Звон колокольчика слушать

Легким движением рук

Зимним вечером над Архангельском переливался колокольный звон удивительной красоты. Прохожие замирали у собора Михаила Архангела, где впервые звучал оркестр из 32 колоколов на шести звонницах.

Он исполнял сюиту, написанную мастером звонов Владимиром Петровским к 500-летию Сийского монастыря. В концерте участвовали не только взрослые, но и совсем юные звонари и звонарицы. Легкими движениями рук обычные люди — парикмахеры, компьютерщики, школьники — превращали колокола в стройный хор. На каждом оркестранте красовалась накидка с надписью «Академия колокольного искусства».

По воскресеньям он «чистит» город

— Посмотрите на звонницу: здесь представлен весь звукоряд — малые зазвонные, средние подзвонные и большие басовые колокола. У каждого своя роль: один задает тон, другой поддерживает, а третий украшает. Ведь колокольный звон — это не просто ритм, это красота и содержательность, — объясняет руководитель необычного оркестра Владимир Петровский.

И сожалеет, что красивый и содержательный звон сегодня — редкость. Музыканты получают специальное образование, а на звонарей до недавних пор нигде не учили, причем так было даже в дореволюционной России. Но ведь звоны — тоже музыка. Чтобы поднять уровень исполнительского мастерства, Петровский и открыл колокольную академию.

— К сожалению, в колоколах зачастую видят только сигнальную функцию. И они действительно звонят, чтобы призвать. Но как призвать? Ведь это глас Божий, а он должен звучать в высшей степени совершенно! Побренчать-то каждый может на колокольне в Пасхальную седмицу. А надо показать всем, как прекрасен этот звон, — вдохновенно рассуждает мастер.

Когда-то он был джазовым музыкантом — играл на ударных. Но в конце 1980-х судьба привела в музей деревянного зодчества под открытым небом «Малые Корелы». Именно там после долгого перерыва в Поморье снова зазвучали колокола и началось возрождение звонов, которым Владимир Петровский посвятил всю свою жизнь.

Если набрать в интернет-поисковике «первый звонарь России» — появится его фамилия. Он устанавливает и настраивает колокола, проводит фестивали, обучает звонарей по всей стране и миру. На днях в Пермском крае отладил уже свою двухсотую колокольню. Звоны «от Петровского» звучат на Патриаршем подворье в итальянском Бари, в соборе Успения Пресвятой Богородицы в Лондоне, в австралийском Брисбене и много, где еще.

Каждое воскресенье мастер звонит в колокола на Успенском соборе родного Архангельска. «Чистит» город — так это называют. Считается, что звоны обладают целебными свойствами и даже защищают от вирусов, что в последнее время стало особенно актуальным.

— Всегда во время эпидемий — чумы, лихорадки, холеры — люди звонили в колокола, — напоминает Владимир Петровский. — Правда ли, что они исцеляют? Честно скажу: чтобы человек на костылях бросил их и пошел — такого не видел. Но то, что во время звонов нормализуется давление, проходят головные боли, я не раз испытал на себе. Колокол — полифоничный инструмент, а человеческий организм чувствителен к звуковым вибрациям. Думаю, что некое целебное воздействие, безусловно, есть. Но многое зависит от настроя самого человека.

Живи, колокол!

Академия колокольного искусства расположилась на архангельском подворье Соловецкого монастыря. Когда-то здесь были комнаты дознания милиции. Владимир Петровский обустроил под вековыми сводами учебные студии и другие помещения — своими руками и на свою пенсию.

С порога вы попадаете в музей колоколов. Мастер их коллекционирует — собрал уже почти 900 экземпляров. Каких здесь только нет: темные китайские (кстати, первые колокола появились в Поднебесной), греческая доска-било, огромный старинный благовест, морская рында, поддужные колокольчики для птицы-тройки… Небольшой музей показывает, насколько богата колокольная культура. Сюда можно прийти на экскурсию, входных билетов нет — музей живет на пожертвования.

Методику преподавания и учебные звонницы Владимир Петровский тоже разработал сам. Новички сначала тренируются на беззвучном веревочном тренажере. Поскольку колокол — инструмент громкий, неумелый звон может любого довести до белого каления. Своих первых учеников мастер натаскивал на колокольне в Улан-Удэ, и скоро город прислал делегацию с просьбой остановиться.

Освоив азы на «немой» звоннице, студенты переходят на установку с подвесами вместо колоколов. Кстати, здесь обустроено учебное место и для людей, которые передвигаются на коляске. А на третьей ступени начинающим звонарям уже доверяют настоящий колокольный инструмент. Весь курс состоит из 20 занятий.

Кто может стать звонарем

Всем ли под силу стать звонарем или нужны особые таланты?

— Научиться может каждый — было бы желание, — уверен Петровский. — Но чувство ритма, координация движений очень важны. В академию поступают и уже состоявшиеся звонари — для повышения квалификации, — и те, кто ни разу не бил в колокол. Конечно, хорошо учить музыкантов, окончивших Гнесинку. Но большая часть студентов — люди самых разных профессий, и это меня особенно радует.

Возрастных границ не существует. Самой старшей студентке из Челябинска — 82, а самому младшему ученику всего три года. Юный звонарь Левушка освоил десять уроков, когда его родителей — военнослужащих — перевели в другой город. Но педагог уверен, что Лев с мамой теперь могут сами устроить звоны, где угодно.

Уверенным звонарем стала и внучка мастера — второклассница София. Причем дед ее поначалу даже не учил — сама смотрела и слушала. Дети звонят наравне со взрослыми, стоя на специальных подставках. Кстати, в этом процессе задействованы не только руки, но и ноги: чтобы «запели» большие колокола, надо нажимать на педали.

Учиться приезжают со всей России, поэтому есть задумка обустроить гостевые кельи для иногородних студентов. Дистанционное обучение для звонарей крайне нежелательно, хотя есть и видеокурсы. В академии можно освоить не только церковную, но и современную колокольную музыку, которая звучит на фестивалях. Мечта Петровского — провести детский фестиваль звонарей на берегу Белого моря. Он должен был состояться прошлым летом, но помешала пандемия.

Есть у маэстро и другие печали, не связанные с коронавирусом. Первая — качество колоколов зачастую оставлять желать лучшего. В таких случаях его называют «кастрюльным». Лучшим литьем, по мнению архангельского мастера, отличаются заводы Каменска-Уральского и Воронежа.

Другая печаль — в России все чаще заменяют живой звон электронным. Ставят вместо колоколов аудиоустановку, которая управляется пультом. А он во время крестного хода, бывает, возьмет да не сработает. По канону требуется тишина — а запись все играет.

— Электронным звонницам просто нет объяснения, — сокрушается мастер. — У меня уже больше двух тысяч учеников. Многих я обучаю на местах, в разных уголках страны. Говорю им: теперь у вас есть школа, в которую вы обязательно привнесете что-то свое. Храните ее! У нас должны звучать настоящие колокола.