Закон о посещении реанимации

Содержание

Новосибирский тренер по боксу Александр Шереметьев семь дней пролежал в реанимации в больнице №3 с коронавирусной инфекцией. За это время он видел смерть других пациентов и систему здравоохранения изнутри. Сейчас он пошел на поправку, но последствия тяжкого заболевания до сих не отпускают «железного тренера».
Александр Шереметьев — тренер со стажем. Под своим крылом он воспитал много спортсменов и профессионалов, и любителей. На самочувствие сибиряк никогда не жаловался. Да и жаловаться было не на что, ведь здоровье крепкое и явных хронических заболеваний никогда не было. Однако коронавирус его все же настиг, и случилось это внезапно.
Днем 26 июня он почувствовал боль в горле, сдавленность в груди. Одышка не давала покоя, голова буквально разламывалась. Тогда-то он и забеспокоился: вдруг заразился коронавирусом. Первые тесты положительного результата не дали.
«Попал в больницу я 27 июня. Вызвал «скорую», они сказали, что заберут в третью больницу на ОбьГЭС. Я так и сказал: «Едем в третью! Побыстрее в третью!». Меня привезли около четырех часов утра. Документы передали в приемный покой. Передо мной была еще одна пациентка, бабушка. Мою фамилию узнала и говорит: «О, спортик. Что случилось?». А что случилось? Железный тренер заболел», — рассказал корреспонденту Сибкрай.ru Александр, пытаясь побороть вырывающийся кашель.
iocb4n5ZrCQ.jpg
Увели железного тренера сразу на третий этаж и определили в палату. Помимо него там лежали еще два человека. Симптомы у всех похожи. В первую очередь новоприбывший сообщил своим ученикам о том, куда попал и что с ним, ведь пропади он хоть на сутки, его ученики пошли бы с собаками искать своего тренера. А так он всех успокоил.
Первая ночь, по воспоминаниям Александра, прошла тяжко. Легкие то и дело сдавливало, а голова гудела пуще прежнего. Однако к утру недуг начал отпускать, симптомы стали не такими обостренными, и сибиряк даже подумал, что тесты на коронавирус не соврали, но на деле все оказалось иначе.
«На утро пришел главврач — Александр Осадчий. Спросил, как я чувствую себя. Тогда было еще нормально, — вспоминает пациент. — Через какое-то время пришел мой лечащий врач, посмотрел на меня и ему что-то не понравилось. А я и сам начал чувствовать неладное. Говорит мне: «Идите кислородом подышите». Ну, я встал, еле как спустился на второй этаж и то с врачом. Подышал немного, начали подниматься обратно, а у меня голова кружится. Врач посмотрел на меня и все…».
Как оказалось, у сибиряка за считанные минуты посинели губы — признак недостатка кислорода в крови. Температура также резко подпрыгнула до 39 градусов. Сознание Александра стремительно отдалялось от реальности, рябь в глазах сменилась полной темнотой и в какой-то момент наступила пустая тишина…
8c55b87d59572e4c2a2efea9a8f9f259.jpg
Очнулся тренер уже в реанимации, подключенный и аппарату ИВЛ. Без сознания он провел несколько часов и после этого чувствовал себя крайне плохо. Все, что он мог делать — лежать и смотреть в потолок. Слева и справа лежали такие же обездвиженные люди, как и он. Первые часы после пробуждения тянулись для Александра долго, но он точно помнит, что в какой-то момент почувствовал запахи. Это его сильно удивило, ведь он думал, что люди с ковид-пневмонией не могут что-то учуять, но он точно почувствовал запах кварцевых ламп и лекарств. И это его успокоило ровно до того момента, пока в палате не умер человек.

«Да, я видел смерть. Медсестры и врачи боролись за каждого. Они присаживались лишь минут на пять, а остальные три часа и 55 минут были на ногах. Я видел, как им тяжело чисто физически — в защитных непроницаемых костюмах, постоянно находиться возле тяжелых больных, делать инъекции, процедуры… Героические люди! » — рассказал тренер.

JtnqBpT032c.jpg
Александр раньше никогда не сталкивался с больничной реальностью, поэтому для него многое из увиденного стало шоком. Но вот, врачи, медсестры… По его словам, главврач Александр Осадчий каждый день самостоятельно обходит всех пациентов. А медсестры, по его словам, и вовсе героини, которые заставят организм любого человека пойти на поправку.
«Человек больной, слабый, где-то себя начинает жалеть, а иные и крест на себе уже ставят. Но тут приходит медсестра: «Не будешь есть, мы тебя через зонд будем кормить, а не будешь в туалет ходить, мы клизму поставим». И все их слушаются, не потому что боятся «наказаний», а потому что самим становится стыдно: мол, и правда, чего же ты так расклеился!», — смеется Александр

G2J93uYzQq4.jpg

Родственники и друзья поддерживали Александра во время болезни.

Несмотря на хорошее питание, в Александр сильно потерял в весе. При росте в 185 сантиметров его вес был 85 килограммов, но после выписки он встал на весы и ужаснулся. Циферблат показал на десять килограммов меньше.
Вес, разумеется, еще не самое страшное. Осложнения от коронавируса уже сказываются на печени, некоторых другие органов, но главное — страдают легкие. Они были поражены у спортсмена на 30%, что уже является серьезной проблемой. Во время разговора с корреспондентом Сибкрай.ru Александра то и дело разрывал кашель. Он приглушенно хрипел, но продолжал рассказывать о том, как врачи спасали его. За это он им благодарен и пообещал даже отблагодарить их, но как — это пока секрет.
Конечно, не все испытывают благодарность к медикам. Александр вспомнил, как один из пациентов сильно возмутился своей госпитализацией и начал скандалить. «Орал на всю больницу, что не будет сдавать тест. На врачей зачем-то начал наезжать. Его потом и выписали. Что с ним случилось дальше — я не знаю», — рассказывает Шереметьев.
После реанимации его перевели в военный госпиталь, где он пробыл недолго. Сейчас Александра выписали. Его родные чудесным образом не заразились от него опасным вирусом, чему сибиряк очень рад. Сейчас болезнь отступает, все возвращается в свое русло, но сам Александр уже совсем другой человек. По его словам, жизнь сразу стала другой, и он понял, что ее нужно ценить
«Теперь ждем, когда можно будет возобновить тренировки в спортзалах. Еще столько предстоит сделать!».

kcOPn8f5vVU.jpg

Сибкрай.ru писал о том, что уже месяц горбольница №3 работает только как ковидный госпиталь. Всем врачам и медсестрам пришлось переучиться на борьбу с коронавирусом. Корреспондент Сибкрай.ru отправился туда, чтобы узнать, каково это – каждый день ходить в «грязную зону», видеть человеческие страдания, понимая, что в их руках жизнь и здоровье людей.

Право гарантировано законом, но…

В России с понедельника действуют новые правила, которые регулируют допуск родных и близких к пациентам отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Рассказываем, кому и на каких условиях по закону разрешены посещения и что делать, если в допуске в реанимацию отказывают.

Дарья Шелехова / Znak.com

О каком документе идет речь?

21 сентября в силу вступает приказ Минздрава № 869н, который уточняет положения поправок, внесенных в статьи 14 и 79 федерального закона о здравоохранении (323-ФЗ от 21 ноября 2011 года). Сами поправки были внесены в закон еще в июне 2019 года. Их инициатором считается актер Константин Хабенский, который тремя года ранее, в апреле 2016 года, на одной из прямых линий обратил внимание Владимира Путина на то, что в России, в отличие от западных стран, де-факто невозможно повидаться (быть может, даже в последний раз) с родственником, если он оказался в реанимации. Президент с постановкой вопроса согласился и поручил проработать его решение.

Нельзя сказать, что родственников в реанимации раньше не допускали совсем, но порядок их допуска к тяжелобольным регулировался локальными актами — то есть внутрибольничными приказами. Проще говоря, вопрос всегда оставался на усмотрение больничной администрации. А ей по понятным причинам всегда было проще в этом допуске отказать. Теперь право повидаться с членом семьи, оказавшемся в ОРИТ, гарантированно федеральным законом.

Кого должны пускать?

К приказу, который после корректировки базового закона выпустил Минздрав, прилагаются общие требования к организации посещения пациента ОРИТ. Этот документ говорит о возможности такого посещения у родственников и «иных членов семьи или законных представителей пациента». Но совершеннолетний пациент сам вправе расширить круг лиц, которые смогут его навещать, включив в него друзей, коллег и вообще кого угодно.

Правда, пока не совсем ясно, будет ли достаточно один раз подписать какое-то универсальное согласие или всякий раз потребуется согласовывать с больным список новых посетителей.

Если пациент в силу своего состояния такое согласие дать не сможет и у него нет законных представителей (в случае с несовершеннолетними — это их родители или назначенные по закону опекуны), то вопрос будет решать больничная администрация в лице дежурного врача или лица, ответственного за организацию посещений пациентов. Такое ответственное лицо теперь должно появиться в каждой больнице или в ОРИТ.

Наиль Фаттахов / Znak.com

На каких условиях будет допуск в реанимацию?

Из документа следует, что к больному могут пустить одновременно только двух посетителей. Это условие было и в более раннем документе — письме Минздрава от 30 мая 2016 года, которым почти сразу после памятной прямой линии и последовавшего поручения президента было довольно подробно регламентировано посещение родственниками пациентов в ОРИТ. И кстати, оно требовало, чтобы посетителя, который не является родственником, обязательно сопровождал кто-то из членов семьи. В новом документе, который, в отличие от письма, предусмотрен федеральным законом, такого требования нет.

В новых общих требованиях также ничего не сказано о возрасте посетителей (в письме 2016 года был запрет на посещение детьми до 14 лет). От посетителей потребуют отключить или перевести в беззвучный режим мобильные телефоны и иные средства связи (ранее было одно требование — отключать гаджеты).

Важно, что устройства не попросят оставить за пределами ОРИТ, а значит, у родственников и близких даже будет возможность сделать фото или записать видео.

В общих требованиях ничего не сказано о времени посещения, то есть формально нет ограничений на допуск родственников и в ночные часы. Логично, если этого требуют обстоятельства.
Общие требования также не регламентируют внешний вид пришедших навестить больного: ничего не сказано о том, что им нужно надевать бахилы, халат, маску, шапочку или, например, снимать верхнюю одежду. Все это было в письме 2016 года, а теперь, вероятно, подразумевается, что соответствующие требования будут уточнены в правилах организации посещения пациентов ОРИТ, которые должны предусматривать в том числе требования, установленные санитарными правилами. Кстати, такие правила обязаны опубликовать на официальном сайте больницы и в общедоступных местах медицинской организации.

Могут ли отказать в доступе в реанимацию?

В правила, утвержденные в разгар пандемии, ожидаемо включили пункт, по которому никому нельзя навещать пациентов, находящихся в инфекционных боксах. Впрочем, откажут в посещении больных и в тех больницах или отделениях, где введены общие карантинные ограничения. Получается, что, даже когда человечество разберется с COVID-19, всегда будет риск, что нельзя будет посетить члена семьи, которому не повезло оказаться в реанимационной палате в период сезонного гриппа.

Но самая плохая новость в том, что общие требования, утвержденные Минздравом, содержат довольно расплывчатые формулировки, которые могут стать основанием для отказа в допуске в ОРИТ. И, по мнению юристов, это может нивелировать весь плюс от появления документа, сделав его фикцией. На усмотрение дежурного врача или лица, ответственного за организацию посещений больных в ОРИТ, оставили вопрос допуска к пациентам в тяжелом состоянии.

Из этого следует, что в посещении всегда могут отказать, сославшись именно на тяжесть состояния больного.

Есть также вопрос к пункту, который запрещает посетителям «препятствовать оказанию медицинской помощи». С одной стороны, все верно: нельзя мешать врачам делать свое дело, особенно когда стоит вопрос о жизни и смерти. С другой — не станет ли в глазах медперсонала само пребывание «посторонних» в палате таким «препятствованием» — а значит, и поводом к отказу в посещении? Тем более в правилах есть оговорка: навещать пациента можно с учетом в том числе «интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации». Без всякой конкретики, что под этим подразумевается.

Но точно важно помнить, что в больницах не могут выдвигать условия, которые выходят за рамки общих требований. Например, если от посетителей требуют иметь при себе справку об отсутствии инфекционного заболевания, речь идет об ограничении, о котором не сказано ни в одном из упомянутых выше актов. А следовательно, это требование явно выходит за общие рамки и может быть оспорено.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Кстати, как можно оспорить отказ?

Для начала стоит иметь в виду, что общие требования, которые вступили в силу по приказу Минздава, — это довольно компактный документ, в котором всего 11 пунктов. Их несложно запомнить, но юристы всегда советуют подобные документы выводить на печать и брать с собой туда, где есть риск встретить вольное обращение с законом.

Телемедицина: как она работает, можно ли ей доверять и дорого ли это стоит?

Если, как это часто бывает, отсылки к закону и подзаконным актам не действуют, сообщите намерение пойти к начальству, советует адвокат Екатерина Антонова из коллегии «Антонова и партнеры». Если это дежурный врач, говорите о том, что пойдете к руководителю ОРИТ; если перед вами он сам — что дойдете до главврача. «Большинство таких ситуаций разрешается на месте путем обращения к руководителю», — уверена адвокат. Однако, отмечает Степан Хантимиров из адвокатского бюро Asterisk, сам документ Минздрава все же оставляет вероятность, что и администрация больницы не пойдет вам навстречу, мотивировав отказ тяжелым состоянием пациента.

В этом случае надо быть готовым идти дальше. Фиксировать отказ больницы разрешать вам допуск к близкому человеку в реанимации и оспаривать его законность. Фиксация возможна двумя способами (а лучше обоими сразу). Во-первых, на телефон можно записать ваш разговор с медперсоналом и его руководством. Во-вторых, необходимо подать официальную жалобу главному врачу на нарушение права посещения родственников в реанимации — разумеется, со ссылкой на пункт 15 части 1 статьи 79 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации, который дает вам такое право. Жалобу необходимо подать в двух экземплярах, на одном из которых в приемной главврача должны поставить отметку о том, что обращение принято к рассмотрению. Если в приемной этому препятствуют, снова доставайте телефон и фиксируйте это тоже.

«Все это потом можно приобщить к другой жалобе, которая будет направлена вами в вышестоящую организацию — скорее всего, это будет региональное министерство или департамент здравоохранения», — советует Екатерина Антонова.

Одновременно можно обратиться в Минздрав РФ (через сайт или по горячей телефонной линии в своем регионе). Есть также специальное надзорное ведомство в сфере здравоохранения — Росздравнадзор (также можно обратиться через сайт, по горячей линии 8 800 550 99 03 или воспользовавшись доступными способами связи с территориальным органом). Наконец, есть территориальный Фонд обязательного медстрахования и прокуратура.

Юристы сходятся во мнении, что общие рекомендации еще будут уточняться, в том числе нормативными актами регионов, в ведении которых находятся больницы. При этом важно понимать, что приказы региональных минздравов и депздравов могут только расширить права родственников, но никак их не сузить. Поэтому можно предположить, что с появлением первой правоприменительной практики по России еще прокатится волна прокурорских протестов и судебных споров. А среди юристов появится дополнительная специализация — сопровождение родственников, идущих в своему больному в ОРИТ. Но главное, что в нашей стране появилось закрепленное в законе право увидеться с близким человеком, попавшим на реанимационную койку.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись

Добавить в «Нужное»

Актуально на: 12 октября 2020 г.

В июне 2019 г. были приняты поправки в Основы охраны здоровья граждан в РФ, которые узаконили доступ родственников в реанимацию. Напомним, что до этого родственникам, желающим попасть к близкому человеку в реанимацию, совсем не на что было сослаться. Приходилось либо упрашивать медперсонал, либо решать проблему деньгами.

Однако конкретные требования к посещению тяжелобольных, находящихся в отделении интенсивной терапии и в реанимации в стационаре, Минздрав принял лишь спустя год после поправок. Эти правила вступили в силу с 21 сентября 2020 г. (Приказ Минздрава от 19.08.2020 № 869н) Ими должны руководствоваться и медучреждения, и пациенты, и их родственники.

Кого будут пускать в реанимацию

Посещать больного могут не только члены его семьи, но также и люди, не являющиеся родственниками, например, коллеги, друзья, гражданский супруг. Но они могут быть допущены только с согласия самого пациента. Родственники должны быть готовы документально подтвердить родственные отношения с больным. Кстати, детей тоже должны пускать в реанимацию, никаких запретов на этот счет в документе Минздрава нет.

Без согласия пациента, если он в состоянии его высказать, к нему никого пускать не будут — даже близких родственников.

Если больной не может дать согласие, например, он без сознания либо находится в тяжелом состоянии, тогда разрешение на посещение будет давать дежурный врач или лицо, ответственное в клинике за посещения. И здесь уже могут отказать в допуске тем, кто не приходится пациенту близким родственником.

С ребенком любого возраста во время всего лечения в стационаре может бесплатно находиться один из родителей или другой член семьи, например бабушка. Это справедливо и для отделений реанимации.

Какие основные правила надо соблюдать при посещении больного

1) В реанимации одновременно могут находиться не более 2 посетителей.

2) Посетители не должны мешать обследованиям, лечению и процедурам.

3) Мобильные телефоны должны быть выключены либо переведены на беззвучный режим.

4) Пациентов в инфекционных боксах и специальных боксированных палатах посещать нельзя. Также никто не сможет прийти к больным в период карантина.

Однако медучреждения могут дополнять этот перечень правил.

Что должны сделать больницы

Медучреждение должно назначить сотрудника, который будет ответственным за организацию посещений больных. Также больница должна на своем сайте и на своей территории разместить правила таких посещений, чтобы любой человек мог заранее узнать, куда и к кому обращаться в случае чего.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс .

Бесплатный доступ к системе на 2 дня.

19 августа 2020 года Минздрав России приказом № 869н утвердил общие требования к организации посещения пациента родственниками и иными членами семьи или законными представителями пациента в медицинской организации, в том числе в ее структурных подразделениях, предназначенных для проведения интенсивной терапии и реанимационных мероприятий.

Приказ вступит в силу 21 сентября 2020 года.

Новые требования уточняют изменения, внесенные в статьи 14 и 79 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» 9 июня 2019 года.

К сожалению, в окончательную версию приказа Минздрава по прежнему не вошло право на круглосуточное посещения пациентов в ОРИТ, о котором ходатайствовал Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера».

А что это за требования? Есть ли там какие-либо ограничения?

Посетителям запрещается пользоваться мобильным телефоном и другими электронными устройствами.

По-прежнему сохраняется правило, по которому одновременно находиться в палате могут не более двух посетителей.

А вот ограничения, касающиеся внешнего вида посетителей, сняты. Теперь перед входом в отделение не нужно надевать бахилы, халат, маску, шапочку. По крайней мере, таких требований в документе нет и вам не могут отказать в посещении, если у вас нет бахил или халата.

Перед посещением реанимации ознакомьтесь с Правилами, а лучше распечатайте их, чтобы в случае разногласий показать медицинским работникам.

Перед посещением реанимации с меня требуют справки об отсутствии заболеваний. Это законно?

Нет. В Правилах перечислены все условия, при выполнении которых родственникам разрешается навещать пациентов в реанимации, и среди них нет требования предоставлять врачам справки об отсутствии заболеваний или результаты каких-либо анализов.

Кто может навещать пациента в отделении реанимации? Могут ли отказать в посещении двоюродной сестре или племяннику?

Согласно принятым требованиям пациента старше 18 лет могут посещать не только родственники и члены семьи, но и иные лица, например, друзья, но только с согласия пациента.

Теперь пациента в стационаре, даже в ОРИТ, могут посещать дети без ограничения возраста.

Для посещения пациентов в тяжелом состоянии, находящихся в палате, в том числе в ОРИТ, а также пациентов, которые не могут выразить согласие на посещение и/или отсутствует законный представитель, нужно согласие.заведующего отделением или дежурного врача / ответственного за посещения.

К сожалению, в приказе нет никаких четких критериев, которыми должны руководствоваться должностные лица медицинской организации, согласовывая посещение тяжелого пациента.

Право на посещение священнослужителя, адвоката или законного представителя для защиты прав пациента предусмотрено статьей 19 Федерального закона № 323, оно остается неизменным.

Когда родственнику нельзя находиться в палате реанимации?

Какие-либо конкретные ситуации в требованиях не обозначены. Указано лишь то, что посетители не должны препятствовать оказанию медицинской помощи.

Врач утверждает, что в больнице карантин, и вообще – правила внутреннего распорядка запрещают приходить родственникам. Что делать?

Запрещено посещение пациентов, находящихся в инфекционных боксированных отделениях и инфекционных боксированных палатах, а также в период введения в медицинской организации (ее структурном подразделении) ограничительных мероприятий (карантина).

Правила внутреннего распорядка – не повод вам отказать. Подобных ограничений не предусмотрено ни законом, ни Правилами посещения. Любые медицинские инструкции, указания и какие бы то ни было документы, не разрешающие посещение родственника, нарушают федеральное законодательство и не могут применяться.

Однако, в новых правилах есть оговорка о том, что посещение пациента осуществляется с учетом состояния пациента, соблюдения противоэпидемического режима и интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации. К сожалению, нигде не указано, какие требования по соблюдению противоэпидемического режима могут стать поводом запретить посещение, какие интересы и каких лиц будут основаниями отказа.

Что делать, если врачи все-таки не пускают в реанимацию к родственнику?

Если лечащий врач отказывает в доступе в реанимацию, обратитесь к заведующему ОРИТ. Поставьте его в известность, что в случае отказа обратитесь с жалобой к главному врачу.

Если проблема не решена, необходимо подать жалобу на имя главного врача учреждения (см. форму жалобы).

Жалобу необходимо распечатать или написать от руки в двух экземплярах. Один экземпляр отдаете секретарю, на втором экземпляре вам должны поставить отметку о регистрации обращения (входящий номер, дату принятия и подпись принявшего лица) — этот экземпляр оставляете себе (см. инструкцию по подаче обращений).

Позвоните на горячую линию Минздрава РФ 8 800 200-03-89 и подайте обращение через сайт Росздравнадзора или на горячую линию Росздравнадзора 8 800 550 99 03.

Можно также обратиться с жалобами в территориальный орган Росздравнадзора, территориальный Фонд ОМС по вашему субъекту и прокуратуру на нарушение права на посещение родственника в стационаре.

Существуют ли другие нормативные акты, регулирующие вопросы посещения отделений реанимации?

Минздрав/департамент здравоохранения региона вправе принять приказ, регулирующий порядок посещения отделений реанимации в подведомственных учреждениях, который не должен противоречить нормам Федерального закона и приказа Минздрава РФ. Региональный или локальный правовой акт может расширять права граждан по сравнению с федеральным законодательством, но не ущемлять их.

Так, в Москве действует Приказ Департамента здравоохранения города Москвы от 29.06.2018 № 451 «Об организации посещений пациентов, находящихся в отделении реанимации и интенсивной терапии», в соответствии с пунктом 4.2 которого разрешено круглосуточное посещение родственниками пациентов в реанимации.

Если ваш родственник находится в ОРИТ медицинского учреждения Департамента здравоохранения г. Москвы, и вас к нему не пускают, в обращениях можно ссылаться и на Приказ № 451 (см. форму жалобы).

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Правила организации приема передач для пациентов на период ограничительных мероприятий в связи с профилактикой распространения новой коронавирусной инфекции

Передачи для пациентов принимаются ежедневно строго с 16:00 до 19:00.

Передачи принимаются в целлофановых пакетах с указанием ФИО пациента, отделения и номера палаты. Фрукты, овощи, бутылки, упаковки с едой должны быть тщательно вымыты.

Передачи принимаются в корпусах №1 и №2, холл входной группы, у поста охраны.

Перечень продуктов, разрешенных для передачи пациентам ГБУЗ «ГКБ №24 ДЗМ»

1. Минеральная питьевая вода в упаковке производителя — до 2 литров.

2. Печенье сухое, сушки, сухари в упаковке производителя — до 1 кг

3. Пастила. зефир, мармелад, конфеты, карамель — до 0,5 кг

4. Сахар в упаковке производителя — до 1 гк

5. Мед, варенье в упаковке производителя — до 0,5 кг

6. Сыр жирностью до 45%, не острый в упаковке производителя — до 0,5 кг

7. Кефир и другие кисло-молочные продукты в упаковке производителя — до 0,5 л

8. Фрукты (яблоки, груши, бананы) — не более 1,5 кг

Запрещено передавать:

1. Табачные изделия

2. Алкоголь

3. Нагревательные приборы

4. Спички, зажигалки