Закон логики

Валерий Панюшкин,

руководитель детского правозащитного проекта «Русфонд.Право»

Детский правозащитный проект «Русфонд.Право» на регулярной основе сотрудничает с детским правозащитным проектом «Соучастие в судьбе». Мы помогаем «Соучастию в судьбе» деньгами, которые собирают читатели Русфонда. Юристы «Соучастия в судьбе» консультируют нас и делятся с нами своим богатейшим опытом. Иногда случаи из практики «Соучастия в судьбе» таковы, что, рассказывая о них, приходится менять имена детей, скрывать фамилии судей и названия городов. Сейчас вы поймете почему.

Лена, Оксана, Ольга, Федор и Андрей жили в двухкомнатной квартире с матерью и отцом. Мать старалась как могла поднять пятерых детей. Отец, сколько дети себя помнят, нигде не работал, крепко пил и часто бил их всех. А однажды убил мать. На глазах у детей отрезал ей ножом голову. Был осужден на тринадцать лет колонии строгого режима, причем смягчающим суд признал то обстоятельство, что у убийцы пятеро несовершеннолетних детей. Это было десять лет назад. Через три года отец из колонии выйдет, если, конечно, не освободится раньше по УДО. В любом случае он вернется жить в ту самую квартиру, где совершил убийство. И где прописаны дети.

Лене сейчас 22 года, Андрею — 21, Ольге — 20, Федору — 19, Оксане — 16. Но даже взрослые, даже совершеннолетние, они ни разу и близко не подходили к квартире, в которой прописаны. Живут в общежитиях, снимают углы — где угодно, лишь бы не в проклятом месте. Они даже и вообразить себе не могут, как жить в комнате, где была убита мать. И уж тем более — как жить с отцом, который ее убил. Да, он лишен родительских прав, разумеется. Но как делить с ним коммунальную кухню?

Все вокруг — сотрудники органов опеки, заведующие детскими домами и школами-интернатами, где дети учились и жили, директора колледжей, где молодые люди учатся теперь,— все понимают, что невозможно молодым людям даже переступить порог дома, где их матери отрезали голову. Но закон неумолим.

Согласно пункту 4 статьи 8 федерального закона от 21 декабря 1996 года N159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», с жильем у Лены, Андрея, Ольги, Федора и Оксаны все нормально. Жилье не ветхое, не аварийное, на каждого приходится по восемь квадратных метров площади. Одним словом, нет никаких законных оснований признать молодых людей нуждающимися в жилье.

Все, буквально все чиновники, педагоги и судьи, от которых зависит судьба этих пятерых сирот, в один голос говорят, что понимают — невозможно молодым людям жить на месте преступления дверь в дверь с убийцей. Но пусть же хоть какой-нибудь юрист найдет хоть малейшую законную зацепку, чтобы можно было дать сиротам, формально имеющим пригодное для жизни жилье, квартиры как бездомным.

Так вот юристы «Соучастия в судьбе» нашли такую зацепку. Президиум Верховного суда Российской Федерации 20 ноября 2013 года выпустил обзор судебной практики. Там написано: «Если при рассмотрении дела суд приходит к выводу, что возвращение детей-сирот в ранее занимаемые и сохраненные за ними жилые помещения противоречит их интересам, то суд удовлетворяет требования детей-сирот об обеспечении их жилым помещением вне очереди». Еще там написано, что «в качестве главной задачи для судов выступает не только своевременное и правильное рассмотрение дел данной категории, но и их рассмотрение с учетом всех конкретных обстоятельств».

Опираясь на эти разъяснения Верховного суда, судья, рассматривавший дело Лены, Андрея, Ольги, Федора и Оксаны, постановил: сиротам в прежний свой дом не возвращаться, а местной власти выдать каждому по однокомнатной квартире. Глава «Соучастия в судьбе» Алексей Головань говорит, что Лена, Андрей, Ольга и Федор получат квартиры в течение года, а младшая Оксана — по достижении совершеннолетия.

Проект «Русфонд.Право» получает господдержку в виде гранта, выданного Общероссийским общественным движением «Гражданское достоинство»

Самое важное в канале Коммерсантъ в Telegram

Важное качество правильного мышления — его последовательность, т.е. взаимосвязанность, стройность, доказательность, обоснованность хода рассуждений.

Паралогическое мышление (от греч. paralogos — противный разуму, неразумный; «кривая логика»; в логике «паралогизм» — ошибка в рассуждении, обусловленная нарушением законов и правил логики) — в мышлении присутствуют логические ошибки, обусловленные односторонностью и тенденциозностью мышления больного, которые приводят его к выводам, противоречащим действительности.

Логические ошибки заключаются в неправильно используемых предпосылках и доказательствах, неверно построенных причинно-следственных отношениях, смешении понятий и т.д. Лежит в основе интерпретативного бреда (примеры см. в соответствующем разделе). Интеллектуально-мнестические способности в этих случаях сохранены, и больные способны правильно рассуждать за пределами своей бредовой фабулы.

Смысловое соскальзывание — необоснованная смена основной темы рассуждений побочной, второстепенной. Обусловлены не нарушением внимания, от которого их следует отличать, а нарушением последовательности мышления и искажением процесса обобщения.

Шперрунг («закупорка мысли», обрыв мысли) — внезапный обрыв мысли, осознается как кратковременное отсутствие мысли в голове. Следует дифференцировать с абсансами, нарушением внимания.

Разорванное мышление — отсутствие какой-либо логической связи между высказываниями, соединение разнородных, не связанных общим смыслом мыслей («в огороде бузина, а в Киеве — дядька»), грамматический строй речи (синтаксис) при этом сохраняется.

Грубое расстройство мышления. Больные способны произносить достаточно обширные монологи из грамматически и интонационно верно построенных фраз, но даже внутри одного предложения нет какого-либо единого смысла.

Прослушайте запись больного с шизофазией.

Бессвязное (инкогерентное) мышление — полное отсутствие логических и грамматических связей между словами. Речь больных бессвязная, беспорядочный набор отдельных слов, а также слогов и звуков. Также, вероятно, нарушено понимание обращенной речи. Свидетельствует о грубом нарушении деятельности мозга, встречается при аменции (тяжелой форме делириозного помрачения сознания, сопровождающейся нарастанием симптомов выключения сознания).

§ 3. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ МЫШЛЕНИЯ

Законы мышления, относящиеся к отдельным логическим формам и операциям, будут рассмотрены в соответствующих главах. Здесь остановимся на основных законах формальной логики. К ним относятся законы: (1) тождества, (2) непротиворечия, (3) исключенного третьего и (4) достаточного основания. Они называются основными, так как выражают коренные свойства логического мышления — его определенность, непротиворечивость, последовательность и обоснованность. Они действуют в любом рассуждении, в какой бы форме оно ни выражалось и какую бы логическую операцию ни выполняло.

1. Закон тождества. Любая мысль в процессе рассуждения должна иметь определенное, устойчивое содержание. Это коренное свойство мышления — его определенность — выражает закон тождества: всякая мысль в процессе рассуждения должна быть тождественна самой себе (а есть а, или а = а, где под а понимается любая мысль).

В символической записи он выражается формулой р ? р (если р, то р), где р — любое суждение, ? — символ импликации (логическая связка «Если…, то…»).

Из закона тождества следует: нельзя отождествлять различные мысли, нельзя тождественные мысли принимать за нетождественные. Нарушение этого требования в процессе рассуждения нередко бывает связано с различным выражением одной и той же мысли в языке.

Например, два суждения: «Н. совершил кражу» и «Н. тайно похитил чужое имущество» — выражают одну и ту же мысль (если, разумеется, речь идет об одном и том же лице). Предикаты этих суждений — равнозначные понятия: кража и есть тайное хищение чужого имущества. Поэтому было бы ошибочным рассматривать эти мысли как нетождественные.

С другой стороны, употребление многозначных слов может привести к ошибочному отождествлению различных мыслей. Например, в уголовном праве словом «штраф» обозначают меру наказания, предусмотренную Уголовным кодексом, а в гражданском праве — меру административного воздействия. Очевидно, употреблять подобное слово в одном значении не следует.

Отождествление различных мыслей нередко связано с различиями в профессии, образовании и т. д. Так бывает в следственной практике, когда обвиняемый или свидетель, не зная точного смысла юридических понятий, понимает их иначе, чем следователь. Это приводит к путанице, неясности, затрудняет выяснение существа дела.

Отождествление различных понятий представляет собой логическую ошибку — подмену понятия, которая может быть как неосознанной, так и преднамеренной.

Соблюдение требований закона тождества имеет важное значение в работе юриста, требующей употребления понятий в их точном значении.

При разбирательстве любого дела важно выяснить точный смысл понятий, которыми пользуются обвиняемый или свидетели, и употреблять эти понятия в строго определенном смысле. В противном случае предмет мысли будет упущен и вместо выяснения дела произойдет его запутывание.

2. Закон непротиворечия. Логическое мышление характеризуется непротиворечивостью. Противоречия разрушают мысль, затрудняют процесс познания. Требование непротиворечивости мышления выражает формально-логический закон непротиворечия: два несовместимых суждения не могут быть одновременно истинными; по крайней мере одно из них необходимо ложно.

В символической записи: ?(p ? ?p) (неверно, что р и не-p одновременно истинны) под р понимается любое суждение, под ?p — отрицание суждения р, знак ? перед всей формулой — отрицание двух суждений, соединенных знаком конъюнкции (логическая связка «и»).

Из закона непротиворечия следует: утверждая что-либо о каком- либо предмете, нельзя, не противореча себе, отрицать то же самое о том же самом предмете, взятом в то же самое время и в том же самом отношении.

Закон непротиворечия действует в отношении всех несовместимых суждений: противоположных и противоречащих.

Противоположными (контрарными) называются два суждения, в которых признак относится ко всем предметам некоторого множества, но в одном из них этот признак утверждается, а в другом этот же признак отрицается. Например: «Все дни на прошлой неделе были дождливыми» и «Ни один день на прошлой неделе не был дождливым». По крайней мере, одно из этих суждений ложно.

Противоречащими (контрадикторными) называются суждения, в одном из которых что-либо утверждается (или отрицается) о каждом предмете некоторого множества, а в другом — то же самое отрицается (утверждается) о некоторой части этого множества. Эти суждения не могут быть одновременно ни истинными, ни ложными: если одно из них истинно, то другое ложно, и наоборот. Например, если суждение «Каждому гражданину Российской Федерации гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи» истинно, то суждение «Некоторым гражданам Российской Федерации не гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи» ложно. Противоречащими являются также два суждения об одном предмете, в одном из которых что-либо утверждается, а в другом то же самое отрицается. Например: «П. привлечен к административной ответственности» и «П. не привлечен к административной ответственности». Одно из этих суждений необходимо истинно, другое — необходимо ложно.

Закон непротиворечия выражает одно из коренных свойств логического мышления — непротиворечивость, последовательность мышления. Его сознательное использование помогает обнаруживать и устранять противоречия в своих и чужих рассуждениях, вырабатывает критическое отношение ко всякого рода неточности, непоследовательности в мыслях и действиях.

Н. Г. Чернышевский подчеркивал, что непоследовательность в мыслях ведет к непоследовательности в поступках. У кого не уяснены принципы во всей логической полноте и последовательности, писал он, у того не только в голове сумбур, но и в делах чепуха.

Умение вскрывать и устранять логические противоречия, нередко встречающиеся в показаниях свидетелей, обвиняемого, потерпевшего, играет важную роль в судебной и следственной практике.

Одно из основных требований, предъявляемых к версии в судебном исследовании, состоит в том, чтобы при анализе совокупности фактических данных, на основании которых она построена, эти данные не противоречили друг другу и выдвинутой версии в целом. Наличие таких противоречий должно привлечь самое серьезное внимание следователя. Однако бывают случаи, когда следователь, выдвинув версию, которую он считает правдоподобной, не принимает во внимание факты, противоречащие этой версии, игнорирует их, продолжает развивать свою версию вопреки противоречащим фактам.

В процессе судебного разбирательства обвинитель и защитник, истец и ответчик выдвигают противоречащие друг другу положения, отстаивая свои доводы и оспаривая доводы противной стороны. Поэтому необходимо тщательно проанализировать все обстоятельства по делу, чтобы окончательное решение суда основывалось на достоверных и непротиворечивых фактах.

Недопустимы противоречия в судебных актах. К числу обстоятельств, по которым приговор признается несоответствующим фактическим обстоятельствам дела, уголовно-процессуальное право относит существенные противоречия, содержащиеся в выводах суда, изложенных в приговоре.

3. Закон исключения третьего. Закон непротиворечив действует по отношению ко всем несовместимым друг с другом суждениям. Он устанавливает, что одно из них необходимо ложно. Вопрос о втором суждении считается открытым: оно может быть истинным, но может быть и ложным.

Закон исключенного третьего действует только в отношении противоречащих (контрадикторных) суждений. Он формулируется следующим образом: два противоречащих суждения не могут быть одновременно ложными, одно из них необходимо истинно: а есть либо b, либо не-b. Истинно либо утверждение некоторого факта, либо его отрицание. Третьего не дано. «Н. виновен в ограблении банка» и «Н. не виновен в этом ограблении»; «Все свидетели допрошены» и «Некоторые свидетели не допрошены»; «Некоторые юристы — адвокаты» и «Ни один юрист не адвокат».

В символической записи: р ? ?p, где р — любое суждение, ?p — отрицание суждения р, ? — символ дизъюнкции (логическая связка «или»).

Подобно закону непротиворечия закон исключенного третьего выражает последовательность, непротиворечивость мышления, не допускает противоречий в мыслях. Вместе с тем, действуя только в отношении противоречащих суждений, он устанавливает, что два противоречащих суждения не могут быть не только одновременно истинными (на что указывает закон непротиворечия), но также и одновременно ложными: если ложно одно из них, то другое необходимо истинно, третьего не дано.

Закон исключенного третьего не может указать, какое именно из данных суждений истинно. Этот вопрос решается другими средствами. Значение закона состоит в том, что он указывает направление в отыскании истины: возможно только два решения вопроса, причем одно из них (и только одно) необходимо истинно.

Закон исключенного третьего требует ясных, определенных ответов, указывая на невозможность отвечать на один и тот же вопрос в одном и том же смысле и «да» и «нет», на невозможность искать нечто среднее между утверждением чего-либо и отрицанием того же самого.

Важное значение имеет закон в юридической практике, где требуется категорическое решение вопроса. Юрист должен решать дело по форме «или — или». Данный факт либо установлен, либо не установлен. Обвиняемый либо виновен, либо не виновен. Jus (право) знает только: «или — или».

4. Закон достаточного основания. Наши мысли о каком-либо факте, явлении, событии могут быть истинными или ложными. Высказывая истинную мысль, мы должны обосновать ее истинность, т. е. доказать ее соответствие действительности. Так, выдвигая обвинение против подсудимого, обвинитель должен привести необходимые доказательства, обосновать истинность своего утверждения. В противном случае обвинение будет необоснованным.

Требование доказанности, обоснованности мысли выражает закон достаточного основания: всякая мысль признается истинной, если она имеет достаточное основание. Если есть b, то есть и его основание а.

Достаточным основанием мыслей может быть личный опыт человека. Истинность некоторых суждений подтверждается путем их непосредственного сопоставления с фактами действительности. Так, для человека, явившегося свидетелем преступления, обоснованием истинности суждения «Н. совершил преступление» будет сам факт преступления, очевидцем которого он был. Но личный опыт ограничен. Поэтому человеку в своей деятельности приходится опираться на опыт других людей, например на показания свидетелей некоторого события. К таким основаниям прибегают обычно в следственной и судебной практике.

Благодаря развитию научных знаний человек все шире использует в качестве основания своих мыслей опыт всего человечества, закрепленный в законах и аксиомах науки, в принципах и положениях, существующих в любой области человеческой деятельности.

Истинность законов, аксиом подтверждена практикой человечества и не нуждается поэтому в новом подтверждении. Для подтверждения какого-либо частного случая нет необходимости обосновывать его при помощи личного опыта. Если, например, нам известен закон Архимеда (каждое тело, погруженное в жидкость, теряет в своем весе столько, сколько весит вытесненная им жидкость), то нет никакого смысла погружать в жидкость какой-либо предмет, чтобы выяснить, сколько он теряет в весе. Закон Архимеда будет достаточным основанием для подтверждения любого частного случая.

Благодаря науке, которая в своих законах и принципах закрепляет общественно-историческую практику человечества, мы для обоснования наших мыслей не прибегаем всякий раз к их проверке, а обосновываем их логически, путем выведения из уже установленных положений.

Таким образом, достаточным основанием какой-либо мысли может быть любая другая, уже проверенная и установленная мысль, из которой с необходимостью вытекает истинность данной мысли.

Если из истинности суждения а следует истинность суждения b, то а будет основанием для b, а b — следствием этого основания.

Связь основания и следствия является отражением в мышлении объективных, в том числе причинно-следственных, связей, которые выражаются в том, что одно явление (причина) порождает другое явление (следствие). Однако это отражение не является непосредственным. В некоторых случаях логическое основание может совпадать с причиной явления (если, например, мысль о том, что число дорожно-транспортных происшествий увеличилось, обосновывается указанием на причину этого явления — гололед на дорогах). Но чаще всего такого совпадения нет. Суждение «Недавно был дождь» можно обосновать суждением «Крыши домов мокрые»; след протекторов автомобильных шин — достаточное основание суждения «В данном месте прошла автомашина». Между тем мокрые крыши и след, оставленный автомашиной, — не причина, а следствие указанных явлений. Поэтому логическую связь между основанием и следствием необходимо отличать от причинно-следственной связи.

Обоснованность — важнейшее свойство логического мышления. Во всех случаях, когда мы утверждаем что-либо, убеждаем в чем-либо других, мы должны доказывать наши суждения, приводить достаточные основания, подтверждающие истинность наших мыслей. В этом состоит коренное отличие научного мышления от мышления ненаучного, которое характеризуется бездоказательностью, способностью принимать на веру различные положения и догмы.

Закон достаточного основания не совместим с различными предрассудками и суевериями. Например, существуют нелепые приметы: разбить зеркало — к несчастью, рассыпать соль — к ссоре и т.д., хотя между разбитым зеркалом и несчастьем, рассыпанной солью и ссорой нет причинной связи. Логика — враг суеверий и предрассудков. Она требует обоснованности суждений и не совместима поэтому с утверждениями, которые строятся по схеме «после этого — значит по причине этого». Эта логическая ошибка возникает в случаях, когда причинная связь смешивается с простой последовательностью во времени, когда предшествующее явление принимается за причину последующего.

Закон достаточного основания имеет важное теоретическое и практическое значение. Фиксируя внимание на суждениях, обосновывающих истинность выдвинутых положений, этот закон помогает отделить истинное от ложного и прийти к верному выводу.

Значение закона достаточного обоснования в юридической практике состоит, в частности, в следующем. Всякий вывод суда или следствия должен быть обоснован. В материалах по поводу какого-либо дела, содержащих, например, утверждение о виновности обвиняемого, должны быть данные, являющиеся достаточным основанием обвинения. В противном случае обвинение не может быть признано правильным. Вынесение мотивированного приговора или решения суда во всех, без исключения, случаях является важнейшим принципом процессуального права.

Вопросы для самопроверки

1. Приведите определения законов тождества, непротиворечив, исключенного третьего и достаточного основания.

2. Какое значение имеет каждый из этих законов для правильного построения мыслей? Для юридической практики?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Этотзакон звучит так: двапротивоположных суждения не могут бытьодновременно истинными — по крайнеймере, одно из них необходимо ложно.

Формулазакона непротиворечивости:

Ø(А&ØА) (читается: «неверно, что А и не-А»).

Можноего записать вслед за выдающимсясредневековым логиком и философомДунсом Скоттом следующим образом: (А&ØА) ®В (читается:»если А и не-А, то В»). Так как вместо Вможно поставить любое суждение, тоформулу можно прочитать так: «Изпротиворечия следует что угодно».

Воснове данного положения лежит болееглубокий принцип: «Из лжи следует всёчто угодно». А противоречие всегдаложно. Проверьте данное положение потаблице истинности и убедитесь в этомсами.

  1. Закон исключённого третьего

Данныйзакон утверждает, что издвух противоречащих друг другу сужденийодно обязательно истинно.

Символическизакон выражается формулой: АÚØА(читается: «А либо не-А»).

Данныйзакон предъявляет очень сильныетребования к нашему мышлению. По латыниего называют принципом tertiumnon datur (третьего не дано).

Законисключённого третьего подвергаетсядостаточно серьёзной и аргументированнойкритике со стороны философов и логиков- интуиционистов. Но в рамках классическойлогики он остаётся важнейшим принципом,описывающим в идеализированной формеодну из самых важных закономерностеймышления — его определённость и ясность.

5.5.4 Закон достаточного основания

Законгласит: всякаяистинная мысль должна иметь достаточноеоснование.

Обоснованность- важнейшее средство логическогомышления.

Вовсех случаях, когда мы утверждаемчто-либо, убеждаем других в чём-либо, мыдолжны доказывать наши суждения,приводить достаточные основания,подтверждающие истинность наших мыслей.

Достаточнымоснованием может служить личный опыткаждого человека. Но надо помнить, чтоэтот опыт у каждого из нас всё жеограничен.

Достаточнымоснованием могут быть научные аксиомы,научные законы, отшлифованные многолетнимэкспериментированием и всевозможнымипроверками на истинность.

Достаточнымоснованием могут быть нравственныеценности, выстраданные вековым опытомнародов.

Достаточнымоснованием какой-либо мысли может бытьлюбая другая, уже проверенная иустановленная мысль.

Закондостаточного основания несовместим сразличными предрассудками и суевериями.

Принятиеего ориентирует людей на поиск подлинныхпричин событий, требует за многообразнымислучайными связями в мире выискиватьсущественные и необходимые связи.

Закондостаточного основания гарантирует нестолько правильность мышления, сколькоего обоснованность.

Кромеперечисленных выше законов в логикепринято называть законами также все тесложные суждения, которые при любыхзначениях входящих в них простых сужденийпринимают только по форме всегдаистинные значения.

Например:((А®В) ÙА) ®В.

Построимдля данного выражения таблицу:

А

В

А®В

(А®В)ÙА

((А®В)ÙА)®В

и

и

и

и

и

и

л

л

л

и

л

и

и

л

и

л

л

и

л

и

Какмы видим, наше суждение принимает витоге только значение «истина». А этозначит, что оно является законом.