1 сентября беслан

Теракт в Беслане

Размещено на http://www.allbest.ru/

Негосударственное учреждение среднего профессионального образования «интерколледж»

на тему: «Теракт в Беслане «

Проверил: Никифоров Г.Б

Планирование

Расследование обстоятельств теракта

Захват заложников в школе № 1 города Беслана (Северная Осетия), совершённый террористами утром 1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании более 1100 заложников (преимущественно детей, их родителей и сотрудников школы) в тяжелейших условиях, отказывая людям даже в минимальных естественных потребностях.

Теракт в Беслане был спланирован тщательнейшим образом во время подготовки захвата были учтены ошибки сделанные террористами в 2002г. учувствовавшими в теракте на Дубровке. Школа №1 являла собой выгодный объект для захвата. В связи с большим количеством учащихся и крайне сложной структурой самого здания. Дополнительное преимущество создавала форма школьного двора, которая позволяла захватчикам быстро и малыми усилиями перекрыть пути побега во время захвата.

Другими факторами, сыгравшими на руку террористам, стали близость Беслана к границе с Ингушетией (лагерь террористов, из которого они отбыли ранним утром 1 сентября, находился в окрестностях ингушского села Пседах, расположенного на расстоянии порядка 30 километров от Беслана)

Теракт

1 сентября 2004 года группа вооружённых боевиков подъехала к зданию школы № 1 в Беслане на тентованном «ГАЗ-66» и «ВАЗ-2107». «ВАЗ» был захвачен по пути в Беслан в селе Хурикау у участкового Султана Гуражева, который также был привезён к школе, но потом сумел убежать. На площадке рядом со школой в этот момент проходила линейка, посвящённая Дню знаний, перенесённая из-за жары с традиционных 10 часов утра на 9. Стреляя в воздух, террористы загнали в здание школы более 1100 человек — детей, их родителей и родственников, а также сотрудников школы. Несколько террористов обошли школу со стороны Школьного переулка, чтобы отрезать людям путь к бегству. Несмотря на окружение, захвата избежали, по разным оценкам, от 50 до 150 человек — в основном старшеклассники, успевшие в суматохе выбежать со двора. Однако в заложниках оказалось много детей дошкольного возраста: из девяти бесланских детсадов четыре не работали из-за затянувшегося ремонта, вследствие чего многие родители привели с собой на линейку малышей.

Жертвы

В результате теракта в Беслане погибло 334 человека, большинство из которых составили заложники, включая 186 детей. В первые несколько дней около 200 человек считались пропавшими без вести, включая тех, кто не был опознан Минздрав опроверг это утверждение. Окончательные цифры распределились следующим образом:

Группа

Погибло

Дети от 1 до 17 лет

Учителя / сотрудники школы

Сотрудники ЦСН ФСБ

Сотрудники МЧС

Родственники, гости и друзья учащихся

Сотрудники МВД

Всего

Трупы были перенесены солдатами под тенты и палатки, а позже — в грузовики-рефрижераторы, но в связи с неоднократным грубым перемещением тел, это привело к утрате фрагментов одежды, обуви и других предметов, важных для процесса опознания

Следствие и судебные процессы

1 сентября 2004 года Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело № 20/849 по факту теракта на территории средней школы № 1 города Беслан. Следствие неоднократно продлевалось и сопровождалось многочисленными скандалами. По состоянию на 2014 год, следствие остаётся открытым, и его разрозненные детали иногда попадают в СМИ.

Например, в прессе сообщалось, что прокуратура отвергла версию предварительного складирования оружия на территории школы, но мнение следователей относительно причин первых взрывов точно неизвестно. Среди прочих проскальзывали слухи с ссылкой на представителей прокуратуры, что первый взрыв произошёл из-за короткого замыкания взрывной цепи или из-за неадекватного поведения террористов, находившихся под воздействием наркотиков. После этого последовала незапланированная операция по штурму школы с целью освобождения заложников, и к концу третьего дня все террористы, кроме одного, были убиты

Расследование обстоятельств теракта

террористический акт беслан расследование

Целью боевиков являлось убийство как можно большего числа мирных жителей, чтобы создать максимальный общественный резонанс от теракта.

Операция по спасению заложников закончилась трагедией во многом потому, что сами боевики не рассчитывали на мирный исход и не собирались вести реальные переговоры. При этом утверждается, что оперативный штаб был настроен вести переговоры на любых условиях.

Примерно до 16 часов 3 сентября террористы поддерживали связь с сообщниками, которые находились вне пределов школы и оказывали террористам моральную поддержку.

Приказ оперативного штаба начать силовую операцию по освобождению заложников был отдан лишь после того, как боевики привели в действие взрывные устройства и начали расстреливать убегавших заложников.

Полностью опровергнута проверяемая с первых дней расследования версия о заблаговременной подготовке школы к захвату террористами (складирование оружия, боеприпасов).

Помощь пострадавшим

Теракт в Беслане вызвал острую реакцию по всему миру, в результате которой уже 3 сентября в Беслан в больших количествах стала поступать гуманитарная помощь как со всей России, так и из других стран. К 20 сентября в Северную Осетию поступило более 250 тонн гуманитарной помощи, включая медикаменты, донорскую кровь, вещевое имущество, продукты питания, медицинское оборудование[. Также в Беслан хлынул поток финансовых пожертвований, особенно сильный в первые дни после теракта: например, слушатели радиостанции «Серебряный дождь» собрали с 7 по 10 сентября более миллиона двухсот тысяч долларов, а к февралю 2005 года объём финансовой помощи от частных лиц и многочисленных фондов превысил 33 миллиона долларов.

Впрочем, несмотря на изобилие финансовой и другой помощи, её распределение нередко сопровождалось конфликтами и скандалами. Часть продуктов, одежды и оборудования осела на складах и, независимо от наблюдений ОБЭП, общественных комитетов и журналистов, следивших за расходованием гуманитарной помощи, так и не дошла до тех, кому она предназначалась. Согласно постановлению правительства, семьям погибших при теракте было выделено по 100 тысяч рублей за погибшего и по 18 тысяч на погребение.

Место теракта

Вплоть до середины 2011 года здание школы № 1 и близлежащая территория являлись фактически заброшенными. За исключением годовщины теракта, когда место трагедии посещали высокопоставленные чиновники, основными посетителями являлись друзья и родственники погибших. По утверждению местных жителей, в полуразрушенное здание периодически наведывались бомжи и наркоманы, а в первые несколько лет школа также подвергалась набегам мародёров.

До начала работ спортзал был единственным местом, частично ремонтировавшимся после теракта: над крышей был натянут пластиковый купол, а стены укреплены стальными балками. Посреди зала был установлен деревянный православный крест, а стены по периметру были обклеены фотографиями погибших. Возле креста и вдоль стен зала лежали цветы и детские игрушки, а также стояли церковные свечи и открытые бутылки с водой.

Несмотря на запрет на хождение по развалинам здания, стены школы исписаны граффити в знак памяти о погибших. Ряд надписей выражает благодарность бойцам спецназа и сочувствие пострадавшим.

Памятник

3 сентября 2005 года на мемориальном кладбище «Город ангелов», где были захоронены большинство жертв теракта, состоялось открытие памятника «Древо скорби». Бронзовая композиция, выполненная скульпторами Аланом Корнаевым и Заурбеком Дзанаговым, представляет собой ствол дерева, образованный четырьмя женскими фигурами. Крона дерева образована распростёртыми руками женщин, которые держат ангелов, символизирующих погибших детей.

Используемая литература

1 сентября — День памяти жертв Беслана. Это был сентябрь 2004 года

Террористический акт в Бесла́не — захват заложников в школе № 1 города Беслана (Северная Осетия), совершённый террористами утром 1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании 1128 заложников (преимущественно детей, их родителей и сотрудников школы) в тяжелейших условиях, отказывая людям даже в удовлетворении минимальных естественных потребностей.

На третий день около 13:05 в школьном спортзале произошли взрывы, и позже возник пожар, в результате чего произошло частичное обрушение здания. После первых взрывов заложники начали выбегать из школы, и силами Центра специального назначения Федеральной службы безопасности (ЦСН ФСБ) был предпринят штурм. Во время хаотичной перестрелки, в том числе с участием гражданских лиц, пользовавшихся личным оружием, было убито 28 террористов (трое, включая одну из смертниц, погибли в период с 1 по 2 сентября. Единственный взятый живым террорист, Нурпаша Кулаев, был арестован и впоследствии приговорён судом к пожизненному заключению.

Хотя большинство заложников были освобождены в ходе штурма, в результате теракта погибли 314 человек из числа заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 333 человека, и свыше 800 получили ранения разной степени тяжести . Свыше 100 пострадавших стали инвалидами.

Экономический ущерб от теракта превысил 34 миллиона рублей. Ответственность за организацию атаки публично взял на себя Шамиль Басаев, опубликовав заявление на сайте чеченских сепаратистов «Кавказ-центр» 17 сентября 2004 года.

По состоянию на 2016 год, следствие по делу о теракте, начатое Генеральной прокуратурой 1 сентября 2004 года, оставалось открытым. Расследование обстоятельств теракта проводили несколько независимых друг от друга комиссий, экспертных групп и общественных организаций, однако многие обстоятельства, включая реальное количество террористов, возможный побег многих из них, действия правительства во время переговоров и штурма здания, а также причины ограниченного и противоречивого освещения в СМИ, оспариваются до сих пор.

1 сентября 2004 года группа вооружённых боевиков подъехала к зданию школы № 1 в Беслане на тентованном «ГАЗ-66» и «ВАЗ-2107». «ВАЗ» был захвачен по пути в Беслан в селе Хурикау у участкового Султана Гуражева, который также был привезён к школе, но потом сумел убежать. На площадке рядом со школой в этот момент проходила линейка, посвящённая Дню знаний, перенесённая из-за жары с традиционных 10 часов утра на 9. Стреляя в воздух, террористы загнали в здание школы более 1100 человек — детей, их родителей и родственников, а также сотрудников школы. Несколько террористов обошли школу со стороны Школьного переулка, чтобы отрезать людям путь к бегству.

Большинство заложников были загнаны в главный спортзал, тогда как остальные попали в тренажёрный зал и душевые. Террористы досконально знали план здания, что позволило произвести захват в течение нескольких минут. Загнав заложников в здание, террористы заставили всех сдать фото- и видеоаппаратуру, а также мобильные телефоны, которые разбивали. Снаружи школы были установлены камеры видеонаблюдения, а из «ГАЗ-66» были выгружены боеприпасы, тяжёлое вооружение и взрывчатка.

Следующим шагом захватчиков стало баррикадирование здания. Для этой цели они отобрали около 20 мужчин из числа заложников, которых заставили стаскивать стулья и парты к выходам и окнам. Сами окна было приказано разбивать: террористы изначально лишили правоохранительные органы возможности использовать газ, как это было сделано при освобождении Театрального центра на Дубровке; единственным местом, где окна оставались наглухо закрытыми, был спортзал. У входов и в коридорах были установлены самодельные взрывные устройства, изготовленные с использованием пластита и готовых поражающих элементов (металлических шариков). В спортзале взрывчатка была разложена на стульях (СВУ на основе МОН-90 с тротиловым эквивалентом в 6 кг) и подвешена на баскетбольные кольца и два троса, протянутые между ними.

Провода от бомб были подведены к двум замыкающим педалям (т. н. «электрическим замыкателям разгрузочного действия»), расположенным в противоположных концах зала. Террористы попеременно дежурили на педалях на протяжении всего захвата. Также в школе были установлены т. н. «хаттабки» — СВУ на базе осколочной гранаты ВОГ-17 — и не менее шести СВУ, изготовленных на основе противопехотных осколочных мин кругового поражения «ОЗМ-72» промышленного производства с самодельными доработками (в частности, были удалены вышибные заряды и просверлены отверстия под электрические детонаторы). Монтирование взрывной цепи в зале и установка СВУ в других помещениях школы были спланированы заранее, о чём впоследствии свидетельствовали обнаруженные сапёрами бирки с номерами на проводах.

Заложникам было приказано говорить только на русском языке, и малейшие отклонения от приказа жестоко пресекались. Отец двоих детей, Руслан Бетрозов, попытался успокоить испуганных заложников на осетинском языке и был застрелен на виду у всех для всеобщего устрашения. Другой заложник, Вадим Боллоев, был тяжело ранен выстрелом за отказ опуститься на колени и позже скончался. Когда заложники начинали плакать или шуметь, террористы стреляли в потолок или выдёргивали из толпы заложника, независимо от возраста и пола, угрожая расстрелом. Подобные акции устрашения использовались на протяжении всего захвата наряду с издевательствами и оскорблениями.

В 10:30 возле школы был сформирован оперативный штаб, который возглавил президент РСО-Алания Александр Дзасохов. На этом посту Дзасохова практически сразу де-факто сменил глава ФСБ по РСО-Алания Валерий Андреев(официальное постановление о назначении Андреева на пост начальника штаба было выпущено на следующий день). К тому моменту о захвате был извещён находившийся в Сочи президент РФ Владимир Путин, который отменил свой запланированный визит в Карачаево-Черкесию и вылетел в Москву для экстренного совещания с представителями силовых структур. Оперативный штаб распорядился эвакуировать жителей близлежащих домов, сформировать оцепление силами милиции, организовать контроль над радиоэфиром и, не отвечая на провокационный огонь из школы, блокировать близлежащие районы, убрать с простреливаемых мест весь автотранспорт и перекрыть движение по железнодорожному перегону «Беслан-Владикавказ».

После поступления сообщений о захвате заложников в Северной Осетии директором ФСБ России Николаем Патрушевым было отдан приказ о направлении в Беслан подразделений Центра специального назначения. Первая оперативно-боевая группа ЦСН ФСБ, дислоцированная во Владикавказе, прибыла в Беслан уже через час после захвата; в дальнейшем к ней присоединились подразделения ЦСН из Москвы, Ханкалы и Ессентуков. Общая численность сотрудников ЦСН, задействованных в операции по освобождению заложников, составила более 250 человек. Спецназом ФСБ в прилегающих к школе многоэтажных жилых домах были оборудованы позиции для снайперов, которые начали осуществлять непрерывное наблюдение за действиями террористов и их перемещениями в здании школы. Перед оперативно-боевыми группами ЦСН была поставлена задача рекогносцировки окружающей школу местности и обнаружения путей скрытного подхода к зданию.

Первые требования террористов озвучила заложница Лариса Мамитова, выпущенная из школы в 11:05. В записке, переданной с Мамитовой, террористы потребовали переговоров с «Зязиковым» (президентом Ингушетии), «Дзасоховым» и «Рушайло». Мамитова писала записку под диктовку и, услышав фамилию «Рашайло», решила, что речь идёт о Леониде Рошале, поэтому от себя подписала «дет. врача». Телефон также был указан с ошибкой, и наладить связь не удалось. Оперативный штаб попытался организовать переговоры с террористами с использованием громкоговорящей связи и не задействуя затребованных ими лиц. В частности, был привлечён муфтий Северной Осетии Руслан Валгасов, но в ответ на его попытку установить контакт боевики открыли стрельбу.

Между 16:00 и 16:30 в здании школы прогремел взрыв и раздались выстрелы. Рядом с заложниками, баррикадировавшими здание, подорвалась одна из шахидок. В результате взрыва получил тяжёлое ранение находившийся рядом боевик, а заложников, оставшихся в живых, террористы расстреляли во избежание потенциального сопротивления. Количество убитых составило 21 человек. Через некоторое время из здания вновь выбежала Мамитова и снова передала записку; на этот раз номер был указан верно. На попытку профессионального переговорщика, Виталия Зангионова, прояснить ситуацию, боевик, назвавший себя «Шахидом», заявил, что заложники были убиты, потому что с захватчиками не выходили на контакт по номеру телефона, ранее ими переданному. В ходе телефонного разговора террористы также потребовали на переговоры советника Президента РФ Асламбека Аслаханова, но только в составе ранее указанной ими группы людей.

Находившимся в зале людям террористы сообщили, что по школе был произведён выстрел из танка. Тела убитых были выброшены из окна второго этажа руками двух заложников, один из которых, 33-летний Аслан Кудзаев, воспользовавшись моментом, выпрыгнул из окна и сумел убежать. Кроме Кудзаева, удалось спастись Юрию Айларову: притворившись мёртвым, он улучил момент и выпрыгнул из окна, под которым простоял вне зоны видимости боевиков до наступления темноты. Кроме того, в полдень из школьной котельной жителями Беслана были выведены 15 человек, которые спрятались там во время захвата; также в течение дня несколько детей смогли сбежать из здания школы. Ранее, во время минирования террористами спортзала, спасся 35-летний Владимир Дауров, который сумел убежать через выход во двор со стороны тренажёрного зала.

Вечером в Беслан прилетел доктор Рошаль, принимавший участие в переговорах во время теракта на Дубровке в 2002 году. Террористы, ожидавшие приезда Рушайло, отказались пускать врача в здание и принимать предложенную им воду и пищу. К тому моменту заложники были вынуждены питаться лепестками принесённых ими цветов и мочить одежду в изредка приносимых помойных вёдрах, высасывая эту жидкость. Но даже при этом до многих вода просто не доходила.

Доктор Рошаль

На экстренном заседании Совета Безопасности ООН, состоявшемся в ночь с 1 на 2 сентября по московскому времени, члены совета осудили акт захвата заложников и потребовали немедленного и безоговорочного их освобождения. Требования были проигнорированы; более того, с утра террористы дали возможность некоторым заложникам поговорить по телефону со своими родными, заставляя оказывать давление на последних, чтобы они способствовали недопущению штурма школы. На предложение денег и организации коридора для безопасного выезда за пределы Осетии, сделанное оперативным штабом через привлечённого к переговорам известного ингушского бизнесмена, Михаила Гуцериева, террористы ответили отказом.

Утром 2 сентября СМИ, ссылаясь на пресс-секретаря Александра Дзасохова, Льва Дзугаева, сообщили, что количество захваченных составляет 354 человека. Данное обстоятельство впоследствии стало источником противоречий и споров.
Около 11 утра Александр Дзасохов связался по телефону с Ахмедом Закаевым — находившимся в международном розыске вице-президентом ЧРИ и доверенным лицом Аслана Масхадова. Дзасохов попросил Закаева выйти на Масхадова и уговорить того приехать в Беслан для переговоров с террористами.

Закаев ответил, что свяжется с Масхадовым, при этом заметив, что связь с последним у него односторонняя. Ранее тем же днём Закаеву позвонила журналистка Анна Политковская, также просившая его и Масхадова выступить посредниками при освобождении заложников. Отдельно от остальных, на Масхадова пытался выйти Таймураз Мамсуров, глава парламента Северной Осетии, чьи двое детей находились в числе заложников. Связавшись с представителем Масхадова в Баку, Мамсуров потребовал вмешательства президента ЧРИ, но, несмотря на обещания представителя, звонка от Масхадова так и не получил.

В 16 часов захваченную школу посетил бывший президент Ингушетии Руслан Аушев — единственный, кому удалось провести переговоры с террористами лицом к лицу. На просьбы Аушева разрешить дать заложникам пищу и воду лидер террористов ответил отказом, заявив, что заложники добровольно держат сухую голодовку, но согласился отпустить группу заложников из 24 человек (матерей с детьми грудного возраста). Также с Аушевым террористы передали якобы написанную Басаевым записку с требованием о выводе федеральных сил из Чеченской Республики и предложением перемирия по принципу «независимость в обмен на безопасность». В частности, автор записки требовал признания независимости ЧРИ и соблюдения свободы вероисповедания в России, при этом пообещав от имени всех мусульман России отказаться от вооружённых действий против РФ «как минимум на 10—15 лет», войти в состав СНГ и ни с кем не заключать против России политических, военных и экономических союзов.

Руслан Аушев

Шамиль Басаев — организатор теракта в Беслане.

Через несколько часов после ухода Аушева террористы заметно ожесточились: боевики, изначально приносившие вёдра с водой в спортзал и выпускавшие заложников в туалет, отказали последним и в том, и другом, вынудив заложников пить собственную мочу. Жаркая погода, смрад и отсутствие вентиляции в зале ещё больше усугубляли состояние заложников: многие теряли сознание. На просьбы дать воды террористы отвечали, что она отравлена: выбраться в туалет или душевую удавалось единицам. Узнав о том, что некоторые его подчинённые делают поблажки заложникам, Хучбаров приказал сломать краны и пригрозил убить любого, кто даст заложникам воду. По воспоминаниям заложников, террористы выглядели так, как будто ждали приказа извне, но их план по какой-то причине был сорван. Попытки оперативного штаба доставить заложникам воду, пищу и медикаменты продолжались до конца второго дня, но боевики неизменно отвергали все предложения.

К утру третьего дня заложники обессилели до такой степени, что уже с трудом реагировали на угрозы террористов. Многие, особенно дети и больные сахарным диабетом, падали в обморок, тогда как другие бредили и испытывали галлюцинации. Снаружи, примерно в это же время, доктор Рошаль провёл встречу с жителями Беслана в местном Дворце Культуры. В ходе встречи Рошаль упомянул, что дети могут находиться без воды и еды на протяжении 8—9 дней, и заявил, что «сегодня угрозы жизни — даже без воды — нет ни одному ребёнку», вызвав критику в свой адрес в дальнейшем.

В зале террористы перемонтировали взрывную цепь, в частности, переместив некоторые СВУ с пола на стены, и произвели несколько выстрелов из гранатомётов по близлежащей территории, ранив одного милиционера.

Около 11:00 Михаил Гуцериев договорился с террористами об эвакуации тел мужчин, выброшенных из окна в первый день. При этом боевики поставили условие, что к зданию подъедет автомобиль без бортов, и оперативный штаб отдал приказ приготовить транспорт. В 12:40 машина с четырьмя спасателями МЧС подъехала к зданию школы, и спасатели под присмотром боевика приступили к эвакуации трупов.

В 13:05 в спортзале последовательно произошли два мощных взрыва с интервалом примерно в полминуты, в результате чего произошло частичное обрушение крыши.

Сразу после взрывов террористы открыли огонь по спасателям. Дмитрий Кормилин был убит на месте, Валерий Замараев был тяжело ранен и затем скончался от потери крови, а другие двое спасателей получили лёгкие ранения.

Ещё через несколько минут заложники начали выпрыгивать через окна и выбегать через входную дверь во двор школы. Террористы, находившиеся в южном флигеле (включавшем столовую и мастерские), открыли по ним огонь из автоматического оружия и гранатомётов, вследствие чего погибли 29 человек. Оставшихся в живых людей боевики начали перегонять из спортзала в актовый зал и столовую, при этом многих заложников, не способных самостоятельно передвигаться, террористы добили при помощи автоматов и гранат.

После произошедших в спортзале взрывов оперативный штаб попытался связаться с террористами, чтобы прояснить обстановку в школе и убедить боевиков в необходимости продолжения переговоров. Телефонные контакты штаба с захватчиками велись до 14:02 3 сентября; в ходе них террористы наотрез отказались отпустить заложников, все ещё находившихся в здании. Боевики прервали переговоры в одностороннем порядке, разбив прикладами мобильные телефоны, используемые ими ранее для связи с оперативным штабом.

Через пять минут после первых взрывов Валерий Андреев отдал приказ подразделениям ЦСН ФСБ приступить к операции по спасению заложников и обезвреживанию террористов. Снайперы, входившие в состав групп разведки и наблюдения, открыли прицельный огонь на поражение террористов, прикрывая эвакуацию заложников, тогда как две оперативно-боевые группы ЦСН ФСБ, находившиеся на полигоне 58-й армии, выдвинулись в Беслан. К школе для эвакуации заложников устремились бойцы 58-й армии, местные милиционеры и гражданские лица, как вооружённые, так и безоружные. Носилок было недостаточно, поэтому местные жители изготавливали их из любого доступного материала, включая одеяла и переносные лестницы. Также не хватало машин «Скорой помощи», и бесланцы увозили пострадавших на собственных автомобилях в городскую больницу, а особо тяжело раненых — во Владикавказ.

Прорыв бойцов ЦСН ФСБ в здание был осуществлён с трёх главных направлений: южный флигель (столовая и мастерские), тренажёрный зал и библиотека. Возле южного флигеля оперативно-боевые группы ЦСН ФСБ заняли боевые позиции через 25—30 минут после первых взрывов, но забаррикадированные окна не позволяли им проникнуть в здание более часа. Около 13:50 в спортзал через окна тренажёрного зала проникли офицеры инженерных войск 58-й армии и приступили к разминированию помещения. В это время террористы вели по спортзалу автоматный и гранатомётный огонь из столовой, заставив детей и женщин встать на окна в качестве «живого щита». Приказ о вводе основной группы спецназа в здание был отдан начальником ЦСН ФСБ Александром Тихоновым в 15:05.

К 18:00 была завершена эвакуация заложников из здания, и оперативно-боевые группы ЦСН ФСБ продолжили зачистку помещений флигеля школы, где боевики, прятавшиеся под железными станками в кабинетах труда, все ещё оказывали упорное сопротивление. После поступления информации о том, что подходы к позициям террористов заминированы, командиром Центра специального назначения Тихоновым было принято решение о выводе подразделений спецназа из школы во избежание новых потерь среди личного состава и применении тяжёлого вооружения против боевиков в южном флигеле.

Операция по ликвидации террористов продлилась почти до полуночи.

4 сентября в России был объявлен двухдневный траур, в связи с которым были приспущены государственные флаги, а также отменены развлекательные мероприятия и радио- и телепередачи. В Северной Осетии на протяжении почти двух недель шли стихийные митинги с требованиями назвать и привлечь к ответственности виновников теракта. 15 сентября начались занятия в бесланских школах, но, несмотря на это, в некоторые классы приходили от пяти до восьми человек, поскольку родители боялись отпускать детей на учёбу. Занятия начались с минуты молчания, и с тех пор каждый новый учебный год в Северной Осетии начинается с траурных мероприятий.

Теракт в Беслане повлёк за собой ряд мер по усилению безопасности в людных местах по всей стране, включая стадионы, рынки и транспортные узлы. Так, в Москве была улучшена система камер слежения и строго ограничена торговля на станциях метро, а также было закуплено новое оборудование и увеличена кинологическая служба для обеспечения безопасности на воздушном и водном транспорте. Особенно остро встал вопрос безопасности в школах, ВУЗах и других учебных учреждениях.

1 сентября 2004 года Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело № 20/849 по факту теракта на территории средней школы № 1 города Беслан. Следствие неоднократно продлевалось и сопровождалось многочисленными скандалами. По состоянию на 2016 год, следствие остаётся открытым.

Беслан

Беслан был основан в 1847 году переселенцами, прибывшими из других земель Осетии. Новое поселение было названо Бесланыкау (с осетинского – «селение Беслана»), оно получило свое название по имени Беслана Тулатова – местного феодала. Официальным названием села сначала было Тулатово или Тулатовское. В 1941 году село переименовали в Иристон («Осетия»), а в 1950 году село получило статус города и современное название – Беслан.
Беслан Тулатов и селение Тулатово
В середине XIX века с целью лишить осетинских феодалов влияния, в особенности феодалов Дарьяльского и других близлежащих ущелий, военной Царской администрацией предпринимались попытки убедить алдаров и их подданных переселиться на равнину. В 1847 году военным комитетом крепости Владикавказ был издан указ, предписывавший переселение в аул Тулатова. Представлявший Царскую администрацию Нестеров довел до избранных Тулатовых содержание предписания высшего руководства, предложив им около 3500 десятин земли для переселения аула, расположенной по правому берегу реки Терек, в 17–20 верстах севернее Владикавказа. Организовать переселение поручили Беслану Тулатову.
Беслан Тулатов родился в ауле Нижний Кобань в 1793 году. Его отец Сырхау был главой большой семьи, в которой было трое сыновей (Осман, Сохуг и Беслан) и пять дочерей. Сырхау входил в число богатейших алдаров не только Тагаурии, но и всей Осетии. У местных властей Семья Сырхау пользовалась доверием и уважением. Членов этой семьи не раз привлекали к выполнению ответственных поручений. Поручики Беслан и Осман и подпоручик Тимахо, по сведениям одного архивного документа за 183З год, всю свою жизнь посвятили службе, постоянно участвуя в делах против горцев. Их сыновья поддерживали стремления своих отцов.
В 40–60-х годах XIX в. Беслан Тулатов считался успешным руководителем, подающим большие надежды в делах управления, опорой и защитником интересов рода Тулатовых, а также всего осетинского алдарства. Его почитали и «Главные осетинские начальники» – коменданты Владикавказской крепости. Беслан принимал непосредственное участие в процессе внедрения царизма в деятельность всех административно-управленческих структур на территории Осетии.
К 17 марта 1847 года завершилось переселение аула Тулатово. Вместе с Бесланом Тулатовым на новое место переехали 10 дворов ближайших родственников Беслана, 17 дворов холопов и кавдасаров. Эти люди составляли лишь небольшую часть тех, кто согласился на переселение. Отцами-основателями аула стали Камбеговы, Макоевы, Хадарцевы (два двора), Цогоевы, Контиевы, Джибиловы, Хузмиевы, Батаговы, Касаевы и другие.
В том же 1847 году Шнейдер, являвшийся крупным владельцем табачной фабрики, выделил деньги на строительство железной дороги между аулом Тулатовых и Баку. Осенью 1853 года по инициативе влиятельного алдара – поручика Гадо Тхостова, получив разрешение местных властей, на восточную окраину аула переселились алдары Тхостовы из Владикавказа – всего шесть дворов с подвластными.
Аул Тулатова рос медленно. Беслан Тулатов имел непростой характер, и молва об этом доходила до самых отдельных районов Осетии. В течение 3-х лет количество дворов в ауле выросло только до 34, однако, уже к моменту смерти Беслана аул насчитывал 62 двора, к концу XIX века – 249, в 1917 году – 395 дворов.
В 1866 году в возрасте 73 лет умер Беслан Тулатов. Огромное состояние унаследовала жена Беслана – Госмахо Канукова, преданная и верная и последовательница принципов мужа. На территории старого кладбища в Беслане расположено захоронение офицеров Тулатовых. На одной из могил арабскими буквами выбиты строки: «Подъ симъ камнемъ №1 Терского казачьего войска – Афако Знауровичь алдар Тулатов, родился 1820 г., скончался 1873 г.». На другой, кроме арабского, есть надпись по-осетински: «Ацы анусты дур цыртдзевены бын ныгад у саухох ама дарустыхатаг цуадон Тагъи – алдар Алыккаты Афахъойы фырт Хаджимурат Тлаттаты».
В 1875 году со старой станции отправился первый поезд. В 1895 году к отправке был готов поезд до Грозного.
Новейшая история – город Беслан
Аул Тулатовых, а затем Аликовых, позднее селение Иристон… В 1950 г. селению был присвоен статус горда и наименование Беслан.
Исследователем истории Северной Осетии профессором Г. Ф. Калоевым в работе «Малые города Северной Осетии» было отмечено, что до революции в Тулатово была мечеть, церковь, а также 2 небольшие церковно-приходские школы. В селе было лишь около десяти кирпичных домов, которые принадлежали зажиточным людям. Основная масса населения проживала в деревянных, саманных и плетеных домиках, освещавшихся фонарями и керосиновыми лампами. Канализации и водопровода не было. Тулатово являлось железнодорожным полустанком, где изредка останавливался поезд. Таким было дореволюционное Тулатово.
В советское время, в период индустриализации представителем Североосетинской
автономной области при Президиуме ВЦИК было сделано обращение в адрес Совета Народных Комиссаров РСФСР, в котором обосновывалась экономическая целесообразность строительства в Северной Осетии крупного крахмало-паточного предприятия – Бесланского комбината. В 1929 году был утвержден план строительных работ. 9 августа 1932 г. комбинат, ставший крупнейшим гигантом пищевой промышленности в Европе, был построен и пущен в эксплуатацию. Бесланский маисовый комбинат во многом определил направление развития всей экономики республики.
Кроме Бесланского маисового комбината, в числе предприятий, пущенных за годы Советской власти, были: Бесланский комбинат хлебопродуктов №2, завод железобетонных конструкций, Бесланский хлебозавод, электромеханический завод, щебеночный завод и др. Беслан становится одним из крупнейших городов в республике, имеющим развитую промышленность, социально-культурную сферу, сеть торговых точек, предприятия бытового обслуживания населения. Сегодня в городе работают предприятия по выпуску безалкогольной и алкогольной продукции (ООО «Феникс», ОАО «Салют Златоглавая», ООО «Фаюр-Союз» и другие), предприятие по изготовлению автомобильного спецоборудования (завод «Автоспецоборудование»), предприятие по выпуску дорожных преднапряженных железобетонных плит для строительства путепроводов и мостов (ООО «Строймост»), многие другие заводы и предприятия, обеспечивающие развитие промышленности Беслана.
Трагедия Беслана
Есть в истории Беслана и трагические страницы. Так, осенью 2004 г. в городе произошло одно из самых бесчеловечных и жестоких преступлений за всю историю края, прогремевшее не только на всю страну, но и на весь мир. 1 сентября 2004 г. группа террористов захватила здание Бесланской школы №1 и удерживала в спортзале школы свыше 1000 заложников с 1 по 3 сентября, заложниками террористов стали в основном школьники и их родители, а также учителя.
За событиями, которые происходили в те трагические дни в Беслане, следил весь мир. Жителей Беслана, родных и близких до последней минуты не покидала надежда на благоприятный исход противостояния бандитов и силовых подразделений. 3 сентября в полдень в спортзале прогремели два взрыва, после которых начался штурм здания школы. Бойцы военных подразделений, а также добровольцы из числа жителей города проявили выдающиеся отвагу и мужество, спасая детей из огня, бесстрашие перед противником, стрелявшим в их спины.
В результате этого чудовищного теракта погибли 334 человека, 186 из которых были дети. Сотни людей были ранены, десятки остались инвалидами, многие дети стали круглыми сиротами. Весь мир проникся состраданием и скорбью к жертвам трагедии, беслановцам оказывалась всесторонняя поддержка, помощь в реабилитации, медицинская помощь специалистов многих стран. Спустя год после этой трагедии в Беслане распахнули двери для детей города две новые школы, выстроенные в соответствии с последними архитектурными требованиями. Кроме этого, были открыты два детских сада, а также медицинский центр и школа-интернат.
Современный Беслан продолжает благоустраиваться: расширяются улицы, ведется строительство парков и скверов, спортивных и детских игровых площадок, объектов инфраструктуры. Жизнь города продолжается, дополняя свою историю все новыми событиями.