5 грех

Грех — этимология

Всяк, иже себе царя творяй, противится богу;
в законе, богом данном Моисею от 2 закона число 5:
да не умрут отцы за сыны, ни сынове да не умрут
за отцы, но каждый за свой грех да умрет
Екатерина II. Манифесты и Указы (1773)
Проявления греха столь многочисленны, что его невозможно описать устно или письменно, каждое деяние человека в зависимости от обстоятельств цели, места, времени, способа, и т.д., совершения можно отнести к поступку грешному или к благодеянию.
С точки зрения иудеохристианской доктрины (теологии), грех является проступком, который нарушает Божественный план по развитию мира. Нарушая Заповеди (работающая программа развития) человек, отказывается от связи с Богом, выпадает из установленных социальных отношений, становится изгоем и врагом общества, а врагов, как известно — уничтожают. Чтобы не блуждать в многочисленных запретах (365) Торы (делай — не делай), еврейские мудрецы вывели краткую формулу безгрешной жизни: «Не делай соседу того, что ненавистно тебе: в этом вся Тора. Остальное — пояснения» (Вавилонский Талмуд. Мишна, Шаббад 31 а).
В данной работе мы попытаемся ответить на «технические» вопросы этимологии термина: когда появился образ-сигнал, как он описан в библейском сюжете, какими терминами иврита выражался этот образ и какова связь его с русским термином «грех»?
1) Существующая этимология
Викисловарь
Корень: -грех-. Значение — религ. нарушение (действием, словом, мыслью) воли Бога, религиозно-нравственных предписаний, правил.
Этимология по Максу Фасмеру
Происходит от праслав. grexъ, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. грЪхъ (др.-греч. amartima , русск. грех, укр. гріх, болг. грехът, сербохорв. гри;jex (род. п. гpиjexa), словенск. greh, чешск. hrich, словацк. hriech, польск. grzech, в.-луж. hrech, н.-луж. grech. Это слово обнаруживает в ст.-слав. следы основы на -u, напр. гр;ховати, г[р};ховьн[ъ}. Сюда же греши;ть. Скорее всего, слав. grexъ связано с греть с первонач. знач. «жжение (совести)»; Младенов сравнивает также с греч. chrimata (деньги) . Относительно знач. — ср.: др.-инд. tapas ср. «жара, боль» от tapati «раскаляется». Необычным является при этом ударение (ср. смех, спех), собственное сравнение которого с греч. chrio «мажу, умащаю», chroia «кожа, цвет», лит. grieju, grieti «снимать сливки», graistau, graistyti «снимать пенки» неубедительно; однако и сравнение последнего с др.-инд. bhresati «качается, колеблется» (якобы из первонач. *ghres- с губным согласным из bhramc — «падать») невероятно. Другие сравнивают слав. grexъ с латышск. greizs «косой», лит. graizas — то же. Из близкого к *groikso- или *groiso- «изгиб, кривизна», который выделяется также в сербохорв. гри;ч «холм», др.-прусск. gr;iwa-kaulin «ребро», исходит Буга.
2) Применение термина в русском языке
а) Словарь русского языка XI-XVII вв. Академия Наук СССР, М., 1977
ГРЪХЪ , м. 1. Грех. Бяше некоторый уноша въ град много зъло сътворивъ яко и Лотъ съгршивъ… и покаявъся о мнозЪхъ своихъ грЪсЪхъ. Патерик Син., 384. XI—XII вв. А то вЪдаетъ государь вашъ, да и вы ради государя своего, что о крестьянства не радите и грЪхъ убогихъ людей не ищете, и тотъ грЪхъ богъ на васъ взыщетъ. Польск. д. III , 790. 1571 г. 2. Вина, ошибка, погрешность. 3. Несчастье, беда. И Михалко так рек: что, г(осподи)не, говорити! грех мои ко мне пришолъ, туесми, г(осподи)не, д(е)р(е)вню манастырскую Ильинскую зжог з житом и з животом. АСВР II , 543. 1503 г., и т.д.
б) Национальный корпус русского языка
Митрополит Алексей. Послание митрополита Алексея духовенству, баскакам, сотникам и боярам Черленого Яра с поучением христианам и известием о решении спора по поводу церковной юрисдикции их земли между сарайским епископом Афанасием и рязанским епископом Василием в пользу последнего и о выдаче Василию указной заповедной грамоты на Черленый Яр (1356-1457)
«И паки ту же благодать дал им и власть: «Елико аще свяжете на земли грех ради человечьских, связани будут на небесех; елико аще разрешите на земли, будуть разрешени на небесех»».
в) Википедия. Первородный грех
«Концепция «первородного греха» имеет смысл только в христианстве: ни в иудаизме, ни в исламе ее нет. Термин «первородный грех» (лат. peccatum originale или vitium originis) был предложен Блаженным Августином (354-430) в 396 г. в трактате De diversis quaestionibus ad Simplicianum («О различных вопросах к Симплициану») и к настоящему времени повсеместно принят христианством.
В православном богословии термин «первородный грех» стал закрепляться лишь с середины XVII века, когда был использован в «Малом катехизисе патриарха Иосифа», 1649 года. Определение этого понятия впервые дано в «Послании Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о православной вере», 1723 года: «Веруем, что первый человек пал в раю и что отсюда распространился прародительский грех преемственно на все потомство так, что нет ни одного из рождённых по плоти, кто бы свободен был от того бремени и не ощущал следствия падения в настоящей жизни».
3) Обобщение и вывод
а) Маловероятно, чтобы «праславяне» (по Максу Фасмеру) были знакомы с понятием «грех». «А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды. А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как и все звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало … Этого же обычая держались и кривичи, и прочие язычники, не знающие закона Божьего, но сами себе устанавливающие закон» (Повесть временных лет).
б) Есть заповедь – есть грех, нет заповеди – нет греха
Все заповеди Библии делятся на две части, ДЕЛАЙ (АСЭ) и НЕ ДЕЛАЙ (ЛО ТААСЭ), представление в обществе о человеческом грехе пополнялось в ходе исторического развития. Совершенствовалось общество – появлялись новые виды греха, их интерпретировали, объясняли последствия (почему, для чего, чем закончится?) и закрепляли в назидательной форме (не делай) письменно в литературе.
* Иудаизм не знает понятия «первородный грех» (т.е. первый грех, совершённый Адамом и Евой), от которого ведет отсчет грехов христианство. Человек не рождается грешником и что от рождения никто не «порабощен грехом», каждый человек в равной степени расположен как к греху, так и к праведности.
* Апостол Павел понимал проблему греха так: «где нет закона, нет и преступления» (Римлянам 4:15); «я не иначе узнал грех, как посредством закона» (Рим. 7:7); «без закона грех мертв. Я жил некогда без закона, но когда пришла заповедь грех ожил. А я умер; и таким образом заповедь, данная мне для жизни, послужила мне к смерти» (Рим. 7:8,9,10). Основатель иудеохристианства четко определили свою позицию в «первородном грехе», нет Закона (Заповедей) – нет понятия греха.
Вывод
Следовательно, искать мы должны сюжет Библии, в котором появляется новое социальное понятие — «грех», т.е. то действие, за совершение которого наказывает Бог (степень тяжести наказания различна – по делам).
4) Термин «грех» в Библии
а) Бытие, гл. 1. В главе описывается, как Бог создаёт мертвую (небо, земля) и живую (птицы, звери) природу и человека – «мужчину и женщину сотворил их». В заключение Творения Бог выделяет людей из живого мира, даёт им первое напутствие: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь», и делает их властителями над всем живым миром.
Итак, первая заповедь данная человеку – продолжение рода; понятие греха, преступления – отсутствует. Нет практики жизни (жизнь только создана) – нет и теории (что можно делать, а чего нельзя) – всё «хорошо весьма».
б) В гл. 2 Бытия древние философы детализируют, где и каким образом Бог создал человека. Здесь появляется первая заповедь ограничивающая деятельность человека:
2:16: «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,17: «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь».
Комментаторы этого стиха высказывают мнение, что Адам не прошёл духовного развития (был молод). «Преждевременно «вкусив плод», не окрепший духовно Адам, попал под влияние сил зла… Согрешив же, человек сознаёт свою «наготу», т.е. несовершенство, и ощущает, что его общение с Создателем прервано: между ним и стеной встал грех». http://shchedrovitskiy.ru/PDF/I_skazal_i_Web.pdf?1
Итак, в главе 2 авторы Бытия предостерегают человека, сообщают, что некоторые действия могут повлечь за собой его смерть; в этом сюжете ещё нет четкого определения понятия «грех».
в) Бытие, гл. 3. Сюжет этой главы рассказывает о последствиях «вкушения плодов», Бог наказывает Адама и Еву высылкой из Эдемского сада и создаёт трудности в их жизни; «в поте лица твоего будешь есть хлеб», «в болезни будешь рождать детей».
г) Бытие, гл. 4. Адам и Ева рожают сыновей, Каина (земледелец) и Авеля (скотовод), они приносят дары Богу, Господь обращает внимание (призрел) только на дары Авеля.
5. «а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его. 6. И сказал Господь Каину: почему ты огорчился (гневаешься)? и отчего поникло (нравственный слом) лице твое? 7. если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех (ХЕТ) лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним. 8. И сказал Каин Авелю, брату своему. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил (Х.Р.Г., ХАРАГ) его».
После изгнания Адама и Евы из райского сада, Господь продолжает воспитательную работу (даёт наставления, указания, предостерегает), объектами его внимания становится молодое поколение людей, Каин и Авель. В ситуации с дарами, Бог призывает Каина (человеку дана свобода воли) господствовать над своими низменными чувствами, и предупреждает его – «у дверей грех лежит». Здесь применен термин РАВАЦ (лёжка), который используется только по отношению к животным – не становись животным, не дай захватить свой разум животному началу.
Таким образом, в этом сюжете Библии впервые появляется термин «грех» в связке с термином «убийство человека» — ХАРАГ.
д) Электронная еврейская энциклопедия. Грех
«Обозначая грех многими синонимами, чаще всего словами хет (также хаттаа, хаттат), авон, пеша, ашам (или ашма), исходный смысл которых соответственно отвечает понятиям `промах`, `извращение`, `нарушение`, `вина`, Библия, однако, не соотносит их смысловые оттенки с тем или иным видом прегрешения. … Согласно Пятикнижию, источник греха лежит в ложной направленности человеческой воли. Книга Бытия усматривает причину греха не в природе человека, а в пагубном влиянии внешней злой силы (Быт. 3:1–13). Человек способен и обязан преодолеть влечение к греху (Быт. 4:7). Он обладает свободой выбора между добром и злом (Втор. 30:15, 19) и поэтому несет полную ответственность за свои поступки. Грех влечет за собой наказание, воздержание от греха — награду (Втор. 30:17–20). Упорствование в грехе возбуждает гнев Божий и ведет к гибели грешников (Быт. 6:5–7)».
4) Терминология иврита
Первое упоминание термина «грех» в Библии находится в тесной связи с термином ХАРАГ, ХАРЕГ убийство, убивать.
* Согласно Русской Правде (свод наказаний) самым страшным (дорогим) грехом в средневековой Руси (время формирования русского языка) было – убийство и увечье человека.
Правда Роськая (1016-1054)
1. «Убьеть муж мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, любо отцю сына, или брату чаду, любо сестрину сынови; аще не будеть кто мьстя, то 40 гривенъ за голову; аще будеть русинъ, любо гридинъ, любо купчина, любо ябетникъ, любо мечникъ, аще изъгои будеть, любо словенинъ, то 40 гривенъ положити за нь».
5. Оже ли утнеть руку, и отпадеть рука любо усохнеть, то 40 гривенъ.
19. Аще убьють огнищанина въ обиду, то платити за нь 80 гривенъ убиици, а людемъ не надоб;; а въ подъ;здъномъ княжи 80 гривенъ.
22. А въ княжи тивун; 80 гривенъ.
* Приведем термин «грех» в форму приближенную к грамматике иврита, прочитаем слово справа налево – ХЕРГ; у нас сразу появляется корень иврита – Х.Р.Г. убивать; в Библии применяется 164 раза.
ГРЕХ = наоборот ХЕРЕГ = ивр. ХАРАГ, ХОРЕГ, ХЕРЕГ, ХАРЕГА убивать, убийство, умерщвление, смертная казнь.
* Библейский образ
Второзаконие 13:9: «но убей (Х.Р.Г.) его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа» (наказание за идолопоклонство).
Екклесиаст 3:3: «время убивать (Х.Р.Г.), и время врачевать; время разрушать, и время строить».

Парень сотворил грех. И знали об этом только двое: он и Бог.

Пустился он странствовать по всему миру, чтобы выпрашивать у каждого человека Земли прощение.

– Прощаю! – говорил некий, пожимая плечами.

– Прощаю! – говорил другой равнодушно.

– Прощаю! – говорил третий, сам грешник.

– Прощаю! – говорил ребёнок с удивлением в глазах.

Тысячи и тысячи людей прощали его, но не знали за что.

Шли годы. Он измотался, состарился. Но дорога, на которой он искал прощение, не кончалась и рождались всё новые и новые люди. Понял он: не будет ему прощения никогда. Т заплакал.

Видит: сидит на камне у дороги такой же старик, как он, и о чём–то думает. Приник он к его ногам и взмолился:

– Прошу тебя, друг, даруй, если можешь, мне прощение за совершённый большой грех, хоть сам сознаю, что не будет мне прощения…

Старик не был обычным стариком, он был Учителем.

– А ты попросил прощения у того, кто действительно может простить грех твой? – спросил Учитель грешника.

– А кто он? Я прильну к его ногам!

– Это ты сам! – ответил Учитель.

У грешника от удивления и испуга исказилось лицо.

– Как же я могу сам простить себе свой грех?!

– Если даже все люди Земли отпустят тебе грех, прощён ты всё равно не будешь, – повторил Учитель, – ибо прощение только в тебе самом…

Грешник опять хотел взмолиться – «как?» – но Учитель показал на маленькую девочку, которая сидела на корточках неподалёку и играла в песке.

– Иди к ней, она скажет…

Грешник подошёл к девочке и тоже опустился рядом на корточки. Она посмотрела на него и улыбнулась:

– Дядя, ты умеешь Храм строить?.. Научи меня строить Храм! – и протянула игрушечную лопатку.

Грешник посмотрел в сторону Учителя, но его там уже не было.

И тут он всё понял… Взяв из доверчивых рук ребёнка лопатку, поспешил на истинный путь прощения греха.

Грехи в православии: 5 категорий

Грехи в православии – категория таинственная. Есть такое понятие «апофатическое богословие», апофатика, то есть непознаваемое: мы можем в какой-то мере приблизиться к познанию, но исчерпать его не сможем.

Смертные грехи:

На самом деле, не существует «смертных грехов» или «не смертных». Все нераскаянные грехи ведут нас к смерти и падению. Грехи называют «смертными», потому что они ведут христиан к вечной погибели. Но у нас есть надежда на спасение, которую дал нам Христос. Своей верой и добрыми делами, стремлением уподобиться Христу мы можем спасти себя для вечной жизни, а наши раскаянные грехи перестанут быть смертными для нас, по милости Господа, они отпускаются нам в Исповеди. Важно стремиться не повторять их. Ведь Исповедь не работает по схеме: согрешил — раскаялся — можно снова согрешить.

Тем не менее, есть грехи, которые часто называют

«7 смертных грехов»

К сожалению, люди часто повторяют их. Это

  • Гнев
  • Похоть
  • Лень
  • Гордыня
  • Зависть
  • Чревоугодие
  • Сребролюбие (алчность)

Знание этого списка семи смертных грехов помогает подготовиться к Исповеди. Не впадать в эти смертные грехи снова и снова — трудно. Но христианин должен стремиться к этому и искренне раскаиваться.

Протоиерей Валентин Уляхин

Грех не остается в мертвой точке, он эволюционирует во времени и пространстве, подвержен законам динамики бытия. Например, переход количества в качество: мешок мелких грехов может перерасти в штангу грехов, которую тащит человек. Или отрицание отрицания: когда из двух грехов приходится выбирать меньший – не пойти в храм или не помочь матери. Также и другие законы динамики постоянно действуют в греховной сфере.

Понятие греха в Священном Писании исследуется с разных сторон. Мы знаем классическое определение из первого послания Иоанна Богослова: «Всякий, делающий грех, делает и беззаконие». Грех – есть беззаконие. Сколько же было законов, заветов у человека с Богом?

Грех и благодать

Заветы человека с Богом: содержание и форма

За две тысячи лет до Рождества Христова Авраам получил первый завет, по-гречески – приказ: верь в Меня, соблюдай до гробовой доски монотеизм, «праведный верою жив будет». И Господь дарует обетование Аврааму, если он сохранит эту веру, то его потомство умножится как песок морской. Отсюда пролагается русло отхода от монотеизма, которое роет дьявол, вместо приближения к Богу – удаление от Него.

Этимологически слово «грех» происходит от слов сжигать, жечь, обжечься, греть больше, чем может вынести человек. Когда человек постоянно удаляется от Бога, у него сжигается совесть, она уже не говорит человеку о грехе. Любое движение от греха предусматривает постоянное движение к Богу, если мы костенеем в каком-то грехе, то мы удаляемся от Бога. Поэтому чтобы убежать от греха нужно не смотреть назад, а идти только к Богу.

Грех как беззаконие – это самопроизвольное удаление человека от Бога, дезинтеграция от любви Божией. Начиная с пророков, сердце человека представляется как поле брани между Богом и дьяволом, и во взаимодействии двух энергий – божественной любви и дьявольской нелюбви – человек должен решиться, куда ему двигаться, будет он грешить или нет. Поэтому первый завет с Авраамом: верь в Меня, не уходи от Меня, и «праведный верою жив будет». Эта фраза предполагает ударение на последнем слове – «жив будет», то есть главное, что праведник будет жив, если будет верить, то есть он не умрет от оружия греха, он победит грех.

Второй завет – через 430 лет после Авраама: завет-закон с Моисеем на Синае. Моисей получил от Бога скрижали, на которых было 613 заповедей: 248 императивов и 365 запретов – мицвот. Содержание второго завета то же, что первого: вера в Единого Бога, монотеизм. Если человек из 613 заповедей нарушал хотя бы одну – он был повинен в нарушении всего закона. Когда Моисей, получив скрижали завета, возвращался с горы Синай, он увидел, что пока он отсутствовал, люди отступили, создали золотого тельца-кумира и стали поклоняться истукану. Подобно Христу, он мог бы воскликнуть: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?»

Через 1500 лет после Моисея приходит Христос и говорит о той же вере в триединого Бога. И так же как во времена Моисея, стоило Ему только удалиться на гору Фавор, и девять учеников, оставшихся внизу, разуверились, они не смогли помочь отцу, у которого ребенок страдал бесовской одержимостью. Грех гнездится внутри сердца, ума, чувств и воли человека, и если мы разлучаемся с Богом – по разным причинам, объективным, или субъективным, – то удаление от Бога приводит к деградации веры.

Всякий закон имеет содержание и форму. Содержание – вера, и у Авраама в завете-приказе, и у Моисея в завете-законе, и у Христа. А вопрос о форме очень сложный, потому что Господь говорит о свободе. «Где дух Господень, там свобода» – пишет апостол Павел, где нет свободы, там нет духа. И Сам Господь говорит: «Познайте истину, и истина сделает вас свободными».

Апостол снова вторит Ему: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу», то есть свобода – это свобода от греха. Третий, новый, как говорит Господь – нестареющий завет, по содержанию тот же: вера в Бога, а форма – свобода от греха. Свобода – это осознанная необходимость не грешить.

Грехи в православии. Пять категорий

Грех, как хмель дерево, окручивает, опоясывает, обвивает человека, питается его соками: что бы человек ни сделал хорошего, у него всегда возникает греховный помысел: «слава Богу, что я сделал это хорошее дело, другие не сделали, а я сделал! Вот там стоит мытарь, блудник, коррупционер, злодей…, слава Богу, что я не такой». Апостол Павел в послании к Римлянам говорит именно об этом: «Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех». В каждом человеке, независимо от звания, от состояния, от уклада жизни, будь то священник, епископ или мирянин, присутствует начало греха. Из множества греческих слов, используемых в Новом Завете для описания чудовищности греха, пять являются особенно важными.

Амартиа, объективная склонность ко греху. Значение слова «амартиа» – не попасть в цель, то есть склонность ко греху отвлекает нас от достижения поставленной задачи: от спасения. «Чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, – говорит апостол Павел, – дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи».

«Жало в плоть» – это именно склонность ко греху, которая в каждом человеке и до Второго пришествия грех действует в нас. «Нет человека, иже жив будет и не согрешит, но Ты един кроме греха», – грех присутствует в любом человеке до гробовой доски, амартиа аккомпанирует всю жизнь человеку, сопровождает каждое биение его сердца.

Парабасис – переступить через красную, запретную черту, нарушить заповедь.

Параптома – потерять равновесие на краю пропасти, поскользнуться. Разные люди по-разному подвержены воздействию параптомы. Как можно на ровном месте поскользнуться и разбиться вдребезги, а с нераскрывшимся парашютом приземлиться на склон оврага и остаться живым, так и в отношении греха: кто-то искусится там, где казалось, что никто не искусился бы.

Паракое – непослушание, действие наперекор воле Божией. Многие поколения дошли собственным опытом до постулата: «что имеем, не храним, потерявши плачем». Сколько было, например, детей, которые плохо относились к своим родителям, а потом родители умирали, и дети не могли без них жить, просто погибали – кара за непочитание отца и матери лишает всего.

Фтора – порча, тление. Человек воспринимает кажущееся явление за действительное, начинает жить в виртуальном мире, а не живет реальной жизнью во Христе. Христос показал, что нужно жить не фантазиями, сказками, грезами, а реально; но человек теряет ориентир реальности и начинает жить в виртуальном мире.

Греховный треугольник

Грех против Бога, против ближнего и против самого себя – в этом треугольнике все стороны равны. Грех против Бога – это гнушение содержанием завета, то есть неверие, апостасия. Если же человек не грешит против Бога, а согрешает против ближнего — он также подвергает себя наказанию.

Пример греха против ближнего – притча о милосердном самарянине: священник и левит видели погибающего и прошли мимо. Они спешили на службу, к Богу, но прошли мимо ближнего, а язычник-самарянин подошел и помог. А когда человек согрешает против себя, то он согрешает против образа Божьего в себе, против своей души, он оскверняет свои чувства, поражает свою волю и помрачает свой ум и в результате отпадает от Бога.

Систематизация грехов апостолом Павлом

Грех развивается во времени и пространстве. И добродетели, и пороки у человека, начиная от Адама, одни и те же. Развивается научный прогресс, цивилизации сменяют друг друга, а пороки и добродетели – одни и те же. Но ранжирование пороков и добродетелей в разные эпохи меняет свою остроту, свой накал.

Во втором послании к Тимофею апостол Павел пишет:

«В последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся».

В последние дни наступят времена тяжкие, по-славянски – лютые, по-гречески – звериные, это же слово относится к гадаринскому бесноватому, тогда грехи подвергнут опасности все добродетели, даже языческие, не только христианские. В этом списке на первом месте у апостола Павла находится самолюбие, филавтия – состояние, в котором человек дистанцируется от Бога и раздваивается между собой и Богом. То есть образ Божий в человеке раздваивается, наступает духовная шизофрения.

Какая добродетель может противостоять этому греху? Апостол Павел отвечает – целомудрие, по-гречески – софросини, то есть цельность души. В послании к Галатам апостол Павел четко систематизирует грехи:

«Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют».

Апостол, перечисляя множество грехов, говорит, что это все дела плоти. Плоть – животный инстинкт: выжить и победить в борьбе за существование, обосноваться, утвердиться за счет других. Если человек подвержен хотя бы одному из этих грехов, то происходит самоистребление, самоубийство: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом».

Четыре греха похоти плоти: прелюбодеяние, блуд, нечистота (малакия) и непотребство (содомский грех).

Два греха гордыни: идолослужнение и волшебство. Гордость по-гречески – ходячий шарлатан, претендующий на то, чего у него нет. Гордыня – претензия выдать себя таковым, кем ты не являешься. Идолослужение – когда человек ставит кумиром что или кого угодно, но только не Бога. Волшебство – знахарство, целительство.

Два греха против умеренности: пьянство и бесчинство.

Грех как шелкопряд обволакивает всю нашу жизнь, даже если мы творим добрые дела. Но понятие греха не должно быть безотносительно, все зависит от того, в какой среде мы находимся, чтобы избавиться от греха нужно действовать его же оружием, то есть если мы проявляем релятивизм, то грех может нас просто уничтожить. Чтобы вырваться от греха, приходится иногда браться за меч; чтобы вырваться из толпы, из сообщества нечестивых, иногда приходится прорываться зубами и локтями.

Притча о немилосердном заимодавце

Главное, что нам открывает о грехе Господь, мы читаем в 18 главе Евангелия от Матфея: притча о жестоком заимодавце:

«Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов».

Что такое долг? Это грехи наши. Один человек был в неоплатном долгу – был должен десять тысяч талантов. Один талант – это шесть тысяч динариев, один динарий – это поденная плата работника, один талант – шесть тысяч человекодней, а десять тысяч талантов – шестьдесят миллионов динариев. Огромная сумма.

«А как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить; тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему».

Один раб стоил сто-двести динариев, максимальная цена самого ценного раба – тысяча динариев. Должник никогда не смог бы расплатиться: даже если бы его продали со всей семьей, он бы все равно должен был в десять тысяч раз больше. Тогда царь, понимая, что тот никогда не отдаст ему все, простил ему долг.

«Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен».

И тут человеком овладел грех гордыни: он осознал, что Господь простил ему все, почувствовал себя святым, чистым от долгов, но забыл, что вокруг него такие же люди, как он. Христос открывает нам Царство Божье, прощает все грехи, более того, мы получаем благодать, чтобы бороться с грехом, а в таинстве крещения Господь прощает все грехи, даже те, которые нельзя загладить никакими добрыми делами. Но когда Господь прощает, человек, вместо того чтобы осознать свою греховность, начинает гордиться.

Человек – грешник, чем ему гордиться, только долгами своими? Гордость здесь – от неспособности человека соразмерить, соотнести свои грехи пред Богом, пред ближним и пред самим собой. Ему кажется, что он должен Богу, а должник – ему. Товарищ его должен в шестьсот тысяч раз меньше, чем он был должен царю, а он душит его, по-гречески: повалил и наступил ногой на горло.

«Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе».

Возвратить сто динариев было реально, например, отработать треть года.

«Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, кáк и я помиловал тебя?»

Злой раб, лукавый – это эпитет сатаны.

«И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга».

У злого человека никогда не будет столько денег, поэтому мучить его будут бесконечно.

Апостол Матфей говорит о трех смысловых линиях в отношении греха:

Первая: все человечество утопает в грехе, мы задолжали Богу невероятно много, никаких усилий человеческих не хватит, чтобы расплатиться. Бог по Своей любви и великодушию готов простить все долги, все грехи, чтобы человек начал новую жизнь, а грех не пускает, обвивает как хмель духовный ствол нашей жизни и не пускает.

Вторая: притча о злом заимодавце, о гордыне человека, который получает от Бога бесконечно много, но сам готов придираться к ошибкам и слабостям людей. Склонность к гордыне, к превозношению передается генетически, из поколения в поколение. Господь прощает все, а у нас возникает чувство исключительности, уникальности, мы считаем, что мы лучше, святее, чем другие люди.

Третья: муки грешника будут вечными.

Читайте также — Зависть — русский грех

Прощение

«Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» – так завершается притча. В богословии есть парные категории: вера-апостасия, ответственность-равнодушие, любовь-ненависть, а в отношении греха, как говорит Евангелие, антогонистом является прощение. Говоря о грехе, мы не можем не говорить о прощении, ибо грех лежит в основе спасения: человеком вошел в мир грех, смерть, и Христос пришел для того, чтобы спасти нас от греха, от проклятия смерти. Есть закон, номос и есть антиномия, есть благодать и непрощение. Для того чтобы простить, нужно получить благодать от Бога.

Этимология слова простить – просто. Если человек простой, ему легко простить, если он софистицированный – всегда найдет лазейку для гордыни. Все Евангелие говорит о том, что человек грешен, но в мир вошло спасение – фантастического прощение, которое дарует Бог Своим Сыном падшему миру.

Прощать можно бесконечно. «Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз».

Прощение – это неравнодушие. Матфей пишет: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь». Прощение предусматривает твёрдость, неравнодушие, ответственность. Если человек согрешает, то надо пойти и обличить его, постараться, чтобы он не совершил греха.

Прощение – это подвиг, оно достигается со слезами, с мукой сердечной. Простить человека и покрыть любовью его грех – по-человечески очень тяжело. Во времена Христа люди возмущались, как Он позволяет грешникам прикасаться к Себе. Господь дарует тотальное прощение всем людям, и не понимает, почему люди не радуются обращению грешников.

Апостол Петр в первом соборном послании пишет: «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды». Прощение предусматривает язву, распятие Христа, Его голгофские муки. Поэтому прощение – это мученичество, сораспятие с Господом.

Подготовила Мария Строганова

Грехи. Читайте другие материалы о борьбе с грехами на Правмире:

  • Грех Хама и грех Илия
  • Грех осуждения
  • Осторожно, грех!
  • Как выглядит грех?

Грех

См. раздел ГРЕХ. О ГРЕХАХ

  • О грехе свт. Феофан Затворник
  • О грехе и его последствиях cвт. Иннокентий (Борисов)
  • Грех, его происхождение, сущность и следствия В. Велтистов
  • Грех, страсть, порок: в чем различие и как с ними бороться
  • Видеофильмы о грехе

Грех (греч. ἁμαρτία — непопадание в цель, промах) —
1) помысл, мысль, желание, решение, влечение, действие или бездействие, противоречащее Божественному нравственному закону, Божьим заповедям, повелениям, религиозно-обрядовым нормам;
2) первородный грех: порча человеческой природы, как по душе, так и по телу, в нравственном отношении проявляющаяся в том, что все потомки согрешивших прародителей (за исключением Господа Иисуса Христа) рождаются со склонностью ко злу, удобопреклонными к влиянию на них падших духов.

Грех – причина извращения человеческого естества вследствие отпадения человека от Бога, впадения его в противоестественное (нижеестественное) состояние. С другой стороны, грех рассматривается и как следствие извращения человеческого естества (подвергшегося порче в результате грехопадения прародителей). Грех есть беззаконие как нарушение норм (закона, порядка) человеческого бытия, определенных Богом. «Грех есть добровольное отступление от того, что согласно с природой, в то, что противоестественно (противоприродно)» (св. Иоанн Дамаскин). Грех есть уклонение от цели назначенной человеку по природе (блаж. Феофилакт Болгарский). Слово грех – перевод греческого слова «ἁμαρτία», которое буквально означает: промах или непопадание в цель. Грех и есть такое проявление человеческих возможностей, которое не соответствует цели человеческого существования, противоречит предназначению человека, как созданного по образу и подобию Божьему.

Сотворенному по образу и подобию Божьему человеку, наделенному разумной душой, естественно искать Цели, Причины и Источника своего существования – искать Богопознания и Богообщения, стремиться к соединению с Богом. Только обретя единение с высшим Божественным бытием – вечным, неограниченным, безусловным и всеблаженным человек получает высшее наслаждение и блаженство. Человеку неестественно устремляться к чему-либо тварному, низшему и чувственному как к вечному Богу, противоестественно ставить на место вечного, неизменного, бесконечного, неограниченного Божественного бытия ограниченное, тварное, преходящее.

В то же время человек наделен Богом свободной волей, поэтому он может стремиться к единению с Богом добровольно, а может и предпочесть жизни в Боге жизнь без Бога. В последнем случае он эгоистически замыкается в своем собственном естестве, самолюбиво обособляется от Бога, что и есть грех. По слову св. Феофана Затворника, человек согрешил тем, что перенес центр своей жизни и деятельности с Бога на самого себя. По слову св. Симеона Нового Богослова, впадая в грех человек умер для Бога и стал жить своим естеством. Отказавшись от единения с Богом, человек ставит на место своего нетварного Создателя тленное и преходящее, обожествляет тварь вместо Творца. Бессмертная душа человека, созданная для того, чтобы созерцать Бога и озаряться Им вместо Бога взыскует тленного. Тем самым она развивает в себе противоестественные пристрастия к преходящему тварному миру, которые вносят разлад в человеческое существование, ибо никогда не могут быть удовлетворены. Так грех проявляет себя как беззаконие, как нарушение нормы человеческого бытия, как извращение естественного порядка человеческой жизни.

Впадение в грех именуется грехопадением. Первыми грехопадению подверглись прародители человечества. Человек живущий по закону греха именуется ветхим человеком. Закрепленные в человеке греховные навыки называются страстями.

Грех несёт с собой три иллюзии: иллюзию свободы, иллюзию знания и иллюзию удовольствия.
Грешнику кажется, что он не скован правилами, но он не видит то, что стал рабом греха, который поработил его душу.
«Мы хотим лучше узнать друг-друга» — говорят блудники и узнав становятся неинтересны друг-другу, так как лишь похоть была их реальной целью.
Удовлетворение от греха — это приманка дьявола, она заставляет повторять и углублять падения, подобно наркоману, который вынужден увеличивать дозу.

Всякий ли грех представляет серьёзную опасность для спасения и бывают ли нравственно нейтральные, безобидные грехи?

Любой грех является преступлением перед Богом, в том числе даже, казалось бы, малый и незначительный (1Ин.3:4). Собственно говоря, многие грехи кажутся в глазах грешников малыми лишь потому, что давно уже стали привычными для подавляющей массы людей и не кажутся чем-то из ряда вон выходящим.

В этой связи грешник вместо глубокого и искреннего раскаяния перед Богом нередко прибегает к самооправданию: а чем я хуже других? — ведь не я один так поступаю. История Ветхого Завета демонстрирует множество примеров, когда те или иные виды грехов не только не считались грехами, но и обрамлялись ореолом достоинства для целых племен и народов.

Между тем для святых даже и те грехи, которые осмысливались грешниками как малозначительные, в случае их совершения представляли серьёзный повод для покаянной печали и долгих слёзных молитв. Это связано с тем, что святые гораздо острее и чище созерцали глубину своего несоответствия тому образцу, который оставил в назидание Господь Иисус Христос. С высоты своего благодатного состояния и духовного опыта они предупреждали, что кто почитает какие-либо грехи за малые и несерьёзные, тот непременно впадет в более страшные, отчего понесёт более суровое наказание.

Другой причиной подобного восприятия греха служит то, что для ряда людей, в том числе называющих себя воцерковленными, суть греха, главным образом, сводится лишь к понятию вины перед Богом. Отсюда и убежденность: если вина невелика, то и потенциально возможное наказание за неё — невелико; а с учётом Божественного милосердия, Божьей любви оно и вовсе может быть минимизировано или отменено.

В действительности же грех, даже «малый», служит препятствием для общения с Богом. Совершая грехи, человек самолично отграничивает себя от Отца и Сына и Святого Духа.

Более того, всякий грех, в том числе кажущийся незначительным, запечатлевается в душе словно ржавчина на железе, а грех, совершаемый с регулярностью или, что хуже, с постоянством, ведёт к формированию дурных навыков и привычек, к образованию греховных страстей и пороков. Чем больше человек грешит, тем больше уродует в себе черты образа Божия, заглушает нравственное чувство.

Опасность так называемых малых грехов в том и состоит, что будучи малым, до поры до времени они не обращают на себя должного внимания, а когда успевают укорениться и развиться в душе или теле, бороться с ними становится чрезвычайно трудно. Примером может служить страсть чревоугодия или пьянства: однократное переедание, как и одна лишняя рюмка спиртного не создаёт впечатления греха. Опасность становится очевидной тогда, когда эти желания заявляют о себе как об устоявшейся склонности.

Какие грехи называются смертными?

Смертными, в первую очередь, называются те грехи, которые ведут человека к духовной смерти, к вечной погибели. Если же грех, каким бы тяжелым он ни был, исправляется искренним покаянием и дальнейшим преобразованием жизни по образу жизни Христа, он не будет являться причиной вечной погибели.

Что следует понимать под грехом?

прот. Игорь Прекуп

Обычно этим словом называют некое действие, нарушающее заповедь. Бесспорно, поступки, противоречащие заповедям, суть грехи, но понятие греха не исчерпывается юридическим аспектом или как факт, явление, событие; грех — не только то, что можно констатировать как совершенное греховное действие (это всего лишь верхушка айсберга).

Русским словом «грех» переводятся два греческих слова: амартия (ἁμαρτία) и паравасис (παράβασις).

Ἁμαρτία — это не только грех, проступок, но вообще ошибка, промах (ср. «огрех», «погрешность»), заблуждение. А вот παράβασις — это именно греховное действие — преступление, проступок, нарушение. Это греховный поступок не только как ошибочный шаг или, быть может, неосознанное движение в ложном направлении, но еще и как изменение самого направления пути, курса, маршрута вследствие искажения представления о должном, о том, куда следует шагать, ступать, чтобы в итоге дойти до намеченной цели.

По мнению профессора богословия Николая Глубоковского, «амартия (ἁμαρτία) означает греховный принцип, проявляющийся в известных греховных актах и получающий в них специальный отпечаток. Но он вошел в мир чрез единого человека (Рим.5:12), потому что этот человек согрешил (Рим.5:16), допустив тин паравасин (τὴν παράβασιν) — действие правонарушения (Рим.5:14) в то параптома (τὸ παράπτωμα) (Рим.5:15,17–18) или в частном и определенном проступке преслушания (Рим.5:19) заповеди Божией, — и тем открыл место для греховного царства и амартия (ἡ ἁμαρτία) (Рим.5:21) с роковым господством всеобщей смерти».

Образуется замкнутый порочный круг: вследствие греховного поступка образуется грех (или греховность) как состояние, как предрасположенность («удобопреклонность») ко греху, которая, в свою очередь, располагает к дальнейшим греховным действиям.

Очень важно понимать, что грех — понятие не только этическое, но сугубо религиозное, ибо это в первую очередь — искажение взаимоотношений с Богом.

В объеме родового понятия греха нужно обратить особое внимание на понятие первородного греха, т. е. греха первоначального, основополагающего. Само выражение «первородный грех» (vitium originis, или pecatum originale) впервые употребил блж. Августин.

Первородный грех — это, во-первых, греховное состояние (амартия, ἁμαρτία), возводимое к прародительскому греху-поступку (паравасис, παράβασις) как причине, а во-вторых, это состояние, которое не является следствием личного навыка в греховном поведении.

Под первородным грехом следует понимать греховное состояние, приобретаемое наследственным образом. Оно преемственно через зачатие и в самом рождении человека воспринимается им от родителей и характеризуется удобопреклонностью ко греху и смертностью.

Необходимо отличать грехопадение прародителей как событие, как свободный волевой акт от первородного греха как падшего греховного состояния человеческой природы, передающегося по наследству.

Господь в беседе с Никодимом (Ин.3:1–21) указывает на ненормальность состояния человеческого естества, на ущербное рождение по плоти, которое, по сути, есть рождение в смерть в духовном и физическом смысле.

Смерть как бы великодушно отступает на время человеческой жизни, чтобы потом неизбежно взять свое. Рождение в жизнь биологическую — это в духовном смысле рождение мертворожденного, которому, чтобы иметь вечную жизнь, надлежит «родиться свыше», ибо если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть; а рожденное от Духа есть дух (Ин.3:5–6). Человек рождается в узах мертвящего греха, которые разрешаются Рождеством Христовым: «Поклоняйся рождеству, чрез которое освободился ты от уз рождения…» — призывает святитель Григорий Богослов.

Все под грехом. Самые праведные люди — все наследуют греховную порчу. Грех навязывает свой «закон», противный богоподобному уму: …Не понимаю, что делаю, — как бы недоумевает апостол Павел, — потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу: уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха (Рим.7:15–25).

Грех пытается парализовать нашу волю и принудить нас поступать вопреки знанию добра и зла, вопреки совести, свидетельствующей о естественном нравственном законе, вложенном Богом в нашу природу.

Преподобный Макарий называет первородный грех «закваской порока» и «какой-то умной и мысленной силой сатаны», «тонкой силой тьмы, пребывающей в сердце». Порок чужд нашей природе, «он вкрался в нас вследствие преступления первого человека, и мы приняли его, и со временем сделался он для нас как бы природою».

***

«Отчего люди грешат?» – задавал иногда вопрос преподобный Амвросий Оптинский и сам же решал его: «Или оттого, что не знают, что нужно делать и чего избегать; или, если знают, то забывают, то ленятся, унывают. Наоборот: так как люди очень ленивы к делам благочестия, то весьма часто забывают о своей обязанности – служить Богу; от лености же и забвения доходят до крайнего неразумия или неведения. Это три исполина – уныние, или леность, забвение и неведение, – от которых связан весь род человеческий нерешимыми узами. А затем уже следует нерадение со всем сонмищем злых страстей.

***

Грех не сводится только к сфере межличностных отношений. Грех – это то, что в первую очередь происходит во мне самом. В церковном понимании грех – это рана, которую человек наносит своей душе.
диакон Андрей

«Кто такой грешник? Тот, в первую очередь, кто нарушил закон Божий. Грешник – тот, кто живет таким обpазом, что становится чужд Богу, кому стыдно перед лицом Божиим, кто позорит Бога перед другими людьми. Это человек разделенный в самом себе, разделенный от ближнего, удаленный от Бога. Грешник потерял связь с Богом, со своей совестью, со своей собственной жизнью, с жизнью ближнего. Каждый из нас может сказать, что он таков. Не в том дело, что мы обнаруживаем, что совершили один особенно отвратительный грех, и каемся в нем. Дело в нашем образе жизни».
митрополит Сурожский Антоний

Грех – это отклонение от тех правил жизни, тех законов, которые установил Бог.
протоиерей Евгений Шестун

Грех есть проявление зла. А проявляться оно может не только делом, но и словом, и мыслью и чувством. И потому грехи бывают совершенные в уме или сердце – от них тоже надо освобождаться посредством Таинств Церкви и личной духовной жизни.
Валерий Духанин

***

Грех – добродетель со знаком минус. Грех – ржавчина, коррозия, которая ослабляет и разрушает человека. Грех расслабляет человека раз за разом и человек уже не чувствует разложения, порчи.

***

Грех стремиться захватить власть над человеком, подчинить его. Греховные удовольствия – гонка за тенью, человек никогда не найдёт удовлетворения своим страстным наклонностям, но будет всегда жаждать греха.

***

Грех обманывает человека, создаёт иллюзию счастья, но может дать лишь временное успокоение…

Текст песни(слова) Сатана Печёт Блины — Вера это грех

Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

Все тексты песен(слова) Сатана Печёт Блины

Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.
Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.
Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.
Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.
Вера напилась в хлам,
Вера ворвалась в храм
И лучше маме не знать,
Что вера делала там.
С подруги Маши, одежду снявши,
На алтаре курила крэк, под Мишу Маваши.
Всех унижала и прихожанам,
В испуге бегающим угрожала кинжалом.
И pussy riot освобождают,
В сравненьи с Верой они ангелы из рая.
Вера не ангел и не надо Ванги,
Чтобы понять, что ей не избежать тюряги.
Судья читает приговор,
Смеётся громко прокурор.
Он запросил 15 лет,
Судья решил что лучше смерть,
У-у-у-у-у-у-у-е, четвертование.
Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.
Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.
Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.
Вера это грех, Вера это грех,
Это грех Вера, делать это на виду у всех.

Дополнительная информация

Текст песни Сатана Печёт Блины — Вера это грех.
Автор текста: Святослав Свидригайлов (Сатана Печёт Блины).