Знаменный распев с исоном

Отдельный раздел экспозиции готовящегося к открытию Музея письменности в Великом Новгороде будет посвящён певческим рукописям. При первом взгляде на них неподготовленный человек может подумать, что они написаны какими-то иероглифами и причудливыми закорючками. На самом деле – это знаки старинной нотации, которые доносят до нас древние церковные песнопения. О том, как развивалась древнерусская певческая традиция и сохраняется ли до нашего времени, рассказывает Илья МЕЛЬНИКОВ, кандидат культурологии, научный сотрудник отдела развития Новгородского музея-заповедника и лаборатории этнологии и истории культуры НовГУ.

— Илья Андреевич, что известно о древнерусской певческой традиции? Откуда она пришла?

— Традиции церковного пения, как и большинство церковных традиций, в своё время пришли на Русь из Византии. Первые певчие при киевском великокняжеском дворе приехали из Корсуни, где принял крещение князь Владимир. Но с древнерусским церковным пением в итоге произошло то же, что и с иконописью, архитектурой и прочим церковным искусством. Со временем оно приобрело самобытные русские черты. Это выражалось как в самой мелодике, напеве, так и в начертании знаков, которыми эти напевы записывались. Это хорошо видно, если сравнивать древнейшие певческие рукописи с книгами более позднего времени.

— А какие самые древние певческие книги есть в Новгородском музее?

— Самые ранние рукописи, написанные крюками и хранящиеся в нашем музее, датируются XVII веком. Это уже, конечно, оформившаяся традиция. С того времени она почти не менялась. Но вот если взглянуть в древние пергаменные рукописи XIII или XIV веков, всё становится гораздо сложнее. Ведь на раннем этапе развития певческого искусства применялась так называемая «кондакарная» нотация. Знаки, из которых она состояла, не похожи ни на византийские, ни на поздние русские аналоги. До сих пор учёные не могут её расшифровать. Так что здесь ещё есть поле для научных дерзаний.

пение по крюкам— Вы сказали, что с XVI века нотация церковных книг не менялась. А как же привычные нам ноты? Ведь они совсем не похожи на то, что мы видим в рукописях времён Ивана Грозного.

— Конечно, не похожи! Давайте разберёмся. Крюковая нотация, в отличие от кондакарной, появилась в XII веке. Какое-то время они существовали параллельно. Но потом кондакарная ушла в прошлое, а крюки продолжили развиваться. Последнее значительное изменение в этой нотации произошло в XVII веке. Тогда появились так называемые красные пометы. Дело в том, что сами крюки изображают отдельные звуки или их совокупность. А вот высота, на которой нужно петь, до XVII века никак не обозначалась. Эту проблему и решил новгородский распевщик Иван Шайдуров, который ввёл в нотацию киноварные пометы, отмечающие высоту звуков.

— То есть и здесь новгородцы отличились?

— Конечно, ещё как! Например, доместиком, то есть руководителем церковного хора Антониева монастыря, был знаменитый Кирик Новгородец, живший в XII веке. Новгородский распевщик (мастер пения) Маркелл Безбородый прославился своим мастерством составления песнопений. Когда Иван Грозный пришёл с опричниками в Новгород в 1570 году, с собой он вывез не только монастырское золото, но и новгородских певчих.

Вообще, мне немного обидно за древнерусское певческое искусство. Если древняя иконопись и архитектура достаточно известны, о них многие знают, то вот пению незаслуженно мало уделяется внимания. Меня иногда передёргивает, когда слышу в исторических фильмах о русском средневековье современное церковное пение. И, конечно, в древнем Софийском соборе, например, барочные певческие темы сильно контрастируют с древним иконостасом и интерьером. В старину всё звучало абсолютно иначе, а звучанию церковного пения уделялось очень много внимания. Само искусство распевщиков котировалось на одном уровне с мастерством иконописи, это было высокопрофессиональное искусство.

— А когда появилась эта разница между знаменным пением и современным церковным?

— В конце XVII века, во время и после церковного раскола при патриархе Никоне, поменялось очень многое. Под украинским влиянием напевы стали записывать нотами, которые располагались на пяти линейках, изображающих высоту звука. Эти ноты гораздо привычнее современному глазу. Кстати, сами ноты были тогда квадратными, поэтому в музыкальном обиходе их иногда называют «топорами». Сам музыкальный строй тоже сильно изменился с конца XVII по XX век. Древнерусский знаменный распев по большей части, хоть и не всегда, был унисонным, одноголосным. Кроме того, знаменные песнопения исполнялись открытым голосом, в таких хорах не было дирижёров, но был ведущий голос, которым головщик – главный в хоре – его направлял. Под западным влиянием стали петь по партиям, а уже под влиянием искусства барокко и классицизма, а также музыки композиторов XIX — XX веков появились церковные песнопения, которые, как правило, исполняются в церквях московского патриархата в наши дни. Кстати, многие русские композиторы высоко ценили и древний знаменный распев. Например, Сергей Рахманинов обыгрывает его в некоторых моментах своего «Всенощного бдения». Но это, конечно, уже вариации на тему.

— То есть сейчас мы не можем услышать знаменный распев в чистом виде?

— Удивительно, но эта очень хрупкая, сильно связанная с устной практикой традиция дожила до наших дней. После церковного раскола XVII века самыми преданными хранителями древнерусского пения стали старообрядцы. Причём сам знаменный распев долго употреблялся и в некоторых новообрядческих монастырях, но записывался уже квадратными нотами. А староверы сохранили и сам распев, и крюковую нотацию.

— И певческие книги?

— Да, более того, они их не только переписывали, но и печатали уже в начале XX века, когда государство разрешило старообрядцам иметь свои легальные типографии. До сих пор в старообрядческих общинах, в том числе и в Новгородской области, можно услышать живую традицию знаменного пения. В том числе до сих пор поются сочинения того самого Маркелла Безбородого, новгородского распевщика XVI века!

— И всё-таки, как представлена древнерусская певческая культура в Новгородском музее? Вы упомянули рукописи XVII века, а ещё что-то есть?

— Конечно. Можно сказать, что у нас есть почти все разновидности церковных певческих книг. Во-первых, многие рукописи XVII – XVIII веков происходят из собрания Кирилло-Новоезерского монастыря. Некоторые из этих рукописей не имеют тех самых киноварных помет. Также дониконовские книги с крюковой нотацией поступали в музей от старообрядцев Новгородской области. Есть в музейном собрании и собственно старообрядческие певческие рукописи, созданные в Поморье, Ветке и Гуслицах. Да и староверы Новгородской области тоже переписывали крюковые книги, хоть и украшали их не так ярко и профессионально, как в упомянутых выше центрах книгописания. В собрании музея немало рукописных книг на квадратных нотах-«топорах». Многие из них происходят из Кирилло-Новоезерского монастыря и церквей Новгородской области.

обиход крюковой

— Речь только о рукописях?

— Нет, есть и печатные церковные нотированные книги. Первые такие издания с квадратными нотами в России появились во второй половине XVIII века. Эти и более поздние книги тоже имеются в музее. И конечно, в собрание не могли не попасть старообрядческие печатные певческие издания начала прошлого столетия. Наименований таких книг тоже, кстати, много – «Обиход», «Ирмолой», «Праздники», «Трезвоны» и т. д. Так что в экспозиции будет на что посмотреть, а возможно, и что послушать.

В заголовочном комплексе — Праздники крюковые. Конец XVIII в.