники, разбойники», которые представляли собой организованное войско и являлись оплотом византийской власти в этих местах. После покорения Сирии арабами мардаиты, отступив оттуда на север к арабо-византийской границе, своими набегами на окрестные области доставляли много хлопот и неприятностей арабам, но вместе с тем были, по выражению хрониста, «медной стеной», защищавшей Малую Азию от арабских вторжений. При новых мирных переговорах при Юстиниане II император, по просьбе халифа, обещавшего уплату известной дани, согласился переселить мардаитов во внутренние области империи, чем «разрушил медную стену «. Позднее они встречаются в качестве моряков в Памфилии (на юге Малой Азии), в Пелопоннесе, на острове Кефалонии и в некоторых других местностях. Подобное удаление от границы мардаитов безусловно укрепило положение арабов в новозавоеванных местностях и облегчило в будущем их наступательные действия вглубь Малой Азии. Мне кажется, что в данном факте нет достаточных оснований видеть, как думает проф. Ю. А. Кулаковский, «заботу императора о христианах, живших под властью иноверных владык». Подкладка переселения мардаитов была чисто политическая.

Параллельно с действиями арабов под Константинополем и на восточной границе, их войска, начиная с шестидесятых годов, стали продвигаться на запад в Северной Африке, где в самом конце VII века перешел в руки мусульман Карфаген, столица Африканского экзархата, а в начале VIII века крепость у Геркулесовых Столпов Септем (Septem, теперь испанская крепость Сеута). В начале того же VIII века арабы, под начальством полководца Тарика, переправились из Африки в Испанию и быстро завоевали у вестготов большую часть полуострова. От имени Тарика, как известно, произошло современное арабское название Гибралтара, что в переводе означает «Гора Тарика». Итак, ислам грозил Западной Европе впервой половине VIII века уже со стороны Пиренейского полуострова.

Интересно отметить, насколько быстро и как глубоко арабский язык и культура распространились в Испании. Большое количество горожан-христиан приняли арабскую культуру, хотя они и не приняли ислам. Их было достаточно много для того, чтобы сформировать социальный класс, названный словом арабского происхождения – «мусарабы», то есть арабизированные. В IX веке епископ Кордовы Альваро жаловался в одной из своих проповедей:

«Многие из моих единоверцев читают стихи и волшебные сказки арабов, изучают сочинения исламских философов и теологов не для того, чтобы опровергать их, однако для того, чтобы научиться самим выражаться по-арабски правильнее и элегантнее. Кто из них изучает Евангелия, Пророков и Апостолов? Увы! Все способные молодые христиане знают только язык и литературу арабов, читают и с усердием изучают арабские книги… Если кто-либо заговаривает о христианских книгах, они с презрением отвечают, что эти книги не заслуживают какого-либо внимания. Горе! Христиане забыли свой собственный язык и едва ли можно найти одного на тысячу, кто был бы способен написать другу приличное поздравительное письмо по-латински. Однако неисчислимо множество тех, кто выражается весьма элегантно по-арабски и сочиняет стихи с большей красотой и изяществом, чем сами арабы».

Подобный процесс можно отметить и в Египте, 699-й год, когда арабский язык стал обязательным в государственном делопроизводстве, положил конец греческой и египетской литературе на египетской почве. После этой даты мы имеем эру переводов коптских сочинений на арабский.

Отношения, установившиеся между арабами и туземным населением Сирии, Палестины и Египта, сильно отличались от отношений, создавшихся в Северной Африке, т. е. в современных Триполи, Тунисе, Алжире и Марокко. В Сирии, Палестине и Египте арабы, не встретив со стороны местного населения упорного сопротивления, а скорее, как было уже сказано выше, найдя в нем поддержку и сочувствие, относились к своим новым подданным терпимо. Они оставили христианам, за немногими исключениями, их храмы и право совершать богослужение и требовали за это правильной уплаты определенной подати и политической верности. Иерусалим, как одно из наиболее почитаемых мест для христианского мира, был открыт для паломников, приезжавших в Палестину из далекой Западной Европы на поклонение святым местам. Для паломников в Иерусалиме были, как и раньше, странноприимные дома и больницы. Не надо также забывать, что в данных областях арабы столкнулись с византийской культурой, под влияние которой они быстро подпали. Одним словом, в Сирии и Палестине между победителями и побежденными установились на довольно продолжительное время хорошие отношения. Несколько хуже дело обстояло в Египте; но и там, по крайней мере в первое время, положение христиан было терпимо.

После арабского завоевания патриаршества завоеванных провинций попали в руки монофизитов. Однако мусульманские наместники предоставили известные привилегии православному населению Сирии, Палестины и Египта и спустя некоторое время православные патриаршества Антиохии и Александрии были восстановлены. Эти патриаршества существуют еще и в наши дни. Арабский историк и географ Х в. Масуди утверждает, что четыре священные горы – «Синай, Хорив, Оливковая гора около Иерусалима и гора Иордана», то есть гора Табор – оставались в руках православных. И лишь постепенно монофизиты и прочие «еретики», включая мусульман, заняли у православных ведущие места в культе в Иерусалиме и в святых местах. Иерусалим был позже, вместе с Меккой и Мединой, возведен в ранг священного мусульманского города. Для мусульман священный характер города установлен тем фактом, что Моавия был провозглашен халифом в Иерусалиме.

Иначе сложились дела в Северной Африке. Там громадное большинство туземцев, берберские племена, хотя и приняли формально христианство, однако на самом деле оставались прежними варварами. Берберы оказали упорное сопротивление арабам, которые за это страшно разорили и опустошили страну. Тысячи пленных были уведены на восток и проданы в рабство. «Еще теперь, – говорит Диль, – в мертвых городах Туниса, оставшихся, большей частью, в том состоянии, в какое их привело арабское вторжение, находят на каждом шагу следы этих ужасных разгромов». Когда арабы в конце концов завоевали Северную Африку, многие местные жители выселились в Италию или Галлию. Менее чем через пятьдесят лет после арабского завоевания, африканская церковь, когда-то столь славная в летописях христианской истории, была почти совершенно уничтожена. «В течение почти двух веков, – по словам того же Диля, – Византийская империя собрала в этих странах, не без славы, тяжелое наследство Рима; в течение почти двух веков она, под защитой своих крепостей, обеспечила стране большое, несомненное процветание; в течение почти двух веков она в этой части Северной Африки поддерживала традиции античной цивилизации и приобщила, благодаря своей религиозной пропаганде, берберов к более высокой культуре: в пятьдесят лет арабское завоевание разрушило все эти результаты».

Несмотря на быстрое распространение ислама среди берберов, христианство, однако, продолжало оставаться среди них, и даже в XIV веке мы слышим о «нескольких маленьких христианских островках» в Северной Африке.

Под стенами Константинополя

Несмотря на гнев папы римского, писавшего к крестоносцам послание за посланием, в последних числах апреля, флот крестоносцев вышел в море и вскоре занял Дураццо и Корфу, где молодойАлексей был провозглашен императором.

Флот крестоносцев отошел из Корфу 24 мая и бросил якорь 23 июня у мыса Сан-Стефано. Тут бароны и рыцари высадились на берег, и взорам их представился величественный Константинополь.

К крестоносцам отправился, Николай Росси, посланник узурпатора Алексея, с приветствием к баронам и рыцарям, а также вопросом – с какой целью они пожаловали в чужую империю.

«Земля, на которой мы стоим, — отвечал Конон Бетюнский, — принадлежит императору Исааку, незаконно лишенному ее. Она принадлежит этому молодому государю, находящемуся теперь между нами. Если ваш господин желает загладить свою вину, то скажите ему, что мы ходатайствуем за молодого государя. Если же нет, то берегитесь возвращаться!»

Неслучившаяся битва

Через десять дней после прибытия войск, 6 июля, трубы подали сигнал и вся крестоносная армия села на суда, чтобы переплыть Босфор. Узурпатор Алексей, стоявший с 70-тысячным войском у Фигового холма, не стал мешать высадке крестоносцев и возвратился в город, уступив берег без боя.

Вскоре знамена крестоносцев уже развевались на Галатской башне и по всему западному берегу Босфора. В то же время цепь, запиравшая вход гавань «Золотой Рог», была разбита, и флот крестоносцев бросил якорь в константинопольской гавани

Венецианский флот двинулся в самую глубь гавани, французские крестоносцы, разделившись на шесть отрядов, перешли через реку Кидарис и расположились лагерем между дворцом Влахернским и защищенным стенами монастырем.

Маршал Шампаньский, описывая осаду, говорит, что рыцарям и баронам удалось осадить только одни из константинопольских ворот, и «это было большое чудо, ибо на четырех человек западных приходилось двести городских обывателей».

Наконец, византийская армия, выходит из трех ворот города и строится в боевые порядки. Крестоносцы с плохо скрываемым «волнением» видят, что неприятель превосходит их минимум раза в 4 по численности.

Но Алексею не достает решительности – видя, что крестоносцы заняли оборону и возвели оборонительные валы, он дает сигнал к отступлению. Проигранное сражение не могло бы распространить большего ужаса в городе, чем это отступление без всякой битвы…

Бегство узурпатора

Император, больше не отваживался выходить с войском из города, но, будто дело его уже проиграно, следующей ночью, скрытно, как вор, покинул город и бежал с сокровищами из столицы.

Только на утро спохватившись, византийцы поняли, что императора у них больше нет. Люди тут же направились в темницу, вывели на свет божий ослепленного Исаака и надев на него императорские одежды, вновь посадили на византийский трон.

Как только эта новость донеслась до лагеря крестоносцев, те немедленно построились к битве и отрядили депутатов в Константинополь, дабы понять положение дел в городе.

Исаак, принимает депутатов и утверждает договор своего сына Алексея с крестоносцами. Хотя условия договора были заведомо невыполнимыми, Исаак не возроптал, но только удивился, почему ко всему, крестоносцы не потребовали и половины всей его империи.

После этого, лидеры крестоносцев сопровождают царевича Алексея во дворец и удаляются в свой лагерь. Свою часть сделки они выполнили и теперь, близилось время расплаты.

Источник — Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, «История крестовых походов», и других материалов находящихся в свободном доступе
Выложил — Мэлфис К.

Разграбление Константинополя (Крестоносцы захватывают столицу Византии)

Иерусалим утрачен с 1187 года, и усилия Третьего крестового похода оказываются напрасными.

Папа Иннокентий III в 1199 году снова провозглашает крестовый поход. Когда собирается армия крестоносцев, она должна вести переговоры с венецианцами, чтобы на их кораблях добраться до Палестины.

Венецианцы — ловкие торговцы.

Они обосновались на Востоке и, в частности, в Константинополе в XII веке. Но византийцы, устав от их притязаний, предпочитают впредь иметь дело с генуэзцами. Венецианцы очень рассчитывают восстановить свои позиции и используют некредитоспособность крестоносцев для того, чтобы обернуть себе на пользу их военную силу.

Гнусный торг

Ожидается, что в Венеции высадится весьма значительная армия.

Она должна насчитывать десятки тысяч рыцарей, воинов и оруженосцев. Есть возможность отлично заработать на их снабжении и доставке до Земли обетованной. Намечается выгодная для венецианцев сделка. Но, увы, кое-кто отказывается от их условий и грузится на корабли в Марселе.

Обещанной венецианцам суммы не получается. В качестве компенсации венецианцы предлагают предводителям крестового похода, таким, как Бонифаций Монферратский (сменивший Тибальда Шампанского) или Балдуин Фландрский, помочь завоевать порты Далмации на Адриатическом море. Таким образом, флот направляется к порту Зара (Задар), захваченному венгерским королем (территория современной Хорватии).

Крестоносцы блокируют порт. Оставшийся в изоляции город взят в ноябре 1202 года и передан венецианцам.

Венецианский дож Энрико Дандоло откликается на просьбу византийского принца Алексея Ангела, чей отец, Исаак Ангел, был изгнан из Византии императором Алексеем III, помочь Исааку при содействии крестоносцев вернуть трон. Венецианцы таким образом нашли предлог, чтобы восстановить свои позиции в Константинополе.

Осады Константинополя

Захватив по дороге город Корфу, в 1204 году крестоносцы доходят до стен Константинополя.

Город защищен сетью внушительных оборонительных сооружений и до сих пор успешно отражал все попытки захвата. Поскольку город отказывается принять условия крестоносцев, те, послушав мессу, держат совет и решают навязать Исаака силой.

Главная их задача — высадиться на севере бухты Золотой Рог. Поделенные на семь боевых групп, они разбивают солдат Алексея III, и те вынуждены укрыться в городе. С моря венецианские корабли бомбардируют башню Галаты, которая прикрывает Золотой Рог от неприятеля, и захватывают ее.

Комбинированный штурм наземных сил франков с востока и флота дожей заканчивается тем, что сопротивление воинов и мирных жителей Константинополя сломлено.

Император Алексей предпочитает спастись бегством и бросает город на произвол судьбы.

Но победа Ангела скоротечна. Против принца — собственный народ, которому не нужна угрожающая близость западной армии и грубость ее воинов, и крестоносцы, которые привели его к власти и с которыми у него нет средств за это расплатиться.

И тогда христиане, чтобы получить компенсацию за свои услуги, начинают грабить город. В ходе нового государственного переворота принца Ангела и его отца изгоняют из Константинополя.

За городскими стенами оказываются и крестоносцы.

Франки, у которых остались финансовые обязательства перед венецианцами, не удовлетворены таким положением дел; отныне они знают, какими богатствами располагает город, и хотят ими воспользоваться. И тогда дож Дандоло делает им поразительное предложение: окончательно уничтожить Византийскую империю, снова взять Константинополь и поделить между собой трофеи.

О крестовом походе забыто, к величайшему сожалению папы Иннокентия III, который тщетно пытается сообщить о своем несогласии с этим решением.

Начинается вторая осада. В ней участвует 20 000 человек, франков и венецианцев прежде всего, но есть и пополнение — латиняне, жившие в Константинополе, которые после недавних событий присоединились к крестоносцам. В пятницу 9 апреля 1204 года начинается штурм. Маневрирующие в бухте Золотой Рог корабли приближаются к городу и высаживают солдат.

На протяжении многих часов идет жестокий бой, но нападающим не удается захватить преимущество. В понедельник, 12 апреля, после трехдневной передышки, крестоносцы опять устремляются в атаку.

На этот раз венецианцы сгруппировали по два свои самые мощные корабли и с этих плавучих крепостей приставляют высокие лестницы к городским стенам. Франкские рыцари атакуют стену с востока. 13-го город наконец поддается: проделана брешь в стене, и бой заканчивается поражением византийского гарнизона.

Пока побежденный принц поспешно спасается бегством (он найдет приют в Трасе), крестоносцы разбредаются по улицам.

Они набрасываются на самые богатые дома, церкви и роскошные общественные здания византийской столицы. Грабежи и убийства продолжаются многие дни. Франки захватывают ценные вещи, ткани, продукты, лошадей, а также предметы культа из многочисленных церквей. Венецианцы не отстают.

Они перевозят в Венецию четырех бронзовых лошадей с ипподрома, которые с тех пор украшают собор святого Марка.

Византийскую империю делят между победителями. Балдуина Фландрского избирают новым латинским императором. Византийцы отходят к Анатолии и готовятся к реваншу.

Шаткое и эфемерное преимущество

Однако преимущества этого грубого захвата скорее видимые, чем реальные; номинально поделенную империю еще приходится завоевывать весной 1204 года.

Венецианцы умышленно отказываются от материковой части и закрепляются на островах и на побережье, что благоприятствует их торговой деятельности. Другим участникам раздела не так-то просто определиться со своим наследством в Трасе, Фессалии, Македонии и Пелопоннесе, переименованном Морейском или Ахейском княжестве.

Византийцы организуют сопротивление вокруг трех полюсов; древняя династия Комнинов удерживает власть в Трапезунте, где она и останется после окончательного разгрома Византийской империи в 1453 году; семейство Ангелов владеет Эпирским деспотатом; и наконец, относительно могущественное византийское государство — Никей-ская империя — существует в Турции благодаря усилиям одного человека, Феодора Ласкариса.

Это государство станет причиной окончательного падения Восточной латинской империи спустя 50 лет после ее создания; в 1261 году преемники Ласкариса вновь завладеют Константинополем и дадут реформированной Византийской империи последнюю царствующую династию — Палеологов.

Взятие Константинополя (13 апреля1204 года) войсками крестоносцев было одним из эпохальных событий средневековой истории и имело далеко идущие последствия для всей Европы. Взятию предшествовали две довольно напряжённые осады — осада 1203 года и 1204 годов, в ходе которых свои усилия объединили венецианский флот и западноевропейская (преимущественно французская) пехота. После захвата города начались массовые грабежи и убийства греко-православного населения, что было своего рода местью за резню латинян греками в 1182 году.

9 мая новым императором был провозглашён Балдуин Фландрский, что положило начало формированию целой плеяды «латинских» государств на захваченных крестоносцами территориях, хотя греческая знать на периферии империи не покорилась и продолжала борьбу.

Причины

Основная статья: Четвёртый крестовый поход

В общем и целом, падение Константинополя объяснялось нарастающим отставанием социально-экономического развития империи по сравнению с более компактными и лучше организованными западноевропейскими государствами, в которых наметилась тенденция к практическому применению последних достижений технического прогресса в быту, армии и флоте, а также к росту торговли и товарооборота, которым сопутствовали растущий потребительский спрос и интенсивный денежный оборот в городах, где появились зачатки финансово-буржуазной инфраструктуры.

Византийская знать по-прежнему предпочитала вкладывать свои сбережения в малодоходную, но высокостатусную недвижимость (латифундии в Малой Азии), которую становилось всё труднее содержать и охранять, особенно в условиях тюркских нашествий. В самом Константинополе к концу XII века появился греческий торговый класс, но он был скорее следствием имитации итальянских купеческих традиций и, в какой-то мере, даже заинтересован в ещё более тесном сотрудничестве с итальянскими талассократиями, с помощью которых рассчитывал улучшить своё благосостояние.

В условиях постепенно нарастающего западного присутствия эта группа стала играть роль пятой колонны.

Среди частных причин падения города в 1204 г. немалую роль сыграл венецианско-византийский договор 1187 года, по условиям которого византийские императоры сократили свои военно-морские силы до минимума, полагаясь на флот своих итальянских «союзников».

Именно корабли венецианцев доставили более 30 тыс. крестоносцев в окрестности Константинополя, который теперь защищали лишь городские стены и численный перевес его жителей (население столицы на момент падения оценивалось в пределах от 250 до 500 тыс. человек — невероятное количество по меркам средневековых городов Западной Европы, в которых редко насчитывалось больше 10 тыс. жителей).

Тем не менее, многолюдность столицы не пугала крестоносцев. В городе уже давно царила смута, вызванная непрекращающейся борьбой за власть между отдельными кланами греческой знати. При этом проигрывающие стороны не гнушались прибегать к услугам иностранных наёмников ради своих личных интересов, которые они ставили выше интересов греческого народа в целом.

Ход событий

Крестоносцы уже давно наблюдали за слабеющим городом. За время, прошедшее с начала крестовых походов, латиняне успели хорошо ознакомиться с географией Балкан и Малой Азии.

После взятия города началось массовое мародёрство.

Около 2 тыс. человек было убито в первые дни после захвата. В городе бушевали пожары. В огне были уничтожены многие памятники культуры и литературы, хранившиеся здесь с античных времён.

Особенно сильно от огня пострадала знаменитая Константинопольская библиотека.

Осенью 1204 г. комитет из 24 представителей оккупационных сил подписал Договор о разделе Византийской империи (Partitio terrarum imperii Romaniae), положивший начало длительному периоду франкократии.

Греческое население массово покидало столицу. К концу крестоносческой власти в разграбленном городе оставалось не более 50 тыс. жителей.

Константинополь сделался столицей образовавшейся на части территории Византии Латинской империи.

Последствия

После двух неудачных осад 1235 и 1260 годов, в 1261 г. в отсутствие венецианского флота небольшой отряд никейского императора занял плохо защищённый Константинополь. Византийская империя формально была восстановлена, хотя её социально-экономический упадок и демографическое угасание продолжались.

Захват Константинополя католиками привёл к усилению этно-религиозной вражды на Балканах и установлению атмосферы всеобщего политического хаоса.

Завоевание Константинополя крестоносцами

(по Роберу де Клари)

Робер де Клари — мелкий рыцарь из Пикардии, участник Четвертого крестового похода — оставил живое описание захвата Константинополя в своей хронике «Завоевание Константинополя» (La conquête de Constantinople), написанной на пикардийском диалекте старофранцузского языка.

Сведений об авторе хроники почти не сохранилось.

Когда настало утро следующего дня’, священники и клирики в полном облачении явились процессией в лагерь французов и туда пришли также англы, даны и люди других наций и громкими голосами просили их о милосердии, рассказали им обо всем, что содеяли греки, а потом сказали им, что все греки бежали и в городе никого не осталось, кроме бедного люда2.

Когда французы это услышали, они очень обрадовались; а потом по лагерю объявили, чтобы никто не брал себе жилища, прежде чем не установят, как их будут брать. И тогда собрались знатные люди, могущественные люди и держали совет между собою, так что ни меньшой люд, ни бедные рыцари вовсе ничего об этом не знали, и порешили, что они возьмут себе лучшие дома города, и именно с тех пор они начали предавать меньшой люд, и выказывать свое вероломство, и быть дурными сотоварищами…

И потом они послали захватить все самые лучшие и самые богатые дома в городе, так что они заняли все их, прежде чем бедные рыцари и меньшой люд успели узнать об этом.

А когда бедные люди узнали об этом, то двинулись кто куда и взяли то, что смогли взять; и они нашли много жилищ и много заняли их, а много еще и осталось, ибо город был очень велик и весьма многолюден.

А маркиз3 велел взять себе дворец Львиную Пасть4, и монастырь св. Софии5, и дома патриарха; и другие знатные люди, такие, как графы, повелели взять себе самые богатые дворцы и самые богатые аббатства, какие только там можно было сыскать; и после того как город был взят, они не причинили зла ни беднякам, ни богачам6.

Напротив, те, кто хотели уйти из города, ушли, а кто хотели остаться, остались; а ушли из города самые богатые жители.

А потом приказали, чтобы все захваченное добро было снесено в некое аббатство, которое было в городе. Туда и было снесено все добро, и они выбрали 10 знатных рыцарей из пилигримов, и 10 венециан-

’13 апреля 1204 г.

2 Город покинули не все, а только знатные и состоятельные греки.

‘Маркиз Бонифаций Монферратский принадлежал к знатной семье из Ломбардии, был связан родственными узами с Капетингами, Гогенштауфенами, Комнинами.

4 Дворец Вуколеон (быколев).

‘Т.е. храм Св. Софии. Бонифаций претендовал и на императорский дворец, надеясь, что это повысит его шансы на избрание императором.

6 При взятии Константинополя погибло не менее 2 тыс. человек.

цев, которых считали честными, и поставили их охранять это добро. Когда добро было туда принесено, а оно было очень богатым, и столько там было богатой утвари из золота и из серебра, и столько златотканых материй, и столько богатых сокровищ, что это было настоящим чудом.

все это громадное добро, которое туда было снесено; и никогда с самого сотворения мира не было видано и завоевано столь громадное количество добра, столь благородного’ или столь богатого —- ни во времена Александра, ни во времена Карла Великого, ни до, ни после; сам же я думаю, что и в 40 самых богатых городах мира едва ли нашлось бы столько добра, сколько было найдено в Константинополе.

Да и греки говорят, что две трети земных богатств собраны в Константинополе, а треть разбросана по свету. И те самые люди, которые должны были охранять добро, растаскивали драгоценности из золота и все, что хотели, и так разворовывали добро; и каждый из могущественных людей брал себе либо золотую утварь, либо златотканые шелка, либо то, что ему больше нравилось, и потом уносил.

Таким-то вот образом начали они расхищать добро, так что ничто не было разделено к общему благу войска или ко благу бедных рыцарей или оруженосцев, которые помогли завоевать это добро, кроме разве крупного серебра вроде серебряных тазов, которыми знатные горожанки пользовались в своих банях. Остальное же добро, которое оставалось для дележа, было расхищено таким вот худым путем, как я уже вам об этом сказал, но венецианцы так или иначе получили свою половину; а драгоценные камни и великие сокровища, которые оставались, чтобы их разделить, все это ушло бесчестными путями…

Когда город был взят и пилигримы разместились, как я вам об этом рассказал, и когда были взяты дворцы, то во дворцах они нашли несметные богатства.

И дворец Львиная Пасть был так богат и построен так, как я вам сейчас расскажу. Внутри этого дворца, который взял себе маркиз, имелось с пять сотен покоев, которые все примыкали друг к другу и были все выложены золотой мозаикой; в нем имелось с добрых 30 церквей, как больших, так и малых; и была там в нем одна, которую называли Святой церковью2 и которая была столь богатой и благородной, что не было там ни одной дверной петли, ни одной задвижки, словом, никакой части, которые обычно делаются из железа и которые не были бы целиком из серебра, и там не было ни одного столпа, который не был бы либо из яшмы, либо из порфира, либо из других богатых драгоценных камней3.

А настил часовни был из белого мрамора, такого гладкого и прозрачного, что казалось, будто он из хрусталя; и была эта церковь столь богатой и столь благородной, что невозможно было бы вам и поведать о великой красоте и великолепии этой церкви. Внутри этой церкви нашли много богатых святынь; там нашли два куска креста Господня4 толщиной с человеческую ногу, а длиной около полу-

‘ Речь идет о красоте вещи, изяществе отделки.

2 Одни историки полагают, что имеется в виду часовня Спасителя, другие — церковь Богородицы Фаросской.

‘Названия материалов нельзя понимать буквально.

В средневековых хрониках это распространенные названия общего характера.

4 Далее идут описания драгоценных реликвий христианства.

ту азы’, и потом там нашли железный, наконечник от копья, которым прободен был наш Господь в бок, и два гвоздя, которыми были прибиты его руки и ноги; а потом в одном хрустальном сосуде нашли большую часть пролитой им крови; и там нашли также тунику, в которую он был одет и которую с него сняли, когда его вели на гору Голгофу; и потом там нашли благословенный венец, которым он был коронован и который имел такие острые колючки из морского тростника, как кончик железного шила.

А потом нашли там часть одеяния Пресвятой Девы, и голову монсеньора св. Иоанна Крестителя, и столько других богатых реликвий, что я просто не смог бы вам их перечислить или поведать вам все по истине.

Перевод М. А. Заборова

Четвертый крестовый поход и падение Константинополя

Не сразу, правда, крестоносные полчища были нацелецы на Константинополь. Организаторы Четвертого крестового похода, которых объединял и вдохновлял папа Иннокентий III, вначале приложили немало усилий, чтобы укрепить религиозный пыл крестоносцев, напомнить им об их исторической миссии освобождения Святой земли. Иннокентий III направил послание ви- зантийскому императору, побуждая его к участию в походе и одновременно напоминая о необходимости восстановления церковной унии, что практически означало прекращение самостоятельного существования греческой церкви.

Очевидно, что этот вопрос был главным для Иннокентия III, который вряд ли мог рассчитывать на участие византийского войска в крестовом походе, затеваемом римско-католической церковью. Император отверг предложения папы, отношения между ними стали крайне напряженными.

Неприязнь папы к Византии в немалой степени предопределила превращение византийской столицы в цель похода крестоносного воинства.

Во многом это также было следствием откровенно корыстных намерений предводителей крестоносцев, которые в погоне за добычей направились осенью 1202 г. к принадлежавшему в то время Венгрии крупному торговому городу на восточном побережье Адриатического моря — Задару.

Захватив и разорив его, крестоносцы, в частности, уплатили таким образом часть долга венецианцам, заинтересованным в установлении своего господства в этом важном районе. Завоевание и разгром большого христианского города как бы стали подготовкой к дальнейшему изменению целей крестового похода.

Поскольку не только папа римский, но и французские и немецкие феодалы в это время тайно вынашивали план направить крестоносцев против Византии.

Задар стал своеобразной репетицией похода на Константинополь. Постепенно возникло и идеологическое обоснование такого похода. В среде руководителей крестоносцев все настойчивее велись разговоры о том, что их неудачи объясняются действиями Византии. Византийцев обвиняли в том, что они не только не помогают воинам креста, но даже проводят враждебную политику по отношению к государствам крестоносцев, заключая направленные против них союзы с правителями турок-сельджуков Малой Азии.

Эти настроения подогревались венецианскими купцами, ибо Венеция была торговой соперницей Византии. Ко всему этому добавлялись воспоминания о резне латинян в Константинополе. Большую роль сыграло и стремление крестоносцев к огромной добыче, которую сулил захват византийской столицы.

О богатстве Константинополя в ту пору ходили легенды. «О, какой знатный и красивый город! — писал о Константинополе один из участников Первого крестового похода.

Сколько в нем монастырей, дворцов, построенных с удивительным мастерством! Сколько также удивительных для взора вещей на улицах и площадях! Было бы слишком утомительно перечислять, каково здесь изобилие богатств всякого рода, золота, серебра, разнообразных тканей и священных реликвий».

Такие рассказы разжигали воображение и страсть к наживе, которой так отличались воины крестоносных армий.

Первоначальный план Четвертого крестового похода, предусматривавший организацию морской экспедиции на венецианских судах в Египет, был изменен: крестоносное войско должно было двинуться к столице Византии.

Был найден и подходящий предлог для нападения на Константинополь. Там произошел очередной дворцовый переворот, в результате которого император Исаак II из династии Ангелов, правившей империей с 1185 г. в 1204 г. был свергнут с престола, ослеплен и брошен в темницу. Его сын Алексей обратился за помощью к крестоносцам.

В апреле 1203 г. он заключил на острове Корфу с предводителями крестоносцев договор, посулив им крупное денежное вознаграждение. В результате крестоносцы отправились к Константинополю в роли борцов за восстановление власти законного императора.

В июне 1203 г. к византийской столице подошли суда с крестоносным воинством. Положение города было крайне тяжелым, ибо главного средства обороны, которое многократно спасало ранее,— флота у византийцев теперь почти не было.

Заключив в 1187 г. союз с Венецией, византийские императоры свели свои военные силы на море до минимума, полагаясь на союзников. Это была одна из тех ошибок, которые решили судьбу Константинополя. Оставалось полагаться только на крепостные стены. 23 июня корабли венецианцев с крестоносцами на борту появились на рейде. Император Алексей III, брат низложенного Исаака II, попытался организовать оборону со стороны моря, но суда крестоносцев прорвались через цепь, закрывавшую вход в Золотой Рог.

5 июля венецианские галеры вошли в бухту, рыцари высадились на берег и стали лагерем у Влахернского дворца, который находился в северо-западной части города. 17 июля войска Алексея III практически капитулировали перед крестоносцами после захвата ими двух десятков башен на крепостных стенах.

За этим последовало бегство Алексея III из Константинополя.

Тогда горожане освободили низложенного Исаака II из тюрьмы и провозгласили его императором. Это отнюдь не устраивало крестоносцев, ибо они тогда теряли огромные деньги, обещанные им сыном Исаака, Алексеем. Под давлением крестоносцев Алексей был объявлен императором, и около пяти месяцев продолжалось совместное правление отца и сына. Алексей прилагал все усилия, чтобы собрать нужную для расплаты с крестоносцами сумму, так что население невероятно страдало от поборов.

Положение в столице делалось все более напряженным.

Вымогательства крестоносцев усилили вражду между греками и латинянами, императора ненавидели почти все горожане.

Появились признаки зреющего мятежа. В январе 1204 г. простой люд Константинополя, собравшийся огромными толпами на площадях, стал требовать избрания нового императора.

Исаак II обратился за помощью к крестоносцам, но его намерения выдал народу один из сановников — Алексей Мурчуфл. В городе начался бунт, который закончился избранием Алексея Мурчуфла императором. По мнению предводителей крестоносцев, наступил удачный момент для захвата византийской столицы.

Стоя лагерем в одном из предместий Константинополя, крестоносцы более полугода не только оказывали воздействие на жизнь столицы империи, но и все более распалялись при виде ее богатств.

Представление об этом дают слова одного из участников этого похода крестоносцев, амьенского рыцаря Робера де Клари — автора мемуаров под названием «Завоевание Константинополя». «Там было, — писал он, — такое изобилие богатств, так много золотой и серебряной утвари, так много драгоценных камней, что казалось поистине чудом, как свезено сюда такое великолепное богатство.

Со дня сотворения мира не видано и не собрано было подобных сокровищ, столь великолепных и драгоценных… И в сорока богатейших городах земли, я полагаю, не было столько богатств, сколько их было в Константинополе!» Лакомая добыча дразнила аппетиты крестоносных воинов. Грабительские рейды их отрядов в город приносили его жителям немалые тяготы, церкви стали утрачивать часть своих сокровищ.

Но самое страшное для города время наступило в начале весны 1204 г., когда предводители крестоносцев и представители Венеции заключили договор о разделе территорий Византии, который предусматривал и захват ее столицы.

Крестоносцы решили штурмовать город со стороны Золотого Рога, у Влахернского дворца.

Католические священники, состоявшие при войсках крестоносцев, всячески поддерживали их боевой дух. Они с готовностью отпускали грехи всем желавшим того участникам предстоящего штурма, внушая воинам мысль о богоугодности захвата Константинополя.

Вначале были засыпаны рвы перед крепостными стенами, после чего рыцари пошли на приступ.

Византийские воины отчаянно сопротивлялись, но все же 9 апреля крестоносцам удалось ворваться в Константинополь. Однако они не сумели закрепиться в городе, и 12 апреля атака — возобновилась. С помощью штурмовых лестниц передовая группа атакующих взобралась на крепостную стену.

Другая группа сделала пролом на одном из участков стены, а затем разбила несколько крепостных ворот, действуя уже изнутри. В городе начался пожар, погубивший две трети зданий. Сопротивление византийцев было сломлено, Алексей Мурчуфл бежал. Правда, весь день на улицах шли кровопролитные схватки.

Утром 13 апреля 1204 г. в Константинополь вступил глава крестоносного войска итальянский князь Бонифаций Монферратский.

Город-крепость, устоявший перед натиском многих могучих врагов, был впервые захвачен неприятелем. То, что оказалось не под силу полчищам персов, аваров и арабов, удалось рыцарскому войску, насчитывавшему не более 20 тыс. человек. Один из участников похода крестоносцев, француз Жоффруа де Виллардуэн, автор высоко ценимой исследователями «Истории захвата Константинополя», считал, что соотношение сил осаждавших и осажденных составляло 1 к 200.

Он выражал удивление победой крестоносцев, подчеркивая, что никогда еще горсточка воинов не осаждала город с таким множеством защитников. Легкость, с которой крестоносцы овладели огромным, хорошо укрепленным городом, была результатом острейшего социально-политического кризиса, который переживала в тот момент Византийская империя. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что часть византийской аристократии и купечества была заинтересована в торговых связях с латинянами.

Иными словами, в Константинополе существовала своеобразная «пятая колонна».

Чем дальне, тем больше крестовые походы обнаруживали свою подлинную, совсем не религиозную сущность. Особенно ярко она выявилась во время Четвертого.