А боголюбский

Андрей Боголюбский: первый русский «самовластец»

…История, отверзая гробы, поднимая мёртвых, влагая им жизнь в сердце и слово в уста, из тления, вновь созидая Царства, и представляя воображению века с их отличными страстями, нравами, деяниями, расширяет пределы нашего собственного бытия…

Н. М. Карамзин

В 1934 году в руки сотрудников Института истории феодальных обществ (современный Институт Археологии) был прислан неполный скелет «неизвестного», без бирок и опознавательных знаков, лишь с сопроводительным листом, в котором рентгенологов-антропологов просили провести беспристрастную экспертизу останков и ответить на вопросы: возраст человека, его антропологический тип и главное — отчего и как умер этот человек?

Андрей Боголюбский. Реконструкция М.М. Герасимова

Такая секретность в исследовании этих с виду непримечательных останков, должна была уберечь учёных от искушения приблизить свои выводы к желаемому результату. Через непродолжительное время пришёл ответ экспертов: перед нами останки мужчины, приблизительно пятидесяти лет, ростом около 170 см.

Человек физически сильный, проживший активную жизнь, несмотря на частично сросшиеся шейные позвонки, а также на болезни, выявленные у него (спондилёз и остеохондроз), значительно ограничивающие подвижность этого человека.

На основании изучения особенностей эндокринной системы было выдвинуто предположение, что человек был легко раздражителен, возбудим и крайне сильно проявлял свои эмоции, видимо, не стесняясь своей реакции даже на самые незначительные события.

Тип его черепа был определён антропологом В. В. Гинсбургом как северный, близкий к курганным славянским, при наличии несомненных монголоидных черт. Скошенный назад лоб, всегда, из-за сросшихся позвонков, гордо поднятая голова — всё это придавало «неизвестному» властный, жесткий, непреклонный вид.

Проанализировав все останки, ученые пришли к выводу, что перед ними воин, участвовавший во многих сражениях, о чём говорили рубцы от старых заживших ран, получить которые можно было лишь на поле боя или в поединке, но были и новые раны, не успевшие зарасти, полученные непосредственно перед смертью.

Кто же это? Возможно, это воин сложивший свою голову на поле брани?

Но характер «новых» ран говорил о другом: этот человек был предательски убит. Многочисленные раны, нанесённые разнообразным оружием: рубящие, предположительно, мечами и саблями, колющие — копьями или кинжалами — все раны были нанесены с боков или со спины по совершенно беззащитному человеку. У экспертов не было никаких сомнений: «Это нападение нескольких человек, с определенной целью — не ранения, хотя бы и тяжелого, а убийства тут же, на месте, во что бы то ни стало».

Таким образом, предположения и надежды археологов оправдались: анонимная антропологическая экспертиза стала последним подтверждающим фактором, позволившим дать окончательный ответ на вопрос, кто этот человек. Перед исследователями оказались останки святого благоверного великого князя владимирского Андрея Юрьевича, жестоко убитого в ночь с 29 на 30 июня 1174 года в Боголюбове.

Несмотря на радость историков от оправдавшихся надежд, ответ на этот вопрос породил множество новых неизвестных. Было доподлинно известно, от чего погиб великий князь, но как это произошло и почему? Кто его убил и зачем? А также какое значение это событие имело для современников князя, и почему погибший насильственной смертью от рук убийц великий князь Андрей Юрьевич не был причислен Русской Православной Церковью к лику святых? Этого не произошло ни сразу после его смерти в 1174 году, ни через десять лет, ни даже через сто. Он был канонизирован около 1702 года, т. е. лишь спустя 528 лет после своей смерти…

Фигура Андрея Юрьевича всегда привлекала всех интересующихся историей людей. Андрей Боголюбский — не просто князь, он веха в истории русской государственности; идеи, воплощаемые им в жизнь, нашли отражение в деяниях последующих поколений великих русских князей и царей. В его жизни и смерти как в зеркале отразились непростые политические и социальные отношения эпохи.

Андрей Боголюбский родился в 1112 году в семье ростовского князя Юрия Владимировича, более известного по прозвищу Долгорукий, и дочери половецкого хана Аепы. Его отец провёл свою жизнь в постоянной борьбе за великокняжеский киевский престол, занять который в конце концов удалось, но счастья ему это так и не принесло, уже через несколько лет правления он был отравлен.

После смерти отца в 1157 году Андрей Юрьевич становится великим князем и сразу же проявляет себя выдающимся правителем и неординарной личностью. Принимая титул великого князя, но не отправляясь княжить в Киев, он впервые, по сути, разрушает сложившуюся до того времени традицию: раз великий князь — значит князь киевский.

Великий князь теперь княжит на Ростово-Суздальской земле. Получив землю, он решает укрепиться на ней и, пользуясь правом сильного, изгоняет из Ростово-Суздальского княжества трёх своих братьев, двух племянников, мачеху и почти всех приближенных отца. Следующим его шагом к упрочению собственной власти становится борьба с боярской аристократией.

Тут нужно сделать небольшую ремарку: князь тогда не обладал полнотой власти, часто он был лишь первым среди равных, ему всё время приходилась оглядываться на бояр и старшую дружину, иначе, потеряв их поддержку или вступив с ними в конфронтацию, он мог просто-напросто потерять всю свою реальную власть, оставив себе лишь красивый титул князя.

Андрей Боголюбский же вознамерился пресечь и эту сложившуюся традицию. Он, игнорируя все препятствия, шагает к самовластию, сосредотачивая власть в своих руках. Как избавиться от постоянных интриг и боярского влияния? Он поступает прямолинейно и просто: переносит столицу княжества в суздальский пригород — город Владимир-на-Клязьме.

В этой новой столице всё будет так, как хочет он: разворачивается грандиозное строительство, строится Успенский собор, поражавший современников своей роскошью, дорогу к нему открывают Золотые ворота, подобные киевским. Великий князь с не меньшей пышностью обставляет и свою загородную резиденцию — укреплённый город-замок Боголюбово-на-Нерли, где находилась жемчужина Владимиро-Суздальского княжества — великолепный дворовый храм князя, посвященный Рождеству Богородицы.

Храм Рождества Богородицы и остатки палат в Боголюбове

Пол собора был выложен отполированными до блеска медными плитами, хоры были выложены майоликовыми плитами, в зеркальной поверхности которых играли блики солнца и свечей. Обилие драгоценной утвари, фресок, дорогих тканей — сочетание всего этого с прекрасным интерьером изумляли каждого, кто видел убранство храма, что подчеркивало величие князя.

Ипатьевская летопись передаёт глубокий символизм происходящего по сути прямо отождествляя Андрея с Соломоном, церковь в Боголюбове — с ветхозаветным храмом Господним в Иерусалиме, а Владимир — с Киевом как Новым Иерусалимом. Видимо, так было задумано самим Андреем, и именно так всё это воспринималось его современниками.

Богоматерь Боголюбская с припадающим св. благоверным князем Андреем Боголюбским. Покровский Монастырь. Суздаль, первая четверть XVIII века

Светская власть князя крепла, возводимые им храмы прославляли его величие, но этого было недостаточно. Осознавая влияния Церкви на умы людей, Андрей Боголюбский решает использовать её колоссальные возможности в своих политических целях. Он продвигает идею богоизбранности Владимиро-Суздальского княжества, по сути именно он инициирует принятие новых государственных праздников — Спаса и Покрова, и при нём создаётся целый цикл литературных произведений: «Слово Андрея Боголюбского о празднике 1 августа», «Житие Леонтия Ростовского» и т. д.

Сосредоточив в своих руках колоссальную власть в Ростово-Суздальской земле, великий князь продолжает свою политику, перенеся её за пределы своего княжество: вот и Киев, и Новгород лежат у его ног, и нет на Руси человека могущественнее великого князя Андрея Боголюбского. Но когда человек достигает вершины и не удерживается на ней, есть лишь один путь — вниз.

Восстаёт Киев, и тогда Андрей Юрьевич собирает грандиозный поход на Киев, какого не знала ещё Русская земля. Войско состоит из всех подчиненных ему княжеств: здесь и ростовцы, и суздальцы, рязанцы, муромцы, новгородцы, белозёрцы, владимирцы, переяславцы. По приказу князя под его знамёна встали дружины сопредельных земель черниговского, курского, полоцкого, смоленского и других князей.

Однако пути Господни неисповедимы: под стенами Киева войско потерпело сокрушительное поражение, и ему пришлось с позором разойтись. Власть постепенно стала утекать из рук Андрея Боголюбского, и неизвестно, чем бы это могло закончиться, если бы не мученическая смерть, подведшая итог его земной жизни.

Возвращаясь к теме убийства князя, необходимо задать себе вопрос, а можем ли мы вообще спустя восемьсот лет разобраться в хитросплетениях событий той злополучной для Андрея Боголюбского ночи?

На этот вопрос мы можем ответить: да, это возможно. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях сохранилась так называемая «Повесть об убиении Андрея Боголюбского» — текст, рассказывающий о заключительных часах жизни князя в земной юдоли.

Этот текст много раз изучался историками, и классическое, буквальное его понимание представляет перед нами такую картину последних часов жизни князя: перед убийством Андрея заговорщики для придания себе уверенности спустились в винные погреба и хорошенько там напились. Потом, в конце концов собравшись с духом, они отправились к спальне князя.

Решив сначала проникнуть к нему хитростью, один из заговорщиков постучал и назвался Прокопием, именем одного из доверенных слуг князя, но то ли князь узнал по голосу говорившего, то ли выпито было слишком много — князь распознал обман, дверь не отпер и, до конца оставаясь князем-воином, бросился к мечу, по преданию принадлежавшему св. Борису, но меч был похищен ключником князя, который тоже участвовал в заговоре. Так князь, по слову которого вся Русь становилась под копьё, оказался абсолютно беззащитен.

Заговорщики начали ломать дверь, и когда она упала, бросились на князя. Проведя большую часть своей жизни в военных походах, князь был не простым соперником — даже безоружный, он представлял собой угрозу, к тому же многие заговорщики были пьяны, однако численный перевес (их было около 20 человек) и холодное оружие довершили — дело. Князь упал. Подумав, что он мёртв, заговорщики снова отправились в погреба.

Тем временем князь очнулся и, несмотря на раны, нанесённые ему, попытался скрыться. Решив осмотреть, а скорее просто ограбить тело князя, заговорщики не нашли его в его спальне, но смогли отыскать его по кровавому следу. В летописи сказано, что увидев убийц, Андрей произнёс: «Если, Боже, в этом мне суждён конец — принимаю его я». Убийцы довершили своё дело, тело князя лежало на улице, пока люд грабил его величественные хоромы.

Древнерусские тексты никогда не стоит понимать буквально, все они пронизаны аллюзиями на Священную историю; летописцы никогда не ставили своей задачей заниматься бездумным хроникёрством. Летопись была актуальным произведеним, в котором образованный читатель того времени мог увидеть гораздо больше, нежели современный. В этом отношении очень интересен т.н. «рассказ об отрубленной руке» подробно рассмотренный И. Н. Данилевским, и именно его предположения на данный момент являются самыми интересными.

Несмотря на почти полное совпадение результатов экспертизы и текста «повести об убиении Андрея Боголюбского» было выявлено небольшое несоответствие. Глава заговорщиков Петр отрубает правую руку князю, после чего тот умирает. Экспертиза же говорит, что правая рука была нетронута, а вот левая рассечена во многих местах.

На это несоответствие долго не обращали внимания — ну мало ли, ошибся древний книжник, с кем не бывает. Но наше покровительственное отношение летописцу не требуется, он знал, что писал, и знал, какая рука была отрублена. Например, на миниатюре в Радзивиловской летописи (XV век!) возле лежащего князя стоит женщина и держит его отрубленную руку — и именно левую. Так что же всё это значит?

Мир средневекового человека насыщен символами, раскрывающими смысл явлений. Основной книгой, на которой базировалось мироустройство того времени, являлось Священное Писание, где и предложил искать ответ И. Н. Данилевский. В Евангелии от Матфея сказано: «И если правая рука тебя соблазняет, отсеки её и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твоё ввержено в геенну» (Мф. 5:30). Каким же образом правая рука могла «соблазнять» великого князя?

Здесь нам потребуется углубиться в другой документ, где присутствует мотив отрубленной руки, а именно в Лаврентьевскую летопись, где идёт речь о владыке Феодорце, ставленнике князя, которого тот хотел поставить во главе новой Владимирской митрополии, отделившись от митрополии Киевской.

Грандиозные планы князя не увенчались успехом. Его гордыня и поведение владыки Феодорца вызвали всеобщее осуждение со стороны общественности того времени. Не встретила одобрения ни сама идея, ни методы, которыми князь и его ставленник добивались своей цели. Например, из своей епархии был изгнан Ростовский епископ Нестор, противившийся князю. Только вмешательство Патриарха Константинопольского остановило процесс разделения русской митрополии на две части. Но это не остановило Андрея с Феодорцом.

В 1168 году на Собор в Киеве Боголюбский через Феодорца писал князю киевскому Мстиславу, что митрополита Константина следовало бы снять и поставить нового с помощью Совета епископов, да и вообще нужно подумать, не отказаться ли от столь хлопотной и затратной власти Патриархов. Однако Мстислав испугался и, несмотря на все хлопоты Феодорца, на это не решился.

Тогда Феодорец отправился с дарами к Патриарху и начал уверять его, что на Руси нет митрополита, и просить, чтобы он его поставил митрополитом. Патриарх не согласился. Тогда тот стал умолять хотя бы об епископской кафедре в Ростове. Патриарх сжалился и уступил. Тогда Феодорец, не заезжая за благословлением к митрополиту и всячески игнорируя его, отправился на епископскую кафедру.

Узнав обо всём этом, митрополит написал игуменам и пресвитерам Ростовской епархии, чтобы те не служили с Феодорцем, пока тот не примет у него благословения. Власть митрополита оказалась ещё больше, и даже миряне перестали просить благословения у нового епископа, что лишь сильнее разозлило Феодорца. И когда наконец все сроки уже вышли, и Феодорец всё же явился в Киев, он был схвачен людьми митрополита, и там «…его осекоша, и языка урезаша, яко злодею еретику и руку правую отсекоша…»

Всё, что делал Феодорец, будучи ставленником Андрея Боголюбского, он не мог делать без его ведома, а значит, вина за весь церковный кризис и попытку узурпировать церковную власть лежит и на самом князе — а это очень тяжкое преступление. И всё же, несмотря на все его прегрешения, по тем временам очень серьёзные, летописец относится к нему с почтением, говоря, что великий князь Андрей Боголюбский «кровью мучинечскою умывся пригрешении своих», т. е. в конце своей мученической смертью искупил свои грехи.

Е. Пергаменщик. Смерть Андрея Боголюбского.

Таким образом, мы ответили на несколько очень важных вопросов: как погиб князь, как к нему относились его современники и почему же его не причислили к лику святых сразу после смерти — видимо, всё ещё не улеглась память о его прегрешениях. Остаётся последний вопрос, кто и почему убил князя?

Разбирать вопрос, кто именно убил князя, достаточно сложно: видимо у каждого из убийц были свои мотивы — жадность, зависть, обида и т. д. Их объединяло одно — желание убить князя, для нас главное — почему?

В течение всей своей жизни князь стремился сосредоточить в своих руках максимальную власть, он сражался со старыми устоявшимися порядками: городским вече, боярской аристократией. Изменилось и окружение князя: он меняет, по словам И. Н. Данилевского, «личную преданность дружины, где он был „первым среди равных“, на рабскую преданность „милостников“, „подручников“ и холопов, которые полностью зависят от господина, а потому боятся его и ненавидят, несмотря на все его милости».

Здесь ещё можно вспомнить, что были изгнаны родственники князя и дружина его отца. Князь Андрей «хотя самовластець быти», а это понятие для того времени — чуть ли не претензия на богоравность: «Аше ли хощеши разумети, что есть самовластець, что ли подъ властию то разумеи: апостоли под властею, а Спас — властелин» .

Это желание стать «самовластцем» противопоставило его всем его родным, последователям, холопам, даже неудача похода на Киев — не результат бездарности князя как полководца, а скорее неприятие войском новых ценностей, отказ выступать против традиций, в результате чего — низкий боевой дух и неуверенность в собственных силах.

Пройдут столетия, и будет монгольское нашествие, по сути изничтожившее старые дружинные порядки, как, впрочем, и самих дружинников, и на Руси вновь появятся «самовластцы»: цари и великие князья, окруженные уже слугами-дворянами и холопами-боярами, по слову своему устанавливающие новые митрополии, осуществившие мечту Андрея Боголюбского, взявшие под контроль Патриаршество. Но всему этому в XII веке ещё не место. Убило князя само время и сила традиций, в которых он жил, и в медленном течении которых не смог существовать.

А.Ю. Боголюбский

Андрей Юрьевич Боголюбский (ум. 29 июня 1174) — князь Вышгородский в 1149, 1155. Князь Дорогобужский в 1150—1151, Рязанский (1153). Великий князь Владимирский в 1157—1174. Сын Юрия Владимировича Долгорукого и половецкой княжны, дочери хана Аепы Осеневича, внук Владимира Мономаха, брат Всеволода Большое Гнездо.


В.Васнецов. Князь Андрей Боголюбский.

Единственные сведения о дате рождения Боголюбского (ок. 1111 года) содержатся в написанной через 600 лет «Истории» Василия Татищева. Годы его молодости в источниках почти не освещаются. В 1146 году Андрей вместе со старшим братом Ростиславом выгнал из Рязани союзника Изяслава Мстиславича — Ростислава Ярославича, тот бежал к половцам.

Андрей был женат дважды. В 1148 г. женился на Улите Степановне, дочери боярина Степана Ивановича Кучки. Про смерть княгини Улиты летописи хранят молчание. Имел сыновей- Изяслав, участник похода против волжских болгар, умер в 1165 году, Мстислав, умер 28.03.1173, Юрий, князь Новгородский в 1173—1175 гг., в 1185—1189 годах муж грузинской царицы Тамары, умер ок. 1190 года, Ростислава, замужем за Святославом Вщижским, св. Глеб Владимирский (сер. 60-х гг. XII в.- после 1190), ум. в молодости. Вторая жена Боголюбского — половчанка или уроженка Кавказа. В «Сказании об убиении Андрея Боголюбского» сообщалось, что она была «родом из Яз», то есть осетинка. Некоторые источники утверждают, что второй женой Андрея была булгарская царевна.

В 1149 году, после занятия Юрием Долгоруким Киева Андрей получил от отца Вышгород, участвовал в походе против Изяслава Мстиславича на Волынь и проявил удивительную доблесть при штурме Луцка, в котором был осаждён брат Изяслава Владимир. После этого Андрей временно владел Дорогобужем на Волыни. В 1153 годуАндрей был посажен отцом на рязанское княжение, но вернувшийся из степей с половцами Ростислав Ярославич выгнал его.

После смерти Изяслава Мстиславича и Вячеслава Владимировича (1154) и окончательного утверждения Юрия Долгорукого в Киеве Андрей снова был посажен отцом в Вышгороде, но уже в 1155 году вопреки воле отца уехал во Владимир-на-Клязьме. Из Вышгородского женского монастыря он увёз с собой чудотворную икону Богородицы, которая впоследствии получила название Владимирской и стала почитаться как величайшая русская святыня.


Миниатюры Лицевого летописного свода. Лаптевский том. 2-я пол. XVI в.

Вот как это описано у Н. И. Костомарова: «Была в Вышгороде в женском монастыре икона Св. Богородицы, привезённая из Цареграда, писанная, как гласит предание, Св. евангелистом Лукою. Рассказывали о ней чудеса, говорили, между прочим, что, будучи поставлена у стены, она ночью сама отходила от стены и становилась посреди церкви, показывая как будто вид, что желает уйти в другое место. Взять её явно было невозможно, потому что жители не позволили бы этого. Андрей задумал похитить её, перенести в суздальскую землю, даровать таким образом этой земле святыню, уважаемую на Руси, и тем показать, что над этою землёю почиет особое благословение Божие. Подговоривши священника женского монастыря Николая и диякона Нестора, Андрей ночью унёс чудотворную икону из монастыря и вместе с княгинею и соумышленниками тотчас после того убежал в суздальскую землю».


Миниатюры Лицевого летописного свода. Лаптевский том. 2-я пол. XVI в.

Предание говорить, что, не доезжая одиннадцати верст до Владимира, конь, на котором везли икону, остановился. И так продолжалось дотемна, покуда князь не приказал раскинуть шатер для ночлега. И ночью усердно молился перед чудотворной иконой, и так сильна и горяча была его молитва, что Божья Матерь сама явилась ему. На этом месте Андрей поставил город Боголюбов, свое любимое местопребывание, и повелел написать явленный ему образ Богоматери. Икона Боголюбской Богоматери стала местной святыней. А привезенную икону поместили во вновь построенный Успенский собор во Владимире.

Храм Рождества Богородицы и остатки палат в Боголюбове (12 в. и 1751).

После смерти отца (1157) стал князем Владимирским, Ростовским и Суздальским. Став «самовластцем всей Суздальской земли», Андрей Боголюбский перенёс столицу княжества во Владимир. В 1158—1164 годах Андреем Боголюбским была построена земляная крепость с башнями из белого камня. До наших дней из пяти внешних ворот крепости уцелели одни — Золотые Ворота, которые были окованы золочёной медью.

Золотые ворота во Владимире.

Был построен великолепный Успенский собор и другие церкви и монастыри. При князе Андрее была построена знаменитая Церковь Покрова на Нерли недалеко от Боголюбова. Вероятно, под непосредственным руководством Андрея в 1156 году была построена крепость в Москве (согласно летописи, эту крепость строил Долгорукий, но он это время находился в Киеве).

Церковь Покрова на Нерли.

По известию Лаврентьевской летописи, Юрий Долгорукий взял крестное целование с главных городов Ростово-Суздальского княжества на том, что княжить в нём должны его младшие сыновья, по всей вероятности, рассчитывая на утверждение старших на юге. В Ростовской земле было два старших вечевых города — Ростов и Суздаль. В своём княжестве Андрей Боголюбский пытался уйти от практики вечевых сходок. Желая править единолично, Андрей прогнал из Ростовской земли вслед за своими братьями и племянниками и «передних мужей» отца своего, то есть больших отцовых бояр.

Сретения иконы Владимирской Богородицы во Владимире 4 октября 1160 года.

Андрей мечтал превратить Владимир во вторую столицу Руси, мощнее Киева, и даже попытался учредить независимую от Киева церковную митрополию, однако получил решительный отказ от Константинопольского Патриарха. При князе Андрее были установлены в Русской (Северо-восточной) Церкви праздники Всемилостивому Спасу (16 августа) и Покрова Пресвятой Богородицы (1 октября по Юлианскому календарю). В 1164 совершил успешный поход против болгар в низовья Волги.

Благодарственное моление перед Владимирской иконой Божией Матери после победы над волжскими булгарами. Миниатюра Радзивиловской летописи. Кон. XV в.

В 1169 совершил поход на Киев и посадил там княжить младшего брата Глеба. Деятельность Андрея по отношению к Руси оценивается большинством историков как попытка «произвести переворот в политическом строе Русской земли». Андрей Боголюбский впервые за историю Руси изменил представления о старшинстве в роду Рюриковичей. «До сих пор звание старшего великого князя нераздельно соединено было с обладанием старшим киевским столом. Князь, признанный старшим среди родичей, обыкновенно садился в Киеве; князь, сидевший в Киеве, обыкновенно признавался старшим среди родичей: таков был порядок, считавшийся правильным. Андрей впервые отделил старшинство от места: заставив признать себя великим князем всей Русской земли, он не покинул своей Суздальской волости и не поехал в Киев сесть на стол отца и деда»- В. О. Ключевский.

Историк В. О. Ключевский характеризует Андрея следующими словами: «Андрей любил забываться в разгаре сечи, заноситься в самую опасную свалку, не замечал, как с него сбивали шлем. Всё это было очень обычно на юге, где постоянные внешние опасности и усобицы развивали удальство в князьях, но совсем не было обычно умение Андрея быстро отрезвляться от воинственного опьянения. Тотчас после горячего боя он становился осторожным, благоразумным политиком, осмотрительным распорядителем. У Андрея всегда всё было в порядке и наготове; его нельзя было захватить врасплох; он умел не терять головы среди общего переполоха. Привычкой ежеминутно быть настороже и всюду вносить порядок он напоминал своего деда Владимира Мономаха. Несмотря на свою боевую удаль, Андрей не любил войны и после удачного боя первый подступал к отцу с просьбой мириться с побитым врагом».

Богоматерь Боголюбская. Свято-Боголюбский монастырь.

В 1170 г. Боголюбский послал войско под начальством сына Мстислава наказать новгородцев. Поход был неудачен. Новгород был осажден, но успел отстояться, и войско, после больших потерь, вернулось обратно. Все-таки новгородцам пришлось подчиниться и принимать князей по его указанию, т. к. он прекратил доступ хлеба с Волги в Новгородскую область.

Битва новгородцев и суздальцев в 1170 году, фрагмент иконы 1460 года.

Второй поход на болгар в 1172 г. был неудачен: передовой отряд, под начальством Мстислава, отправился в зимнее время, был встречен сильным болгарским войском, обратился в бегство и едва не был истреблен. Суровая зима заставила вернуться и главную рать. Последнее военное предприятие было также неудачно. После смерти Глеба в Киеве (в 1172 г.) Андрей потребовал у нового киевского князя Мстислава выдачи бояр, заподозренных им в умерщвлении Глеба. На этот раз в походе суздальцев приняло участие 20 князей, а войско, будто бы, доходило до 50.000 чел. Девятинедельная осада Вышгорода была безуспешна. Прибытие нового войска на помощь осажденному Вышгороду заставило войска Боголюбского отступить в беспорядке, тем более, что князья очень неохотно приняли участие в этом походе.

Будучи сторонником усиления центр. власти, вызывал недовольство некоторых крупных бояр, усиленное старой обидой рода боярина Кучки (несмотря на женитьбу Боголюбского на дочери Кучки). Он велел казнить одного из братьев своей первой жены, Кучковича. В 1174 (75?) г. заговор против князя составили брат казненного боярина Степана Кучки и другие родственники, дворцовый ключник осетин Анбал, слуга Ефрем Мозевич.

Нападение на Андрея Юрьевича Боголюбского заговорщиков Кучковичей.
Миниатюра Радзивиловской летописи. Кон. XV в.

Легенда гласит, что заговорщики (бояре Кучковичи) сначала спустились в винные погреба, там употребили спиртного, потом подошли к спальне князя. Один из них постучал. «Кто там?» — спросил Андрей. «Прокопий!» — отвечал стучавший (назвав имя одного из любимых князевых слуг). «Нет, это не Прокопий!» — сказал Андрей, хорошо знавший голос своего слуги. Дверь он не отпер и бросился к мечу, но меч святого Бориса, постоянно висевший над княжеской постелью, был предварительно похищен ключником Анбалом.

Выломав дверь, заговорщики бросились на князя. Сильный Боголюбский долго сопротивлялся. Наконец, израненный и окровавленный, он упал под ударами убийц. Злодеи подумали, что он мёртв, и ушли — опять спустились в винные погреба. Князь очнулся и попытался скрыться. Его отыскали по кровавому следу. Увидев убийц, Андрей произнёс: «Если, Боже, в этом мне суждён конец — принимаю его я». Убийцы довершили своё дело.

Сергей Кириллов. Андрей Боголюбский. (Убиение).

Отсечение левой руки и убийство Андрея Юрьевича Боголюбского.
Миниатюра Радзивиловской летописи.

Тело князя лежало на улице, пока люд грабил княжеские хоромы. Два дня пролежало тело на паперти; на третий пришел Арсений, игумен от Кузьмы и Дамиана, внес тело в церковь, положил в каменный гроб и отпел над ним панихиду. По легенде, хоронить князя остался лишь его придворный, киевлянин Кузьмище Киянин.

Отпевание и погребение убитого Андрея Юрьевича Боголюбского.
Миниатюра Радзивиловской летописи.

Есть предание, будто Всеволод Большое Гнездо велел зашить убийц Андрея в короба и бросить их в Пловучее озеро (в 3-х верстах от Владимира, Татищев называет его поганым), и будто до сих пор эти короба, обросшие мхом, показываются на поверхности озера и слышатся стоны. Есть известие, что в убийстве участвовала и вторая жена Боголюбского, родом из Яз (Осетинка).

Вскоре после убийства Андрея в княжестве развернулась борьба за его наследство, причём его сыновья в качестве претендентов на княжение не выступали, подчинившись лествичному праву. В Ипатьевской летописи, испытавшей значительное влияние т.н. Владимирского полихрона XIV века, Андрей в связи со смертью назван «великим князем».

Князь был канонизирован Русской Православной церковью около 1702 года в лике благоверного. Память 4 (17 июля). Мощи Андрея Боголюбского находятся в Андреевском приделе Успенского собора во Владимире.

Рака с мощами Андрея Боголюбского.

В Лувре хранятся наплечники Андрея Боголюбского.

Наплечник «Воскресение Христово».

ПОХОД АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО НА КИЕВ

Андрей Боголюбский

Во второй половине XII в. политический центр Руси перемещается на север. Постоянные усобицы и нашествия половцев ослабили традиционно сильные Киев, Чернигов, Переяславль. Дети Мономаха еще до Любечского съезда получили в управление города Северо-Восточной Руси. Особенно выдвинулся в свое время основатель Москвы Юрий Владимирович Долгорукий. Овладев в 1149 г. Киевом, Юрий посадил своего сына Андрея на княжение в Вышгороде. Уже тогда молодой Андрей проявлял недюжинную воинскую доблесть и рвение.

Помогая отцу во всех его походах, Андрей, по всей видимости, не одобрял его настойчивого желания овладеть Южной Русью. В 1156 г. он бросил свой Вышгород и без отцовского позволения уехал в Суздальскую волость. Из Вышгородского женского монастыря он увез с собой знаменитую икону св. Богородицы, которая впоследствии стала почитаться как величайшая русская святыня. Как гласит легенда, путь иконы на север сопровождался многими чудесами, а неподалеку от Владимира кони под иконой встали. Князь велел здесь заночевать. Ночью Божья Матерь явилась ему во сне и велела оставить икону во Владимире-на-Клязьме. По названию отстроенного рядом замка в Боголюбове князь получил прозвище Боголюбский.

В мае 1157 г. Юрий умер в Киеве. Андрей принял власть в Суздале и Ростове, но не поехал в эти старые города, а сделал стольным городом Владимир. Владимирские князья постепенно превратили северную окраину Древней Руси в центр великого государства нового времени. Здесь был выстроен великолепный собор Успения Божьей Матери. Князь пытался учредить во Владимире особую митрополию, но уступил мнению патриарха.

При большой набожности Андрей Боголюбский оставался человеком жестким и самовластным. Он был недоволен старыми родовыми обычаями в управлении землями, постоянными передвижениями князей по уделам. Никому из братьев он не дал волости в Суздальской земле. Не желал Андрей Юрьевич и советоваться с боярами.

Главной и постоянной целью Андрея было приуменьшить значение Киева, лишить его древнего старшинства над русскими городами, перенести это старшинство на Владимир, а вместе с тем подчинить себе вольный и богатый Новгород. Он добивался того, чтобы по своему желанию отдавать эти два важных города с их землями в княжение своим ставленникам.

В 1168 г., после смерти Ростислава Мстиславича, престол в Киеве занял старый враг Андрея, Мстислав Изяславич. Мстислав, вопреки воле Андрея, посадил в Новгороде сына Романа. В конце 1168 г. владимирский князь отправил на юг сына Мстислава с ростовцами, владимирцами и суздальцами. После трехдневной осады в марте 1169 г. войско ворвалось в Киев и впервые в истории взяло его «на щит»: два дня победители грабили город, не щадя никого и ничего: жгли церкви и грабили жителей, жен разлучали с мужьями и уводили в плен. Половцы зажгли Печерский монастырь. Украинские историки до сих пор с возмущением вспоминают об этих событиях, усматривая в них начало русского шовинизма.

Андрей достиг своей цели. Древний Киев потерял свое вековое старшинство. Андрей Боголюбский посадил в нем своего брата Глеба. Впрочем, через несколько лет Андрей Боголюбский поссорился со сменившим умершего Глеба на киевском престоле Романом Ростиславичем, но грандиозный поход на древнюю столицу на сей раз закончился неудачей: 50-тысячное войско, собранное самыми разными князьями по инициативе Андрея, в течение 9 недель не смогло взять Киев и отступило.

В 1174 г. Андрей Боголюбский был убит напуганными его произволом и репрессиями боярами.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Андрей Боголюбский — биография, информация, личная жизнь

Андрей Юрьевич Боголюбский. Родился около 1111 года — убит 29 июня 1174 года. Князь Вышгородский (1149, 1155), Дорогобужский (1150-1151), Рязанский (1153), великий князь Владимирский (1157-1174). Сын Юрия Долгорукого. Святой Русской православной церкви.

Андрей Боголюбский родился около 1111 года. Достоверно дата не известна (официально принятые сведения о дате рождения Боголюбского содержатся в написанной через 600 лет «Истории» Василия Татищева).

Отец — Юрий Долгорукий (1090-1157), князь ростово-суздальский и великий князь киевский, основатель Москвы.

Мать — дочь половецкого хана Аепы Осеневича (посредством этого брака отец Юрия Владимир Мономах намеревался упрочить мир с половцами).

О годах детства и молодости Андрея Боголюбского почти ничего не известно.

Андрей Юрьевич получил прозвище «Боголюбский» по названию города Боголюбова под Владимиром, своей основной резиденции.

Первое значимое упоминание о нем в 1146 году, когда Андрей вместе со старшим братом Ростиславом изгнали из Рязани союзника Изяслава Мстиславича — Ростислава Ярославича, тот бежал к половцам.

Личная жизнь Андрея Боголюбского:

Женился в 1148 году на Улите — дочери казнённого боярина Степана Ивановича Кучки. Такова была воля отца. Улита отличалась необыкновенной красотой.

Улита родила ему пятерых детей.

— Изяслав, участник похода против волжских болгар, умер в 1165 году;
— Мстислав, умер 28.03.1173;
— Юрий, князь Новгородский в 1173-1175 гг., в 1185-1189 годах муж грузинской царицы Тамары, умер ок. 1190 года;
— Ростислава, была замужем за Святославом Вщижским;
— Глеб Владимирский (1155-1175), святой. Неизвестен по летописям. Согласно позднейшим источникам, с 12-летнего возраста стал усердно читать духовную литературу, любил беседовать с монахами, отличился христианскими добродетелями, скончался в 20-летнем возрасте незадолго до убиения своего отца.

Улита участвовала в заговоре против Андрея Боголюбского и за это в 1175 году была казнена. Хотя по другой версии казнили не Улиту, а вторую неизвестную жену Андрея Боголюбского.

Внешность Андрея Боголюбского:

В межвоенные годы останками князя Андрея Боголюбского заинтересовался антрополог М. М. Герасимов, и череп был отправлен в Москву, где академик восстановил облик князя своим методом — подлинник (1939) хранится в ГИМ. В 1963 году Герасимов выполнил повторную работу для Владимирского краеведческого музея. Герасимов считал, что череп «европеоиден с определённым тяготением к северо-славянским или даже нордическим формам, но лицевой скелет, особенно в верхней части (орбиты, нос, скуловые кости), имеет несомненные элементы монголоидности» (наследственность по женской линии — «от половцев»).

В 2007 году по инициативе Московского Фонда международного сотрудничества имени Юрия Долгорукого, созданного Распоряжением Правительства Москвы № 211-РМ от 16 марта 1999 года, ФГУ Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздравсоцразвития России произвёл новое медико-криминологическое исследование черепа князя. Исследование было проведено профессором В. Н. Звягиным с использованием программы СranioMetr. Оно подтверждает краниологическую экспертизу черепа князя, выполненную коллегой Герасимова В. В. Гинзбургом, добавляя к ней такие детали как горизонтальная профилировка лица, седловидная деформация темени и поворот плоскости лица на 3-5° вправо, однако относит облик князя к среднеевропейскому варианту большой европеоидной расы и отмечает, что признаки североевропейской или южноевропейской локальных рас отсутствуют в нём с вероятностью Pl > 0,984, в то время как монголоидные особенности полностью исключаются (вероятность Pl ≥ 9 х 10-25).

Облик Андрея Боголюбского

В 1149 году, после занятия Юрием Долгоруким Киева Андрей получил от отца Вышгород, участвовал в походе против Изяслава Мстиславича на Волынь и проявил удивительную доблесть при штурме Луцка, в котором был осаждён брат Изяслава Владимир. Луцк взять не удалось. После этого Андрей временно владел Дорогобужем на Волыни.

Осенью 1152 года Андрей вместе со своим отцом участвовал в 12-дневной осаде Чернигова, закончившейся неудачей. По сведениям поздних летописцев, Андрей получил тяжелое ранение под стенами города.

В 1153 году Андрей был посажен отцом на рязанское княжение, но вернувшийся из степей с половцами Ростислав Ярославич изгнал его. Андрей бежал в одном сапоге.

После смерти Изяслава Мстиславича и Вячеслава Владимировича (1154) и окончательного утверждения Юрия Долгорукого в Киеве Андрей снова был посажен отцом в Вышгороде, но уже в 1155 году вопреки воле отца уехал во Владимир-на-Клязьме. Из Вышгородского женского монастыря он увёз с собой чудотворную икону Богородицы, которая впоследствии получила название Владимирской и стала почитаться как величайшая русская святыня. По дороге в Ростов, ночью во сне князю явилась Богородица и велела оставить икону во Владимире. Андрей так и поступил, а на месте видения основал каменный город Боголюбый (ныне Боголюбово), который стал его резиденцией.

Великое княжение Андрея Боголюбского

После смерти отца в 1157 году он стал князем Владимирским, Ростовским и Суздальским. Став «самовластцем всей Суздальской земли», Андрей Боголюбский перенёс столицу княжества во Владимир.

В 1158-1164 годах Андреем Боголюбским была построена земляная крепость с двумя воротными башнями из белого камня. До наших дней из пяти внешних ворот крепости уцелели одни — Золотые Ворота, которые были окованы золочёной медью. Был построен великолепный Успенский собор и другие церкви и монастыри. В это же время под Владимиром вырос укреплённый княжеский замок Боголюбово — основная резиденция Андрея Боголюбского, по названию которой он и получил своё прозвище. При князе Андрее была построена знаменитая Церковь Покрова на Нерли недалеко от Боголюбова. Вероятно, под непосредственным руководством Андрея в 1156 году была построена крепость в Москве. Согласно летописи, эту крепость строил Долгорукий, но он в это время находился в Киеве.

По известию Лаврентьевской летописи, Юрий Долгорукий взял крестное целование с главных городов Ростово-Суздальского княжества на том, что княжить в нём должны его младшие сыновья, по всей вероятности, рассчитывая на утверждение старших на юге.

Андрей на момент смерти отца уступал в старшинстве по лествичному праву обоим главным претендентам на киевское княжение: Изяславу Давыдовичу и Ростиславу Мстиславичу. Удержаться на юге удалось лишь Глебу Юрьевичу (с этого момента Переяславское княжество обособилось от Киева), с 1155 года женатому на дочери Изяслава Давыдовича, и ненадолго — Мстиславу Юрьевичу (в Поросье до окончательного утверждения в Киеве Ростислава Мстиславича в 1161 году). Остальным Юрьевичам пришлось покинуть Киевскую землю, но незначительный удел (Кидекша) на севере получил только Борис Юрьевич, умерший бездетным уже в 1159 году.

Кроме того, в 1161 году Андрей выгнал из княжества свою мачеху, греческую царевну Ольгу, вместе с её детьми Михаилом, Васильком и семилетним Всеволодом. В Ростовской земле было два старших вечевых города — Ростов и Суздаль. В своём княжестве Андрей Боголюбский пытался уйти от практики вечевых сходок. Желая править единолично, Андрей прогнал из Ростовской земли вслед за своими братьями и племянниками и «передних мужей» отца своего, то есть больших отцовых бояр. Содействуя развитию феодальных отношений, опирался на дружину, а также на владимирских горожан, был связан с торгово-ремесленными кругами Ростова и Суздаля.

В 1159 году Изяслав Давыдович был изгнан из Киева Мстиславом Изяславичем Волынским и галицким войском, киевским князем стал Ростислав Мстиславич, чей сын Святослав княжил в Новгороде. В том же году Андрей захватил новгородский укрепленный пункт Волок Ламский, основанный новгородскими купцами, и праздновал здесь свадьбу своей дочери Ростиславы с князем вщижским Святославом Владимировичем, племянником Изяслава Давыдовича. Изяслав Андреевич вместе с муромской помощью был послан на помощь Святославу под Вщиж против Святослава Ольговича и Святослава Всеволодовича.

В 1160 году новгородцы пригласили на княжение племянника Андрея, Мстислава Ростиславича, но ненадолго: в следующем году Изяслав Давыдович погиб при попытке овладеть Киевом, и в Новгород на несколько лет вернулся Святослав Ростиславич.

В политической жизни Андрей опирался не на родовое боярство, а на младших дружинников («милостников»), которым раздавал в условное владение земли, — прообраз будущих помещиков и дворянства. Проводившаяся им политика усиления самовластия предвещала формирование самодержавия в Московской Руси XV-XVI веков. Историк В.О. Ключевский называл его первым великороссом.

В 1160 году Андрей предпринял неудачную попытку учредить на подвластных землях независимую от киевской митрополию. Но Константинопольский патриарх Лука Хрисоверг отказался посвятить Феодора, Андреева кандидата, и в митрополиты, и в ростовские епископы, поставив епископом византийца Леона. Некоторое время в епархии имело место фактическое двоевластие: местопребыванием Феодора являлся Владимир, Леона — Ростов.

В конце 1160-х годов Андрею пришлось отправить Феодора к киевскому митрополиту Константину, где он подвергся жестокой расправе — низложенному епископу урезали язык и отрубили правую руку.

Андрей Боголюбский приглашал для строительства владимирских храмов западноевропейских зодчих. Тенденция к большей культурной самостоятельности прослеживается и во введении им на Руси новых праздников, не принятых в Византии. По инициативе князя, как предполагают, были учреждены в Русской (Северо-восточной) церкви праздники Всемилостивому Спасу (1 августа) и Покрова Пресвятой Богородицы (1 октября по Юлианскому календарю).

Поход Андрея Боголюбского на Киев (1169)

После смерти Ростислава в 1167 году старшинство в роду Рюриковичей принадлежало прежде всего Святославу Всеволодовичу черниговскому, правнуку Святослава Ярославича (старшими в роду Мономаховичей были правнуки Всеволода Ярославича Владимир Мстиславич, затем сам Андрей Боголюбский).

Мстислав Изяславич Волынский занял Киев, выгнав своего дядю Владимира Мстиславича, и посадил в Новгороде своего сына Романа. Мстислав стремился сконцентрировать управление Киевской землёй в своих руках, чему воспротивились его двоюродные братья Ростиславичи из Смоленска.

Андрей Боголюбский воспользовался разногласиями и послал войско во главе со своим сыном Мстиславом, к которому присоединились союзники: Глеб Юрьевич, Роман, Рюрик, Давыд и Мстислав Ростиславичи, Олег и Игорь Святославичи, Владимир Андреевич, брат Андрея Всеволод и племянник Андрея Мстислав Ростиславич. Среди союзников Андрея, участвовавших в походе, были князь полоцкий и дружины муромо-рязанских князей.

Союзники Мстислава Киевского (Ярослав Осмомысл галицкий, Святослав Всеволодович черниговский, Ярослав Изяславич луцкий, Иван Юрьевич туровский и Всеволодовичи городенские) не предприняли деблокирующего удара под осаждённый Киев.

12 марта 1169 года Киев был взят «копьем» (приступом). Два дня суздальцы, черниговцы, смоляне и полочане грабили «мати руских городов», чего прежде в княжеских войнах никогда не случалось. Множество киевлян были уведены в плен. В монастырях и церквах воины забирали не только драгоценности, но и всю святость: иконы, кресты, колокола и ризы. «Митрополия» Софийский собор был разграблен наравне с другими храмами. «И бысть в Киеве на всих человецах стенание и туга, и скорбь неутишимая». В Киеве вокняжился младший брат Андрея Глеб, сам Андрей остался во Владимире.

Деятельность Андрея Боголюбского оценивается большинством историков как попытка произвести переворот в политическом строе Русской земли. Андрей Боголюбский впервые изменил представления о старшинстве в роду Рюриковичей. До сих пор звание старшего великого князя нераздельно соединено было с обладанием старшим киевским столом. Князь, признанный старшим среди родичей, обыкновенно садился в Киеве. Князь, сидевший в Киеве, обыкновенно признавался старшим среди родичей: таков был порядок, считавшийся правильным. Андрей впервые отделил старшинство от места: заставив признать себя великим князем всей Русской земли, он не покинул своей Суздальской волости и не поехал в Киев сесть на стол отца и деда. Таким образом, княжеское старшинство, оторвавшись от места, получило личное значение.

Поход Андрея Боголюбского на на Новгород (1170)

В 1168 году новгородцы призвали себе на княжение Романа, сына Мстислава Изяславича Киевского. Первый поход был проведён против полоцких князей, союзников Андрея. Земля была разорена, войска не дошли до Полоцка 30 вёрст. Затем Роман атаковал Торопецкую волость Смоленского княжества. Посланное Мстиславом на помощь сыну войско во главе с Михаилом Юрьевичем и чёрные клобуки были перехвачены Ростиславичами по дороге.

Хронологически между взятием Киева и походом на Новгород летопись ставит рассказ о столкновении новгородцев с суздальцами в Заволочье, победа в котором досталась новгородцам.

Зимой 1170 года пришли под Новгород Мстислав Андреевич, Роман и Мстислав Ростиславичи, Всеслав Василькович Полоцкий, рязанский и муромский полки. На 4-й день осады, 25 февраля, был предпринят штурм, продолжавшийся целый день. К вечеру Роман с новгородцами победил суздальцев и их союзников. Новгородцы пленили так много суздальцев, что продавали их за бесценок (по 2 ногаты).

Однако вскоре в Новгороде наступил голод, и новгородцы предпочли заключить мир с Андреем на всей своей воле и пригласили на княжение Рюрика Ростиславича, а ещё через год — Юрия Андреевича.

Осада Андреем Боголюбским Вышгорода (1173)

После смерти на киевском княжении Глеба Юрьевича в 1171 году Киев по приглашению младших Ростиславичей и втайне от Андрея и от другого главного претендента на Киев — Ярослава Изяславича Луцкого занял Владимир Мстиславич, но вскоре умер. Андрей отдал киевское княжение старшему из смоленских Ростиславичей — Роману.

В 1173 году Андрей потребовал от Романа выдачи киевских бояр, заподозренных в отравлении Глеба Юрьевича, но тот отказался. В ответ Андрей приказал ему вернуться в Смоленск, тот послушался. Андрей отдал Киев своему брату Михаилу Юрьевичу, но тот вместо себя послал в Киев брата Всеволода и племянника Ярополка. Всеволод просидел в Киеве 5 недель и был взят в плен Давыдом Ростиславичем. В Киеве ненадолго вокняжился Рюрик Ростиславич.

После этих событий Андрей через своего мечника Михна потребовал и от младших Ростиславичей «в Русской земле не быти»: от Рюрика — уйти к брату в Смоленск, от Давыда — в Берладь. Тогда младший из Ростиславичей, Мстислав Храбрый, передал князю Андрею, что прежде Ростиславичи держали его как отца «по любви», но не допустят, чтобы с ними обращались, как с «подручниками», и остриг бороду послу Андрея, чем дал повод началу военных действий.

Кроме войска Владимиро-Суздальского княжества, в походе участвовали полки из Муромского, Рязанского, Туровского, Полоцкого и Городенского княжеств, Новгородской земли, князья Юрий Андреевич, Михаил и Всеволод Юрьевичи, Святослав Всеволодович, Игорь Святославич; численность войска оценивается летописью в 50 тыс. чел.

Ростиславичи избрали другую стратегию, нежели Мстислав Изяславич в 1169 году. Они не стали защищать Киев. Рюрик заперся в Белгороде, Мстислав в Вышгороде со своим полком и полком Давыда, а сам Давыд поехал в Галич просить помощи у Ярослава Осмомысла. Всё ополчение осадило Вышгород, чтобы взять в плен Мстислава, как приказал Андрей. Спустя 9 недель осады Ярослав Изяславич, чьи права на Киев не признали Ольговичи, получил такое признание от Ростиславичей, двинул волынские и вспомогательные галицкие войска на помощь осаждённым. Узнав о приближении противника, огромное войско осаждавших стало беспорядочно отступать. Мстислав совершил успешную вылазку. Многие, переправляясь через Днепр, утонули.

«Так-то, — говорит летописец, — князь Андрей какой был умник во всех делах, а погубил смысл свой невоздержанием: распалился гневом, возгородился и напрасно похвалился; а похвалу и гордость дьявол вселяет в сердце человеку».

Киевским князем стал Ярослав Изяславич. Но на протяжении последующих лет ему, а затем и Роману Ростиславичу пришлось уступить великое княжение Святославу Всеволодовичу Черниговскому, с помощью которого после гибели Андрея во Владимире утвердились младшие Юрьевичи.

Походы Андрея Боголюбского в Волжскую Булгарию

В 1164 году Андрей провёл первый после похода Юрия Долгорукого поход на волжских булгар с сыном Изяславом, братом Ярославом и муромским князем Юрием. Противник потерял много людей убитыми и знамёна. Был взят булгарский город Бряхимов (Ибрагимов) и сожжено три других города.

Зимой 1171 года был организован второй поход, в котором участвовали Мстислав Андреевич, сыновья муромского и рязанского князей. Дружины соединились при впадении Оки в Волгу и ждали рати бояр, но не дождались. Бояре идучи не идяху, потому что не время воевать зимою болгар. Эти события свидетельствовали о крайней напряжённости взаимоотношений между князем и боярством, доходившей до такой же степени, до какой дошли в это время княжеско-боярские конфликты на противоположном краю Руси, в Галиче. Князья со своими дружинами вошли в булгарскую землю и начали грабежи. Булгары собрали войско и выступили навстречу. Мстислав предпочёл избежать столкновения из-за неблагоприятного соотношения сил.

В русской летописи не содержится известий об условиях мира, но после удачного похода на волжских булгар в 1220 году племянника Андрея Юрия Всеволодовича мир был заключён на выгодных условиях, по-прежнему, как при отце и дяде Юрия.

Андрей Боголюбский

Убийство Андрея Боголюбского

Поражение войск Андрея Боголюбского при попытке захватить Киев и Вышгород в 1173 году усилило конфликт Андрея с видными боярами (недовольство которых проявлялось ещё во время неудачного похода войск Боголюбского против волжских булгар в 1171 году) и привело к заговору приближённых бояр против Андрея Боголюбского, в результате которого он в ночь с 28 на 29 июня 1174 года был убит своими боярами.

Согласно Ипатьевской летописи, обстоятельства убийства князя Андрея в княжеском замке в Боголюбово таковы. Заговорщики (бояре Кучковичи, которые были родственниками Боголюбского и некоторое время владели землями на месте будущего города Москвы), сначала спустились в винные погреба, там выпили вина, потом подошли к спальне князя. Один из них постучал. «Кто там?» — спросил Андрей. «Прокопий!» — отвечал стучавший (назвав имя одного из любимых князевых слуг). «Нет, это не Прокопий!» — сказал Андрей, хорошо знавший голос своего слуги. Дверь он не отпер и бросился к мечу, но меч святого Бориса, постоянно висевший над княжеской постелью, был предварительно похищен ключником Анбалом. Выломав дверь, заговорщики бросились на князя. Сильный Андрей Боголюбский долго сопротивлялся. Наконец, израненный и окровавленный, он упал под ударами убийц. Злодеи подумали, что он мёртв, и ушли. Князь очнулся, спустился из своей спальни по лестнице и попытался скрыться за лестничным столбом. Его отыскали по кровавому следу. Убийцы кинулись на него. Андрей в конце молитвы произнёс: «Господи, в руки Твои предаю дух мой!» и скончался.

Предполагаемое место убиения князя Андрея, находящееся под лестницей лестничной башни, соединённой переходом с Богородице-Рождественским собором Боголюбского монастыря, сохранилось до настоящего времени.

Тело князя лежало на улице, пока люд грабил княжеские хоромы. Согласно Ипатьевской летописи, тело князя остался взять лишь его придворный, киевлянин Кузьмище Киянин, который отнёс его в церковь. Только на третий день после убийства игумен Арсений отпел великого князя.

Игумену Феодулу (настоятель владимирского Успенского собора и предположительно наместник епископа Ростовского) с клириками Успенского собора было поручено перенести тело князя из Боголюбова во Владимир и похоронить в Успенском соборе. Другие представители высшего духовенства, видимо, не присутствовали на службе, по предположению Игоря Фроянова, из-за недовольства князем, сочувствуя заговору.

Вскоре после убийства Андрея в княжестве развернулась борьба за его наследство, причём его уже единственный в то время сын не выступал в качестве претендента на княжение, подчинившись лествичному праву.

В 2015 году при реставрации Спасо-Преображенского собора в Переславле-Залесском была открыта надпись XII века, содержавшая имена 20 заговорщиков — убийц князя (начиная с имён Кучковичей) и описание обстоятельств убийства.

В Ипатьевской летописи, испытавшей значительное влияние т. н. Владимирского полихрона XIV века, Андрей в связи со смертью назван «великим князем».

Рака с мощами князя была вскрыта в феврале 1919 года комиссией по осмотру Успенского собора. После врачебного исследования останки были оставлены открытыми для посетителей. В середине 1930-х годов из «антирелигиозного отдела» Владимирского исторического музея (открылся в Георгиевском приделе собора) останки были переданы в Институт истории феодального общества ГАИМК (Ленинград). Там они были подвергнуты анализу в рентгено-антропологической лаборатории Государственного рентгенологического института профессором Д. Г. Рохлиным, подтвердившим летописные данные об обстоятельствах убийства князя. В феврале 1935 года останки возвратились в музей, и их экспонировали в центре зала музея на первом этаже в стеклянном саркофаге.

Череп был отправлен в 1939 году в Москву Михаилу Герасимову, затем возвращён во Владимир в 1943 году; в конце 1950-х мощи оказались в Государственном историческом музее, где оставались до 1960-х. В 1982 году они были осмотрены судебно-медицинским экспертом Владимирского областного бюро СМЭ М. А. Фурманом, который подтвердил наличие множественных рубленых повреждений скелета князя и преимущественную их левостороннюю локализацию.

23 декабря 1986 года Совет по делам религий принял решение о целесообразности передачи мощей в Успенский собор города Владимира. 3 марта 1987 года произошла передача мощей. Они были переложены в раку на то же место в Успенском соборе, где они находились в 1174 году.

Андрей Боголюбский был прославлен Русской православной церковью в 1702 году, когда его мощи были обретены и положены в серебряную раку (сооружённую на вклад патриарха Иосифа) во владимирском Успенском соборе, почитание установлено было в день памяти чтимого на Руси святителя Андрея Критского — 4 июля по юлианскому календарю.

Образ Андрея Боголюбского в кино:

1998 — Князь Юрий Долгорукий — в роли Андрея Боголюбского актер Евгений Парамонов.